В СЕ­МЬЕ И БЕЗ СЕ­МЬИ

Пси­хо­ло­ги­че­ское здоровье. Де­ла лич­ные, де­ла се­мей­ные...

Vashe Zdorovie - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Быть оди­но­ким и ис­пы­ты­вать чув­ство­оди­но­че­ства—неод­но­и­то же. Оди­ноч­ка — по­ня­тие де­мо­гра­фи­че­ское, ста­ти­сти­че­ское, а чув­ство оди­но­че­ства — по­ня­тие нрав­ствен­но‐пси­хо­ло­ги­че­ское. Мож­но быть оди­но­ким, но по­сто­ян­но ощу­щать свою связь с дру­ги­ми людь­ми.

Чув­ство оди­но­че­ства воз­ни­ка­ет по мно­гим при­чи­нам, но, ве­ро­ят­но, глав­ные из них — неустро­ен­ность се­мей­ной жиз­ни, тя­же­лая бо­лезнь, от­рыв от кол­лек­ти­ва. Мы со­сре­до­то­чим­ся на рас­смот­ре­нии неустро­ен­но­сти се­мей­ной жиз­ни: это са­мый рас­про­стра­нен­ный ис­точ­ник чув­ства оди­но­че­ства.

Най­ти се­бе до­стой­но­го спут­ни­ка жиз­ни все­гда бы­ло нелег­ко. От мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, а ча­сто и от его ро­ди­те­лей тре­бо­ва­лись боль­шие ду­хов­ные уси­лия, что­бы не оши­бить­ся в вы­бо­ре. В бы­лые вре­ме­на не­ред­ко пре­пят­стви­ем ста­но­ви­лись со­ци­аль­ные, на­ци­о­наль­ные, эко­но­ми­че­ские, ре­ли­ги­оз­ные барьеры, но не мол­ча­ло ведь и серд­це, ко­то­ро­му «не при­ка­жешь».

Па­де­ние этих ба­рье­ров не озна­ча­ет, что ис­чез­ли труд­но­сти вы­бо­ра. Серд­це, в осо­бен­но­сти жен­ское, ста­ло в бо­лее вы­со­кой сте­пе­ни из­би­ра­тель­ным и тре­бо­ва­тель­ным. Рас­тет куль­ту­ра лич­но­сти, бо­га­че ста­но­вит­ся ее ду­хов­ный мир, рас­тет и тре­бо­ва­тель­ность к из­бран­ни­ку. При этом ча­сто еще она не со­че­та­ет­ся с та­кой же тре­бо­ва­тель­но­стью к са­мо­му се­бе. За­бы­ва­ет­ся, не учи­ты­ва­ет­ся тот факт, что в рав­но­прав­ном су­пру­же­ском со­ю­зе гар­мо­ния воз­мож­на лишь то­гда, ко­гда каж­дый из су­пру­гов стре­мит­ся дать не мень­ше, чем по­лу­чить.

Не­ред­ко жен­щи­на по уров­ню сво­е­го об­ра­зо­ва­ния сто­ит го­раз­до вы­ше сво­е­го из­бран­ни­ка. Ее на­чи­тан­ность по­мо­га­ет ей со­здать в сво­ем во­об­ра­же­нии до­воль­но со­вер­шен­ную мо­дель муж­чи­ны как су­пру­га. Но в жиз­ни она ча­сто ви­дит да­ле­ко­го от иде­а­ла муж­чи­ну. И, не по­пы­тав­шись по­мочь ему под­нять­ся до бо­лее вы­со­ко­го уров­ня, она разо­ча­ро­вы­ва­ет­ся и от­тал­ки­ва­ет его от се­бя. «По­че­му я долж­на его ве­сти по жиз­ни — он дол­жен ме­ня ве­сти. По­че­му я долж­на его вос­пи­ты­вать? По­че­му его не вос­пи­та­ли в се­мье, в шко­ле? По­че­му?»

Из­вест­но, что в тон­ких про­яв­ле­ни­ях люб­ви, в ню­ан­сах се­мей­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний, в вос­пи­та­нии де­тей жен­щи­на по­ни­ма­ет и долж­на по­ни­мать боль­ше, чем муж­чи­на. И вряд ли есть на све­те дру­гая си­ла, ко­то­рая мог­ла бы луч­ше, чем лю­би­мая и лю­бя­щая жен­щи­на, по­мочь муж­чине стать до­стой­ным му­жем и от­цом, вер­нее, про­бу­дить в нем все луч­шее. Но, мо­жет быть, дей­стви­тель­но не сто­ит на­по­ми­нать муж­чине о том, что яв­ля­ет­ся его есте­ствен­ным дол­гом? Мо­жет быть, не за­слу­жи­ва­ет жен­ско­го вни­ма­ния и рас­по­ло­же­ния тот, кто сам не го­тов стать опо­рой се­мьи?

Да­ле­ко не из­жит и се­го­дня та­кой се­мей­ный уклад, при ко­то­ром все до­маш­ние за­бо­ты, весь уход за детьми ло­жат­ся на пле­чи жен­щин. И мно­гие юно­ши вы­рас­та­ют в уве­рен­но­сти, что по­мощь по хо­зяй­ству, уход за детьми — не муж­ское де­ло.

Си­ту­а­ции, ко­гда меж­ду су­пру­га­ми в той или дру­гой об­ла­сти от­но­ше­ний об­на­ру­жи­ва­ет­ся от­сут­ствие един­ства, не так уж ред­ки. Ведь су­ще­ству­ет безд­на раз­ли­чий в са­мо­чув­ствии, на­стро­е­нии, пред­по­чте­нии зна­комств, в вы­бо­ре форм до­су­га, в при­выч­ках и вку­сах. Ес­ли несо­гла­сия обост­рять, вос­при­ни­мать слиш­ком бо­лез­нен­но или эго­и­сти­че­ски, с оби­дой, то это мо­жет ве­сти к от­чуж­де­нию, вза­им­ной хо­лод­но­сти. И то­гда брач­ный со­юз пре­вра­ща­ет­ся в са­мый худ­ший вид оди­но­че­ства — оди­но­че­ство вдво­ем.

Для пре­одо­ле­ния су­пру­же­ских несо­гла­сий пси­хо­ло­ги уже дав­но вы­дви­ну­ли прин­цип уступ­чи­во­сти и со­пе­ре­жи­ва­ния. Са­ма жизнь как бы под­ска­зы­ва­ет афо­ризм: уступ­чи­вость в су­пру­же­ских от­но­ше­ни­ях не бес­прин­цип­ность, а выс­ший прин­цип.

По данным ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, ко­ли­че­ство за­яв­ле­ний о раз­во­дах, по­дан­ных жен­щи­на­ми, в зна­чи­тель­ной ме­ре пре­вос­хо­дит ко­ли­че­ство за­яв­ле­ний, по­сту­па­ю­щих в суд от муж­чин. Раз­во­ды уве­ли­чи­ва­ют чис­ло оди­но­ких лю­дей. Ведь в по­втор­ные бра­ки всту­па­ет при­мер­но по­ло­ви­на разо­шед­ших­ся: муж­чин несколь­ко боль­ше по­ло­ви­ны, а жен­щин — несколь­ко мень­ше. Что же ка­са­ет­ся жен­щин с детьми, то они со­зда­ют но­вую се­мью лишь в 10–15 про­цен­тах случаев.

Пра­во­мер­но за­ду­мать­ся: все ли раз­во­ды так уж необ­хо­ди­мы? Бес­спор­но, нема­ло есть случаев, ко­гда даль­ней­шая сов­мест­ная жизнь су­пру­гов дей­стви­тель­но невоз­мож­на. Но нема­ло и та­ких, ко­гда су­пру­гам это толь­ко лишь по­ка­за­лось. И, не про­буя ис­кать пу­тей к при­ми­ре­нию, они пре­вра­ща­ют­ся из се­мей­ных лю­дей в оди­но­ких. Мно­гие жен­щи­ны, воз­буж­да­ю­щие де­ла о раз­во­де, мо­ти­ви­ру­ют этот шаг пьян­ством му­жа. Се­мей­ная жизнь с пья­ни­цей дей­стви­тель­но ста­но­вит­ся невы­но­си­мой, и жен­щине, ко­то­рая пред­по­чи­та­ет остать­ся оди­но­кой, но снять с се­бя это бре­мя, мож­но лишь по­со­чув­ство­вать. Но пья­ни­ца­ми не рож­да­ют­ся, ими ста­но­вят­ся. И не­ред­ко при­выч­ка эта на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся у муж­чин, уже име­ю­щих се­мью, де­тей. Вот ко­гда от же­ны тре­бу­ет­ся вся ее зор­кость, все ду­шев­ные си­лы, вот ко­гда она долж­на бо­роть­ся за со­хра­не­ние сво­е­го до­маш­не­го оча­га! Боль­шое уме­ние тре­бу­ет­ся для то­го, что­бы раз­вен­чать в гла­зах му­жа его но­вых друж­ков-пья­ниц, ото­рвать его от пью­щей ком­па­нии, со­здать до­ма про­ти­во­вес этим ин­те­ре­сам. Ес­ли не ис­сяк­нут женские си­лы, ес­ли удаст­ся пре­вра­тить се­мью из жерт­вы пьян­ства в ору­дие борь­бы с ним — на­сколь­ко мень­ше ста­нет оди­но­ких, несчаст­ли­вых лю­дей?

А что де­лать тем, кто се­мью не со­здал? Ве­ро­ят­но, пре­жде все­го, не ду­мать, что это на­все­гда, и жить в то­ну­се. И в зре­лые го­ды, и да­же в по­жи­лом воз­расте не­ред­ко за­клю­ча­ют­ся бра­ки, при­чем бра­ки счаст­ли­вые, да­ю­щие ра­дость, по­кой, ощу­ще­ние на­деж­ной опо­ры.

Спор­ный во­прос: что луч­ше для жен­щи­ны — во­об­ще не иметь се­мьи или иметь се­мью непол­ную: дать жизнь ре­бен­ку, а мо­жет быть, взять ре­бен­ка на вос­пи­та­ние? Все, ко­неч­но, за­ви­сит от ха­рак­те­ра, от жиз­нен­ных уста­но­вок, на­ко­нец, от ре­аль­ных воз­мож­но­стей. Но ду­ма­ет­ся, что рас­тить сы­на, дочь — род­ных или при­ем­ных — луч­ше, чем оста­вать­ся од­ной.

При­чи­ны оди­но­че­ства не все­гда субъ­ек­тив­ны, они мо­гут быть и объ­ек­тив­ны­ми. Не­из­бе­жен рас­пад се­мьи по­жи­лых су­пру­гов со смер­тью од­но­го из них. И неиз­беж­но го­ре утра­ты, неиз­беж­на тос­ка по ушед­ше­му. Мно­гие го­ды про­жи­ты вме­сте, об­щи­ми ста­ли мыс­ли, чув­ства, при­выч­ки, вы­ра­бо­тал­ся проч­ный сте­рео­тип су­ще­ство­ва­ния вдво­ем — и вдруг все это об­ры­ва­ет­ся. Осо­бен­но тя­же­ло пе­ре­но­сить вдов­ство, ес­ли че­ло­век уже на пен­сии или ес­ли у него нет хо­ро­ше­го кон­так­та со взрос­лы­ми детьми, с невест­ка­ми, зя­тья­ми.

За­ко­ны при­ро­ды неумо­ли­мы, с ни­ми при­хо­дит­ся ми­рить­ся. Но вза­и­мо­от­но­ше­ния в се­мье мож­но и долж­но на­ла­жи­вать, ста­ра­ясь, что­бы по­жи­лой че­ло­век, остав­ший­ся оди­но­ким, не ощу­щал ря­дом с со­бой пу­сто­ту, что­бы об­ра­зо­вав­ший­ся ва­ку­ум был за­пол­нен.

По­ка ро­ди­те­ли мо­ло­ды, а ре­бе­нок мал, им труд­но се­бе пред­ста­вить, что на­ста­нет вре­мя, ко­гда он дол­жен бу­дет стать их мо­раль­ной опо­рой. Но та­кое вре­мя при­хо­дит, и бе­да, ес­ли де­ти не под­го­тов­ле­ны всем пред­ше­ству­ю­щим вос­пи­та­ни­ем к этой сво­ей ро­ли, ес­ли они ни­ко­гда рань­ше не име­ли слу­чая про­явить за­бо­ту об от­це и ма­те­ри.

Как и все­му хо­ро­ше­му, это­му ни­ко­гда не позд­но учить­ся. Долг де­тей — скра­сить жизнь ов­до­вев­шей ма­те­ри или от­ца, не дать им по­гру­зить­ся в свое оди­но­че­ство.

Мно­гое за­ви­сит и от по­жи­ло­го че­ло­ве­ка — от осо­бен­но­стей его лич­но­сти, от сте­пе­ни жиз­не­стой­ко­сти, от со­сто­я­ния здо­ро­вья и, ко­неч­но, от его жи­тей­ской муд­ро­сти, от спо­соб­но­сти трез­во взгля­нуть на сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию.

Нель­зя не учи­ты­вать, что мо­ло­дая се­мья — это уже са­мо­сто­я­тель­ная ячей­ка об­ще­ства, со сво­им пси­хо­ло­ги­че­ским кли­ма­том, со сво­им кру­гом ин­те­ре­сов, сво­им сти­лем. Она жи­вет на­сто­я­щим и устрем­ле­на в бу­ду­щее. Но про­шлое нуж­но ей как шко­ла опы­та, как нрав­ствен­ный фун­да­мент. И необ­хо­ди­ма встреч­ная го­тов­ность мо­ло­дых к вос­при­я­тию это­го опы­та.

«Со мной не раз­го­ва­ри­ва­ют, мне ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ют» — частая жа­ло­ба ста­ри­ков, оди­но­ко чув­ству­ю­щих се­бя в се­мье. Это упрек мо­ло­дым. Это и по­вод к раз­мыш­ле­нию для са­мо­го по­жи­ло­го че­ло­ве­ка. Вы­ход из оди­но­че­ства тре­бу­ет соб­ствен­ных внут­рен­них уси­лий. При­хо­дит­ся со­зда­вать ком­му­ни­ка­ции, ис­кать путь к лю­дям.

Есте­ствен­но, что с воз­рас­том неду­ги и сла­бость на­по­ми­на­ют о се­бе все ча­ще. Но сто­ит ли по­сто­ян­но го­во­рить об этом? Увы, та­кая те­ма при­еда­ет­ся да­же близ­ким лю­дям. Не­при­вле­ка­тель­на и по­сто­ян­ная скорбь об ушед­шей мо­ло­до­сти.

Оди­но­ко­му че­ло­ве­ку осо­бен­но важ­но мо­би­ли­зо­вать все ре­зер­вы оп­ти­миз­ма, все воз­мож­но­сти для то­го, что­бы ин­те­рес и сим­па­тии к нему не уга­са­ли. А свои вос­по­ми­на­ния, свой ар­се­нал пе­ре­жи­то­го, свои уме­ния и по­зна­ния ис­поль­зо­вать для то­го, что­бы сде­лать жизнь се­мьи бо­лее ин­те­рес­ной и на­сы­щен­ной, обо­га­тить сво­им опы­том. Не оди­но­ки ба­буш­ки и де­душ­ки, у ко­то­рых де­ти ищут муд­ро­го со­ве­та, ко­то­рым вну­ки не бо­ят­ся из­лить ду­шу, до­ве­рить свои сер­деч­ные тай­ны...

Нема­ло есть по­жи­лых лю­дей, су­мев­ших со­хра­нить глу­бо­кую при­тя­га­тель­ность, оба­я­ние доб­ро­ты, ду­хов­ной на­пол­нен­но­сти. К ним тя­нут­ся не толь­ко род­ные. Очень ча­сто род­ны­ми для них ста­но­вят­ся чу­жие лю­ди. И ка­кая это ра­дость для тех и дру­гих: най­ти че­ло­ве­ка!

Н. Со­ло­вьев, кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.