ПО­СЛЕД­НИЙ ВЕ­СЕН­НИЙ МАРАФОН

Souznoe Veche - - УХОДЯЩАЯ - Ва­лен­ти­на ЛЬ­ВО­ВА

О его филь­мах мож­но го­во­рить дол­го, пы­та­ясь по­нять: как че­ло­век со­хра­нял еди­ный стиль в ис­то­ри­ях и про ша­га­ю­ще­го по Москве па­рень­ка, и про ино­пла­не­тян с цве­то­вой диф­фе­рен­ци­а­ци­ей шта­нов. Серд­це Георгия Да­не­лии оста­но­ви­лось на 89-м го­ду жиз­ни.

НЕОБЪЯСНИМ­ЫЕ СЛУЧАЙНОСТ­И

А еще бы­ли «Ми­ми­но», «Афо­ня», «Осен­ний марафон»… Та­кие раз­ные, но по­черк в каж­дом филь­ме один: немно­го груст­ный смех, свет­лая пе­чаль. Сек­рет неиз­мен­но­сти это­го сти­ля не мог­ли по­нять да­же кол­ле­ги по це­ху. Ка­рен Шах­на­за­ров удив­лял­ся: «До­ста­точ­но посмотреть пять кад­ров, и ста­но­вит­ся яс­но, кто сни­мал».

В ре­ани­ма­цию Да­не­лия по­пал в кон­це фев­ра­ля с вос­па­ле­ни­ем лег­ких. Но со­сто­я­ние его здо­ро­вья бы­ло, увы, ста­биль­но пло­хим уже несколь­ко лет. Оче­ред­ной бо­лез­ни серд­це не вы­дер­жа­ло.

В про­фес­сию он при­шел слу­чай­но. Геор­гий Да­не­лия за­кон­чил Ар­хи­тек­тур­ный, как он вспо­ми­нал, за ком­па­нию, что­бы в ар­мию не ид­ти. По рас­пре­де­ле­нию по­пал в Ин­сти­тут про­ек­ти­ро­ва­ния го­ро­дов. Как горь­ко шу­тил по­том ре­жис­сер, «по­ка мы в Москве чер­ти­ли, они на ме­сте стро­и­ли. Мы не зна­ли, что они стро­ят, а им пле­вать бы­ло на то, что мы чер­тим».

Од­на­ж­ды в обе­ден­ный пе­ре­рыв Да­не­лия с кол­ле­гой вы­шли за про­ход­ную и уви­де­ли пья­но­го. По­пы­та­лись его под­нять, но тот вы­та­щил из кар­ма­на га­зе­ту и сде­лал вид, что чи­та­ет. А в га­зе­те объ­яв­ле­ние: «Мос­фильм» объ­яв­ля­ет на­бор на ре­жис­сер­ские кур­сы». И сти­пен­дия там бы­ла вы­ше, чем зар­пла­та в «Ги­про­го­ре»!

Риск­нул на сме­ну про­фес­сии не из-за боль­шой тя­ги к ки­но. Хо­тя с дет­ства у него бы­ла связь с этим ми­ром. Дя­дя - ре­жис­сер Ми­ха­ил Чи­а­у­ре­ли, те­тя - актриса Со­фи­ко Чи­а­у­ре­ли, ма­ма то­же бы­ла ре­жис­се­ром. В их мос­ков­ском до­ме ки­нош­ни­ки бы­ли неред­ки­ми го­стя­ми, за­ха­жи­вал, на­при­мер, Жизнь не сце­на­рий. Ее не пе­ре­пи­шешь. А жаль!

Никогда не сни­мал ко­ме­дии. На мо­их филь­мах на­пи­са­но «ко­ме­дия», по­то­му что под ко­ме­дию да­ва­ли боль­ше плен­ки. Все лю­ди хо­ро­шие, про­сто ино­гда они со­вер­ша­ют пло­хие по­ступ­ки. зна­ме­ни­тый Ми­ха­ил Ка­ла­то­зов.

Прав­да, Данелию чуть не за­вер­ну­ли на пер­вом же со­бе­се­до­ва­нии: ка­за­лось, что нет ни­ка­ких дан­ных. Но - сно­ва слу­чай­ность: за­был на сто­ле пап­ку с ри­сун­ка­ми, рас­кад­ров­кой че­хов­ско­го рас­ска­за «Ха­ме­ле­он». Вер­нул­ся, а про­фес­сор за­ин­те­ре­со­вал­ся:

- По­че­му вы сра­зу мне не по­ка­за­ли ри­сун­ки?

- Так вы не спра­ши­ва­ли, умею ли я ри­со­вать…

КАК БОНДАРЧУК СТАЛ ИНДЮКОМ

Пер­вым на­сто­я­щим успе­хом Да­не­лии был фильм «Се­ре­жа», сня­тый вме­сте с Иго­рем Та­лан­ки­ным. Он да­же по­лу­чил «Хру­сталь­ный гло­бус» в Кар­ло­вых Ва­рах - неслы­хан­но для де­бю­тан­та! Сре­ди ав­то­ров сце­на­рия зна­чи­лась Ве­ра Па­но­ва, то­гда очень из­вест­ная пи­са­тель­ни­ца. А сни­мать­ся со­гла­сил­ся сам Сер­гей Бондарчук. По­след­не­му на­чи­на­ю­щие ре­жис­се­ры не очень об­ра­до­ва­лись: это ж на­до еще справ­лять­ся с та­ким мас­шта­бом. И ко­гда Бондарчук на съем­ках за­по­рол несколь­ко дуб­лей, не при­слу­ши­ва­ясь к прось­бам ре­жис­се­ра, Да­не­лия на­звал его «без­дар­ным и глу­пым на­ду­тым индюком». Тем­пе­ра­мент, что тут ска­жешь!

Но при­слу­ши­вать­ся к ак­те­рам Да­не­лия то­же умел. Для филь­ма «Ми­ми­но» бы­ли на­пи­са­ны пес­ни, од­на­ко Вах­танг Ки­ка­бид­зе не по­же­лал их ис­пол­нять. Ска­зал, что это бу­дет вы­гля­деть неесте­ствен­но. И хо­тя бы­ли да­же го­то­вы фо­но­грам­мы, от му­зы­каль­ных но­ме­ров от­ка­за­лись.

А вот Ми­хал­ко­ва чуть не вы­гнал из филь­ма «Я ша­гаю по Москве», ко­гда тот по­сле неде­ли съе­мок по­тре­бо­вал под­нять ему зар­пла­ту. Го­во­рят, Ни­ки­ту под­го­во­рил это сде­лать «опыт­ный» Ан­д­рон Кон­ча­лов­ский. Впро­чем, мно­го лет спу­стя, на при­суж­де­нии ки­но­на­гра­ды «Зо­ло­той орел», Ми­хал­ков вру­чил Геор­гию Да­не­лии пре­мию «За вер­ность про­фес­сии». Геор­гий Ни­ко­ла­е­вич си­дел в пер­вом ря­ду, был уже се­рьез­но бо­лен. Зал встал, а Ни­ки­та Ми­хал­ков по­сту­пил необыч­но: сам спу­стил­ся в зал, к ре­жис­се­ру, вер­но­му и про­фес­сии, и се­бе.

Хо­те­лось бы, ко­гда я ока­жусь там, что­бы кто-ни­будь, про­чи­тав мои кни­ги, ска­зал: «Кот ушел, а улыб­ка осталась».

Лео­нид Ку­равлев, Ев­ге­ний Лео­нов и Геор­гий Да­не­лия на съем­ках ле­ген­дар­но­го «Афо­ни».

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.