СОТВОРИ СВОЮ ЖИЗНЬ САМ

На­ше здо­ро­вье в на­ших ру­ках

Vashe Zdorovie - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Мар­га­ри­та Ве­ре­ща­ги­на, ва­лео­лог от­де­ле­ния про­фи­лак­ти­ки УЗ «26-я ГП» г. Мин­ска

Ко­гда я на­чи­на­ла ра­бо­тать в ме­ди­цине, все ка­за­лось по­нят­ным в боль­шей сте­пе­ни, чем сей­час. Ведь мо­ло­дость убеж­де­на, что зна­ет прак­ти­че­ски все.

За­ду­мы­вать­ся о том, что мно­гие болезни люди тво­рят сво­и­ми ру­ка­ми, мыс­ля­ми, соб­ствен­ным сво­бод­ным вы­бо­ром или без­дей­стви­ем, я начала го­раз­до поз­же, по ме­ре то­го, как рос мой про­фес­си­о­наль­ный и лич­ный опыт.

Ра­бо­тая в ме­ди­цине, по­чти по­сто­ян­но на­хо­дишь­ся в сре­де че­ло­ве­че­ских стра­да­ний, и по­ни­ма­ешь, нас­коль­ко тон­ка грань меж­ду здо­ро­вьем и бо­лез­нью, жиз­нью и смер­тью. И воз­ни­ка­ют во­про­сы, во­про­сы, во­про­сы… Ме­ня все­гда вос­хи­ща­ли силь­ные ду­хом люди. Од­но де­ло, ес­ли че­ло­век по­па­да­ет в гор­ни­ло дра­ма­ти­че­ских ис­пы­та­ний по во­ле фор­ту­ны, как го­во­ри­ли в древ­ние вре­ме­на, и дру­гое, — ко­гда прак­ти­че­ски здо­ро­вые люди изощ­рен­но раз­ру­ша­ют свое здо­ро­вье и да­же жизнь.

Стал­ки­ва­ясь с внут­рен­ней си­лой че­ло­ве­ка с неиз­ле­чи­мым за­бо­ле­ва­ни­ем или тя­же­лой ин­ва­лид­но­стью, с его му­же­ством и стрем­ле­ни­ем жить пол­ной жиз­нью, во­пре­ки болезни, со­всем по-ино­му на­чи­на­ешь смот­реть и на лю­дей, и на бо­лезнь, и на мел­кие не­до­мо­га­ния, и на свою жизнь. Со­всем по-ино­му на­чи­на­ешь це­нить то, что да­но, то, что да­ро­ва­но. И ина­че на­чи­на­ешь от­но­сить­ся к лю­би­те­лям бес­ко­неч­ных «за­ду­шев­ных» раз­го­во­ров, ле­ле­ю­щих свои на­смор­ки и ней­ро­цир­ку­ля­тор­ные ди­сто­нии го­да­ми, тра­тя­щие по­пу­сту дра­го­цен­ное время жиз­ни на псев­до­бо­лез­ни и ны­тье.

Без­гра­нич­ная си­ла ду­ха часто от­чет­ли­во про­яв­ля­ет­ся в тех лю­дях, кто во­лею судь­бы ли­шен фи­зи­че­ско­го со­вер­шен­ства, воз­мож­но­сти сво­бод­но­го пе­ре­дви­же­ния, или вос­при­я­тия ми­ра в том объ­е­ме, ка­ким он дан боль­шин­ству лю­дей. Бла­го­да­ря ко­лос­саль­ной си­ле ду­ха, ха­рак­те­ра, во­ле, та­кие люди пре­одо­ле­ва­ют неве­ро­ят­ное, об­ре­тая глу­бо­кое внут­рен­нее со­дер­жа­ние. И они, дей­стви­тель­но, жи­вут, в пол­ном смыс­ле слова.

Их мно­го, на­ших со­вре­мен­ни­ков, тех, кто зна­ет ре­аль­ную це­ну здо­ро­вью, сво­бо­де пе­ре­дви­же­ния, ра­до­сти ося­зать мир, це­ну жиз­ни без бо­ли…

Они — ря­дом, сре­ди нас, в этом ми­ре. Некоторые из них со­вер­ша­ют каж­до­днев­ный по­двиг, но при этом со­хра­ня­ют в се­бе все са­мое луч­шее, что, соб­ствен­но, и де­ла­ет нас людь­ми, неза­ви­си­мо от на­шей фи­зи­че­ской обо­лоч­ки. Ведь че­ло­век — это го­раз­до больше, чем те­ло. Та­кое му­же­ство впе­чат­ля­ет… Вот некоторые при­ме­ры из ре­аль­ной жиз­ни.

Ник Вуй­чич ро­дил­ся с син­дро­мом Тет­ра-Аме­лия — на­след­ствен­ным за­бо­ле­ва­ни­ем, без рук и ног: «Я на­учил­ся пла­вать, на­би­рать на ком­пью­те­ре со ско­ро­стью 43 слова в ми­ну­ту, са­мо­сто­я­тель­но чи­стить зу­бы. И про­дол­жал мо­лить­ся о чу­де, про­ся Бо­га о ру­ках и но­гах. Но Бог не дал мне чу­да. И то­гда я по­нял, что имен­но в та­ком ви­де я яв­ля­юсь чу­дом для дру­гих лю­дей. Сей­час я ез­жу по ми­ру со слу­же­ни­ем «Жизнь без огра­ни­че­ний». Есть мно­го лю­дей с ру­ка­ми и но­га­ми, но они — ин­ва­ли­ды в ра­зу­ме. Им нуж­но по­мочь най­ти прав­ду и сча­стье».

Ник же­нат, у него под­рас­та­ют де­ти. Он при­ез­жал и к нам, де­лясь сво­ей муд­ро­стью.

А лон­дон­ская Ве­не­ра, ко­то­рая бы­ла за­пе­чат­ле­на в зна­ме­ни­той на весь мир скульп­ту­ре, — ху­дож­ни­ца Эли­сон Лэп­пер. Она ро­ди­лась без рук, от нее от­ка­за­лась мать, но Эли­сон вы­сто­я­ла и на­учи­лась ри­со­вать един­ствен­ной но­гой. Сей­час Эли­сон — счаст­ли­вая мать, твор­че­ская лич­ность, из­вест­ный об­ще­ствен­ный де­я­тель. Выш­ла ее ав­то­био­гра­фи­че­ская кни­га с мно­го­зна­чи­тель­ным на­зва­ни­ем «Моя жизнь — в мо­их ру­ках».

И ты­ся­чи дру­гих, кто не столь из­ве­стен, но столь же ве­лик ду­хом. На ум при­хо­дят слова Джор­джа Бер­нар­да Шоу: «Че­ло­век — все рав­но, что кир­пич; об­жи­га­ясь, он ста­но­вит­ся твер­дым».

В све­те по­доб­ных ис­то­рий пе­ре­ста­ешь при­ни­мать на ве­ру столь по­пу­ляр­ный, сколь и под­на­до­ев­ший ло­зунг еще из преж­них вре­мен: «В здо­ро­вом те­ле — здо­ро­вый дух». Тем бо­лее что мой жиз­нен­ный опыт часто го­во­рит об об­рат­ном. Нет, без­услов­но, и те­ло, и дух долж­ны на­хо­дить­ся в аб­со­лют­ной гар­мо­нии — в иде­а­ле. Но это только в иде­а­ле, а в жиз­ни… В жиз­ни бы­ва­ет по-раз­но­му.

И по­не­во­ле воз­ни­ка­ет еще один во­прос, пе­ре­се­ка­ю­щий­ся со сфе­рой про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти. По­че­му так про­ис­хо­дит, что иной че­ло­век зна­чи­тель­ную часть сво­ей жиз­нен­ной энер­гии рас­хо­ду­ет не на со­зи­да­ние, кон­струк­тив­ные мыс­ли и действия, а на недо­воль-

ство всем во­круг, си­сте­мой здра­во­охра­не­ния, льго­та­ми, мед­ра­бот­ни­ка­ми, или на на­пи­са­ние жа­лоб, бес­ко­неч­ные по­се­ще­ния по­ли­кли­ник и сда­чу ана­ли­зов, ко­то­рые, к сча­стью, все­гда в нор­ме?

По су­ти, та­кой че­ло­век бе­жит от осо­зна­ния и при­ня­тия то­го фак­та, что его жизнь ли­ше­на че­го-то очень важ­но­го. Он про­сто бо­ит­ся остать­ся на­едине с со­бой, заглянуть внутрь са­мо­го се­бя и уви­деть при­чи­ны ис­тин­ных сво­их недо­мо­га­ний. Не­лег­ко при­знать, что бы­лой смысл утра­чен, ес­ли он был, и непро­сто пе­ре­смот­реть свою жизнь, най­ти в ней при­о­ри­те­ты, на­пол­нив ее но­вым смыс­лом.

Со­суд жиз­ни мы за­пол­ня­ем по на­ше­му соб­ствен­но­му вы­бо­ру, ис­хо­дя из ин­ди­ви­ду­аль­ной си­сте­мы цен­но­стей.

Здо­ро­вье все­гда на­хо­дит­ся в си­сте­ме цен­но­стей каж­до­го че­ло­ве­ка, при­зна­ет­ся он се­бе в этом или нет, но и са­мое креп­кое здо­ро­вье не яв­ля­ет­ся га­ран­ти­ей то­го, что жиз­нен­ный путь бу­дет прой­ден бла­го­по­луч­но и осмыс­лен­но.

Мы часто рас­тра­чи­ва­ем здо­ро­вье, кап­ля за кап­лей, не столь­ко в сра­же­ни­ях с бо­лез­ня­ми, сколь­ко в непра­виль­ном от­но­ше­нии ко мно­гим ве­щам. Пе­ре­жи­ва­ем из­за пу­стя­ков, раз­дра­жа­ем­ся по ме­ло­чам, пьем со­мни­тель­ные био­до­бав­ки, в ко­то­рые ве­рим больше, чем в Бо­га. Устав от нере­шен­ных, глу­бин­ных лич­ност­ных про­блем, от­кры­ва­ем сво­и­ми ру­ка­ми две­ри для пси­хо­со­ма­ти­че­ских за­бо­ле­ва­ний и на­чи­на­ем ле­чить­ся и ле­чить­ся…

И вот уже ни­че­го не ра­ду­ет, а по­ли­кли­ни­ка ста­но­вит­ся «род­ным до­мом», и ам­бу­ла­тор­ная кар­та все тол­ще и ве­со­мее, и ка­жет­ся, что вра­чи не столь ком­пе­тент­ны, ес­ли не мо­гут най­ти и устра­нить ис­точ­ник стра­да­ний. Время идет, но тщет­но: ни­че­го не ме­ня­ет­ся, ле­кар­ства не по­мо­га­ют, и са­мый луч­ший врач не в си­лах снять эти необъ­яс­ни­мые го­лов­ные бо­ли и го­ло­во­кру­же­ния, бо­ли в су­ста­вах, ко­то­рые воз­вра­ща­ют­ся время от вре­ме­ни, или при­выч­ный дис­ком­форт в под­ре­бе­рье и по­сто­ян­ную ханд­ру на по­го­ду… Да ма­ло ли еще этих стран­ных «бо­лез­ней», отрав­ля­ю­щих жизнь? Но ни в од­ной по­ли­кли­ни­ке, ни в од­ном ста­ци­о­на­ре не най­ти то­го вра­ча, ко­то­рый по­мог бы в этом слу­чае. Есть только один це­ли­тель. Это — мы сами.

Сей­час из здо­ро­вья де­ла­ют культ. И в этой опас­ной тен­ден­ции мне ви­дит­ся об­рат­ная сто­ро­на то­го фе­но­ме­на, о ко­то­ром го­во­ри­лось вы­ше. Кто-то куль­ти­ви­ру­ет в се­бе несу­ще­ству­ю­щие болезни, ба­луя их сво­им вни­ма­ни­ем, больше, чем близ­ких или домашних питомцев, и иг­но­ри­руя необ­хо­ди­мость про­ана­ли­зи­ро­вать свой жиз- нен­ный путь, при­нять то или иное ре­ше­ние. Кто-то, сло­мя го­ло­ву, бро­са­ет­ся в здо­ро­вый образ жиз­ни, не за­ду­мы­ва­ясь глу­бо­ко над су­тью про­цес­са, а, ско­рее, сле­дуя мод­ным тен­ден­ци­ям.

А нас­коль­ко он здо­ро­вый? И для ко­го? С ка­кой це­лью? И что мы там мо­жем взять для се­бя? А взять для се­бя каж­дый дол­жен ис­клю­чи­тель­но свое, пред­на­зна­чен­ное только ему.

И вот тут на­чи­на­ет­ся са­мое ин­те­рес­ное. Ведь для то­го, что­бы взять свое, най­ти его сре­ди бес­ко­неч­ных обез­ли­чен­ных ре­ко­мен­да­ций и но­вых ве­я­ний, це­ли­тель­ных сек­ре­тов и па­на­цей, на­до знать се­бя до­ста­точ­но хо­ро­шо. И знать, что нам дей­стви­тель­но необ­хо­ди­мо, без че­го со­всем ни­как. Бу­дет ли это бег по утрам? Воз­мож­но. Будут ли это ме­ди­та­тив­ные прак­ти­ки? Воз­мож­но. От­каз от ку­ре­ния или пи­рож­ных? Ве­ро­ят­но. Но, мо­жет, и нет.

Есть нечто, поз­во­ля­ю­щее на­вер­ня­ка сде­лать пра­виль­ный вы­бор. Преж­де все­го — зна­ние са­мо­го се­бя, сво­их силь­ных и сла­бых сто­рон, сво­ей ахил­ле­со­вой пя­ты и в фи­зи­че­ском, и в нрав­ствен­ном, и в ду­хов­ном.

Как это­го до­стичь? Все про­сто… и слож­но. В непре­рыв­ной внут­рен­ней ра­бо­те, в поисках се­бя и об­ре­те­нии гар­мо­нии с со­бой рож­да­ет­ся путь к ин­ди­ви­ду­аль­но­му здо­ро­вью.

И это уже бу­дет ка­че­ствен­но иное здо­ро­вье. Не из-под пал­ки, и не по­то­му, что «так на­до», так мод­но. А по­то­му, что «я так хо­чу, не мо­гу ина­че, и это — мой осо­знан­ный вы­бор».

На­до учить­ся ду­мать, раз­мыш­лять, ана­ли­зи­ро­вать, при­зна­вать свои ошиб­ки. Труд­но? Да, ес­ли не бы­ло прак­ти­ки. На­до на­чи­нать жить. Ко­гда же еще? Сей­час, се­год­ня. Ибо, как не при­скорб­но при­знать, но еще Оскар Уайльд от­ме­тил, что «Жить — ред­чай­шее в ми­ре яв­ле­ние. Боль­шин­ство лю­дей про­сто су­ще­ству­ют».

А еще на­до чут­ко при­слу­ши­вать­ся к сво­им по­треб­но­стям, не иг­но­ри­руя ни по­треб­но­сти те­ла, ни по­треб­но­сти нема­те­ри­аль­ные, выс­шие. Они у нас то­же есть. Ведь «не хле­бом еди­ным жив че­ло­век».

Учить­ся при­ни­мать свое те­ло и соб­ствен­ные несо­вер­шен­ства. Учить­ся про­щать не только дру­гих, как это­го тре­бу­ет мо­раль, но преж­де все­го — про­щать са­мих се­бя. Не за­го­нять эмо­ци­о­наль­ную боль глу­бо­ко внутрь, не глу­шить ее пи­лю­ля­ми, био­до­бав­ка­ми, не за­пи­вать кис­ло­род­ны­ми кок­тей­ля­ми и не пе­ре­кры­вать ее взы­ва­ю­щий из глу­бин го­лос из­ну­ри­тель­ны­ми за­ня­ти­я­ми в тре­на­жер­ных за­лах.

По су­ти, не со­зда­вать сво­и­ми же ру­ка­ми, по­ступ­ка­ми и мыс­ля­ми пи­та­тель­ную сре­ду для бо­лез­ней, ко­то­рых мог­ло бы и не быть.

Про­сто оста­но­вить­ся. За­ду­мать­ся. По­нять. Про­стить, ес­ли необ­хо­ди­мо. По­бла­го­да­рить за то, что да­но. Лю­бить. Тво­рить. Жить.

Жить каж­дым днем, как в по­след­ний раз. Только так и не ина­че.

Как го­во­ри­ли древ­ние? «Пом­ни о смерти» или «ло­ви мо­мент». У нас уже нет про­шло­го, но еще нет и бу­ду­ще­го. Насто­я­щее — вот на­ше бес­цен­ное бо­гат­ство! Только в нем, в этом крат­ком вре­мен­ном от­рез­ке, мы яв­ля­ем­ся пол­но­прав­ны­ми вла­сте­ли­на­ми вре­ме­ни и твор­ца­ми.

И вот то­гда при­хо­дит осо­зна­ние то­го, что мы в от­ве­те, преж­де все­го, за са­мих се­бя, за свое са­мо­чув­ствие, за эмо­ци­о­наль­ный ба­ланс и фи­зи­че­ский. И мы уже име­ем мно­го, очень мно­го, но про­сто не все­гда мо­жем пра­виль­но рас­по­ря­дить­ся эти­ми да­ра­ми, по­то­му что… так уж устро­е­ны люди.

И вот он — но­вый день! При­шел, как чи­стый лист.

Чем мы за­пол­ним его? Вы­бор за на­ми.

Что мы на­пи­шем на этом лист­ке на­сто­я­ще­го?

На­пи­шем ли мы жа­ло­бу, об­ви­няя ме­ди­ци­ну во всех гре­хах и сво­их недо­мо­га­ни­ях, или предъ­явим иск са­мой фор­туне?

Или же на­ри­су­ем все­ми се­мью крас­ка­ми ра­ду­ги но­вый день, на­пол­нен­ный бла­го­да­ре­ни­ем и лю­бо­вью к се­бе, к сво­им близ­ким, к при­ро­де, к ми­ру во­круг, к жиз­ни, ко­то­рая да­ро­ва­на нам, и ко­то­рую мы сами, только мы сами вы­стра­и­ва­ем, кир­пи­чик за кир­пи­чи­ком, каж­дой сво­ей мыс­лью, каж­дым по­ры­вом сво­е­го серд­ца...

«Для эк­зи­стен­ци­а­ли­ста че­ло­век по­то­му не под­да­ет­ся опре­де­ле­нию, что пер­во­на­чаль­но ни­че­го со­бой не пред­став­ля­ет. Че­ло­ве­ком он ста­но­вит­ся лишь впо­след­ствии, при­чем та­ким че­ло­ве­ком, ка­ким он сде­ла­ет се­бя сам». (Жан-Поль Сартр).

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.