По чест­ной цене

В ми­нув­шую суб­бо­ту на­род об­суж­дал про­шед­шую на­ка­нуне «чер­ную пят­ни­цу». По-на­сто­я­ще­му чер­ной она бы­ла толь­ко у Ро­бин­зо­на Кру­зо, да и то ока­за­лась му­жи­ком. И все спе­ши­ли на ры­нок за чест­ны­ми це­на­ми

Vecherniy Minsk - - ВЕЧЕРИНКА - Олег ПАХОЛКИН

«Ве­чер­ка» про­дол­жа­ет под­слу­ши­вать, о чем го­во­рит на­род на Ко­ма­ров­ском рын­ке. Слу­хи, сплет­ни, об­щие дис­кус­сии, до­су­жие раз­го­во­ры. В прин­ци­пе, так бы­ло все­гда. Все на­бо­лев­шее и ин­те­рес­ное на­се­ле­ние вы­но­си­ло на ры­ноч­ную пло­щадь. Ко­ма­ров­ка вы­бра­на лишь по той при­чине, что это глав­ный ры­нок стра­ны.

Вы за­ме­ча­ли, что про­дав­цы оч­ков на ули­цах ни­ко­гда са­ми не но­сят свой то­вар? При­чи­на по­нят­на. На­день эти сед­ла на нос тот же Ан­дрей Ма­ла­хов, пе­ре­да­ча «Пря­мой эфир» оста­нет­ся без ве­ду­ще­го. С та­ким ли­цом его про­сто не пу­стят в сту­дию. Впро­чем, немо­ло­дой муж­чи­на, рас­смат­ри­ва­ю­щий сей­час пя­ти­руб­ле­вые оч­ки на улич­ном лот­ке, к соб­ствен­ной внеш­но­сти рав­но­ду­шен. Ему нуж­ны ди­оп­трии, что­бы чи­тать. У род­ствен­ни­цы Бу­ду­лая, в от­ли­чие от по­ку­па­те­ля, глаз на­ме­тан. При необ­хо­ди­мо­сти она мо­жет да­же пред­ска­зать судь­бу. А уж по­до­брать оч­ки кли­ен­ту ей мно­го про­ще, чем снять ве­нец без­бра­чия или про­кля­тие ку­куш­ки. Для про­вер­ки зре­ния муж­чи­на раз­во­ра­чи­ва­ет ре­клам­ную га­зе­ту. Ес­ли сей­час он про­чтет о ма­га­зине од­ной це­ны Fix Price, сдел­ка со­рвет­ся. Точ­но та­кие же оч­ки там сто­ят 2 рубля 40 ко­пе­ек. Но не слу­чи­лось. Про­да­вец по­лу­ча­ет при­лич­ную мар­жу, а по­ку­па­тель — ско­рый ком­плекс непол­но­цен­но­сти. Про­хо­жие на­чи­на­ют усту­пать ему до­ро­гу уже из­да­ли.

К сло­ву, о зре­нии. Те­перь я ви­дел всё! К од­но­му из при­лав­ков в кры­той ча­сти рын­ка вы­стро­и­лась оче­редь. При­чем впри­тир­ку друг к дру­гу обос­но­ва­лась не групп­ка вдов­ству­ю­щих ста­ру­шек, а пред­ста­ви­те­ли всех по­ко­ле­ний и со­сло­вий. За­чем же эко­но­ми­сты врут, что то­вар­ный де­фи­цит остал­ся в да­ле­ком про­шлом? В го­ло­ве оче­ре­ди свер­ка­ют нео­но­вым све­том све­же­куп­лен­ные оч­ки. Как их вла­де­лец успел ту­да про­брать­ся, не­по­нят­но.

— Что да­ют, — спра­ши­ваю я на пра­вах зна­ко­мо­го.

— Пар­ме­зан, — в стек­лах оч­ков кру­жат­ся вос­тор­жен­ные бли­ки.

Нет, вы слы­ша­ли? Пар­ме­зан, этот элит­ный ита­льян­ский сыр, твер­дая ва­лю­та, под ко­то­рую та­мош­ние бан­ки да­ют кре­дит, у нас про­да­ет­ся, как кар­тош­ка! Но, воз­мож­но, все де­ло в цене, и ита­льян­цы бу­дут воз­му­ще­ны. У них пар­ме­за­ном в ста­ро­сти пи­та­лись толь­ко Ме­ди­чи. У нас за 8 с неболь­шим руб­лей сма­ко­вать бо­же­ствен­ный про­дукт мо­жет ря­до­вой пен­си­о­нер. А во­об­ще, как го­во­рят са­ми ита­льян­цы, и una facenda сhe non La riguarda. То есть не ва­ше де­ло. Сколь­ко дол­жен сто­ить бе­ло­рус­ский пар­ме­зан — ре­ша­ет его про­из­во­ди­тель.

Яй­ца, в от­ли­чие от сы­ра, про­да­ют­ся не на вес, а де­сят­ка­ми. Но и с их по­куп­кой не все так про­сто. На­при­мер, в мас­со­вом со­зна­нии укре­пи­лась мысль, что чем круп­нее яй­цо, тем оно до­ро­же. Но по­слу­шай­те про­дав­цов, и вам ска­жут прав­ду. Круп­ные яй­ца вы­хо­дят из-под пе­ра зре­лых птиц, мел­кие же несут мо­ло­дые са­моч­ки. По­это­му яй­ца у них неж­нее и пи­та­тель­нее. Или взять цвет желт­ка. Счи­та­ет­ся: чем он на­сы­щен­нее, бли­же к оран­же­во­му, тем цен­нее сам про­дукт. На са­мом же де­ле про­из­во­ди­те­ли для окра­са мо­гут до­ба­вить в ком­би­корм пи­ще­вой кра­си­тель.

— А жел­ток про­ис­хо­дит от сло­ва «жел­тый», — за­кон­чив крат­кий курс яй­це­ве­де­ния, про­да­вец де­мон­стри­ру­ет в блюд­це выставочный эк­зем­пляр. Цве­том он чуть яр­че, чем мел­кая но­ябрь­ская лу­на. — За­бав­но, — слы­шит­ся за спи­ной. По­хо­же, на всем рын­ке су­ю­щих во всё лю­бо­пыт­ный нос сле­до­пы­тов толь­ко двое. Я и эти са­мые оч­ки. Объ­яс­няю хо­зя­и­ну, как его про­ве­ли с по­куп­кой. Блеск в стек­лах за­ту­ха­ет. Та­ки­ми гла­за­ми с по­во­ло­кой взи­ра­ют на мир уби­тые ку­ры.

Лот­ка с оч­ка­ми воз­ле вы­хо­да из мет­ро уже не ока­зы­ва­ет­ся. Осво­бо­див­ше­е­ся ме­сто за­ня­ла тет­ка, тор­гу­ю­щая са­хар­ны­ми пе­туш­ка­ми. Ле­ден­цы сто­ят по руб­лю за шту­ку.

— А два шесть­де­сят те­бе не дать?! — в го­ло­се мо­е­го спут­ни­ка гро­хо­чет оби­да за по­те­рян­ные день­ги. — Что­бы из ки­ло­грам­ма са­ха­ра уже сот­ню пе­туш­ков сле­пить!

Я с ним со­гла­сен. Та­кая при­быль на од­ном ле­ден­це — это уже не по-чест­но­му.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.