Сергей АЛДОНИН: НЕ МОГ НАЗЫВАТЬ ГУРЧЕНКО ЛЮСЕЙ

Souznoe Veche - - СВЕЖИЙ НОМЕР -

КТО ПА­ПА У ДОЧЕК?

- Сергей, два­дцать лет спек­так­лю. Тут, на­вер­ное, уже мож­но го­во­рить о Кни­ге ре­кор­дов Гин­нес­са?

- Со вре­ме­нем за­мах­нем­ся. Несколь­ко раз пре­кра­щал спек­такль, по­то­му что бы­ли пе­ри­о­ды, ко­гда немнож­ко и сам уста­вал - я иг­раю там все вре­мя. Марк За­ха­ров, у ко­то­ро­го я учил­ся в ГИТИСЕ, ска­зал: «Не оста­нав­ли­вай­те спек­такль, он вас бу­дет кор­мить мно­го лет. Каж­дый раз со­вер­шен­ствуй­те, и он бу­дет вос­тре­бо­ван бес­ко­неч­но». - Се­ри­ал «Па­пи­ны доч­ки», ко­то­рый вы ста­ви­ли, - за­вер­шен­ный про­ект?

- За­вер­шен­ный. Но до сих пор се­ри­ал по­ка­зы­ва­ют да­же за гра­ни­цей. Не­мец­кая ком­па­ния его за­ку­пи­ла, и из­ра­иль­ская, и еще кто-то... Это уни­каль­ное сте­че­ние об­сто­я­тельств, где Бог сто­ял над этим, мо­жет, по­то­му что там де­ти - глав­ные ге­рои. Пер­вый раз я ци­нич­но так изна­чаль­но от­нес­ся: нач­ну се­ри­ал, а по­том дай­те мне воз­мож­ность во­вре­мя уй­ти. Но все за­ме­ча­тель­но сло­жи­лось, ко­гда так тя­же­ло и ин­те­рес­но бы­ло ра­бо­тать, сни­ма­ли дня­ми и но­ча­ми - и Пу­гов­ка но­ча­ми мог­ла ра­бо­тать...

- И ро­ди­те­ли бы­ли не про­тив?

- Они бы­ли счаст­ли­вы при­сут­ство­вать на съем­ках. У Ка­ти уни- каль­ные ро­ди­те­ли, со­всем не из тех, кто пи­ха­ет сво­е­го ре­бен­ка, что­бы ба­б­ло за­ра­бо­тать.

«ГАМЛЕТ» ДЛЯ МАРКОВНЫ

- Се­ри­ал про Гурченко на­сколь­ко бли­зок к ре­аль­ной ис­то­рии? - Фильм про Лю­сю Гурченко био­гра­фич­ный, по трем ее кни­гам. Мы бы­ли с ней друж­ны. На­ча­ли об­суж­дать уча­стие ее в «Гам­ле­те». Вы­яс­ни­лось, что она ни­ко­гда не иг­ра­ла в клас­си­ке. Это так стран­но для ме­ня: по­че­му? Не мог ее Люсей на­звать, в край­нем слу­чае Мар­ков­ной, со­кра­щен­но.

Сколь­ко за год зна­ком­ства она да­ла рас­ска­зов, ис­то­рий, это бы­ла фан­та­сти­ка, но мы ни­че­го не успе­ли со­тво­рить вме­сте, хо­тя ре­пе­ти­ро­ва­ли «Гам­ле­та». Но так на­до, зна­чит. И этот «Гамлет» бу­дет по­свя­щен ей. С Ин­геб­ор­гой Дап­ку­най­те ис Та­ней Ва­си­лье­вой. Здесь долж­но быть не про­сто «я иг­раю роль», а «иг­раю то, что при­ду­ма­ла Гурченко».

- В се­ри­а­ле «Люд­ми­ла Гурченко» глав­ную роль сыг­ра­ла Юлия Пе­ре­сильд. По­че­му имен­но она?

- Дол­го ис­кал, кто бу­дет иг­рать, столь­ко ак­трис про­шло пе­ред гла­за­ми, я по­ни­мал, что ни­кто из них не смо­жет сыг­рать Гурченко. И вдруг в ин­тер­не­те вы­ско­чи­ла Юли­на фо­то­гра­фия. И я по­нял - она. Для ме­ня бы­ло важ­но и от­но­ше­ние к Люд­ми­ле, а она ска­за­ла: «Я обо­жаю ее».

РОМЕО СПАС ДЖУЛЬЕТТУ

- Фи­нал ка­ких ми­ро­вых про­из­ве­де­ний хо­те­лось бы из­ме­нить?

- Я пы­тал­ся, на­при­мер, «Ромео и Джульетту» из­ме­нить. Был дру­гой фи­нал, ко­гда мы со сту­ден­та­ми ре­пе­ти­ро­ва­ли - ге­рои вы­жи­ва­ли, они разыг­ры­ва­ли со свя­щен­ни­ком и ин­сце­ни­ро­ва­ли для всех свою смерть. И ко­гда их уже при­зна­ва­ли умер­ши­ми, они сбе­га­ли... Все вре­мя хо­чет­ся хеп­пи-эн­да.

- В Бе­ла­русь со­би­ра­е­тесь?

- Бы­ли с «Ромео и Джу­льет­той» в Мин­ске, по­едем с «Масте­ром и Мар­га­ри­той». Там по­тря­са­ю­щая пуб­ли­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.