СВЯ­ЗАН­НЫЕ ЗА­ВО­ДОМ

Сум­мар­ный тру­до­вой стаж се­мей­ной ди­на­стии Иса­е­вич — Си­до­рен­ко на Мин­ском ав­то­мо­биль­ном за­во­де со­став­ля­ет без ма­ло­го 300 лет

Vecherniy Minsk - - ОБЩЕСТВО - Ири­на РЖЕУССКАЯ

Все­мье на­чаль­ни­ка за­вод­ской тех­ни­че­ской ла­бо­ра­то­рии кан­ди­да­та тех­ни­че­ских на­ук Михаила Си­до­рен­ко прак­ти­че­ски нет фо­то­гра­фий, где бы­ли бы за­пе­чат­ле­ны вме­сте все его род­ствен­ни­ки, тру­див­ши­е­ся в раз­ные го­ды на Мин­ском ав­то­мо­биль­ном за­во­де.

— А за­чем? — ис­кренне недо­уме­ва­ет Ми­ха­ил Ива­но­вич. — Со­би­ра­лись ча­сто всей се­мьей. К сло­ву, все за­сто­лья за­кан­чи­ва­лись раз­го­во­ра­ми о ра­бо­те.

Дед Михаила Си­до­рен­ко, Алек­сандр Ио­си­фо­вич Иса­е­вич, на МАЗ устро­ил­ся по­сле вой­ны. Де­тей у него бы­ло мно­го, но не все вы­жи­ли во вре­мя ли­хо­ле­тья, оста­лись мать Михаила и два ее бра­та. Дед до са­мой пен­сии был ра­бо­чим на по­крас­ке, мать тру­ди­лась в це­хах ком­плек­та­ции и прес­со­вом.

Отец Михаила ро­дом из Яро­слав­ля. Он на МАЗ при­во­зил мо­то­ры, а по­сле же­нить­бы остал­ся в Мин­ске и всю жизнь ра­бо­тал во­ди­те­лем на за­во­де.

Бра­тья ма­те­ри то­же по­шли по сто­пам де­да. Один дя­дя на­чи­нал в це­хе ле­со­во­зов, се­го­дня пре­по­да­ет в БГПУ. Вто­рой остал­ся на за­во­де, вы­рос до долж­но­сти ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра.

Ко­гда Ми­ха­ил Ива­но­вич на­чал пе­ре­чис­лять всех сво­их род­ствен­ни­ков, свя­зав­ших жизнь с МАЗом, чест­но при­зна­юсь: мыс­лен­но на­ча­ла ри­со­вать ге­не­а­ло­ги­че­ское дре­во се­мьи, что­бы ни­ко­го не упу­стить.

По сто­пам стар­ше­го по­ко­ле­ния по­шли и Ми­ха­ил с бра­том, сы­но­вья обо­их, а так­же же­на бра­та. Один из сы­но­вей Михаила Ива­но­ви­ча до сих пор тру­дит­ся здесь.

— Слу­шаю вас и ду­маю, что прак­ти­че­ски вся се­мья по­лу­чи­ла не про­сто за­вод­скую про­пис­ку, но и стар­то­вую пло­щад­ку для бу­ду­щих успе­хов…

— Что бы ни слу­чи­лось в жиз­ни — за­вод­ская тру­ба бу­дет ды­мить все­гда, — рас­суж­да­ет Ми­ха­ил Си­до­рен­ко. — По­это­му и на­до дер­жать­ся пред­при­я­тия. Это на­ша ра­бо­та и на­ша жизнь.

Дя­дя, Геор­гий Алек­сан­дро­вич, был ди­рек­то­ром спец­про­из­вод­ства, за­тем стал ди­рек­то­ром по про­из­вод­ству, поз­же — тех­ни­че­ским ди­рек­то­ром. Ге­не­раль­ным про­ра­бо­тал лишь год. Ему бы­ло 55, ко­гда ушел из жиз­ни. И он, по при­зна­нию Михаила Ива­но­ви­ча, все­гда от­кли­кал­ся на прось­бы лю­дей…

— Спро­шу про тя­же­лые вре­ме­на, ко­гда лю­ди на­ча­ли бе­жать с за­во­да…

— Бы­ло та­кое. Ска­жу так: раз­бе­жать­ся — са­мое про­стое. За­вод — это за­вод, и лю­ди при­рас­та­ют к нему. Важ­но то, что МАЗ был, есть и, на­де­юсь, бу­дет кор­миль­цем. Лю­ди все­гда гор­ди­лись сво­ей ра­бо­той здесь. По суб­бо­там вы­хо­ди­ли, ес­ли на­до. Бы­ла од­на боль­шая се­мья. Уве­рен, так и бу­дет.

Се­мей­ное фо­то

Ро­ди­те­ли Михаила Си­до­рен­ко

Ми­ха­ил Си­до­рен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.