ЧЕР­НЫЙ НО­ЯБРЬ

В цен­тре фран­цуз­ской сто­ли­цы — бар­ри­ка­ды, сле­зо­то­чи­вый газ, де­сят­ки по­стра­дав­ших… Про­те­сты вы­зва­ны по­вы­ше­ни­ем цен на топ­ли­во. Рань­ше в эти дни на Ели­сей­ских по­лях ожи­ва­ла рож­де­ствен­ская сказ­ка. Но три го­да на­зад центр Па­ри­жа бук­валь­но вы­мер…

Vecherniy Minsk - - КАРТИНА МИРА С ЮРИЕМ КОЗИЯТКО - Фо­то Юрия КОЗИЯТКО и из Ин­тер­не­та

Улы­ба­ю­щи­е­ся фран­цу­зы с огром­ной тык­вой в ру­ках. Та­кую фо­то­гра­фию недав­но опуб­ли­ко­вал «Ве­чер­ний Минск». Хэл­ло­уин и стрем­ле­ние по­луч­ше узнать жизнь бе­ло­рус­ской сто­ли­цы при­ве­ли со­труд­ни­ков по­соль­ства Фран­ции на осен­нюю рас­про­да­жу ово­щей у «Чи­жов­ка-Аре­ны». Удив­ля­ясь раз­ме­ру бах­че­вой куль­ту­ры и мас­шта­бам яр­мар­ки, мсье при­зна­лись, что у них та­ко­го не уви­дишь! Иной яр­мар­кой сла­вил­ся Па­риж.

Уже в но­яб­ре на Ели­сей­ских по­лях вы­рас­та­ла рож­де­ствен­ская де­рев­ня. Ее по­се­ща­ли мил­ли­о­ны ту­ри­стов. Сот­ни де­ре­вян­ных лав­чо­нок, тор­гу­ю­щих су­ве­ни­ра­ми, люд­ская тол­чея, ве­се­лые ат­трак­ци­о­ны, аро­мат глинт­вей­на и жа­ре­ных каш­та­нов, оде­тые в ог­ни де­ре­вья — как лу­чи от сол­неч­но­го ко­ле­са на пло­ща­ди Со­гла­сия. Все это бы­ло…

В про­шлом го­ду вла­сти Па­ри­жа вве­ли за­прет на рож­де­ствен­скую яр­мар­ку. При­чи­ны спор­ные. Но свя­то ме­сто пу­сто не бы­ва­ет — нын­че на Ели­сей­ских по­лях празд­нич­ные гу­ля­нья за­ме­нил раз­гул в сти­ле «май­да­на». Ты­ся­чи про­те­сту­ю­щих, стыч­ки с по­ли­ци­ей, есть ра­не­ные и по­гиб­шая.

Чер­ный но­ябрь. Нехо­ро­шее вре­мя для Па­ри­жа. Дур­ную ре­пу­та­цию по­след­ний осен­ний ме­сяц при­об­рел три го­да на­зад. Ока­зав­шись то­гда в по­пу­ляр­ном ту­ри­сти­че­ском го­ро­де, мы не уви­де­ли лю­дей! Уны­лый дождь уси­ли­вал гне­ту­щую ат­мо­сфе­ру. В но­яб­ре 2015-го в Па­ри­же про­изо­шли тер­ак­ты…

Мир скор­бел. Фран­ция бы­ла оглу­ше­на.

Пе­ше­хо­ды в ис­то­ри­че­ских квар­та­лах на­пом­ни­ли о за­гад­ке из дав­ниш­ней по­езд­ки в Па­риж. Гид спра­ши­вал: «Кто вы­ку­па­ет лучшие ме­ста на па­ро­хо­ди­ках, кур­си­ру­ю­щих по Сене? Ко­го на­зы­ва­ют ту­ри­ста­ми но­мер один в ми­ре?» Ко­неч­но, япон­цев! По­со­пер­ни­чать с зе­ва­ка­ми из Стра­ны вос­хо­дя­ще­го солн­ца в се­ре­дине 1990-х мог­ли лишь немец­кие пен­си­о­не­ры в шор­ти­ках. Нын­че и те, и дру­гие по­гре­бе­ны ки­тай­ской экс­кур­си­он­ной ла­вой. То­ва­ри­щи из Под­не­бес­ной, как в доб­рой шут­ке, пе­ре­дви­га­ют­ся мел­ки­ми от­ря­да­ми по мил­ли­о­ну че­ло­век. Но в 2015-м на ули­цах фран­цуз­ских го­ро­дов при­шлось уви­деть ки­тай­цев-оди­но­чек! И это был крас­но­ре­чи­вый факт…

Са­мы­ми мно­го­чис­лен­ны­ми го­стя­ми Ли­о­на три го­да на­зад ока­за­лись бе­ло­ру­сы. Не по­то­му что та­кие от­ча­ян­ные и бес­ша­баш­ные, а по сте­че­нию об­сто­я­тельств. В ре­ги­оне Ро­наАль­пы от­кры­ва­лось по­чет­ное кон­суль­ство на­шей стра­ны. Над цен­траль­ной пло­ща­дью го­ро­да тка­чей взвил­ся крас­но-зе­ле­ный флаг.

Про­изо­шло это в ка­нун 40-ле­тия уста­нов­ле­ния по­бра­тим­ских свя­зей меж­ду Мин­ском и Ли­о­ном. Чуть поз­же по­чет­ный кон­сул — ад­во­кат, ви­но­дел и ху­дож­ник Жан Жак Ранк при­ве­зет в бе­ло­рус­скую сто­ли­цу семь сво­их кар­тин, бу­дет вос­хи­щать­ся на­шей опе­рой и тем, как стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ет­ся Минск.

Ли­он впе­чат­лял по-сво­е­му. Ста­рин­ные за­ко­ул­ки, слу­жив­шие же­ло­ба­ми для сто­ка дож­де­вых вод и фе­ка­лий. Тра­бу­ли — хит­ро­ум­ные про­хо­ды меж­ду ко­лод­ца­ми дво­ри­ков и со­сед­ни­ми ули­ца­ми. Бу­шо­ны с про­стой и вкус­ной едой, вдох­но­вив­шие Фран­с­уа Ра­б­ле на на­пи­са­ние «Гар­ган­тюа и Пан­тагрю­э­ля». Фир­мен­ное блю­до «Моз­ги тка­чей» как сим­вол ис­кон­но­го ре­мес­ла этой мест­но­сти, где ткут до сих пор, и не ку­пить шел­ко­вый пла­ток — зна­чит не по­бы­вать в Ли­оне. Кон­ди­тер­ские лав­ки с ла­ком­ства­ми, из­го­тов­лен­ны­ми буд­то для со­зер­ца­ния… Упо­мя­ну­тый фе­сти­валь ог­ней, на ко­то­рый три мил­ли­о­на ту­ри­стов в 2015-м… не при­е­ха­ли.

Па­риж­ская тра­ге­дия — взры­вы у ста­ди­о­на, рас­стрел лю­дей в кон­церт­ном за­ле и ре­сто­ра­нах — сде­ла­ла свое де­ло. Хо­зяй­ка при­до­рож­ной ка­феш­ки на пу­ти в Вер­саль при­зна­лась: все в стра­хе! И по­тре­бо­ва­ла вы­клю­чить те­ле­ка­ме­ру. Жи­те­ли фран­цуз­ской про­вин­ции про­яв­ля­ли мень­шую на­сто­ро­жен­ность, уго­ща­ли паш­те­том, но от лиш­них ком­мен­та­ри­ев то­же воз­дер­жи­ва­лись.

Пу­стын­но бы­ло на Ели­сей­ских по­лях в Па­ри­же. Рож­де­ствен­ская де­рев­ня по­да­ва­ла сла­бые при­зна­ки жиз­ни, а по­теш­ное шоу мерт­ве­цов не столь­ко раз­вле­ка­ло, сколь­ко на­сто­ра­жи­ва­ло. В по­мощь скульп­тур­ным сол­да­ти­кам вы­ста­ви­ли на­сто­я­щих по­ли­цей­ских. Не с де­ре­вян­ны­ми ру­жья­ми и не с де­ре­вян­ны­ми, кста­ти, ли­ца­ми. Жан­дар­мы улы­ба­лись бо­лее от­кры­то, чем офи­ци­ан­ты в брас­се­ри. А до­смотр на вхо­де в Гранд Па­ле не пре­вра­тил­ся в вы­во­ра­чи­ва­ние кар­ма­нов. Не про­ве­ри­ли да­же зонт — а вдруг он опа­сен, как в из­вест­ной фран­цуз­ской ко­ме­дии с уча­сти­ем Пье­ра Ри­ша­ра? То ли тех­но­ло­гии у фран­цу­зов уль­тра­со­вер­шен­ные, то ли осо­бен­ный мен­та­ли­тет… Пре­жде бы­вая в Па­ри­же, ни ра­зу не под­ни­мал­ся на Эй­фе­ле­ву баш­ню — длин­ную оче­редь при­ят­но за­ме­нял пик­ник у под­но­жия же­лез­ной ка­ра­ка­ти­цы. Ги де Мо­пас­сан нена­ви­дел эту кон­струк­цию и счи­тал, что ре­сто­ран на пер­вом ее уровне — един­ствен­ное спа­си­тель­ное ме­сто, от­ку­да са­ма баш­ня не вид­на. Но гло­ток шар­доне с кре­ми­стым сы­ром вы­вет­ри­ва­ет син­дром фран­цуз­ско­го но­вел­ли­ста.

По­сле тер­ак­тов 2015-го ря­дом со зна­ме­ни­той баш­ней мож­но бы­ло в фут­бол го­нять, да не с кем… Со­чув­ствен­ное «за­кры­ты?» встре­пе­ну­ло сон­но­го кас­си­ра. И, к обо­юд­ной ра­до­сти, про­изо­шел об­мен ев­ро на би­ле­ты. Мы с те­ле­о­пе­ра­то­ром Сер­ге­ем Но­ви­ко­вым в пу­стом лиф­те под­ня­лись на са­мую верх­нюю смот­ро­вую пло­щад­ку, по­сто­рон­ние не мель­ка­ли в кад­ре, а без­об­лач­ное небо бла­го­во­ли­ло па­но­рам­ной съем­ке. Се­го­дня Эй­фе­ле­ву баш­ню за­кры­ва­ют для ту­ри­стов из-за де­мон­стра­ций «жел­тых жи­ле­тов». Ак­ции по суб­бо­там со­про­вож­да­ют­ся на­си­ли­ем и под­жо­га­ми. И еще од­на груст­ная но­вость недели — умер Бер­нар­до Бер­то­луч­чи, ре­жис­сер филь­ма «По­след­нее тан­го в Па­ри­же». Чер­ный но­ябрь…

В Ли­оне на пло­ща­ди Тер­ро мы за­ста­ли рос­сыпь по­ми­наль­ных све­чей вме­сто гран­ди­оз­но­го све­то­во­го шоу, ко­то­рым сла­вит­ся этот го­род.

По­сле тер­ак­тов 2015-го ря­дом со зна­ме­ни­той баш­ней мож­но бы­ло в фут­бол го­нять, да не с кем…

Бар­ри­ка­ды в цен­тре Па­ри­жа. Но­ябрь 2018 го­да

Без­люд­ный Па­риж. Но­ябрь 2015 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.