ЗОЛУШКА ОСТАЛАСЬ НА ВЕЧНОМ БАЛУ

Souznoe Veche - - УТРАТА - Ев­ге­ния ЗАБОЛОТСКИ­Х

Люд­ми­ла Сен­чи­на ушла из жиз­ни на 67-м го­ду жиз­ни по­сле про­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни.

КОБЗОН В ЮБ­КЕ

Хоть по­верь­те, хоть про­верь­те... О том, что уже пол­то­ра го­да пе­ви­ца тя­же­ло боль­на, зна­ли толь­ко родные. На пуб­ли­ке Лю­ся, как она про­си­ла, что­бы ее на­зы­ва­ли, бы­ла по-преж­не­му улыб­чи­вой, ве­се­лой и лег­кой. Вы­сту­па­ла, ез­ди­ла на га­стро­ли, вста­ва­ла в пять утра и ра­бо­та­ла до но­чи. И это с ди­а­гно­зом «рак под­же­лу­доч­ной же­ле­зы». За фан­та­сти­че­скую тру­до­спо­соб­ность Сен­чи­ну про­зва­ли «Коб­зо­ном в юб­ке».

- Ни­ко­гда она не про­си­ла от­дель­ную гри­мер­ку, - го­во­рит ди­рек­тор БКЗ «Ок­тябрь­ский» Эм­ма Лаври­но­вич.хва­та­ло шир­мы в об­щей ком­на­те. Го­во­ри­ла: «Не бес­по­кой­тесь, мне бу­дет хо­ро­шо!»

По­след­ний раз хру­сталь­ный, по-де­ви­чьи юный го­лос Сен­чи­ной зву­чал на сцене «Ок­тябрь­ско­го» 30 ок­тяб­ря ми­нув­ше­го го­да.

- Лю­доч­ка уже очень пло­хо се­бя чув­ство­ва­ла, - со сле­за­ми на гла­зах рас­ска­за­ла Лаври­но­вич. - «Милая, по­ни­маю, как ты уста­ла, но толь­ко от те­бя бу­дет за­ви­сеть, как дол­го про­жи­вешь. А сце­на по­мо­га­ет», - ска­за­ла я ей. «Я вый­ду», - от­ве­ти­ла она. И от­кры­ла кон­церт в ду­эте с Ва­ле­ри­ем Леон­тье­вым. Ни­кто не до­га­дал­ся, ка­ких уси­лий это сто­и­ло. Спу­стя два дня Лаври­но­вич вновь по­про­си­ла Сен­чи­ну вы­сту­пить. К то­му мо­мен­ту Люд­ми­ла Пет­ров­на уже по­чти не мог­ла вста­вать. Но по­обе­ща­ла: «При­еду». И сло­во сдер­жа­ла.

На­де­я­лись на ее твер­дое «при­еду» и 29 ян­ва­ря на кон­цер­те для ве­те­ра­нов бло­кад­но­го Ле­нин­гра­да. Не слу­чи­лось. За пол­то­ры неде­ли до смер­ти Сен­чи­на впа­ла в ко­му. Муж и по сов­ме­сти­тель­ству ди­рек­тор и про­дю­сер Вла­ди­мир Ан­дре­ев не от­хо­дил от лю­би­мой ни на шаг. А 25 ян­ва­ря ее не стало.

Со­бо­лез­но­ва­ния в чис­ле про­чих вы­ра­зи­ли Пре­зи­ден­ты Рос­сии и Беларуси Вла­ди­мир Пу­тин и Алек­сандр Лу­ка­шен­ко. Ар­тист­ку по­хо­ро­ни­ли в Пе­тер­бур­ге на Смо­лен­ском клад­би­ще, как она и за­ве­ща­ла.

ВМЕ­СТО ТУФЕЛЬКИ САПОГ

Сен­чи­ну на­зы­ва­ли и «прин­цес­сой», и «се­реб­ря­ным го­ло­сом», но ча­ще - Зо­луш­кой. По­эт и друг Илья Рез­ник по­свя­тил ей та­кие строч­ки:

«Лю­да, ан­гел мой пре­лест­ный, пом­нишь пи­тер­ский де­нек?

По­да­рил те­бе я пес­ню про хру­сталь­ный баш­ма­чок.

Вре­мя шло, ле­те­ло пти­цей, шла ты сме­ло по судь­бе,

И успех пре­крас­ным прин­цем на коне при­мчал к те­бе».

При­мчал - вер­ное сло­во. По­сле то­го как неве­ро­ят­но неж­ная Сен­чи­на в два­дцать лет ис­пол­ни­ла на «Го­лу­бом огонь­ке» пес­ню «Золушка», на нее об­ру­ши­лась сла­ва. И, как от­ме­ча­ют дру­зья, она не уеха­ла до­мой в ка­ре­те­тык­ве, а осталась на балу и пе­ла еще и еще. Ро­манс «Це­лую ночь со­ло­вей нам на­сви­сты­вал…» из те­ле­филь­ма «Дни Тур­би­ных», «По­лынь», «Доб­рая сказ­ка», «По ка­муш­кам»...

До­бив­шись успе­ха на эст­ра­де, Сен­чи­на по­ко­ри­ла и го­лу­бой экран: ве­ла по­пу­ляр­ную му­зы­каль­ную про­грам­му Цен­траль­но­го те­ле­ви­де­ния «Арт­ло­то». По­до­спе­ла и ра­бо­та в ки­но: по­сле филь­ма «Во­ору­жен и очень опа­сен», где Сен­чи­на, по­хо­жая на Бри­жит Бар­до, в ро­ли пе­ви­цы из ка­ба­ре Жюли Прю­дом мельк­ну­ла в по­чти эро­ти­че­ской сцене. Тут же ар­тист­ка ста­ла со­вет­ским «секс-сим­во­лом». А вот звезд­ная бо­лезнь пе­ви­цы не кос­ну­лась. Ее на­зы­ва­ли не по­пу­ляр­ной, а лю­би­мой.

- Это бы­ла на­сто­я­щая ар­тист­ка, но без звезд­но­сти, рас­ска­за­ла «СВ» Эди­та Пье­ха. - Мы не бы­ли по­дру­га­ми, как лю­бят го­во­рить про се­бя лю­ди, ко­гда че­ло­век, ко­то­ро­го они зна­ли, ухо­дит из жиз­ни. Но я Лю­сю лю­би­ла и ува­жа­ла как ар­тист­ку, кра­си­вую жен­щи­ну, скром­ни­цу,

Вла­ди­мир■ви­но­кур,■эст­рад­ный■ ар­тист:

- я - сто­рон­ник то­го, что­бы хо­ро­шие сло­ва го­во­рить при жиз­ни, и до­ста­точ­но лю­се их ска­зал. Ду­маю, она в раю, по­то­му что бы­ла свя­тым че­ло­ве­ком. по от­но­ше­нию к род­ным и близ­ким, к окру­жа­ю­щим и к ис­кус­ству. с люсей мы мно­го га­стро­ли­ро­ва­ли. в 1980 го­ду ез­ди­ли в лейк-пл­э­сид. раз­вле­ка­ли на­ших спортс­ме­нов на олим­пий­ских играх. то­гда со­бра­лась ар­ти­сти­че­ская сбор­ная: Лев■ле­щен­ко,■ев­ге­ний■лео­нов,■■иосиф■ оп­ти­мист­ку. Она бы­ла свет­лым лу­чи­ком на на­шей эст­ра­де. Доб­рая, хо­ро­шо вос­пи­тан­ная. Для ча­стых по­ез­док из Москвы в Пе­тер­бург и об­рат­но Сен­чи­на вы­би­ра­ла «Крас­ную стре­лу». Двух­мест­ное ку­пе. Сме­я­лась по по­во­ду со­се­дей - по­па­да­лись толь­ко муж­чи­ны!

- Од­на­жды, уви­дев, что ря­дом едет мо­ло­день­кая да хо­ро­шень­кая, один из по­пут­чи­ков ре­шил за ней при­уда­рить, - вспо­ми­на­ет Лаври­но­вич. - Но Лю­доч­ка сня­ла сапог и по­гро­зи­ла им. Ска­за­ла: «Ты все по­нял? Но­чью бу­ду спать». Утром, прав­да, из­ви­ня­лась за рез­кость.

Ма­ло кто зна­ет, что Сен­чи­на, неве­ро­ят­ная кра­са­ви­ца, об­ла­да­тель­ни­ца сла­вян­ской внеш­но­сти - бе­ло­ку­рых во­лос и го­лу­бых глаз, бы­ла на­по­ло­ви­ну цы­ган­кой. Мать Са­ра Фе­до­рец бы­ла укра­ин­кой, а отец Петр Сен­чин - цы­га­ном мол­дав­ско­го про­ис­хож­де­ния.

■Кобзон,■ Ле­ва■ Ога­не­зов, яи Лю­ся■с■ ен­чи­на. свет­лый че­ло­век, секс-сим­вол на­шей эст­ра­ды и во­об­ще уди­ви­тель­ная ар­тист­ка. у нее бы­ли уни­каль­ные го­ло­со­вые дан­ные. и она бы­ла доб­рым и, что се­го­дня в де­фи­ци­те, со­вер­шен­но не звезд­ным че­ло­ве­ком. о том, что она дол­го бо­ле­ла, не знал. об этом бы­ло ма­ло ко­му из­вест­но, по­то­му что лю­ся бы­ла очень ще­пе­тиль­на и де­ли­лась толь­ко ра­до­стью. Дет­ство Лю­доч­ки про­шло в та­бо­ре, где жи­ли ее де­душ­ка Мар­ко, ко­то­рый но­сил в ухе боль­шу­щую серь­гу, и ба­буш­ка Ха­на. Несмот­ря на то, что отец пе­ви­цы воз­глав­лял мест­ный Дом куль­ту­ры, а мать пре­по­да­ва­ла в шко­ле, де­воч­ка по­яви­лась на свет… на пе­чи! Ро­ды при­ни­мал ве­те­ри­нар. Вме­сто сви­де­тель­ства о рож­де­нии вы­дал кло­чок бу­ма­ги. До че­ты­рех лет у Сен­чи­ной не бы­ло име­ни. Родные на­зы­ва­ли ее «до­ця», то есть по-мол­дав­ски «доч­ка».

- Ба­буш­ка во­об­ще об­ра­ща­лась: «Гей, мэй!», - сме­я­лась Сен­чи­на. - «Гей» - ти­па «Эй!», а «мэй» - ти­па «ой».

Ко­гда де­воч­ке бы­ло че­ты­ре го­да, отец по­шел в сель­со­вет ее ре­ги­стри­ро­вать. И на­роч­но за­пи­сал в сви­де­тель­стве дру­гую да­ту - 13 ян­ва­ря, а не де­каб­ря, и 1948 год вме­сто 1950-го. За­ста­вил доч­ку по­взрос­леть на три го­да на­роч­но. Для то­го что­бы она рань­ше вы­шла на пен­сию и, со­от­вет­ствен­но, мень­ше ра­бо­та­ла. Ему хва­та­ло же­ны, ко­то­рая упа­хи­ва­лась так, что све­та бе­ло­го не ви­де­ла. Днем в шко­ле, ве­че­ром - на ого­ро­де, но­чью - над тет­рад­ка­ми уче­ни­ков. Имя доч­ке да­ли то­гда же.

ЛЮ­БОВЬ БЕЗ РАЗЛУКИ

Пе­ви­ца бы­ла три­жды за­му­жем: пер­вый раз - за со­ли­стом ле­нин­град­ско­го Те­ат­ра опе­рет­ты Вя­че­сла­вом Ти­мо­ши­ным, вто­рой - за ли­де­ром рок-груп­пы «Цве­ты» Ста­сом На­ми­ным. И лишь по­сле, два­дцать лет на­зад, об­ре­ла сча­стье. Тре­тьим су­пру­гом стал Вла­ди­мир Ан­дре­ев. Ее про­дю­сер и кон­церт­ный ди­рек­тор.

- Мы по­па­ли в кап­кан и ра­ды это­му, - сме­я­лась Сен­чи­на. - Го­во­рим на од­ном язы­ке, ци­ти­ру­ем од­ни и те же книж­ки, хо­хо­чем.

Бол­туш­ку Сен­чи­ну мог ути­хо­ми­рить толь­ко он. Од­ной фра­зой: «Пет­ров­на, уго­мо­нись!»

Жи­вя в цен­тре Пе­тер­бур­га, су­пру­ги при лю­бом удоб­ном слу­чае стре­ми­лись на да­чу. Там их со­се­дя­ми бы­ли ак­те­ры Ми­ха­ил Бо­яр­ский и Ни­на Ур­гант. Го­стей Люд­ми­ла Пет­ров­на уго­ща­ла гри­ба­ми, огур­ца­ми соб­ствен­но­го за­со­ла, ко­то­рые вы­ра­щи­вал ее муж Вла­ди­мир под Вы­бор­гом, и до­маш­ни­ми кот­лет­ка­ми. Ве­се­ли­ла анек­до­та­ми и шут­ка­ми. Ее звон­кий смех раз­но­сил­ся по всей око­ли­це, и вряд ли его ко­гда-то смо­гут за­быть….

Люд­ми­ла Сен­чи­на и в юно­сти, и до кон­ца сво­их дней бы­ла кра­са­ви­цей. Хо­ро­шо вы­гля­деть по­мо­гал в том чис­ле и све­жий дач­ный воз­дух.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.