КСЕНДЗ ЮРИЙ САНЬКО О ПРО­ШЛОМ И БУ­ДУ­ЩЕМ СА­МО­ГО СТА­РО­ГО ПРИ­ХО­ДА В ГО­РО­ДЕ.

В про­ек­те «Ве­чер­не­го Мин­ска» — из­вест­ные лю­ди с нерав­но­душ­ным и от­кро­вен­ным взгля­дом на про­ис­хо­дя­щее и на се­бя. Наш се­го­дняш­ний со­бе­сед­ник — на­сто­я­тель хра­ма Пре­свя­той Тро­и­цы (свя­то­го Ро­ха) ксен­дзка­но­ник Юрий Санько

Vecherniy Minsk - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Екатерина ДУБИНСКАЯ

Ко­гда на про­тя­же­нии недели ты си­дишь в ад­ми­ни­стра­ции с бу­маж­ка­ми, а в вос­кре­се­нье при­ез­жа­ешь в при­ход, к хо­ро­шим лю­дям — это сча­стье. И ты ре­аль­но ощу­ща­ешь ра­дость от свя­щен­ства. Кри­зи­сы на­чи­на­ют­ся то­гда, ко­гда у те­бя нет ра­до­сти от слу­же­ния.

На­сто­я­тель мне по­ка­зы­вал свя­щен­ство не как жиз­нен­ную при­ви­ле­гию — лю­ди те­бя все­гда ждут, ува­жа­ют, у те­бя бу­дет ма­те­ри­аль­ный до­ста­ток, хо­ро­ший ав­то­мо­биль… Он мне по­ка­зы­вал свя­щен­ство с дру­гой сто­ро­ны: ты бу­дешь один, те­бе очень ча­сто бу­дет не с кем по­со­ве­то­вать­ся, осо­бен­но в са­мых труд­ных жиз­нен­ных во­про­сах, те­бе бу­дет тя­же­ло на ко­го-то рас­счи­ты­вать…

В бла­го­дар­ность свя­то­му Ро­ху

— Прав­да ли, отец Юрий, что ваш при­ход са­мый ста­рый в го­ро­де?

— Да, это са­мый ста­рый при­ход не толь­ко в го­ро­де, но, мож­но ска­зать, и в Бе­ла­ру­си. Он был ос­но­ван ко­ро­лем Ягай­ло в XIV сто­ле­тии. Ви­то­вт и Ягай­ло за свою быт­ность по­стро­и­ли 20 ко­сте­лов. И один из ко­сте­лов Ягай­ло по­стро­ил под на­зва­ни­ем Свя­той Тро­и­цы. От­сю­да и Тро­иц­кое пред­ме­стье в Мин­ске. Ко­гда ко­стел сго­рел, при­ход пе­ре­шел на Зо­ло­то­гор­ское клад­би­ще, в неболь­шую де­ре­вян­ную ча­со­вен­ку. А слу­чи­лась в Мин­ске эпи­де­мия хо­ле­ры — лю­ди про­шли по го­ро­ду с фи­гу­рой свя­то­го Ро­ха. Мо­ли­лись — эпи­де­мия оста­но­ви­лась. Это бы­ла ини­ци­а­ти­ва не толь­ко ка­то­ли­ков, сред­ства по­том со­би­ра­ли и пра­во­слав­ные, и иудеи — и по­стро­и­ли храм в знак бла­го­дар­но­сти свя­то­му Ро­ху.

В пла­нах бы­ло по­стро­ить бо­лее пыш­ную свя­ты­ню в неого­ти­че­ском сти­ле, что-то на­по­до­бие Гер­вят­ско­го ко­сте­ла, но вре­мя, ре­во­лю­ции, вой­ны не поз­во­ли­ли это­му осу­ще­ствить­ся. Оста­лась толь­ко гра­вю­ра ко­сте­ла, ко­то­рый ду­ма­ли воз­ве­сти на Золотой Го­ре.

— Ко­гда че­ты­ре го­да на­зад на­зна­ча­ли но­вых епи­ско­пов, Юрий Ко­со­буц­кий, на­сто­я­тель при­хо­да Пре­свя­той Тро­и­цы, стал вспо­мо­га­тель­ным епи­ско­пом Мин­ско-Мо­ги­лев­ской епар­хии, и ме­сто на­сто­я­те­ля ока­за­лось ва­кант­ным. Ко­гда вам его пред­ло­жи­ли, дол­го ду­ма­ли над ре­ше­ни­ем?

— Я не бо­ял­ся слу­же­ния, труд­но­стей, но по­ни­мал, что при­ход не про­стой: имен­но с него на­ча­лось раз­ви­тие бе­ло­рус­ско­го ко­сте­ла. Это един­ствен­ный при­ход, в ко­то­ром до сих пор нет служб на дру­гих язы­ках, есть од­на служ­ба на ли­тов­ском язы­ке для диас­по­ры раз в ме­сяц. От­сю­да на­чи­нал­ся наш catholic.by, здесь сде­ла­ны пер­вые пе­ре­во­ды на бе­ло­рус­ский язык ли­тур­ги­че­ских тек­стов. Ес­ли в ка­фед­раль­ный при­ход при­хо­дят несколь­ко ты­сяч че­ло­век каж­дое вос­кре­се­нье, а в Крас­ный еще боль­ше — око­ло 5 ты­сяч, наш при­ход — се­мей­ный. К нам при­хо­дят че­ло­век 400, и ты всех зна­ешь в ли­цо. Но ре­став­ра­ци­он­но-стро­и­тель­ные ра­бо­ты, ко­то­рые мы на­ча­ли, ко­гда я толь­ко стал на­сто­я­те­лем, по­ка­за­ли, что эти лю­ди очень ини­ци­а­тив­ные и от­кры­тые, очень жерт­вен­ные. Мы за 5 лет сде­ла­ли мно­го, ко­стел пре­об­ра­зил­ся, и не толь­ко в плане ви­ди­мом (по­ме­ня­ли кры­шу, внут­ри ко­стел по­кра­шен, по­явил­ся ал­тарь, тер­ри­то­рия по­чти бла­го­устро­е­на). Глав­ное — при­ход раз­ви­ва­ет­ся ду­хов­но, у нас три хо­ра: мо­ло­деж­ный, дет­ский и взрос­лый, есть кур­сы по изу­че­нию Би­б­лии, вос­крес­ная шко­ла, шко­ла изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства. По­ка толь­ко для при­ход­ских де­тей, но дей­ству­ет шко­ла бло­гин­га и жур­на­ли­сти­ки. И есть даль­ней­шие пла­ны — ко­гда про­ве­дем ре­кон­струк­цию зда­ния, ко­то­рое на­хо­дит­ся на за­креп­лен­ной за на­ми тер­ри­то­рии, по­явят­ся но­вые пло­ща­ди, а с ни­ми и но­вые ини­ци­а­ти­вы.

— На­вер­ня­ка не мне од­ной ин­те­рес­но: что ва­ше­му ко­сте­лу пе­ре­дал го­род?

— Го­род за на­ми за­кре­пил тер­ри­то­рию быв­ше­го Зо­ло­то­гор­ско­го клад­би­ща вме­сте с по­строй­ка­ми, ко­то­рые там на­хо­дят­ся. По­ка не пе­ре­да­ли в соб­ствен­ность, но за­кре­пи­ли. По­это­му на ба­зе га­ра­жей на­де­ем­ся со­здать му­зей ре­тро­ав­то­мо­би­лей и кру­жок по их ре­став­ра­ции. За­ме­чу, ко­гда мы го­во­рим о Зо­ло­то­гор­ском клад­би­ще, то го­во­рим о су­ще­ству­ю­щем клад­би­ще. Бы­ли уни­что­же­ны толь­ко над­гроб­ные пли­ты, во мно­гих ме­стах за­хо­ро­не­ния оста­ют­ся до се­го­дняш­не­го дня. Там, где про­кла­ды­ва­ли ком­му­ни­ка­ции, про­сто со­би­ра­ли остан­ки и тут же пе­ре­за­хо­ра­ни­ва­ли ря­дыш­ком…

Клад­би­ще на­ча­ли уни­что­жать еще в 1930-е го­ды, ко­гда был по­стро­ен Дом спе­ци­а­ли­ста, где сей­час зда­ние «Ве­чер­не­го Мин­ска». Мы про­ве­ли боль­шую ис­то­ри­че­скую ра­бо­ту, на­шли мно­го карт, сним­ков, где вид­но, как раз­ви­ва­лось Зо­ло­то­гор­ское клад­би­ще, как вы­гля­дел наш квар­тал с ко­сте­лом. Ко­гда на­ча­лось рас­ши­ре­ние го­ро­да, до­ма № 3 и 5 на Коз­ло­ва бы­ли по­стро­е­ны на клад­би­ще… Недав­но про­шла весть, что есть но­вый за­строй­щик на на­шу тер­ри­то­рию. Я то­гда по­про­сил лю­дей уси­лен­но мо­лить­ся, что­бы пе­ре­да­ли зем­лю ко­сте­лу. И, сла­ва Бо­гу, так слу­чи­лось. Мы на­ча­ли бла­го­устра­и­вать тер­ри­то­рию, что­бы она дей­стви­тель­но ста­ла изю­мин­кой, де­ла­ем это не для при­хо­да, де­ла­ем это для все­го го­ро­да.

В цен­тре пар­ка пла­ни­ру­ет­ся уста­но­вить фи­гу­ру Ии­су­са из брон­зы (скуль­птор Ва­ле­рьян Януш­ке­вич) — Хри­ста, ко­то­рый бла­го­слов­ля­ет, ко­то­рый учит. Сей­час ищу для это­го сред­ства, по­то­му что фи­гу­ра 2,10 мет­ра вы­со­той сто­ит око­ло 20 ты­сяч дол­ла­ров. А в ал­тар­ной ча­сти бу­дет един­ствен­ная цвет­ная ико­на — уни­каль­ная пре­свя­тая Тро­и­ца Мин­ская. — Ска­жи­те, вы чув­ству­е­те по­мощь го­род­ских вла­стей?

— Мы очень дру­жим с на­шим Со­вет­ским рай­о­ном, и на лю­бую прось­бу по­мочь с тех­ни­кой, со­гла­со­ва­ни­ем до­ку­мен­тов ад­ми­ни­стра­ция очень от­кры­та, ка­кие-то ре­ше­ния при­ни­ма­ем сов­мест­но. На днях «Зе­лен­строй» рай­о­на вы­са­дил у нас несколь­ко ело­чек. — А ждать ли мин­ча­нам раз­ре­кла­ми­ро­ван­ный ап­те­кар­ский парк?

— Он непре­мен­но бу­дет. При­чем хо­чет­ся сде­лать денд­ро­парк, ко­то­рый был бы всем ин­те­ре­сен. В пла­нах на вес­ну по­са­дить ле­чеб­ные рас­те­ния, ла­ван­ду, мя­ту, хвой­ные. На­ша тер­ри­то­рия во­об­ще уни­каль­на, и мно­гие от­ме­ча­ют это. Со­гла­си­тесь: центр го­ро­да, в двух ша­гах — ожив­лен­ный про­спект, а при­хо­дишь на тер­ри­то­рию ко­сте­ла — ти­ши­на, буд­то ты за го­ро­дом.

…А ро­ди­те­ли — по­вен­ча­лись

— Ва­ша до­ро­га к Хра­му, отец Юрий, на­сколь­ко тер­ни­стой бы­ла?

— Ро­дил­ся я в Не­сви­же. Ма­ма — пра­во­слав­ная, па­па — ка­то­лик, ба­буш­ка хо­ди­ла в ко­стел. Но не ба­буш­ка ме­ня при­ве­ла в ко­стел, а друг дет­ства. Как-то ма­ма утром бы­ла по хо­зяй­ству за­ня­та — а в ма­лень­ких го­род­ках в то вре­мя хо­зяй­ство бы­ло боль­шое — не раз­бу­ди­ла утром на служ­бу, про­сто за­бы­ла. Я проснул­ся — и в сле­зы: как так? Она мне и от­ве­ти­ла: те­бе на­до — ты и вста­вай. И всё: я мог про­спать шко­лу, но ко­стел ни­ко­гда боль­ше не про­сы­пал.

В 10 лет я уже по­шел в вос­крес­ную шко­лу, стал го­то­вить­ся к при­ча­стию. Обыч­но у нас ре­бя­та идут в ми­ни­стран­ты, что­бы при­слу­жи­вать при ал­та­ре, я же про­сто по­се­щал ко­стел и толь­ко где-то в 9-м клас­се ре­шил быть ми­ни­стран­том. Сло­во «ми­ни­странт», как и «ми­нистр», — от сло­ва «слу­же­ние», все на­ши ми­ни­стры слу­жат на­ро­ду, ну, по край­ней ме­ре долж­ны.

Ко­гда я стал ми­ни­стран­том, у нас по­ме­нял­ся на­сто­я­тель, и я стал при­слу­жи­вать ему. В то вре­мя на­сто­я­тель об­слу­жи­вал нема­лень­кую тер­ри­то­рию — сна­ча­ла мы еха­ли в Сей­ло­ви­чи, неболь­шую де­ре­вуш­ку, по­том в Го­ро­дею, воз­вра­ща­лись в Не­свиж, из Не­сви­жа еха­ли в Снов — весь день на ко­ле­сах. И на­сто­я­тель, по су­ти, стал для ме­ня ду­хов­ным от­цом.

В 17 лет я по­сту­пил в Грод­нен­скую се­ми­на­рию. Это за­кры­тое учеб­ное за­ве­де­ние, где учат­ся од­ни пар­ни, где сво­бод­ное вре­мя да­ва­лось два ра­за в неде­лю. В чет­верг с пол­тре­тье­го до ше­сти ве­че­ра мы мог­ли схо­дить на по­чту, по­зво­нить, в ма­га­зин, до­мой. И в вос­кре­се­нье бы­ло та­кое же сво­бод­ное вре­мя по­сле обе­да, но толь­ко для про­гу­лок: мож­но бы­ло пой­ти в парк, по­гу­лять над Не­ма­ном. Вре­мя это вспо­ми­на­ет­ся пре­жде все­го уче­бой, мно­го­сто­рон­ней и упор­ной. — Как до­ма вос­при­ня­ли ваш вы­бор, отец Юрий?

— Это был мой вы­бор, по­это­му ро­ди­те­ли ме­ня бла­го­сло­ви­ли. Ма­ма сей­час то­же ка­то­лич­ка, и, мо­жет, бла­го­да­ря мо­е­му вы­бо­ру она от­цу стро­го ска­за­ла: ну все, сын идет в се­ми­на­рию, мы долж­ны по­вен­чать­ся. Они по­вен­ча­лись, мож­но ска­зать, пе­ред мо­им ухо­дом в се­ми­на­рию в 2000 го­ду, а я осе­нью на­чал учить­ся. Для ме­ня огром­ная ра­дость, что ро­ди­те­ли от­кры­лись для Гос­по­да и ма­ма ста­ла ре­гу­ляр­но по­се­щать ко­стел.

По­сле Грод­нен­ской се­ми­на­рии я был рас­пре­де­лен на пас­тыр­скую прак­ти­ку в Мо­ло­деч­но. Мне бы­ло толь­ко 23 го­да, я не мог еще по воз­рас­ту быть ру­ко­по­ло­жен­ным в свя­щен­ни­ки. По­том ме­ня пе­ре­ве­ли в Минск, в епар­хию, я стал сек­ре­та­рем епи­ско­па. По­мо­гал как дья­кон стар­ше­му свя­щен­ни­ку, ез­дил на Каль­ва­рию — там служ­бы бы­ли толь­ко в вы­ход­ные дни, но я ез­дил и в буд­ни, что­бы мо­лить­ся вме­сте с людь­ми.

По­нят­но, что каж­дый из нас не идет в се­ми­на­рию, что­бы слу­жить по­том в ад­ми­ни­стра­ции, мы идем, что­бы ра­бо­тать с людь­ми. Тем бо­лее, бу­дучи ро­дом из Не­свиж­ско­го при­хо­да, я ви­дел эту необ­хо­ди­мость в свя­щен­ни­ке — лю­ди жда­ли его ча­са­ми в лю­тый мо­роз и жа­ру, что­бы ис­по­ве­до­вать­ся, при­ча­стить­ся…

Ра­дость от слу­же­ния

— На­сколь­ко мне из­вест­но, ва­шим пер­вым при­хо­дом стал при­ход в Ша­ба­нах…

— Это очень важ­ный мо­мент: на­ча­ли от­кры­вать­ся при­хо­ды в мик­ро­рай­о­нах, по­то­му что че­ты­ре ко­сте­ла бы­ли в цен­тре и еще один — в Се­реб­рян­ке. Мой пер­вый при­ход был за­ме­ча­тель­ным, по­то­му что лю­ди, с ко­то­ры­ми мы встре­ча­лись, — а нас бы­ло немно­го, че­ло­век 50 — хо­те­ли со­зда­вать, со­зи­дать. Для ме­ня, как мо­ло­до­го свя­щен­ни­ка, это бы­ла огром­ная шко­ла. По­ни­ма­е­те, ко­гда на про­тя­же­нии недели ты си­дишь в ад­ми­ни­стра­ции с бу­маж­ка­ми, а в вос­кре­се­нье при­ез­жа­ешь в при­ход, к хо­ро­шим лю­дям, — это сча­стье. И ты ре­аль­но ощу­ща­ешь ра­дость от свя­щен­ства. Кри­зи­сы на­чи­на­ют­ся то­гда, ко­гда у те­бя нет ра­до­сти от слу­же­ния.

У нас в ко­сте­ле есть уни­каль­ная бат­лей­ка, где сде­лан ма­кет го­ро­да, там ез­дят поезда, ма­шин­ки, дви­жут­ся фи­гур­ки, и там пред­став­ле­но Рож­де­ство. Де­лал я эту бат­лей­ку с тем, что­бы по­ка­зать, что Гос­подь не ро­дил­ся где-то там да­ле­ко, он рож­да­ет­ся здесь и сей­час.

А по­том Па­па на­зна­ча­ет но­вых епи­ско­пов. Ча­сто бы­ва­ет, что епи­скоп при­ез­жа­ет со сво­ей ко­ман­дой… Нет, Та­де­уш Кон­дру­се­вич оста­вил всю на­шу ко­ман­ду. С ним очень лег­ко ра­бо­та­ет­ся. Это че­ло­век, ко­то­рый уме­ет слу­шать, от­крыт для раз­ви­тия, ини­ци­а­тив, он мо­лод ду­хом. Он не бу­дет кон­тро­ли­ро­вать те­бя, но ему ва­жен ре­зуль­тат, и ко­гда ты про­во­дишь пер­вое, вто­рое, тре­тье ме­ро­при­я­тие и Та­де­уш Кон­дру­се­вич ви­дит, что че­ло­век ста­ра­ет­ся, он уме­ет бла­го­да­рить, уме­ет го­во­рить спа­си­бо. Хо­тя мы и не ра­бо­та­ем ра­ди спа­си­бо, но, со­гла­си­тесь, очень при­ят­но, ко­гда за­ме­ча­ют те­бя, твое слу­же­ние. И по­сле это­го осо­бен­но хо­чет­ся раз­ви­вать­ся, боль­ше и боль­ше де­лать. По­это­му, мо­жет, я и от­крыл при епар­хии бла­го­тво­ри­тель­ную ор­га­ни­за­цию «Чи­стое серд­це». Мы уже про­ве­ли по­чти 60 ме­ро­при­я­тий, в ко­то­рых при­ня­ли уча­стие око­ло 10 ты­сяч де­тей. При­чем де­ла­ем это в со­труд­ни­че­стве с го­су­дар­ством. — Очень де­ли­кат­ная те­ма — по­жерт­во­ва­ния граж­дан. По-хо­ро­ше­му и ап­те­кар­ский сад, и буль­шую часть бла­го­устрой­ства нуж­но де­лать на по­жерт­во­ва­ния при­хо­жан…

— Мы ста­ра­ем­ся со­би­рать по­жерт­во­ва­ния, но я по­ни­маю си­ту­а­цию, по­ни­маю, что сей­час мно­гим непро­сто. На­ча­ло боль­шо­му бла­го­устрой­ству, ко­то­рое мы сей­час за­вер­ша­ем, бы­ло по­ло­же­но спон­сор­ской по­мо­щью. Мы участ­во­ва­ли в кон­кур­се ма­лых гран­тов поль­ско­го по­соль­ства и вы­иг­ра­ли. Сум­ма бы­ла раз­де­ле­на на две ча­сти. В Кри­ви­чах, в дет­ском ин­тер­на­те за­кры­то­го ти­па, мы пол­но­стью пе­ре­де­ла­ли га­раж в класс, что­бы у ре­бят бы­ла прак­ти­ка по ре­мон­ту ав­то­мо­би­лей. Сей­час, ко­гда они бу­дут вы­хо­дить из это­го учре­жде­ния об­ра­зо­ва­ния, то бу­дут по­лу­чать спе­ци­аль­ность «сле­сарь по ре­мон­ту ав­то­мо­би­лей», а это уже задел на бу­ду­щее. Воз­мож­но, это ко­му-то по­мо­жет на­ла­дить жизнь. Вто­рая часть средств по­шла на обу­строй­ство дет­ской пло­щад­ки. Ко­неч­но же, средств не хва­ти­ло, но тут при­хо­жане-го­ро­жане очень вдох­но­ви­лись, и к нам на бла­го­устрой­ство при­хо­ди­ли по 40 че­ло­век — это огром­ная по­мощь!

Здесь и сей­час

— 25 де­каб­ря мир празд­ну­ет Рож­де­ство по ка­то­ли­че­ско­му ка­лен­да­рю. Ска­жи­те, ка­ким дол­жен быть де­кабрь для ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка?

— В дав­ней тра­ди­ции де­кабрь — это Рож­де­ствен­ский пост. В со­вре­мен­ном ми­ре го­во­рят о ра­дост­ном ожи­да­нии, ад­вен­те. При­го­тов­ле­ния пе­ред при­ез­дом Це­за­ря в ту или иную мест­ность на­зы­ва­лись ад­вен­том. В на­шей тра­ди­ции — и это огром­ная ра­дость, что на­ши лю­ди со­хра­ни­ли ее — это все-та­ки Рож­де­ствен­ский пост. Он длит­ся все­го че­ты­ре недели. Пре­об­ра­жа­ет­ся го­род, си­я­ют вит­ри­ны, но во всей яр­ко­сти, си­я­нии мы не долж­ны за­бы­вать про на­ше серд­це, на­ши се­мьи. Пус­кай мы лиш­ние пол­ча­са про­ве­дем с на­шим ре­бен­ком, ото­рвем его от га­д­же­тов, от ком­пью­те­ра, план­ше­та, поз­во­лим ему по­чув­ство­вать теп­ло ро­ди­тель­ских сер­дец, за­ме­тить улыб­ку ма­мы и по­чув­ство­вать си­лу па­пы. Я ис­кренне же­лаю, что­бы мы от­кры­ли серд­ца в эти дни, что­бы мы де­ли­лись ра­до­стью, ожи­дая Хри­ста.

В на­ших го­ро­дах, в на­ших се­мьях, в на­ших серд­цах. И мы не долж­ны про­пу­стить Рож­де­ство, за­ме­тив эту звез­ду, ко­то­рая ука­зы­ва­ет на Мла­ден­ца, мы долж­ны стать участ­ни­ка­ми ве­ли­ко­го со­бы­тия. И при этом по­ду­ма­ли о веч­но­сти, о том, ра­ди че­го мы жи­вем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.