«Прон­зи­тель­но виз­жал по­сле уро­ков…»

Со­вре­мен­ный уче­ник по­ве­де­ни­ем ма­ло от­ли­ча­ет­ся от до­ре­во­лю­ци­он­но­го гим­на­зи­ста

Vecherniy Minsk - - ДАЛЕКОЕ − БЛИЗКОЕ - Дмит­рий ИСАЙЧУК

— Вот она, са­мая страш­ная кни­га для уча­ще­го­ся Мин­ской мужской пра­ви­тель­ствен­ной гим­на­зии, — го­во­рит ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го ис­то­ри­че­ско­го ар­хи­ва Бе­ла­ру­си Дмит­рий Яце­вич, по­ка­зы­вая тол­стый гросс­бух. — В гим­на­зи­че­ской сре­де ее на­зы­ва­ли «кон­ду­ит», а офи­ци­аль­но — кни­га для за­пи­си про­ступ­ков уче­ни­ков. В до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии на каж­до­го уча­ще­го­ся за­во­ди­лось та­кое свое­об­раз­ное лич­ное дело, в ко­то­ром от­ме­ча­лись да­та про­ступ­ка, класс и фа­ми­лия «от­ли­чив­ше­го­ся», крат­кая суть пре­гре­ше­ния, на­ло­жен­ное на­ка­за­ние и да­та его от­бы­тия. По за­пи­сям вы­став­ля­лась го­до­вая от­мет­ка за по­ве­де­ние.

На­ка­нуне Дня учи­те­ля пе­ре­не­сем­ся в да­ле­кий 1913 год. Зда­ние гим­на­зии на­хо­ди­лось на ме­сте скве­ра на ули­це Ле­ни­на, где уста­нов­ле­ны па­мят­ни­ки Гри­цев­цу и Дю­на­ну. 22 ав­гу­ста в ней на­ча­лись за­ня­тия для 679 гим­на­зи­стов. И в тот же день ожил кон­ду­ит…

Пер­вы­ми по­па­лись три ку­риль­щи­ка из 5-го и 6-го клас­сов. За ку­ре­ние па­пи­рос они бы­ли «аре­сто­ва­ны» на 8 ча­сов два вос­кре­се­нья под­ряд. В то вре­мя «арест» озна­чал остав­ле­ние по­сле уро­ков. Обыч­но его от­бы­ва­ли в буд­ний день, но в ред­ких слу­ча­ях уче­ни­ка ли­ша­ли вы­ход­но­го.

В пер­вый учеб­ный день огра­ни­чи­лись уст­ным вы­го­во­ром в от­но­ше­нии двух опоз­дав­ших на утрен­нюю мо­лит­ву. Им при­пом­ни­ли, что в про­шлом учеб­ном го­ду они ча­сто гре­ши­ли по­доб­ным, и по­это­му вы­зва­ли ро­ди­те­лей для бе­се­ды.

24 ав­гу­ста «арест» на 2 ча­са за дра­ку во вре­мя пе­ре­ме­ны за­слу­жи­ли 4 чет­ве­ро­класс­ни­ка: Баль­чу­нас, Хо­ле­во, Гри­го­ро­вич и Ко­риль­ков. На уро­ке гео­гра­фии их од­но­класс­ник Без­вод­ниц­кий «вел себя бес­по­кой­но, не ре­а­ги­ро­вал на за­ме­ча­ния и в кон­це уро­ка са­мо­воль­но пе­ре­ме­нил ме­сто». За это он «аре­сто­ван» на час.

27 ав­гу­ста в кон­ду­ит уго­ди­ли тре­тье­класс­ни­ки за ша­ло­сти во вре­мя уро­ка немец­ко­го язы­ка: Мла­див и Ма­ли­нов­ский бро­са­лись в от­ве­чав­ше­го у дос­ки бу­маж­ка­ми, а Коз­лов­ско­го ули­чи­ли в из­го­тов­ле­нии пле­ва­тель­но­го при­спо­соб­ле­ния (па­мят­ная, на­вер­ное, каж­до­му школь­ни­ку тру­боч­ка от руч­ки и же­ва­ная бу­маж­ка). В ито­ге пер­вые

два гим­на­зи­ста по­лу­чи­ли по ча­су «аре­ста», а Коз­лов­ский — толь­ко вы­го­вор и опо­ве­ще­ние ро­ди­те­лей: ис­поль­зо­вать свое стрел­ко­вое ору­жие он не успел.

Чет­ве­ро­класс­ник Ни­ко­лай Гур­тьев ослу­шал­ся по­мощ­ни­ка на­став­ни­ка, за что схло­по­тал час по­сле уро­ков. Но не от­был на­ка­за­ние, а сбе­жал. За это по­лу­чил еще 3 ча­са «аре­ста».

На 2 ча­са на­ка­зан пя­ти­класс­ник Хел­мов­ский за «но­ше­ние неуста­нов­лен­ной фор­мы». Его то­ва­рищ Се­маш­ко 8 сен­тяб­ря был за­ме­чен на тре­ке в Гу­бер­на­тор­ском са­ду в неза­стег­ну­том паль­то и бе­лой ту­жур­ке! А тре­тье­класс­ник Суд­ник на­ка­зан на час в вос­кре­се­нье за то, что при­шел без пряж­ки на ремне.

Вто­ро­класс­ни­ка Ру­бен­штей­на за­ста­ли гу­ля­ю­щим по За­ха­рьев­ской ули­це в 21:30, то­гда как уче­ни­кам за­пре­ща­лось вы­хо­дить на ули­цу по­сле 20:00. По­се­му в кон­ду­и­те неред­ко встре­ча­ют­ся за­пи­си из де­сят­ка фа­ми­лий, об­ве­ден­ных скоб­кой с еди­ным про­ступ­ком — «гу­ля­ли по ули­цам поз­же уста­нов­лен­но­го вре­ме­ни». Каж­до­му — по 2 ча­са до­пол­ни­тель­но­го си­де­ния в гим­на­зии.

Вто­ро­класс­ник Кар­по­вич по­лу­чил пол­то­ра ча­са вне­уроч­ных за­ня­тий за то, что «прон­зи­тель­но виз­жал по­сле уро­ков в клас­се в при­сут­ствии по­мощ­ни­ка класс­но­го на­став­ни­ка».

Уже че­рез ме­сяц по­сле на­ча­ла учеб­но­го го­да в кни­ге все ча­ще ста­ли по­яв­лять­ся за­пи­си: «Устро­и­ли свал­ку», «Уда­рил по ли­цу», «Рас­шиб лоб до кро­ви», «Стис­нул ру­ку до кри­ка от бо­ли». Эти на­ру­ше­ния дис­ци­пли­ны ка­ра­лись 4 ча­са­ми «аре­ста».

Уча­сти­лись и про­гу­лы. На­при­мер, се­ми­класс­ник Злот­ни­ков 12 ок­тяб­ря не при­сут­ство­вал на уро­ках, а меж­ду тем ве­че­ром был в ки­не­ма­то­гра­фе. За это был на­ка­зан на 5 ча­сов. Боль­ше да­ва­ли толь­ко за ку­ре­ние, осо­бен­но ес­ли ло­ви­ли вне стен гим­на­зии.

Уча­щи­е­ся до­ре­во­лю­ци­он­ных гим­на­зий точ­но зна­ли, ка­кая кни­га са­мая страш­ная. По­то­му что ча­стень­ко по­па­да­ли на стра­ни­цы кон­ду­и­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.