БУМЕРАНГ ДОБРА, или Почему я по­ве­рил в ны­неш­нюю мо­ло­дежь

Не­вы­ду­ман­ная ис­то­рия. Все­гда боль­но, когда го­ре при­хо­дит в наш дом, к близ­ким или дру­зьям. На про­шлой неде­ле страш­ная но­вость по­сту­ча­лась из Моск­вы. Не­ле­пая слу­чай­ность по­ста­ви­ла на грань жиз­ни и смер­ти школь­ную по­дру­гу моей до­че­ри

Vecherniy Minsk - - СОЦИУМ - Вла­ди­мир НИКОЛАЙЧУК

Ту са­мую Юлеч­ку, ми­лую и озор­ную Ку­че­ряш­ку, как лю­бя ее зо­вут все при­я­те­ли с дет­ства. Улыб­чи­вая, доб­рая, вни­ма­тель­ная и чут­кая к каж­до­му, она бы­ла ду­шой лю­бой ком­па­нии. Ее при­ход в наш дом (как, уве­рен, и в дру­гие) все­гда был же­лан­ным, по­то­му как юная куд­ря­вая дев­чуш­ка, а по­том оча­ро­ва­тель­ная де­вуш­ка все­гда на­пол­ня­ла его доб­ром и све­том. Дру­зья в ней ду­ши не ча­я­ли. Рядом с Ку­че­ряш­кой все­гда бы­ло ин­те­рес­но, ве­се­ло, ком­форт­но. Не­вы­со­кая, ху­день­кая, она го­рой сто­я­ла за спра­вед­ли­вость. С ней мож­но бы­ло по­де­лить­ся не толь­ко со­кро­вен­ной ра­до­стью, но и лю­бой, да­же са­мой ще­кот­ли­вой, про­бле­мой. При этом зная, что ра­ди дру­га она сде­ла­ет все воз­мож­ное. Что­бы по­мочь, по­жерт­ву­ет по­след­ним.

В Мин­ске о слу­чив­шей­ся бе­де узна­ли из соц­се­тей. Мос­ков­ские дру­зья Юли со­об­ща­ли, что она в ко­ме: мно­же­ствен­ные пе­ре­ло­мы ко­стей го­ло­вы, об­шир­ная ге­ма­то­ма, пнев­мо­ния… И, увы, по­ка ни­ка­ких про­гно­зов вра­чей. Мо­ло­дые моск­ви­чи про­си­ли сво­их бе­ло­рус­ских сверст­ни­ков най­ти ро­ди­те­лей Юли и со­об­щить им эту страш­ную но­вость мак­си­маль­но де­ли­кат­но. Что­бы не слу­чи­лось еще од­ной тра­ге­дии.

От­ца Юля по­те­ря­ла око­ло го­да на­зад. И очень тя­же­ло пе­ре­жи­ва­ла эту утра­ту. Ма­ма-пен­си­о­нер­ка, са­ма с да­ле­ко не без­упреч­ным здо­ро­вьем, узнав о бе­де, тут же умча­лась в Моск­ву. Фак­ти­че­ски без де­нег. От­ку­да им взять­ся у жен­щи­ны, всю жизнь тру­див­шей­ся в дет­ском са­ду за бо­лее чем скром­ную зар­пла­ту, а сей­час жи­ву­щей на со­от­вет­ству­ю­щую пен­сию? Юля-то и уеха­ла в Бе­ло­ка­мен­ную толь­ко по­то­му, что там, как она счи­та­ла, есть воз­мож­ность за­ра­ба­ты­вать боль­ше, что­бы по­мо­гать ма­ме. Мин­ские дру­зья Ку­че­ряш­ки бро­си­ли клич в соц­се­тях и уже в пер­вый день со­бра­ли бо­лее 1000 дол­ла­ров. На­шли ку­рье­ра, который от­вез день­ги в Моск­ву.

В рос­сий­ской сто­ли­це отыс­кал­ся еще один од­но­класс­ник девушки. Он встре­тил Юли­ну ма­му, вез­де со­про­вож­дал ее в незна­ко­мом го­ро­де. Он же с ре­бя­та­ми со­об­ща­ли всем зна­ко­мым о со­сто­я­нии Ку­че­ряш­ки. И каж­дая хоть чуть-чуть об­на­де­жи­ва­ю­щая ве­сточ­ка тут же от­зы­ва­лась мно­же­ством доб­рых по­стов: «Юль­ка — бо­ец! Уве­ре­ны, все бу­дет хо­ро­шо!», «То, что она бу­дет жить, — это 100 %. Да­же не сом­не­ва­юсь в этом. Ду­маю, она уже ско­ро при­дет в себя. Хо­тя са­му тре­во­га по­рой на­кры­ва­ет так, что нет сил спра­вить­ся», «Юль­ка, по­прав­ляй­ся быст­рее, мы все это­го очень ждем! И спасибо, ре­бя­та, что дер­жи­те нас в кур­се про­ис­хо­дя­ще­го!»

Так как в пер­вые дни ни­кто не знал, что пред­сто­ит Юле в боль­ни­це и есть ли у нее рос­сий­ская ме­ди­цин­ская стра­хов­ка, дру­зья опять же че­рез соц­се­ти на­ча­ли сбор де­нег на ле­че­ние по­дру­ги. По оцен­кам вра­чей, пред­сто­я­щая опе­ра­ция может сто­ить не ме­нее 20 ты­сяч дол­ла­ров. И уже за первую неде­лю дру­зья со­бра­ли по­чти по­ло­ви­ну этой сум­мы. Од­но­класс­ни­ки, зна­ко­мые и про­сто нерав­но­душ­ные лю­ди на­шлись не толь­ко в Мин­ске и Москве, но и во Фран­ции, Гер­ма­нии, США: «Я сест­ра Жень­ки, ко­то­ро­го мы по­те­ря­ли 9 лет на­зад. Вот то­гда я с Ку­че­ряш­кой и по­зна­ко­ми­лась, она мне очень силь­но мо­раль­но по­мог­ла, под­дер­жа­ла. А се­го­дня я не мо­гу не по­мочь ей», «Мы учи­лись в од­ной шко­ле, хо­тя да­же не об­ща­лись, но я не мо­гу остать­ся рав­но­душ­ной к та­ко­му го­рю зна­ко­мо­го и хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка».

И вот пер­вая по-на­сто­я­ще­му об­на­де­жи­ва­ю­щая но­вость из тех же соц­се­тей: «На се­го­дняш­ний день со­сто­я­ние тя­же­лое, но ста­биль­ное, что, как говорят вра­чи, уже хо­ро­шо. Юль­ку вво­дят в ис­кус­ствен­ную ко­му и смот­рят за по­ка­за­те­ля­ми. Се­го­дня, когда ее на­ве­ща­ли, она нас слы­ша­ла. Ре­а­ги­ро­ва­ла, когда тро­га­ли ее за ру­ку. Но­га­ми ста­ла ак­тив­но дви­гать, пульс под­ни­мал­ся до 180, пы­та­лась пла­кать. То есть жиз­нен­но важ­ные ор­га­ны не за­тро­ну­ты, и это уже ра­ду­ет. Все бу­дет хо­ро­шо!»

Соц­се­ти эта но­вость на­кры­ла на­сто­я­щей ра­до­стью и в Мин­ске, и в Москве, и во всех дру­гих го­ро­дах, где сле­дят за здо­ро­вьем Ку­че­ряш­ки. «На­де­юсь, мы ско­ро все встре­тим­ся и вме­сте с Юлей бу­дем вспо­ми­нать слу­чив­ше­е­ся как страш­ный сон», «…И ор­га­ни­зу­ем ве­чер встре­чи, на ко­то­ром от­празд­ну­ем на­шу об­щую по­бе­ду над слу­чив­шей­ся бе­дой».

Дай бог, ре­бя­та, что­бы так и бы­ло! Юль­ка обя­за­на вы­жить и вы­здо­ро­веть. Ра­ди себя, ра­ди ма­мы, ра­ди ва­шей друж­бы!

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.