ПЯТЬ ПРИ­ЧИН ПО­ЕХАТЬ В КАМЕНЕЦ

Souznoe Veche - - КАРТА РОДИНЫ - Але­на ПРОКИНА

«Креп­кий оре­шек», о ко­то­рый сло­ма­ли зубы да­же кре­сто­нос­цы, за семь с по­ло­ви­ной ве­ков был под вла­стью Рю­ри­ко­ви­чей, вхо­дил в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го, Ре­чи Пос­по­ли­той, Рос­сий­ской им­пе­рии и СССР.

ЗАБРАТЬСЯ НА БЕЛУЮ ВЕЖУ

Это од­на из ви­зи­ток со­вре­мен­ной Бе­ла­ру­си. Баш­ня рас­по­ло­жи­лась на пя­ти­руб­ле­вой ку­пю­ре, кра­су­ет­ся на гер­бе го­ро­да и да­же на фан­ти­ках зна­ме­ни­той шо­ко­лад­ной фаб­ри­ки «Ком­му­нар­ка».

«Столп ка­мен­ный» - сре­до­то­чие мо­щи и си­лы древ­не­го Ка­мен­ца. Нес­про­ста князь Вла­ди­мир Ва­силь­ко­вич на­чал стро­ить го­род имен­но с него. Уди­ви­тель­но, но ве­жа со­хра­ни­лась прак­ти­че­ски в пер­во­здан­ном ви­де. Меж­ду тем ее оса­жда­ли ры­ца­ри Тев­тон­ско­го ор­де­на, штур­мо­ва­ли приш­лые кня­зья всех мастей, пы­та­лись раз­ру­шить шве­ды и нем­цы. Но пя­ти­ярус­ная трид­ца­ти­мет­ро­вая баш­ня-дон­жон, тол­щи­на стен ко­то­рой боль­ше двух мет­ров, вы­сто­я­ла. Сей­час здесь кра­е­вед­че­ский му­зей. Со смот­ро­вой пло­щад­ки на кры­ше с вы­со­ты пти­чье­го по­ле­та от­кры­ва­ет­ся по­тря­са­ю­щий вид на го­род.

Кста­ти, у па­мят­ни­ка есть свой ан­гел­хра­ни­тель - при­зрак де­вуш­ки. Го­во­рят, Га­ля спа­са­ет вежу от судь­бы Пи­зан­ской баш­ни и хва­та­ет за ру­ки всех, кто хо­чет за­брать на па­мять хоть ка­ме­шек из ее сте­ны.

СФОТОГРАФИ­РОВАТЬ «ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА С БЫКОМ»

Пять ми­нут пеш­ком от Бе­лой ве­жи, и вы - у сто­лет­ней Свя­то-си­мео­нов­ской церк­ви. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II за­ез­жал сю­да по до­ро­ге в Бе­ло­веж­скую пу­щу. И так ему по­нра­ви­лась ка­ме­нец­кая зем­ля, что он щед­ро от­сы­пал пятьдесят ты­сяч зо­ло­тых на стро­и­тель­ство хра­ма. На фоне од­но­этаж­но­го го­ро­да об­ра­зец клас­си­че­ской рус­ской ар­хи­тек­ту­ры смот­рит­ся вну­ши­тель­но. Гор­дость церк­ви - трехъ­ярус­ный рез­ной ико­но­стас из мо­ре­но­го ду­ба на­ча­ла XIX ве­ка. В Каменец он по­пал из Алек­сан­дро-нев­ско­го со­бо­ра в Поль­ше, ко­гда Вар­ша­ву ок­ку­пи­ро­ва­ли во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. По­сле со­бор снес­ли, так что ико­но­стас воз­вра­щать бы­ло уже неку­да.

Ря­дом несколь­ко лет на­зад уста­но­ви­ли па­мят­ник. Так как ни­ка­кой по­яс­ня­ю­щей таб­лич­ки на из­ва­я­нии нет, мест­ные на­зы­ва­ют его «Че­ло­век с быком». На са­мом де­ле это па­мят­ник «гра­дору­бу» Алек­се, ко­то­рый воз­во­дил го­род. Сел­фи на фоне мо­ну­мен­та по­лу­ча­ет­ся ко­ло­рит­ное.

ПО­ГО­СТИТЬ У ОГИНСКИХ

Лю­би­те­ли ис­то­ри­че­ских ру­ин едут пря­ми­ком в ху­тор Гре­мя­ча. За че­ты­ре­ста лет дво­рец Пу­зы­нов, род­ствен­ни­ков кня­зей Огинских, пе­ре­жил мно­гих хо­зя­ев. Им­по­зант­ный особ­няк се­ре­ди­ны XIX ве­ка, хоть и в за­пу­сте­нии, но со­хра­нил ха­рак­тер­ные чер­ты позд­не­го клас­си­циз­ма, чу­дом уце­ле­ла и уни­каль­ная вин­то­вая чу­гун­ная лест­ни­ца.

Жи­во­пис­ный парк ко­гда-то был мест­ной гор­до­стью, ку­да сво­зи­ли ди­ко­вин­ные растения. Здесь до сих пор рас­тут не толь­ко кле­ны да ли­пы, но и ред­кая в здеш­нем кли­ма­те бе­лая шел­ко­ви­ца или ай­ва. Особо впе­чат­ля­ют две ги­гант­ские ве­ко­вые лист­вен­ни­цы и пре­крас­ный вид на ре­ку Пуль­ва.

Дво­рец, ко­то­рый мно­го лет мед­лен­но раз­ру­шал­ся, недав­но сно­ва об­рел хо­зя­ев. Од­но из пред­при­я­тий Бре­ст­чи­ны хо­чет пре­вра­тить усадь­бу в ту­ри­сти­че­скую жем­чу­жи­ну. Ох, чую, ско­ро вы­яс­нит­ся, что в усадь­бу вер­ну­лись при­ви­де­ния!

ПООХОТИТЬС­Я С ИМПЕРАТОРО­М

Де­рев­ня Ка­ме­ню­ки, что в де­ся­ти ми­ну­тах ез­ды от Ка­мен­ца - ос­нов­ные «во­ро­та» Бе­ло­веж­ской пу­щи. Ту­ри­стам здесь раз­до­лье. Все бла­га ци­ви­ли­за­ции в усло­ви­ях пер­во­здан­ной при­ро­ды - го­сти­ни­цы, ре­сто­ран, ка­фе. А в двух ша­гах - круп­ней­ший в стране Му­зей при­ро­ды На­ци­о­наль­но­го пар­ка «Бе­ло­веж­ская пу­ща». В во­лье­рах оле­ни, ко­су­ли, вол­ки, мед­ве­ди, ди­кие ка­ба­ны и ве­ли­че­ствен­ные зуб­ры - лишь ма­лая часть фа­у­ны Бе­ло­ве­жья.

Сто­ит ехать за сот­ни ки­ло­мет­ров, что­бы под­пи­тать­ся энер­ги­ей ре­лик­то­во­го ле­са, неспеш­но по­гу­ляв сре­ди 700-лет­них де­ре­вьев-ве­ли­ка­нов и древ­них па­мят­ни­ков. Мож­но по­ка­тать­ся на ве­ло­си­пе­де, а то и про­ехать­ся в ка­ре­те к Цар­ской по­ляне, где лю­бил от­дох­нуть по­сле охо­ты им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II.

В пу­ще на­хо­дит­ся и пе­чаль­но из­вест­ная ре­зи­ден­ция «Вис­ку­ли», где ре­ши­лась судь­ба СССР.

Ис­по­ли­ны бе­ло­рус­ских ле­сов - зуб­ры - со­хра­ни­лись до на­ших дней бла­го­да­ря цар­ско­му за­ко­ну, за­пре­щав­ше­му их уби­вать.

Баш­ня счи­та­лась непри­ступ­ной: ее окру­жал глу­бо­кий ров с во­дой, а до вхо­да нуж­но бы­ло ка­раб­кать­ся на вал вы­со­той три­на­дцать мет­ров.

Ни­ко­лай II лю­бил Бе­ло­ве­жье. Для него в пу­ще спе­ци­аль­но по­стро­и­ли дво­рец охот­ни­чью ре­зи­ден­цию, ру­и­ны ко­то­рой сей­час на­хо­дят­ся на тер­ри­то­рии Поль­ши.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.