ФОР­МА И СО­ДЕР­ЖА­НИЕ

На­сколь­ко пре­стиж­на се­го­дня про­фес­сия скуль­пто­ра? Где, как и чем мо­ло­дой ва­я­тель за­ра­ба­ты­ва­ет себе на хлеб с мас­лом?

Vecherniy Minsk - - КУЛЬТУРНЫЙ КОД - Свет­ла­на ШИДЛОВСКАЯ

Ко­гда за­вер­шил­ся конкурс на со­зда­ние па­мят­ни­ка кня­зю Гле­бу Мен­ско­му, «Ве­чер­ка» по­ин­те­ре­со­ва­лась: бы­ли ли сре­ди 17 участ­ни­ков от­кры­то­го кон­кур­са бе­ло­рус­ские скуль­пто­ры, чей воз­раст мень­ше 36 лет? Вы­яс­ни­лось: еди­ни­цы. А по­бе­ди­те­ля­ми ста­ли 67-лет­ний Ни­ко­лай Бай­рач­ный и 52-лет­ний Олег Ку­при­я­нов. Фа­ми­лии кон­кур­сан­тов на­хо­ди­лись под шиф­ра­ми, так что дис­кри­ми­на­ции по воз­рас­ту быть не мог­ло.

Ге­не­зис

До вой­ны все ва­я­те­ли бы­ли на­пе­ре­чет: Кер­зин, Аз­гур, Бем­бель, Гле­бов. Се­го­дня два сто­лич­ных кол­ле­джа — име­ни Гле­бо­ва и Ахрем­чи­ка — вы­пус­ка­ют по пять скуль­пто­ров в год. В 1953 го­ду бы­ла со­зда­на ка­фед­ра скульп­ту­ры в БГТХИ — ны­неш­ней ака­де­мии ис­кусств.

В про­фес­сии оста­ют­ся не все: кто-то ухо­дит в пе­да­го­ги­ку, кто-то — в жи­во­пис­цы, за­то по­яв­ля­ют­ся «приш­лые» — окон­чив­шие смеж­ные фа­куль­те­ты. В од­ном толь­ко Мин­ске ра­бо­та­ют око­ло 100 скуль­пто­ров — чле­нов Бе­ло­рус­ско­го со­ю­за ху­дож­ни­ков. Сме­ло при­бавь­те еще пол­сот­ни че­ло­век, ко­то­рые не вхо­дят в БСХ, но ак­тив­но за­ни­ма­ют­ся леп­кой. Так что недо­стат­ка в этих ма­сте­рах бе­ло­рус­ская сто­ли­ца не ис­пы­ты­ва­ет.

На­бить ру­ку

— На­сколь­ко ко­ти­ру­ет­ся у мо­ло­дых про­фес­сия скуль­пто­ра?

— Нач­ну из­да­ле­ка. Обыч­но бе­рем на бюд­жет шесть че­ло­век плюс дво­их вне бюд­же­та, — от­ве­ча­ет про­фес­сор Владимир Сло­бод­чи­ков, за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой скульп­ту­ры БГАИ, из­вест­ный скуль­птор, за­слу­жен­ный де­я­тель ис­кусств Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. — Учат­ся они про­фес­сии шесть лет. Мы мог­ли бы обу­чать и боль­ше сту­ден­тов, но на­до по­ни­мать спе­ци­фи­ку: с 4-го кур­са на­чи­на­ет­ся леп­ка фи­гур, и в ма­стер­ских труд­но най­ти до­пол­ни­тель­ные ме­ста. Есть еще од­на осо­бен­ность, свя­зан­ная с под­го­тов­кой школь­ни­ков к по­ступ­ле­нию в кол­ледж и вуз. Ри­со­валь­ных круж­ков, сек­ций, сту­дий в Бе­ла­ру­си мно­го, но на ва­я­те­ля там не учат. Скульп­тур­ных клас­сов во­об­ще нет. На­бить ру­ку негде. А меж­ду тем аби­ту­ри­ент дол­жен знать, как сде­лать кар­кас для скульп­тур­но­го порт­ре­та, пра­виль­но на­брать гли­ну…

— Владимир Ива­но­вич, ска­жи­те чест­но: конкурс па­да­ет? — про­дол­жаю бе­се­ду.

— Да, но на­до по­ни­мать, от­че­го это про­ис­хо­дит. Бе­ла­русь от­кры­та ми­ру, и часть вы­пуск­ни­ков про­филь­ных кол­ле­джей, ко­то­рые рань­ше по­сту­па­ли в БГАИ, уез­жа­ют учить­ся и ра­бо­тать за гра­ни­цу ли­бо идут на воль­ные хле­ба. А к нам при­ез­жа­ют учить­ся из дру­гих стран, в част­но­сти из Ки­тая. Сре­ди сту­ден­тов на­шей ка­фед­ры по­ло­ви­на — де­вуш­ки, че­го рань­ше не бы­ло.

Хо­ро­ший при­мер то­го, как го­род мо­жет ра­бо­тать с мо­ло­ды­ми скуль­пто­ра­ми, ма­сте­ра­ми мо­ну­мен­таль­но­го ис­кус­ства, — про­ект «АРТ-ост­ро­ва» на Ком­со­моль­ском озе­ре. — Вя­лые они, — ска­зал, как от­ре­зал, Владимир Зин­ке­вич, за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой мо­ну­мен­таль­но­де­ко­ра­тив­но­го ис­кус­ства БГАИ, ха­рак­те­ри­зуя мо­ло­дых ва­я­те­лей. — По зар­пла­те скуль­пто­ры на пер­вом ме­сте, ес­ли срав­ни­вать с ху­дож­ни­ка­ми. Толь­ко про­яв­ляй ини­ци­а­ти­ву! А под ле­жа­чий ка­мень… са­ми по­ни­ма­е­те.

Кста­ти, о де­вуш­ках

Что­бы вы­ле­пить фи­гу­ру в пол­ный рост, на­до пе­ре­тас­кать око­ло 200 кг гли­ны. Скульп­ту­ра — да­ма с боль­шим ве­сом в об­ще­стве в пря­мом смыс­ле этих слов. Ко­ро­че, труд не жен­ский.

— Я креп­кая, — сме­ет­ся Ан­на Ды­дыш­ко, мо­ло­дой мин­ский скуль­птор, чье имя об­ре­ло ши­ро­кую из­вест­ность на «Осен­них са­ло­нах»: в 2015-м и 2016-м Ан­на за­ня­ла то­по­вые ме­ста в кон­кур­сах на приз зри­тель­ских сим­па­тий. — В дет­стве за­ни­ма­лась гим­на­сти­кой и кон­ным спор­том, а по­след­ние 15 лет ре­гу­ляр­но хо­жу на фит­нес. Скуль­птор дол­жен дер­жать се­бя в хо­ро­шей фи­зи­че­ской форме.

В неболь­шой ма­стер­ской кро­ме Ан­ны тру­дят­ся еще три скуль­пто­ра, в том чис­ле уже хо­ро­шо из­вест­ный Мак­сим Пет­руль. Так что, ес­ли нуж­но под­нять тя­же­сти, муж­чи­ны по­мо­га­ют. Ан­на окон­чи­ла фа­куль­тет ди­зай­на БГАИ. В про­цес­се уче­бы за­ин­те­ре­со­ва­лась мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ным искусством. Это не бы­ло слу­чай­но­стью — ее отец, из­вест­ный ар­хи­тек­тор Алек­сандр Ды­дыш­ко, еще в дет­стве на­учил Ан­ну мыс­лить объ­е­ма­ми, объ­яс­нил сек­ре­ты трех­мер­но­го ис­кус­ства. В ито­ге она за­ня­лась ка­мер­ной скульп­ту­рой.

Сам се­бя про­да­вец

— Ака­де­мию я вспо­ми­наю с теп­ло­той, — ли­цо Ан­ны свет­ле­ет. — Учи­ли очень хо­ро­шо, де­ла­ли упор на тра­ди­ции, клас­си­ку. Это то, что вы­де­ля­ет нас в ми­ро­вом ис­кус­стве, ко­то­рое спол­за­ет в некие аб­страк­ции. Нас ле­ле­я­ли. А по­том… За 10 лет по­сле окон­ча­ния ву­за я по­ра­бо­та­ла мно­го где и мно­го кем. Тру­до­вая книж­ка ле­жит в ОАО «Белре­став­ра­ция», но га­ран­ти­ро­ван­но­го за­ра­бот­ка у ме­ня нет.

— Мож­но ли скуль­пто­ру жить на до­хо­ды от за­ка­зов? — спра­ши­ваю у ва­я­те­ля.

— Я не мо­гу. Ес­ли бы не по­сто­ян­ные под­ра­бот­ки, на­при­мер в ка­че­стве мо­де­ли ли­бо сти­ли­ста, то да­же арен­ду ма­стер­ской не опла­ти­ла бы. Де­неж­ное со­дер­жа­ние от­ста­ет от фи­зи­че­ской фор­мы, — с улыб­кой кон­ста­ти­ру­ет со­бе­сед­ни­ца.

Ан­на Ды­дыш­ко за­ни­ма­лась ре­став­ра­ци­ей зам­ко­вых ком­плек­сов в Ми­ре и Не­сви­же. Де­пар­та­мент куль­тур­но­го на­сле­дия Моск­вы от­ме­тил ее уча­стие в вос­ста­нов­ле­нии скульп­тур­ной ком­по­зи­ции для па­ви­льо­на «Бе­ла­русь» на ВДНХ. Ра­бо­ту пред­ла­га­ли гос­струк­ту­ры. А част­ные за­ка­зы — то, что, по идее, долж­но обес­пе­чить пре­сло­ву­тый хлеб с мас­лом, — бы­ва­ют ред­ко.

— Скульп­ту­ра, в том чис­ле ка­мер­ная, — пред­мет рос­ко­ши, и… это ди­ко до­ро­го. Все сто­ит нема­лых де­нег — брон­за, ра­бо­та в от­ли­воч­ном це­хе… А круг лю­дей, го­то­вых за­ка­зать ори­ги­наль­ные фи­гу­ры и ком­по­зи­ции, в на­шем об­ще­стве неболь­шой. Не сло­жи­лась тра­ди­ция на­пол­нять дом пред­ме­та­ми ис­кус­ства. Ес­ли ты не по­лу­чил за­каз, то се­бя не ре­а­ли­зу­ешь. Ну, сде­ла­ешь скульп­ту­ру в пла­сти­лине — че­рез пол­го­да она раз­ру­шит­ся…

Из сво­е­го опы­та и опы­та та­ких, как она, Ан­на де­ла­ет вы­вод: на­до быть мак­си­маль­но ак­тив­ной, об­щи­тель­ной, за­во­дить зна­ко­мых, быть гиб­кой в от­но­ше­ни­ях с за­каз­чи­ка­ми, участ­во­вать в вы­став­ках…

— У нас про­во­дит­ся мас­са кон­кур­сов, в ко­то­рых мож­но се­бя про­явить. Мно­гое за­ви­сит от са­мо­пре­зен­та­ции. Вот Мак­сим Пет­руль — он та­кой мо­ло­дец, уме­ет се­бя по­дать. Все меч­та­ют иметь ме­не­дже­ра, про­дю­се­ра, ко­то­рый бу­дет за­ни­мать­ся тво­и­ми де­ла­ми. Но в ито­ге ты сам се­бя про­да­ешь.

Ухо­дя из ма­стер­ской, спра­ши­ваю: есть ли же­ла­ние впи­сать в го­род­скую сре­ду свою скульп­ту­ру?

— Есть меч­та о па­мят­ни­ке без­дом­ной со­ба­ке. Он мо­жет сто­ять в пар­ке Че­люс­кин­цев. Я уже эс­ки­зы на­бро­са­ла. А кто опла­тит?..

P.S.

Не та­кие уж пло­хие для скуль­пто­ров вре­ме­на, уве­ря­ли ме­ня мно­гие художники. У брон­зы сей­час зо­ло­той век. Раз­ви­ва­ет­ся са­до­вая скульп­ту­ра, да и «по­хо­рон­ный биз­нес» то­же: род­ствен­ни­ки ста­ли ча­ще ста­вить ав­тор­ские над­гро­бия на мо­ги­лах сво­их близ­ких. Про­во­дит­ся нема­ло со­стя­за­ний, для ко­то­рых нуж­ны брон­зо­вые при­зы-из­ва­я­ния. Обес­пе­чен­ные лю­ди за­ка­зы­ва­ют скульп­тур­ные порт­ре­ты жи­вот­ных, что­бы на камне сто­ял пе­сик, а у бас­сей­на рез­ви­лись ля­гуш­ки…

Е сли срав­нить Минск с ев­ро­пей­ски­ми ме­га­по­ли­са­ми, он не на­сы­щен скульп­ту­рой. Как ре­шить эту про­бле­му без круп­ных де­неж­ных вли­ва­ний? Про­ве­сти пле­нэр пар­ко­вой скульп­ту­ры! В по­след­ний раз та­кое со­стя­за­ние ва­я­те­лей на от­кры­том воз­ду­хе про­хо­ди­ло в кон­це 1980-х. То­гда в пар­ке Ян­ки Ку­па­лы по­ста­ви­ли ра­бо­ты с пле­нэ­ра. Ду­ма­ли — вре­мен­но, а ока­за­лось — на 30 лет.

— Рас­хо­ды го­ро­да на про­ве­де­ние ме­ро­при­я­тия неболь­шие. А в ито­ге он по­лу­чит де­сят­ки пер­во­класс­ных из­ва­я­ний. И у мо­ло­дых скуль­пто­ров бу­дет от­лич­ная пло­щад­ка для во­пло­ще­ния за­мыс­лов, — го­во­рит Владимир Сло­бод­чи­ков.

Толь­ко художники за­бы­ва­ют, что они мо­гут пи­сать пей­за­жи да­же на сво­ей кухне, а ва­я­те­лю нуж­ны осо­бые усло­вия. И хо­тя рас­пре­де­ля­ют вы­пуск­ни­ков ка­фед­ры скульп­ту­ры в са­мые раз­ные ор­га­ни­за­ции, да­же пред­ла­га­ют ве­сти кру­жок при ЖЭУ, луч­шим счи­та­ет­ся то ме­сто, где есть ма­стер­ская. Ина­че до­жи­дать­ся ее мо­ло­дой Ро­ден бу­дет дол­ги­ми го­да­ми. Нет ма­стер­ской — нет ху­до­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния. И, по­тра­тив на овла­де­ние про­фес­си­ей в об­щей слож­но­сти 9 лет, мо­ло­дой скуль­птор мо­жет не вы­дер­жать прес­син­га об­сто­я­тельств… Это не толь­ко его про­бле­ма, но и на­ша об­щая.

Сфе­ра твор­че­ства очень по­движ­на и са­мо­ре­гу­ли­ру­е­ма. Как го­во­рит ди­рек­тор Гле­бов­ки Алек­сандр Шан­та­ро­вич, мож­но про­счи­тать, сколь­ко стране нуж­но мед­ра­бот­ни­ков, ин­же­не­ров, а вот до­бить­ся точ­ной циф­ры, сколь­ко тре­бу­ет­ся ху­дож­ни­ков и скуль­пто­ров, — нет. От­сю­да и про­бле­мы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.