БУНТАРЮ - ОРЕОЛ ИЗ НОТ

Souznoe Veche - - ЮБИЛЕЙ -

встре­ча­лись на кон­цер­тах, твор­че­ских ве­че­рах. То­гда же вы­ле­пил для него ме­даль и чуть поз­же снял гип­со­вую фор­му ру­ки, уве­ко­ве­чил тем са­мым ее для ис­то­рии. В 2016-м при­сту­пил к ра­бо­те над скульп­ту­рой дру­га.

Ха­рак­тер у Иго­ря непро­стой - пыл­кий, бес­по­кой­ный. Для ме­ня как для ху­дож­ни­ка важ­но бы­ло уло­вить мо­мент, пой­мать его на­стро­е­ние. Это не так лег­ко, ведь Лу­че­нок - взрыв­ной, нешаб­лон­ный. Всту­пать с ним в дис­кус­сии то­же слож­но. Луч­ше ле­пить мол­ча. Дол­го ис­кал фор­му при­чес­ки, все ду­мал, как сде­лать так, что­бы над го­ло­вой по­явил­ся ореол из нот. Ведь они во­круг него по­сто­ян­но: в го­ло­ве, над нею - по­всю­ду. Мне так­же хо­те­лось по­ка­зать его бун­тар­ский дух. Это, счи­таю, и есть на­сто­я­щий Лу­че­нок.

Ча­сто ез­ди­ли с ним на ры­бал­ку. Но про­цесс лов­ли его все­гда ма­ло ин­те­ре­со­вал. А вот при­ро­да, ее из­ме­не­ния - он под­ме­чал все. Бы­ва­ло, бро­сал удоч­ку и хва­тал­ся за бу­ма­гу и ка­ран­даш: в го­ло­ве рож­да­лась ме­ло­дия, от ко­то­рой он не мог из­ба­вить­ся. Он и сей­час все вре­мя что-то за­пи­сы­ва­ет. Мно­гие из его за­пи­сей на клоч­ках и огрыз­ках бу­ма­ги по­том ста­но­ви­лись хи­та­ми и шля­ге­ра­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.