ДРУ­ЗЕЙ В БЕДЕ НЕ БРОСАЕМ

Souznoe Veche - - ИЗ ПЛЕНА - ДОМОЙ -

по мест­но­му те­ле­ви­де­нию. Бе­ло­ру­са зна­ла в ли­цо вся страна.

В Ли­вии он встре­тил и свою любовь, бу­ду­щую жену, зем­ляч­ку из Пин­ска Ин­ну Ба­буш. Она ра­бо­та­ла опе­ра­ци­он­ной мед­сест­рой. Все шло пре­крас­но. Но по­сле свер­же­ния ре­жи­ма Кад­да­фи жизнь в стране из­ме­ни­лась в од­но­ча­сье. Граж­дан­ская война. Хаос. Го­су­дар­ствен­ная медицина раз­ва­ли­лась. Су­пру­ги за­со­би­ра­лись до­мой. Но тут Сер­гея при­гла­сил на ра­бо­ту част­ный ме­ди­цин­ский центр го­ро­да Зин­тан в ста ки­ло­мет­рах от Три­по­ли. Усло­вия предложили хо­ро­шие, и они ре­ши­ли остать­ся еще не­на­дол­го. Ви­дя си­ту­а­цию в стране, не ста­ли за­клю­чать дол­го­сроч­ный до­го­вор, что не устра­и­ва­ло их но­во­го ра­бо­то­да­те­ля. И тот ре­шил­ся на край­нюю ме­ру.

СУХОЙ ТРЕСК ЗАТВОРА

Ве­че­ром в квар­ти­ру вра­чей по­зво­ни­ли. Сер­гей осто­рож­но при­от­крыл дверь. На по­ро­ге сто­ял незна­ко­мый мальчик и что-то ле­пе­тал несчаст­ным, жал­ким и очень ти­хим го­ло­сом.

- Не пой­му, че­го ты хо­чешь! - Сер­гей на­кло­нил­ся к маль­чу­га­ну. В сле­ду­ю­щий мо­мент, сбив его с ног, в квар­ти­ру во­рва­лись чет­ве­ро в мас­ках. При­кла­да­ми ав­то­ма­тов не-

о том, что воз­вра­ще­ние на ро­ди­ну для ин­ны и сер­гея ста­нет на­сто­я­щей спе­цо­пе­ра­ци­ей, сами су­пру­ги не зна­ли прак­ти­че­ски до их выз­во­ле­ния. До­ро­га до­мой на­ча­лась для них еще в сен­тяб­ре. тогда рам­зан ка­ды­ров был с ви­зи­том в мин­ске. и Александр Лу­ка­шен­ко, зная умение гла­вы Чеч­ни воз­вра­щать за­лож­ни­ков, по­про­сил по­мочь и бе­ло­рус­ским граж­да­нам.

- я за­ве­рил, что при­ло­жу все уси­лия для их выз­во­ле­ния, - ска­зал рам­зан ка­ды­ров. и вот на­ка­нуне но­во­го го­да ру­ко­во­ди­тель Че­чен­ской рес­пуб­ли­ки встре­тил в москве осво­бож­ден­ных лич­но. по его по­ру­че­нию этим во­про­сом за­ни­мал­ся де­пу­тат Го­с­ду­мы РФ Адам Де­лим­ха­нов. непо­сред­ствен­но на ме­сте всю ра­бо­ту осу­ществ­лял гла­ва Рос­сий­ской кон­такт­ной груп­пы по из­вест­ные за­тол­ка­ли вра­чей в сто­яв­шую у до­ма ма­ши­ну. За­вя­за­ли глаза.

Еха­ли при­мер­но пол­ча­са. Ко­гда по­вяз­ки с глаз сня­ли, врачи уви­де­ли пу­стую ком­на­ту, у стен две кро­ва­ти. Ок­на на­глу­хо за­би­ты дос­ка­ми. Так начался их плен. Врачи пре­вра­ти­лись в за­лож­ни­ков. Впе­ре­ди бы­ли два месяца тре­вож­ной неизвестно­сти. Угро­зы - от тюрь­мы до рас­стре­ла. Ду­ло ав­то­ма­та пе­ред гла­за­ми, сухой треск пе­ре­дер­ги­ва­е­мо­го затвора.

- Невоз­мож­но пе­ре­дать сло­ва­ми, как это бы­ло тя­же­ло пе­ре­но­сить, - да­же сей­час, ко­гда весь ужас по­за­ди, Инна Ба­буш говорит о пе­ре­жи­том с тя­же­стью в го­ло­се, слов­но стря­хи­вая с глаз кар­ти­ны пе­ре­жи­то­го ужа­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.