ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ «ДЖЕНТЛЬМЕН­ОВ УДА­ЧИ» ОТ­ДАЛ ДРУ­ГУ

Souznoe Veche - - УХОДЯЩАЯ -

Ре­жис­се­ру при­хо­ди­лось не толь­ко сни­мать, но и «ру­ко­во­дить». Он был худру­ком мно­же­ства кар­тин, и на худ­со­ве­тах ча­сто имен­но его сло­во спа­са­ло лен­ты мно­гих кол­лег. Сре­ди них ока­зал­ся и ре­жис­сер Алек­сандр Сте­фа­но­вич. «МА­ШИ­НА ВРЕ­МЕ­НИ» СЫГ­РА­ЛА В «АФОНЕ» - Алек­сандр Бо­ри­со­вич, вы ра­бо­та­ли на «Мос­филь­ме» в ту по­ру, ко­гда Да­не­лия был ру­ко­во­ди­те­лем «Экс­пе­ри­мен­таль­но­го объ­еди­не­ния ко­ме­дий­ных и му­зы­каль­ных филь­мов». Что мо­же­те вспом­нить об этом вре­ме­ни?

- Как ру­ко­во­ди­тель он был то­же на ме­сте. Все его со­ве­ты бы­ли точ­ны­ми, он никогда не го­во­рил тео­ре­ти­че­ски­ми сен­тен­ци­я­ми. При­мер. Мы об­суж­да­ем сце­ну в мо­ем филь­ме «Ду­ша», где сни­ма­лась Со­фия Ро­та­ру. Там был эпи­зод, ко­гда ге­ро­ине от­клю­ча­ют мик­ро­фон, му­зы­кан­ты от­ка­зы­ва­ют­ся с ней иг­рать, а она по­ет а ка­пел­ла. На худ­со­ве­те ска­за­ли, что это неправ­ди­во. И тут Да­не­лия при­вел при­мер: «Ко­гда я пи­сал сце­на­рий к «Пас­пор­ту», не бы­ло ни­ка­ких ди­пот­но­ше­ний с Из­ра­и­лем. Но воз­ник­ла идея. И мы с Резо Га­б­ри­ад­зе пи­са­ли, не имея ни­ка­ко­го пред­став­ле­ния, как об­сто­ит жизнь в Из­ра­и­ле. А по­том бы­ла встре­ча где-то во Фран­ции, где сце­на­ри­стов по­зна­ко­ми­ли с ге­не­ра­лом раз­вед­ки Из­ра­и­ля. Он там был ин­ког­ни­то, как бы фран­цуз­ским про­дю­се­ром. И ста­ли рас­спра­ши­вать: «Гос­по­дин ге­не­рал, у вас так раз­вед­ка ра­бо­та­ет силь­но, а мо­жет ли в Израиль че­ло­век при­е­хать по чу­жо­му пас­пор­ту?» Ге­не­рал го­во­рит: «Мо­жет». - «А мо­жет ли по­том пе­рей­ти на вер­блю­де в Иор­да­нию?» Он опять: «Мо­жет». «А об­рат­но?» - «Мо­жет». И так да­лее. А по­том Да­не­лия, сме­ясь, спра­ши­ва­ет: «Мы вам за­да­ем во­про­сы, бук­валь­но вы­со­сан­ные из паль­ца. А вы го­во­ри­те, что все мо­жет быть». И ге­не­рал от­ве­тил: «Ко­неч­но! Ведь это же ки­но».

- Вы упо­ми­на­ли про фильм «Ду­ша». Он же му­зы­каль­ный со­всем не в сти­ле Да­не­лии.

- Как ска­зал Сер­гей Эй­зен­штейн сту­ден­там, «вы здесь не для то­го, что­бы я из вас де­лал эй­зен­ще­нят». Каж­дый дол­жен быть ин­ди­ви­ду­аль­но­стью. Он был ско­рее про­тив, что­бы все де­ла­ли, как Да­не­лия. Да это бы­ло и невоз­мож­но. Тут нуж­но вос­при­ни­мать мир, как он.

- Зна­чит, его устра­и­вал и Ма­ка­ре­вич, ко­то­рый за­све­тил­ся у вас?

- Мно­гие счи­та­ют, что Ан­дрей впер­вые по­явил­ся на экране в «Ду­ше». А на са­мом де­ле в «Афоне». У Да­не­лии. Там, на дис­ко­те­ке, по­ет «Ма­ши­на вре­ме­ни», но в очень об­ре­зан­ном ви­де. Мельк­ну­ли - и нет. Но Ма­ка­ре­вич страш­но гор­дил­ся, что имел ка­кую-то при­част­ность к «Афоне». По­то­му что «Афо­ня» - это ле­ген­да.

- Он был мяг­ким или тре­бо­ва­тель­ным?

- У него был мощ­ный тем­пе­ра­мент внут­рен­ний. Он не про­яв­лял­ся в кри­ке. Бы­ло вид­но, что это ра­бо­та мыс­ли. А еще бы­ла ма­не­ра го­во­рить все с та­ким при­щу­ром, как буд­то это смеш­но долж­но быть. Да­же бе­се­да бы­то­вая бы­ла, как за­сто­лье. Не бы­ло обыч­но­го «здрав­ствуй, как де­ла, нор­маль­но». Он спра­ши­вал: «Ты где был? Там-то? А у ме­ня там бы­ла та­кая-то ис­то­рия». Ему все­гда бы­ло ин­те­рес­но рас­ска­зы­вать.

Ки­но - это то­же «тер­ра­ри­ум еди­но­мыш­лен­ни­ков». Да­ле­ко не все­гда воз­ни­ка­ют меж­ду ки­не­ма­то­гра­фи­ста­ми доб­рые от­но­ше­ния. Все вре­мя кто-то сплет­ни рас­пус­ка­ет. Но как-то Да­не­лия ми­мо это­го про­хо­дил. Его все обо­жа­ли. Зва­ли Гия, что все­гда вы­зы­ва­ло улыб­ку и доб­ро­же­ла­тель­ность. Это был ав­то­ри­тет ру­ко­во­ди­те­ля и огром­но­го масте­ра.

МУЖСКОЕ КИ­НО

- Ка­кой у вас лю­би­мый фильм Да­не­лии?

- «Осен­ний марафон». Там все муж­чи­ны на­хо­ди­ли свое. Неко­то­рые оби­жа­лись. Как ком­по­зи­тор Ан­дрей Пет­ров, по­то­му что уви­дел свою ис­то­рию. А Да­не­лия во­об­ще был не в кур­се, го­во­рил, что про се­бя сни­мал. А Во­ло­дин, сце­на­рист, го­во­рил: «Нет, Гия, это я про се­бя пи­сал». Еще мне очень нра­вят­ся ран­ние кар­ти­ны. Там та­кое тро­га­тель­ное оба­я­ние Моск­вы!

- Мно­гие на­зы­ва­ют Данелию од­ним из са­мых бла­го­род­ных лю­дей.

- Бы­ла та­кая ис­то­рия, на­при­мер: его со­курс­ник, ре­жис­сер Алек­сандр Се­рый, по­да­вал боль­шие на­деж­ды. Но про­изо­шла трагедия: Се­рый из рев­но­сти убил из под­вод­но­го ру­жья че­ло­ве­ка, ко­то­рый ухаживал за его де­вуш­кой. По­лу­чил срок. Вый­дя, ока­зал­ся без ра­бо­ты. И Да­не­лия ска­зал - слу­шай, есть у ме­ня сце­на­рий, с Ви­кой То­ка­ре­вой я его на­пи­сал. Я его те­бе от­даю. «Джентль­ме­ны уда­чи». А я бу­ду ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем и за те­бя по­ру­чусь. Мно­гие те­перь го­во­рят, что это фильм Да­не­лии. Но это не так. Да­не­лия был ав­то­ром сце­на­рия и бла­го­род­но от­дал вы­иг­рыш­ную те­му бывшему од­но­курс­ни­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.