Не ушли в небы­тие их име­на…

Свы­ше ты­ся­чи имен пат­ри­о­тов впер­вые бы­ли на­зва­ны в кни­ге «Ви­теб­ское под­по­лье», из­дан­ной в Ви­теб­ске 49 лет на­зад

Vitbichi - - NEWS - На­та­лия КРУПИЦА.

мае 1969 го­да бы­ла из­да­на кни­га Ни­ко­лая Па­хо­мо­ва, Ни­ны и Ни­ко­лая До­ро­фе­ен­ко «Ви­теб­ское под­по­лье». Это до­ку мен­таль­ный рас­сказ о жи­вых и пав ших ге­ро­ях со­про­тив­ле­ния в пе­ри­од немец­ко фа­шист­ской ок­ку­па­ции с 9 июля 1941 го по июнь 1944 го­да. В ней впер­вые бы­ли на­зва­ны свы­ше ты­ся­чи имен пат­ри­о­тов, ко­то­рые сра­жа­лись в го­ро­де на Двине с «но вым по­ряд­ком».

— Я гор­жусь ро­ди­те­ля­ми, по­то­му что, по су­ти, они со­вер­ши­ли граж дан­ский по­двиг, бла­го­да­ря их ста­ра ни­ям, по­ис­кам, сбо­ру ма­те­ри­а­лов уста­нов­ле­ны в го­ро­де мно­гие па­мят ни­ки под­поль­щи­кам — каз­нен­ным у Смо­лен­ско­го рынка, бюст Ве­ры Хо ру­жей у СШ № 31, па­мят­ный знак у ра­ту­ши, от­кры­ты ме­мо­ри­аль­ные дос­ки, ули­цы на­зва­ны име­на­ми Алек­сандра Бе­ло­хво­сти­ко­ва, Ве­ры Хо­ру­жей… — по­де­ли­лась Ва­лен­ти­на Ку­че­рен­ко. Ва­лен­ти­на Ни­ко­ла­ев­на — дочь из­вест­ной ви­теб­ской че­ты До­ро­фе­ен­ко. Она са­ма ис­то­рик, дол­гое вре­мя ра­бо­та­ла в об­ласт­ном кра­е­вед­че­ском му­зее за­ме­сти­те­лем директора по на­уч­ной ра­бо­те, а сей час на пен­сии.

Ни­ко­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча До­ро фе­ен­ко (1923 —1991) в Ви­теб­ске зна­ли по пар­тий­ной и со­вет­ской ра бо­те, он — жур­на­лист, в раз­ные го­ды воз­глав­лял ко­ми­тет по те­ле­ви­де­нию и ра­дио­ве­ща­нию и ре­дак­цию га­зе ты «Ви­теб­ский ра­бо­чий», а Ни­на Ива­нов­на (1923—2015) — кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук, пре­по­да­ва­ла в мед­ин­сти­ту­те и пед­ин­сти­ту­те.

— Для ро­ди­те­лей те­ма вой­ны, ви теб­ско­го под­по­лья ста­ла ма­гист раль­ной на всю жизнь, — рас­ска­зы ва­ет Ва­лен­ти­на Ни­ко­ла­ев­на. — Отец — уро­же­нец Ли­оз­нен­щи­ны. Он окон­чил Чер­ни­гов­скую лет­ную шко лу, был лет­чи­ком ис­тре­би­те­лем, во евал на Ка­рель­ском фрон­те, в За­по ля­рье. В од­ном из бо­ев его са­мо­лет был сбит, он чу­дом уце­лел, по­лу­чив тя­же­лые ра­не­ния, ожо­ги. В 1947 го­ду был ко­мис­со­ван по со­сто­я­нию здо­ро­вья и вер­нул­ся на ро­ди­ну.

Ма­ма — уро­жен­ка де­рев­ни Вла со­во Су­раж­ско­го рай­о­на (ныне Ви теб­ский). Это бы­ла зо­на Ви­теб­ско Су­раж­ских во­рот во вре­мя ок­ку­па ции, и с пер­вых же дней Ни­на Ива нов­на ста­ла участ­ни­цей под­поль­ной груп­пы Ф. Ива­но­ва, а за­тем возг­ла ви­ла ком­со­моль­скую ор­га­ни­за­цию де­ву­шек под­поль­щиц. Они до­бы­ва ли раз­вед­дан­ные. По­том ма­ма ушла в пар­ти­зан­ский от­ряд, в бри­га­ду Алек­сея, вме­сте с от­цом. Он по­гиб, а вся ее се­мья в де­ревне бы­ла рас стре­ля­на…

— Ва­лен­ти­на Ни­ко­ла­ев­на, как ро ди­те­ли под­сту­па­лись к на­пи­са­нию кни­ги «Ви­теб­ское под­по­лье»?

— Кни­га вы­шла че­рез год по­сле то­го, как Ни­на Ива­нов­на за­щи­ти­ла дис­сер­та­цию по дан­ной те­ме. Это бы­ла ее глав­ная ра­бо­та, и она лег­ла в ос­но­ву издания. Па­мять о войне в ней жи­ла и бес­по­ко­и­ла. В 1960 е о по­дви­ге участ­ни­ков ан­ти­фа­шистс ко­го со­про­тив­ле­ния бы­ло из­вест­но ма­ло. По ли­нии пар­тий­ных ор­га­нов в Бе­ла­ру­си со­зда­ва­лись ко­мис­сии по изу­че­нию и вы­яв­ле­нию ма­те­риа лов под­по­лья и пар­ти­зан­ско­го дви же­ния, до­ку­мен­ты бы­ли раз­роз­нен ны­ми, мно­гое за­шиф­ро­ва­но, за­сек ре­че­но. В Ви­теб­ске та­кая ко­мис­сия ра­бо­та­ла под ру­ко­вод­ством сек­ре та­ря об­ко­ма пар­тии по идео­ло­гии Ни­ко­лая Ильи­ча Па­хо­мо­ва, ко­то­рый стал со­ав­то­ром кни­ги.

Ни­на Ива­нов­на мно­го ра­бо­та­ла в ар­хи­вах Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны СССР, КГБ, с ма­те­ри­а­ла­ми ин­сти­ту та ис­то­рии пар­тии при ЦК КПБ, у нее был до­пуск к сек­рет­ным фон­дам. Все это, ко­неч­но, я знаю как ис­то рик…

Но в 1960 е мы с сест­рой бы­ли под­рост­ка­ми и про­сто жи­ли в та­кой ат­мо­сфе­ре, ко­гда у нас до­ма встре ча­лись быв­шие участ­ни­ки под­по­лья. Наш дом по­рой на­по­ми­нал штаб…

Хо­ро­шо пом­ню Ни­ко­лая Яко­в­ле ви­ча На­ги­бо­ва, ко­то­рый был связ ным под­поль­ных групп, ра­бо­тал под псев­до­ни­мом Сме­лый. Он ча­сто при­хо­дил к нам, и мы с сест­рой иг ра­ли с его доч­ка­ми.

В ок­ку­пи­ро­ван­ном Ви­теб­ске ак тив­но ра­бо­та­ла под­поль­ная груп­па мед­ра­бот­ни­ков. Од­на из участ­ниц — Ксе­ния Сер­ге­ев­на Око­ло­вич. По­сле вой­ны ее осу­ди­ли на де­сять лет, за по­до­зрив в свя­зях с бра­том, ко­то­рый был эми­гран­том, ра­бо­тал про­тив Со­вет­ской вла­сти. По­сле тюрь­мы Око­ло­вич жи­ла на пти­чьих пра­вах в Ле­нин­гра­де у сест­ры. Ро­ди­те­ли ра зыс­ка­ли ее, сде­ла­ли все, что­бы вос ста­но­вить доб­рое имя. И оно за­пи са­но на ме­мо­ри­аль­ной дос­ке в честь под­поль­щи­ков мед­ра­бот­ни­ков. Око­ло­вич бы­ла друж­на с ро­ди­те­ля ми, а я про­дол­жа­ла с ней об­щать­ся до са­мых ее по­след­них лет.

Мно­гое о Ве­ре Хо­ру­жей я впер­вые услы­ша­ла имен­но от ро­ди­те­лей. Вос­ста­нов­ле­ние судь­бы ге­ро­и­ни в ви­теб­ском под­по­лье — один из са мых ярких мо­мен­тов ис­сле­до­ва­ния. Кста­ти, в пе­чаль­но зна­ме­ни­тый под вал — быв­шую тюрь­му СД, ку­да бы­ла бро­ше­на Ве­ра Хору­жая, пер­вы­ми в мир­ное вре­мя с ис­сле­до­ва­тель­ской це­лью за­шли Ни­на Ива­нов­на и Ни ко­лай Вла­ди­ми­ро­вич До­ро­фе­ен­ко. Имен­но они изу­чи­ли над­пи­си на сте­нах. Бла­го­да­ря их ра­бо­те здесь был от­крыт му­зей па­мя­ти пат­ри­о­тов Ви­теб­щи­ны. Ни­на Ива­нов­на на­шла и Ан­ну Ки­та­ше­ву, ко­то­рая си­де­ла в од ной ка­ме­ре с Ве­рой Хо­ру­жей. Ро­ди те­ли за­пи­са­ли ее вос­по­ми­на­ния, со по­ста­ви­ли фак­ты, срав­ни­ли фо­то­гра фии с опи­са­ни­ем внеш­но­сти Хо­ру жей, ко­то­рые да­ва­ла Ки­та­ше­ва, и смог­ли уста­но­вить да­ту и об­стоя тель­ства ги­бе­ли Ве­ры Хо­ру­жей. Еще при жиз­ни ма­ма при­ня­ла ре­ше­ние под­лин­ник вос­по­ми­на­ний Ки­та­ше вой о по­след­них днях Ве­ры За­ха­ров ны Хо­ру­жей в фа­шист­ской тюрь­ме пе­ре­дать ее де­тям, жи­ву­щим в Моск ве. Так и по­сту­пи­ла. Ни­на Ива­нов­на все­гда под­дер­жи­ва­ла связь с семь ей Хо­ру­жей — бра­том Ва­си­ли­ем За ха­ро­ви­чем, сы­ном Сер­ге­ем Сер­гее ви­чем и до­че­рью Ан­ной Сер­ге­ев­ной, они то­же бы­ва­ли у нас до­ма.

Не сек­рет, что в пар­ти­зан­ском и под­поль­ном дви­же­нии участ­во­ва­ли ин­тер­на­ци­о­на­ли­сты, не­мец­кие пат ри­о­ты. В Ви­теб­ске, все зна­ют, есть ули­ца Шра­де­ра. Вос­по­ми­на­ния о ви­теб­ском пе­ри­о­де Па­уль Кёр­нер Шра­дер оста­вил в «Днев­ни­ке не мец­ко­го сол­да­та», он слу­жил в мед ча­сти, смог уста­но­вить с под­поль щи­ка­ми связь и ак­тив­но им по­мо­гал. На мо­мент, ко­гда ро­ди­те­ли под­сту па­лись к изу­че­нию ис­то­рии ви­теб ско­го под­по­лья, Шра­дер умер. Это был 1962 год. Но два­жды в Ви­тебск при­ез­жа­ла дочь немец­ко­го ге­роя ан­ти­фа­ши­ста, она так­же бы­ла у нас до­ма, ро­ди­те­ли мно­го бе­се­до­ва­ли с ней. Я ее хо­ро­шо пом­ню. Нема­ло по мог ви­теб­ским под­поль­щи­кам и чех Ио­ганн Лой­да. Он сам впо­след­ствии при­ез­жал в Ви­тебск, ро­ди­те­ли встре­ча­лись с ним лич­но, по­том пе ре­пи­сы­ва­лись…

Изу­че­ние ис­то­рии ви­теб­ско­го под­по­лья ста­ло де­лом всей жиз­ни Ни­ны и Ни­ко­лая До­ро­фе­ен­ко. Дис сер­та­ция Ни­ны Ива­нов­ны, кни­га «Ви­теб­ское под­по­лье», ко­то­рая пе ре­из­да­ва­лась в 1974 го­ду, — дань па­мя­ти и ува­же­ния к по­дви­гу тех, кто бо­рол­ся про­тив фа­шиз­ма. Не ушли в небы­тие име­на ге­ро­ев…

Ни­на До­ро­фе­ен­ко.

Ни­ко­лай До­ро­фе­ен­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.