АР­ХИ­ТЕК­ТОР АЛАДОВ: ПЕР­ВЫЕ УНИВЕРСАМЫ БЫ­ЛИ РЕВОЛЮЦИЕЙ…

Вче­ра за­слу­жен­ный ар­хи­тек­тор БССР Валь­мен Ни­ко­ла­е­вич Аладов от­ме­тил 90-лет­ний юби­лей. Ка­кие объ­ек­ты он про­ек­ти­ро­вал в Мин­ске, и по­че­му зод­че­го мож­но на­звать пер­во­про­ход­цем

Vecherniy Minsk - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га ЖАРИНА

Пе­ре­ехать из ком­му­на­лок

В на­ча­ле про­фес­си­о­наль­но­го пу­ти мо­ло­до­му ар­хи­тек­то­ру до­ве­лось по­ра­бо­тать над се­ри­я­ми ти­по­вых про­ек­тов круп­но­блоч­ных жи­лых до­мов. Пер­вый мик­ро­рай­он в та­ком ис­пол­не­нии по­стро­и­ли на ули­це Вол­го­град­ской.

— Се­го­дня труд­но пред­ста­вить, ка­кой жи­лищ­ный кри­зис был по­сле вой­ны в Мин­ске, — вспо­ми­на­ет Валь­мен Ни­ко­ла­е­вич. — От­дель­ные квар­ти­ры за­ни­ма­ли толь­ко боль­шие на­чаль­ни­ки. В ос­нов­ном лю­ди жи­ли в ком­му­нал­ках. По­это­му до­ма с квар­ти­ра­ми для каж­дой се­мьи ста­ли со­бы­ти­ем. На­до признать­ся, по тем вре­ме­нам в них бы­ла непло­хая пла­ни­ров­ка, и сна­ру­жи зда­ния за­ду­мы­ва­лись бо­лее ин­те­рес­ны­ми. Но внеш­ний вид фа­са­дов упро­сти­ли, по­то­му что на­чал­ся пе­ри­од борь­бы с ар­хи­тек­тур­ны­ми из­ли­ше­ства­ми. Пы­та­лись до­ка­зать, что де­кор за­би­ра­ет до 30 % сто­и­мо­сти, а ре­аль­но, на мой взгляд, не боль­ше 1 %. Я, на­при­мер, пред­ла­гал в фор­му для от­ли­ва бло­ков до­ба­вить мат­ри­цу с ри­сун­ком, то­гда фа­сад вы­гля­дел бы при­вле­ка­тель­нее. Кста­ти, та­кой прин­цип кол­ле­ги поз­же ис­поль­зо­ва­ли на до­мах в мик­ро­рай­оне Во­сток-1, где есть па­не­ли с ре­лье­фом.

Во­об­ще же, счи­та­ет со­бе­сед­ник, в се­рий­ном ин­ду­стри­аль­ном жи­лье во­все нет ни­ка­кой ар­хи­тек­ту­ры. Ин­те­рес­ный об­раз мож­но со­здать толь­ко при ин­ди­ви­ду­аль­ном про­ек­ти­ро­ва­нии. У Ала­до­ва был та­кой опыт — дом на уг­лу про­спек­та Не­за­ви­си­мо­сти

и ули­цы Козлова, в ко­то­ром на­хо­дит­ся ма­га­зин «Оке­ан». Ра­бо­ту на­чи­нал зна­ме­ни­тый зод­чий Ми­ха­ил Барщ, но его ва­ри­ант не утвер­ди­ли, со­чтя, что вид зда­ния с неко­то­рых ра­кур­сов на­кла­ды­ва­ет­ся на обе­лиск на пло­ща­ди По­бе­ды. По­это­му по­явил­ся дру­гой про­ект, под­го­тов­лен­ный груп­пой ар­хи­тек­то­ров, в том чис­ле Ала­до­вым. По их за­дум­кам и по­стро­и­ли дом, ко­то­рый удач­но впи­сал­ся в ан­самбль про­спек­та.

Осо­бен­ная Ко­ма­ров­ка

Про­ект Ко­ма­ров­ско­го рын­ка в ны­неш­нем ви­де был раз­ра­бо­тан кол­лек­ти­вом во гла­ве с Ала­до­вым еще в кон­це 1960-х. А по­стро­и­ли зда­ние лишь в 1980 го­ду. За 40 лет объ­ект стал ви­зит­ной кар­точ­кой Со­вет­ско­го рай­о­на. Кста­ти, с его воз­ве­де­ни­ем свя­за­на це­лая ис­то­рия. Ав­то­рам ре­ко­мен­до­ва­ли взять за об­ра­зец про­ект Че­ля­бин­ско­го тор­го­во­го цен­тра, но они со­зда­ли уни­каль­ное стро­е­ние. Вме­сто пред­по­ла­га­е­мой тя­же­лой же­ле­зо­бе­тон­ной кров­ли ис­поль­зо­ва­ли лег­кие сбор­ные па­не­ли, ко­то­рые кре­пят­ся осо­бым об­ра­зом. Ку­пол пе­ре­кры­ва­ет прак­ти­че­ски це­лый гек­тар — 103 на 103 мет­ра, огром­ное внут­рен­нее про­стран­ство, и всё это — без опор. Та­кое ре­ше­ние в то вре­мя бы­ло ре­во­лю­ци­он­ным. По­ми­мо кон­струк­тив­ных осо­бен­но­стей, ав­то­рам уда­лось со­здать и за­по­ми­на­ю­щий­ся ар­хи­тек­тур­ный об­раз. Прав­да, стро­и­те­лям объ­ект дал­ся нелег­ко из-за его экс­клю­зив­но­сти.

— Ох и на­слу­ша­лись мы в свой ад­рес, — вспо­ми­на­ет Валь­мен Ни­ко­ла­е­вич.

Не обо­шлось и без ка­зу­са: кров­лю сде­ла­ли не из ма­те­ри­а­лов, за­ло­жен­ных в про­ек­те, а уло­жи­ли вре­мен­ную, из же­сти:

— Спе­ши­ли за­кон­чить объ­ект, по­это­му ре­ши­ли уско­рить про­цесс (не на­до бы­ло ждать по­ста­вок из­за гра­ни­цы), да еще и сэко­но­ми­ли, но в ито­ге кров­ля про­те­ка­ла. И так про­дол­жа­лось 20 лет… За­тем ди­рек­тор рын­ка на­шел сред­ства на пе­ре­дел­ку.

«Фрун­зен­ский» как на­ча­ло

Валь­ме­на Ала­до­ва мож­но счи­тать ро­до­на­чаль­ни­ком но­во­го фор­ма­та тор­гов­ли. Имен­но с его по­да­чи в сто­ли­це по­явил­ся пер­вый в рес­пуб­ли­ке уни­вер­сам. Что в этом необыч­но­го?

— Преж­де ма­га­зин­чи­ки бы­ли встро­ен­ны­ми в жи­лые до­ма или раз­ме­ща­лись в неболь­ших от­дель­ных зда­ни­ях, как на Вол­го­град­ской, — объ­яс­ня­ет со­бе­сед­ник. — А ко­гда на­ча­ли про­ек­ти­ро­вать круп­ные мик­ро­рай­о­ны, ста­ло по­нят­но, что объ­ек­тов об­слу­жи­ва­ния не хва­та­ет. Я пред­ло­жил ми­ни­стру тор­гов­ли стро­ить бо­лее круп­ные ма­га­зи­ны — на 1-1,5 ты­ся­чи квад­рат­ных мет­ров.

Пер­вым уни­вер­са­мом стал «Фрун­зен­ский». Тор­го­вый зал для удоб­ства по­се­ти­те­лей за­про­ек­ти­ро­ва­ли без ко­лонн, при­ду­ма­ли ори­ги­наль­ную об­ли­цов­ку фа­са­дов. Ис­поль­зо­ва­ли прин­цип са­мо­об­слу­жи­ва­ния по­ку­па­те­лей, что то­же бы­ло в ди­ко­вин­ку. Объ­ект по­нра­вил­ся и на­чаль­ству, и го­ро­жа­нам. Вто­рым ана­ло­гич­ным ма­га­зи­ном ста­ла «Се­реб­рян­ка», за­тем по­сле­до­ва­ли дру­гие.

— Слы­шал, ми­нистр тор­гов­ли СССР об­ви­нил ме­ня в раз­ва­ле всей си­сте­мы стро­и­тель­ства тор­го­вой се­ти, — по­сме­и­ва­ет­ся ар­хи­тек­тор. — Де­ло в том, что на встро­ен­ные ма­га­зи­ны в сме­ту за­кла­ды­ва­ли 5 % от сто­и­мо­сти до­мов. Мы до­би­лись, что­бы на эти сред­ства стро­и­ли от­дель­ные зда­ния. При­шлось от­рас­ли пе­ре­стра­и­вать­ся.

На­кор­мить всех

Бе­ло­рус­ский го­су­дар­ствен­ный ин­сти­тут про­ек­ти­ро­ва­ния объ­ек­тов тор­гов­ли и об­ще­ствен­но­го пи­та­ния, со­здан­ный и воз­глав­ля­е­мый Ала­до­вым, успел в со­вет­ское вре­мя со­вер­шить ре­во­лю­цию и в си­сте­ме за­вод­ских сто­ло­вых. Спе­ци­а­ли­сты раз­ра­бо­та­ли и внед­ри­ли ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ные ли­нии раз­да­чи блюд, поз­во­лив­шие в несколь­ко раз уско­рить об­слу­жи­ва­ние за­вод­чан. Это ис­клю­ча­ло оче­ре­ди, и си­сте­ма без­на­лич­ных рас­че­тов упро­ща­ла опла­ту, сто­и­мость блюд вы­счи­ты­ва­ли из зар­пла­ты. При этом у ра­бот­ни­ков был вы­бор из двух обе­ден­ных ком­плек­сов, а ме­ню раз­ра­ба­ты­ва­лось так, что не по­вто­ря­лось це­лый ме­сяц.

Пи­лот­ный про­ект опро­бо­ва­ли на Мин­ском ав­то­мо­биль­ном за­во­де.

По­том по та­ко­му прин­ци­пу ра­бо­та­ли 3 ты­ся­чи сто­ло­вых по все­му СССР.

— В этой си­сте­ме был лишь один де­фект — она ис­клю­ча­ла во­ров­ство, — шу­тит Аладов.

Для со­вет­ско­го пе­ри­о­да, ко­гда про­цве­та­ли круп­ные за­во­ды с мно­го­ты­сяч­ной ар­ми­ей ра­бо­чих, ав­то­ма­ти­за­ция сто­ло­вых ко­рен­ным об­ра­зом улуч­ши­ла бы­то­вые усло­вия на про­из­вод­стве.

Вспо­ми­ная бы­лое

Валь­ме­ну Ни­ко­ла­е­ви­чу до­ве­лось со­здать ин­те­рье­ры мно­гих объ­ек­тов. Наи­бо­лее зна­чи­мым сам он счи­та­ет ка­фе «На рос­ста­нях» на про­спек­те Не­за­ви­си­мо­сти, 47 (сей­час в этом зда­нии на­хо­дит­ся На­ци­о­наль­ный центр со­вре­мен­ных ис­кусств). В от­дел­ке по­ме­ще­ний ис­поль­зо­ва­ли на­ту­раль­ное де­ре­во. Это за­ве­де­ние счи­та­лось од­ним из луч­ших объ­ек­тов об­ще­ствен­но­го пи­та­ния сто­ли­цы. В дру­гом ка­фе — «Мо­лоч­ное», ко­то­рое на­хо­ди­лось на ули­це Я. Ку­па­лы воз­ле цир­ка, ар­хи­тек­тор сде­лал ин­те­рес­ные ин­те­рье­ры из тка­ни. Го­во­рят, там сра­зу уве­ли­чи­лась вы­руч­ка, на­род шел не толь­ко от­ве­дать че­го-то вкус­нень­ко­го, но и по­лю­бо­вать­ся на зал. Еще од­ной удач­ной ра­бо­той Аладов счи­та­ет зри­тель­ские фойе Боль­шо­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та Бе­ла­ру­си.

— К со­жа­ле­нию, ни­че­го из тех ра­бот не со­хра­ни­лось, а на ме­сте неко­то­рых за­ве­де­ний уже дру­гие объ­ек­ты. Те­перь я бы не брал­ся за ин­те­рье­ры, они недол­го­веч­ны, — се­ту­ет зод­чий. — Со­хра­нил­ся лишь об­лик ста­рой ча­сти уни­вер­са­ма «Цен­траль­ный», прав­да, бе­лые ба­ре­лье­фы в за­ле ка­фе­те­рия умуд­ри­лись рас­кра­сить.

Шел пер­вым

— Я мно­гое сде­лал пер­вым, — рас­ска­зы­ва­ет Валь­мен Аладов. — Су­мел про­бить зва­ние «За­слу­жен­ный ар­хи­тек­тор БССР» (в дру­гих рес­пуб­ли­ках это слу­чи­лось поз­же) и от­дель­ную Го­су­дар­ствен­ную пре­мию в об­ла­сти ар­хи­тек­ту­ры (ра­нее она бы­ла об­щая для жи­во­пис­цев и ар­хи­тек­то­ров). Со­здал круп­ный про­ект­ный ин­сти­тут со­юз­но­го зна­че­ния «Бел­ги­про­торг». Пер­вый в стране открыл при Со­ю­зе ар­хи­тек­то­ров про­ект­ную ма­стер­скую, ко­то­рая да­ла до­пол­ни­тель­ный за­ра­бо­ток мно­гим кол­ле­гам и при­быль са­мой об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции. За­про­ек­ти­ро­вал пер­вый в ми­ре ста­ди­он для би­ат­ло­на, преж­де со­рев­но­ва­ния в дан­ном ви­де спор­та не пред­по­ла­га­ли уча­стия зри­те­лей. На­шу идею по­за­им­ство­ва­ли ино­стран­цы, и спу­стя го­ды по все­му ми­ру ста­ли по­яв­лять­ся спор­тив­ные ком­плек­сы на­по­до­бие на­ше­го в Рау­би­чах.

Се­го­дня в столь по­чтен­ном воз­расте Валь­мен Ни­ко­ла­е­вич по­мо­га­ет кол­ле­гам про­фес­си­о­наль­ны­ми со­ве­та­ми:

— Не мо­гу не про­ек­ти­ро­вать, это слов­но не есть или не ды­шать…

А еще он бо­ле­ет ду­шой за род­ной Минск, се­ту­ет, что ис­че­за­ют с кар­ты го­ро­да мно­гие зда­ния со­вет­ско­го пе­ри­о­да, а сто­ли­ца чрез­мер­но уплот­ня­ет­ся.

С по­да­чи Валь­ме­на Ала­до­ва в Мин­ске по­явил­ся пер­вый в рес­пуб­ли­ке уни­вер­сам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.