ПРОЛЕТАЯ НАД ГНЕЗДОМ ЧАЙКИ

Souznoe Veche - - СПЕЦИАЛЬНЫ­Й РЕПОРТАЖ - Та­тья­на МЫСОВА

Удомль­ский край - это не толь­ко Ле­ви­тан, Ве­не­ци­а­нов, Ко­ро­вин и Че­хов. Еще в этих ме­стах жил и тво­рил бе­ло­рус­ский ху­дож­ник Ви­тольд Бя­лы­ниц­кий-би­ру­ля.

ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИ­К ЛЕВИТАНА

Добраться до да­чи «Чай­ка», где тру­дил­ся жи­во­пи­сец, непро­сто. От Тве­ри по­чти три ча­са по про­се­лоч­ной до­ро­ге. Од­на ра­дость в та­ком про­ме­на­де - уди­ви­тель­ная при­ро­да.

Рос­сий­ские и бе­ло­рус­ские ре­пор­те­ры от­пра­ви­лись на да­чу ху­дож­ни­ка с пресс-ту­ром По­сто­ян­но­го Ко­ми­те­та СГ и МИА «Рос­сия се­го­дня».

Подъ­ез­жа­ем. По­одаль вид­не­ют­ся гра­дир­ни Ка­ли­нин­ской атом­ной элек­тро­стан­ции и озе­ро. Сей­час это пруд-охла­ди­тель АЭС. А вот и са­ма «Чай­ка». Двух­этаж­ная по­строй­ка на бе­ре­гу из­да­ле­ка по­хо­жа на зим­ний домик для птиц.

В ки­ло­мет­ре от­сю­да есть неболь­шой мы­сок, упи­ра­ю­щий­ся в озе­ро. Там - па­мят­ный ка­мень с име­на­ми ху­дож- ни­ков, го­стив­ших у Би­ру­ли. Кон­стан­тин Ко­ро­вин, Алек­сандр Мо­ра­вов, Иса­ак Ле­ви­тан… По­след­ний осо­бен­но про­сла­вил это ме­сто. По од­ной из вер­сий, свою зна­ме­ни­тую кар­ти­ну «Над веч­ным по­ко­ем» Ле­ви­тан на­пи­сал имен­но с это­го уте­са. Огля­ды­ва­юсь - и прав­да: то же вы­со­кое хму­рое небо, бес­край­нее озе­ро и хруп­кая ти­ши­на. Един­ствен­ное, что на­ру­ша­ет ле­ви­тан­ский пей­заж - те са­мые гра­дир­ни. А вот церк­вуш­ка ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия Со­лун­ско­го с по­лот­на ни­ко­гда не сто­я­ла на этом ме­сте.

- Сам Ле­ви­тан с же­ной Со­фьей Кув­шин­ни­ко­вой жил непо- да­ле­ку от этих мест, в усадь­бе по­ме­щи­ков Уша­ко­вых. Там этот храм и сто­ял, - по­яс­ня­ет Еле­на Ти­ма­ко­ва, ди­рек­тор да­чи «Чай­ка», вну­ча­тая пле­мян­ни­ца Бя­лы­ниц­ко­гоБи­ру­ли. - Как-то Ле­ви­тан по­зна­ко­мил­ся с со­се­дя­ми, се­мьей пе­тер­бург­ско­го се­на­то­ра Ива­на Тур­ча­ни­но­ва. И за­вел ро­ман с его же­ной Ан­ной.

Даль­ше на­сто­я­щая «Сан­таБар­ба­ра». Вско­ре ху­дож­ник оста­вил свою же­ну. Но с пе­тер­бург­ской да­мой был несчаст­лив, по­то­му что… в него без па­мя­ти влю­би­лась стар­шая дочь Ан­ны - два­дца­ти­лет­няя Вар­ва­ра. Меж­ду ма­те­рью и до­че­рью на­ча­лась непри­ми­ри­мая борь­ба. Ху­дож­ник не вы­дер­жал пси­хо­ло­ги­че­ско­го на­по­ра. Стре­лял­ся! По сча­стью, вы­жил. Вы­звал к се­бе дру­га и вра­ча Ан­то­на Че­хо­ва, ко­то­рый впо­след­ствии на­пи­сал об этой ис­то­рии рас­сказ «Дом с ме­зо­ни­ном».

ДОМ РАЗВАЛИВАЛ­СЯ НА ГЛА­ЗАХ

Для Ви­толь­да Бе­лы­ниц­ко­го­би­ру­ли Ле­ви­тан был на­сто­я­щим учи­те­лем. В 1910 го­ду мо­ло­дой ху­дож­ник по при­гла­ше­нию по­ме­щи­ка Ко­ло­коль­це­ва при­е­хал в Удо­мель­ский рай­он, «же­лая най­ти жи­во­пис­ные ме­ста». А еще мо­ло­дой ху­дож­ник хо­тел быть бли­же к ма­эст­ро Ле­ви­та­ну, ко­то­рый учил юно­го Би­ру­лю еще в Мос­ков­ском ху­до­же­ствен­ном учи­ли­ще не про­сто пи­сать при­ро­ду, а имен­но «чув­ство­вать и слу­шать ее ти­ши­ну». В ито­ге он, как го­во­рят ис­кус­ство­ве­ды, вы­рос в «им­прес­си­о­ни­ста уров­ня Кло­да Моне».

По­зна­ко­мить­ся с да­чей при­е­ха­ли и бе­ло­рус­ские ис­кус­ство­ве­ды, и Гос­сек­ре­тарь Со­юз­но­го го­су­дар­ства Гри­го­рий Ра­по­та.

- Здесь Би­ру­ля про­жил боль­ше со­ро­ка лет, на­пи­сал луч­шие кар­ти­ны. В этом до­ме бы­ло все, и ра­дость, и сле­зы. Ху­дож­ник пе­ре­жил смерть лю­би­мой до­че­ри Лю­боч­ки, - го­во­рит Еле­на Ти­ма­ко­ва, при­гла­шая в дом. Под­лин­ных ве­щей в убран­стве немно­го, по­сле смер­ти ху­дож­ни­ка его вто­рая же­на Еле­на Алек­се­ев­на за­ве­ща­ла пе­ре­дать все в Бе­ла­русь, по­то­му что дом разваливал­ся на гла­зах, и его нуж­но бы­ло спа­сать.

Из под­лин­ни­ков - де­ре­вян­ный круг­лый стол, сде­лан­ный ру­ка­ми ху­дож­ни­ка, и зер­каль­ный шкаф в спальне Лю­боч­ки, в юно­сти иг­рав­шей в разъ­езд­ных те­ат­рах. Бы­ла да­же ком­на­та ми­ни-те­атр. На­чи­на­ю­щая ар­тист­ка в ней ре­пе­ти­ро­ва­ла, поз­же здесь учи­лись жи­во­пи­си сель­ские де­ти.

- К 2013 го­ду да­ча «Чай­ка» пол­но­стью об­вет­ша­ла. За счет об­ласт­ных средств за два го­да ее от­ре­ста­ври­ро­ва­ли, пе­ре­бра­ли с ну­ля, вос­ста­но­ви­ли фун­да­мент и фа­са­ды, - го­во­рит Ири­на Ре­пи­на, пред­се­да­тель Ко­ми­те­та по де­лам куль­ту­ры Твер­ской об­ла­сти. - В этом го­ду бу­дем бла­го­устра­и­вать тер­ри­то­рию во­круг. Хо­тим по­стро­ить бе­сед­ки, нор­маль­ную до­ро­гу. Что­бы объ­ект стал ком­форт­ным для ту­ри­стов.

Ре­зуль­тат уже есть. Ес­ли три го­да на­зад сю­да при­ез­жа­ло че­ло­век два­дцать в ме­сяц, то сей­час - око­ло се­ми­сот.

ЦЕНТР ПРИ­ТЯ­ЖЕ­НИЯ

Ис­кус­ство­ве­ды из Мо­ги­ле­ва и Бе­лы­ни­чей - бли­жай­ших го­ро­дов к ма­лой ро­дине Би­ру­ли - при­е­ха­ли не с пу­сты­ми ру­ка­ми. При­вез­ли са­жен­цы си­ре­ни «Крын­ки», ко­то­рую очень лю­бил ху­дож­ник.

За ло­па­ты взя­лись Гри­го­рий Ра­по­та и Вла­ди­мир Про­коп­цов, ху­дож­ник и ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го ху­до­же­ствен­но­го му­зея Бе­ла­ру­си.

- Рос­кош­ная усадь­ба. Хороший му­зей и про­све­ти­тель­ский центр. На­ша за­да­ча - со­здать бо­лее тес­ные кон­так­ты в сфе­ре куль­ту­ры меж­ду рос­си­я­на­ми и бе­ло­ру­са­ми, - ска­зал Гри­го­рий Ра­по­та. - Се­го­дня об­суж­да­ли сце­на­рий на­шей встре­чи в ре­пин­ской усадь­бе Здрав­не­во в Ви­теб­ске. Со­бе­рем му­зей­щи­ков, ко­то­рые ра­бо­та­ют с ис­то­ри­че­ски­ми до­ку­мен­та­ми ху­дож­ни­ков. Это бу­дет встре­ча за­ин­те­ре­со­ван­ных лю­дей.

Го­стей да­чи встре­ча­ют на­сто­я­щим тра­вя­ным ча­ем с ча­бре­цом и ли­пой. А по­сле вну­ча­тая пле­мян­ни­ца ху­дож­ни­ка про­во­дит экс­кур­сию по до­му.

Та­тья­на МЫСОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.