В ПО­ИС­КАХ ЗВЕЗ­ДЫ ПЛЕНИТЕЛЬН­ОГО СЧАСТЬЯ

Souznoe Veche - - УТРАТА - Ва­лен­ти­на ЛЬВОВА

Фа­ми­лия его не бы­ла на слу­ху, во­круг него не гре­ме­ли скан­да­лы о раз­во­дах или де­леж­ке иму­ще­ства, но в ли­цо его зна­ет по­чти каж­дый. Пом­нят по кад­рам из «Воз­вра­ще­ния Бу­ду­лая», «Ма­че­хи», «Цы­га­на». Лео­нид Не­ве­дом­ский ра­бо­тал до са­мо­го кон­ца и ушел из жиз­ни по­сле бо­лез­ни на 79-м го­ду жиз­ни.

ЕГО ВЫ­БРА­ЛА ЭЛИЗАБЕТ ТЕЙЛОР

Есть ста­рая фо­то­гра­фия со съе­мок филь­ма «Си­няя пти­ца». На ней Лео­нид Не­ве­дом­ский, ему чуть за трид­цать. Ря­дом - Элизабет Тейлор, ей 43. Ко­неч­но, глав­ная звез­да здесь - она, но в гла­зах у Не­ве­дом­ско­го - спо­кой­ная уве­рен­ность. Они иг­ра­ют в этой сказ­ке От­ца и Мать, му­жа и же­ну. Поз­же он бу­дет вспо­ми­нать, что с Тейлор но­си­лись, как ца­ри­цей. Еще бы: ей да­же лю­би­мый вис­ки «Джек Дэни­елс» до­став­ля­ли на «Лен­фильм» по пря­мо­му ука­за­нию КГБ, ми­нуя та­мож­ню.

На съ­ем­ки един­ствен­ной в ис­то­рии со­вет­ско­аме­ри­кан­ской лен­ты Не­ве­дом­ский по­пал со­вер­шен­но слу­чай­но. Уже сни­мал­ся дру­гой ак­тер, но все со­рва­лось. Ре­жис­сер Джордж Кью­кор (сняв­ший «Мою пре­крас­ную ле­ди», на­при­мер) и Элизабет Тейлор тем вре­ме­нем об­жи­ва­лись в Ле­нин­гра­де и зна­ко­ми­лись с ки­не­ма­то­гра­фом СССР. Слу­чай­но по­смот­ре­ли «Ма­че­ху», где Лео­нид Не­ве­дом­ский иг­рал вме­сте с Та­тья­ной До­ро­ни­ной. Тут же ак­те­ра при­гла­си­ли на про­бы, и Элизабет хва­ти­ло од­но­го взгля­да, еще до гри­ма, что­бы при­знать: это он. Тот, кто ну­жен. Да­же жут­кий ан­глий­ский Не­ве­дом­ско­го не стал пре­пят­стви­ем, хо­тя весь текст ро­ли ас­си­стен­там при­шлось пи­сать на­ши­ми, по­нят­ны­ми бук­ва­ми, а он все рав­но умуд­рял­ся ис­ко­вер­кать каж­дое сло­во.

ИМЯ С ИС­ТО­РИ­ЕЙ

Ро­ди­те­ли, отец - во­ен­ный хи­рург, мать - мик­ро­био­лог, це­лых три ме­ся­ца не мог­ли вы­брать имя для сы­на. Они спо­ри­ли, ссо­ри­лись, но в кон­це го­да слу­чи­лось чу­до: к ним в Ви­тебск на га­стро­ли при­е­хал Лео­нид Уте­сов. Мо­ло­дой, кра­си­вый, ге­рой по­лю­бив­ших­ся все­му СССР «Ве­се­лых ре­бят». Стар­ший Не­ве­дом­ский обо­жал ар­ти­ста дав­но, а тут еще и уви­дел жи­вьем на сцене. С кон­цер­та он вер­нул­ся в за­дум­чи­во­сти, за­шел в дет­скую, до­стал из кро­ват­ки мла­ден­ца и по­звал же­ну: - Ма­ша! Посмот­ри - это же вы­ли­тый Лео­нид Уте­сов! Пусть бу­дет Лео­ни­дом. И тут спо­ры за­кон­чи­лись. Не по­то­му, что Ма­рия Не­ве­дом­ская лю­би­ла Уте­со­ва. Ей нра­вил­ся дру­гой пе­вец - Со­би­нов. Тоже Лео­нид. На­до ска­зать, что ма­лы­шу еще повезло: его стар­ший брат, чье имя тоже вы­зы­ва­ло спо­ры

Все теп­лые чув­ства, ко­то­рые ак­тер ис­пы­ты­вал к кол­ле­гам, дру­зьям, парт­не­рам по экра­ну, он хра­нил бе­реж­но. В квар­ти­ре бы­ли порт­ре­ты - и Ефи­ма Ко­пе­ля­на, и Геор­гия Тов­сто­но­го­ва, и Ев­ге­ния Ле­бе­де­ва… Од­на­жды Ефим Ко­пе­лян, с ко­то­рым они вме­сте еха­ли на съ­ем­ки, по­да­рил ему кни­гу. Про­сто так, без по­во­да.

- Ко­гда мне пло­хо, я от­кры­ваю кни­гу, - рас­ска­зы­вал поз­же Лео­нид Ви­та­лье­вич, а там на­пи­са­но: «С глу­бо­чай­шей сим­па­ти­ей, Ефим Ко­пе­лян». Это Ре­марк, «Три то­ва­ри­ща», а я Ре­мар­ка лю­бил с юно­сти. И как он по­чув­ство­вал, у ро­ди­те­лей, стал Лео­мар­ком.

По­сле вой­ны Лео­нид с ма­те­рью пе­ре­ехал в Ха­ба­ровск, но неж­ное чув­ство к бе­ло­рус­ским кор­ням у Не­ве­дом­ско­го со­хра­ни­лось. Рас­ска­зы­ва­ют, что каж­дый раз, да­же про­сто про­ез­жая Ви­тебск, он вы­хо­дил на пер­рон и низ­ко кла­нял­ся го­ро­ду.

Дет­ство кон­чи­лось рань­ше, чем школь­ные го­ды. В 14 лет стал си­ро­той. В тот мо­мент он жил в Сверд­лов­ске, ря­дом не бы­ло никого. Но в мест­ном ТЮЗЕ ра­бо­тал ре­жис­сер Вла­ди­мир Мо­тыль, и вот уже в 16 лет де­ся­ти­класс­ник Не­ве­дом­ский вы­хо­дит на сце­ну, иг­ра­ет ху­ли­га­на и больше не мыс­лит свою жизнь в дру­гом из­ме­ре­нии.

Что за­це­пи­ло Вла­ди­ми­ра Мо­ты­ля в этом маль­чиш­ке? Мо­жет быть, тот факт, что они бы­ли по­чти зем­ля­ка­ми Вла­ди­мир Яко­вле­вич ро­дил­ся в го­род­ке Ле­пель, на Ви­теб­щине. Как бы то ни бы­ло, но поз­же они бу­дут не раз встре­чать­ся. Имен­но Лео­ни­ду Не­ве­дом­ско­му Мо­тыль до­ве­рит слож­ное де­ло - дуб­ли­ро­вать боль­но­го, уже уга­са­ю­ще­го Павла Луспе­ка­е­ва в зна­ме­ни­том «Бе­лом солн­це пу­сты­ни», а по­том даст неболь­шую роль в сво­ей «Звезде пленительн­ого счастья».

Не­ве­дом­ский по­сту­пил в Ле­нин­град­ский БДТ пол­ве­ка на­зад и вы­хо­дил на сце­ну, по­ка его окон­ча­тель­но не сра­зи­ла бо­лезнь.

Боль­шие ро­ли ему до­ста­ва­лись ред­ко, за­то бы­ли осо­бен­ны­ми. В кар­тине «Пла­мя», сни­мав­шей­ся на «Бе­ла­русь­филь­ме», Не­ве­дом­ский иг­рал пар­ти­за­на Ка­ли­нов­ско­го. Про­то­ти­пом ге­роя был… дя­дя ак­те­ра! До­ку­мен­ты о по­дви­гах его пар­ти­зан­ско­го от­ря­да до сих пор хра­нят­ся в мин­ском Му­зее Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны.

И все же те­ат­ро­ве­ды дав­но счи­та­ют то, что де­лал на сцене Лео­нид Ви­та­лье­вич, клас­си­кой имен­но ак­тер­ской иг­ры вто­ро­го пла­на. Он уди­ви­тель­ным об­ра­зом со­че­тал в се­бе ин­тел­ли­гент­ность, мяг­кость, скром­ность и те ка­че­ства, ко­то­рые поз­во­ли­ли по­том в ки­но

Лео­нид Не­ве­дом­ский ро­дил­ся в Ви­теб­ске в 1939 го­ду. По­сле служ­бы в ар­мии по­сту­пил в Ле­нин­град­ский ин­сти­тут те­ат­ра, му­зы­ки и ки­не­ма­то­гра­фии. Окон­чив, при­шел ра­бо­тать в ле­нин­град­ский Боль­шой дра­ма­ти­че­ский те­атр, где слу­жил це­лых пять­де­сят лет. Зри­те­лям за­пом­нил­ся ро­ля­ми в та­ких филь­мах, как «Ма­че­ха», «Зем­ля­ки», «Си­няя пти­ца», «Цы­ган», «Воз­вра­ще­ние Бу­ду­лая», «Звез­да пленительн­ого счастья». На­род­ный ар­тист Рос­сии. Удо­сто­ен ме­да­ли ор­де­на «За за­слу­ги пе­ред Оте­че­ством» II сте­пе­ни.

иг­рать пред­се­да­те­лей кол­хо­зов и сы­щи­ков уго­лов­но­го ро­зыс­ка - бли­зость к зем­ле и твер­дость.

Он все­гда крас­нел, ко­гда его хва­ли­ли. Чув­ство, что он сде­лал что-то не так, где-то «не до­тя­нул», по­сто­ян­но му­чи­ло его. Был та­кой слу­чай: в БДТ, в спек­так­ле «Чет­вер­тый», со­всем мо­ло­до­му Не­ве­дом­ско­му при­шлось еще раз под­ме­нять Павла Луспе­ка­е­ва и про­честь за него мо­но­лог. Вер­нув­шись со сце­ны, он упал на ко­ле­ни пе­ред Тов­сто­но­го­вым и Луспе­ка­е­вым и ска­зал:

- Про­сти­те ме­ня, Па­вел Бо­ри­со­вич и Геор­гий Алек­сан­дро­вич! Не мо­гу…

Так он от­но­сил­ся к се­бе, бес­по­щад­но срав­ни­вая свою иг­ру с иг­рой ма­сте­ров. Так и ухо­дил в тень - и там ис­кал свою но­вую «звез­ду пленительн­ого счастья». Мо­жет быть, зря.

Геор­гий ТОВСТОНОГО­В, ле­ген­дар­ный ре­жис­сер БДТ:

- Лео­нид Не­ве­дом­ский - вос­пи­тан­ник Боль­шо­го дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра. Весь его путь как бы про­шел вме­сте со мной и на мо­их гла­зах. И он яв­ля­ет­ся мо­ей лич­ной гор­до­стью. Его ро­ли все­гда от­ли­ча­ют­ся ка­кой-то под­лин­но­стью, ор­га­ни­кой, глу­би­ной про­ник­но­ве­ния, и его лич­ная доб­ро­та все­гда про­чи­ты­ва­ет­ся в его ис­пол­не­нии. Я очень рад за эту твор­че­скую судь­бу в жиз­ни Боль­шо­го дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра.

В «Си­ней пти­це» у ар­ти­ста сло­жил­ся иде­аль­ный ду­эт со зна­ме­ни­той Элизабет Тейлор.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.