КИЛОВАТТЫ СКУПОСТИ

«Ве­чер­ка» про­дол­жа­ет под­слу­ши­вать, о чем го­во­рит на­род. Слу­хи, сплет­ни, об­щие дис­кус­сии, до­су­жие раз­го­во­ры. На этот раз «лоб­ным ме­стом» ста­ли ноч­ные ули­цы. Всё по­чти по Алек­сан­дру Бло­ку: «Ночь, ули­ца, фо­нарь, ап­те­ка, Бес­смыс­лен­ный и туск­лый свет».

Vecherniy Minsk - - ВЕЧЕРИНКА - Олег ПАХОЛКИН

Жи­те­ли спаль­ных мик­ро­рай­о­нов не лю­бят пря­мых в сво­ей без­апел­ля­ци­он­но­сти улиц. Это ар­хи­тек­то­ры, рас­чер­чи­вая квар­та­лы бу­ду­щих но­востро­ек, пред­став­ля­ли, как, ска­жем, мин­ча­ни­ну с ули­цы Аса­на­ли­е­ва бу­дет здо­ро­во и по­зна­ва­тель­но по­пасть на ули­цу Брест­скую. Сна­ча­ла, ри­со­ва­ли они, жи­тель прой­дет по Ки­же­ва­то­ва, свер­нет на Кор­же­нев­ско­го, по­сто­ит в те­ни на Ка­зин­ца и лишь за­тем фи­ни­ши­ру­ет в квар­та­лах ули­цы Брест­ской. Мин­чане пред­ло­жен­ную ар­хи­тек­то­ра­ми П-об­раз­ную трас­су не одоб­ри­ли. Нож­ки бук­вы ими дав­но со­еди­не­ны на­пря­мую. Путь с од­ной ули­цы на дру­гую со­кра­ща­ет­ся раз в де­сять. Днем прой­ти по на­род­ной тро­пе уда­ет­ся без про­блем. Но, как пе­ла груп­па «Ми­раж», на­сту­па­ет ночь. Ес­ли точ­нее, на ча­сах по­чти две­на­дцать…

Быв­шие осве­ти­тель­ные мач­ты за зда­ни­ем кол­ле­джа ис­кусств ли­ше­ны пла­фо­нов и сто­ят угрю­мые, как ви­сель­ни­цы. Бре­ду­щая впе­ре­ди ме­ня баб­ка, гля­дя на них, кре­стит­ся.

— Я сей­час ми­ли­цию по­зо­ву, — слы­шит­ся в тем­но­те жен­ский го­лос.

— Ты бы еще Де­да Мо­ро­за по­зва­ла, — от­ве­ча­ет ей муж­ской и об­ры­ва­ет­ся.

По окру­жа­ю­ще­му кол­ледж скло­ну ска­ты­ва­ет­ся вниз ка­кая-то тень. Уха­ет, кри­чит что-то ем­кое и очень личное. Баб­ка вслух по­ми­на­ет свя­то­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го.

А вот влюб­лен­ным путь осве­ща­ют, ви­ди­мо, серд­ца. Па­ра, ко­то­рая нас об­го­ня­ет, ни ра­зу не спо­ткну­лась. Ста­но­вит­ся да­же за­вид­но. Углуб­ля­ясь во двор на ули­це Ки­же­ва­то­ва, парочка и я с се­ме­ня­щей ря­дом баб­кой-по­лу­ноч­ни­цей на­го­ня­ем еще од­ну груп­пу за­поз­да­лых про­хо­жих. Двое муж­чин, по­чти не ро­няя, во­ло­кут под ру­ки огром­но­го, как бы­лин­ный Илья Му­ро­мец, тре­тье­го. Слы­шат­ся об­рыв­ки их раз­го­во­ра. О чем го­во­рят муж­чи­ны в эту по­ру су­ток? Есте­ствен­но, ре­ша­ют гло­баль­ные про­бле­мы. На этот раз про­бле­ма оче­вид­на и ви­сит над го­ло­вой. Блед­ная, как спи­ро­хе­та, лам­поч­ка при­до­рож­но­го фо­на­ря.

— Эко­но­мия на улич­ном осве­ще­нии ли­ше­на смыс­ла, — при­сло­нив те­ло Му­ром­ца к ос­но­ва­нию про­бле­мы, то бишь фо­нар­но­му стол­бу, за­яв­ля­ет один. — Бо­лее то­го, да­же вред­на. Элек­тро­стан­ции ра­бо­та­ют круг­ло­су­точ­но. Днем они про­да­ют элек­три­че­ство пред­при­я­ти­ям, но­чью стал­ки­ва­ют­ся с невос­тре­бо­ван­ным из­быт­ком. Вы­ра­бот­ка элек­тро­энер­гии по­хо­жа на те­че­ние ре­ки, и этот про­цесс не оста­но­вишь. Они бы да­ром ее от­да­ва­ли, что­бы не оста­нав­ли­вать тур­би­ны. А у нас по­че­му-то не бе­рут.

— Да, — не­ожи­дан­но оч­ну­лось те­ло Ильи Му­ром­ца. — Да.

— Взять, к при­ме­ру, Фран­цию. В Па­ри­же бес­по­ряд­ки, но го­род за­лит све­том. Улич­ное осве­ще­ние у них бес­плат­но по всей стране!

Илью­ша у фо­на­ря окон­ча­тель­но сполз на ас­фальт, но про­дол­жа­ет под­да­ки­вать. На по­мощь спе­шат уже все. — А мы в Ма­д­ри­де бы­ли, — вме­ши­ва­ют­ся в раз­го­вор влюб­лен­ные. — Там то­же на ули­цах мил­ли­о­ны ог­ней.

— И де­сять мил­ли­о­нов ту­ри­стов в год. Сле­та­ют­ся, как ба­боч­ки на огонь. Остав­ля­ют огром­ные день­ги. Мно­гие сто­ли­цы ми­ра толь­ко за счет ноч­ных гу­ля­ний и жи­вут. Ду­ма­е­те, ту­ри­стам Лувр ну­жен? Биг-Бен? Ноч­ные ре­сто­ра­ны им нуж­ны. И круг­ло­го­дич­ная ил­лю­ми­на­ция на ули­цах. А не как у нас: толь­ко на Но­вый год и в цен­тре го­ро­да. На Лас-Ве­гас глянь­те, на Мон­теКар­ло.

— Это же сколь­ко лам­по­чек с про­во­да­ми ку­пить на­до, — баб­ка, по­няв, что опас­но­сти ноч­ные спут­ни­ки не пред­став­ля­ют, охот­но вкли­ни­ва­ет­ся в бе­се­ду. Мо­жет, че­го и по­да­дут.

— Оку­пит­ся, мать, оку­пит­ся. Бур­жуи же не ду­ра­ки, у них все про­счи­та­но. Ноч­ные ка­фе­шан­та­ны пла­тят су­ма­сшед­шие на­ло­ги с при­бы­ли.

Фо­на­ри за­кан­чи­ва­ют­ся, и к Ло­шиц­ко­му во­до­хра­ни­ли­щу наш та­бор спус­ка­ет­ся в пол­ной тем­но­те, под­све­чи­вая до­ро­гу смарт­фо­на­ми. Сле­ва мрач­ной гро­ма­дой воз­вы­ша­ет­ся парк «Ку­ра­сов­щи­на». Изред­ка в нем мель­ка­ют со­ба­ки Бас­кер­ви­лей. Это вла­дель­цы на­де­ли на пи­том­цев све­тя­щи­е­ся зе­ле­ным ошей­ни­ки.

— Опять же пре­ступ­ность яр­ко­го све­та бо­ит­ся, ко­ли­че­ство ДПТ па­да­ет, — про­дол­жа­ет раз­ви­вать те­му пред­во­ди­тель та­бо­ра.

— Да-да, — Илью Му­ром­ца вдруг про­ры­ва­ет. — Да-дан­ко ты горь­ков­ский, свет зна­ния несу­щий. Да толь­ко кто те­бя по­слу­ша­ет?

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.