Сест­рич­ка Ни­ноч­ка

Vitbichi - - NEWS - Еле­на БАШУН. Фо­то ав­то­ра.

Ни­на Ба­ра­но­ва ни­ко­гда не прой­дет ми­мо че­ло ве­ка, ко­то­ро­му нуж­на по­мощь. Так бы­ло все­гда в ее дол­гой, на­сы­щен­ной со­бы­ти­я­ми и тя­же­лы­ми ис­пы­та­ни­я­ми жиз­ни. И сей­час она пом­нит то утро, ко­гда ма­ма от­пра­ви­ла ее в Ря­зань за хле­бом. А жи­ли они в де­ревне Дуб­ров­ка, что в трех ки­ло­мет рах от го­ро­да. Не успе­ла при­стро­ить­ся в ко­нец длин­ной оче­ре­ди, как ото­всю­ду по­слы­шал­ся го мон, и лю­ди по­бе­жа­ли к гром­ко­го­во­ри­те­лю на пло ща­ди. Она— сле­дом. Вой­на! пер­вые дни вой­ны Ни­на по­сту­пи­ла на крат­ко­сроч­ные кур­сы же­лез­но­до­рож­ни­ков. Необ­хо­ди­мо бы­ло встре чать и со­про­вож­дать важ­ные эше­ло­ны с сол­да­та­ми на фронт, то­вар­ные ва­го­ны, на ко­то­рых эва­ку­и­ро­ва­ли в глу бо­кий тыл, в ос­нов­ном на Урал и в Си­бирь, обо­рон­ные за­во ды. И вез­де ма­лень­кая, но та­кая се­рьез­ная Ни­ноч­ка справ ля­лась со сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми очень от­вет­ствен­но.

А ко­гда в Ря­за­ни по­явил­ся гос­пи­таль для ра­не­ных, она бы­ла на­прав­ле­на ту­да. Сер­до­боль­ность Ни­ноч­ки в го­ды вой­ны по­мо­га­ла встать на но­ги, ка­за­лось, без­на­деж­ным сол­да­там, тя­же­ло ра­нен­ным в бо­ях, по­ве­рить в се­бя и свои си­лы, что­бы жить даль­ше. Ма­лень­кая, хруп­кая 17 лет­няя мед­сест­рич­ка дне­ва­ла и но­че­ва­ла в ря­зан­ском гос­пи­та­ле, вы­ха­жи­вая бой­цов, на­хо­ди­ла нуж­ные сло­ва уте­ше­ния и под держ­ки для каж­до­го.

— Де­сят­ка­ми в день по­сту­па­ли ра­не­ные в гос­пи­таль, под ко­то­рый бы­ло обу­стро­е­но трех­этаж­ное зда­ние шко­лы в Ря за­ни, — рас­ска­зы­ва­ет ве­те­ран тру­до­во­го фрон­та Ни­на Ба ра­но­ва. — А из мед­пер­со­на­ла — 30 лет­ний врач хи­рург, я — 17 лет­няя мед­сест­ра, до на­ча­ла вой­ны окон­чив­шая фельд шер­ско аку­шер­ское учи­ли­ще, и 15 лет­няя са­ни­та­роч­ка. День и ночь опе­ри­ро­ва­ли бой­цов, ко­то­рые по­сту­па­ли к нам гряз ные, вши­вые, об­мо­ро­жен­ные, с за­пу­щен­ны­ми ра­на­ми, по это­му при­хо­ди­лось ам­пу­ти­ро­вать ко­неч­но­сти. Ка­кой нар коз?! 10—20 вдо­хов че­рез мас­ку — и опе­ра­ция на­чи­на­лась… Пом­ню, од­но­му мо­ло­до­му пар­ню по фа­ми­лии Гри­го­рьев ам пу­ти­ро­ва­ли две но­ги и ру­ку. Не сде­лай это­го хи­рург, па­рень бы скон­чал­ся. Прав­да, ко­гда за­кон­чи­лась вой­на, он ка­те­го риче­ски за­пре­тил со­об­щать род­ствен­ни­кам ка­кую ли­бо ин фор­ма­цию о нем, пус­кай, де­скать, ду­ма­ют, что без ве­сти про­пал, а сам пред­по­чел жить в до­ме ин­ва­ли­дов. А од­ну де вуш­ку с ам­пу­ти­ро­ван­ной но­гой мне при­ш­лось со­про­вож­дать в Смо­ленск. Как же бы­ли ра­ды ро­ди­те­ли уви­деть ее жи­вой! Це­ло­ва­ли не толь­ко дочь, но и ме­ня за то, что на пе­ре­клад ных в во­ен­ное вре­мя су­ме­ла до­ста­вить ее до­мой.

В ря­зан­ском гос­пи­та­ле Ни­на вме­сте со сво­и­ми коллега ми и ра­не­ны­ми встре­ти­ла По­бе­ду. Это бы­ла все­лен­ская ра дость — все кри­ча­ли, пла­ка­ли и тан­це­ва­ли од­но­вре­мен­но, да­же ин­ва­ли­ды на ко­сты­лях.

Ни­на Ба­ра­но­ва по­сле вой­ны дол­гие го­ды от­ра­бо­та­ла мед­сест­рой в ин­фек­ци­он­ной боль­ни­це. Ее опы­ту мо­гут по за­ви­до­вать мно­гие мед­сест­ры и да­же вра­чи. Все­гда со бран­ная, вни­ма­тель­ная, от­вет­ствен­ная.

— Ма­ма и нас та­ки­ми вос­пи­та­ла, — за­ме­ча­ет в раз­го­во ре стар­шая дочь Ни­ны Вла­ди­ми­ров­ны Люд­ми­ла Пет­ров­на. — В свои 93 го­да она дер­жит все под кон­тро­лем, у нее пре крас­ная па­мять, толь­ко вот гла­за — груст­ные, ред­ко улы ба­ет­ся, ви­ди­мо, пе­ре­жи­тое в юные го­ды не от­пус­ка­ет… Хо­тя ма­моч­ка — счаст­ли­вая жен­щи­на, ря­дом с ней про­жил 62 го­да муж, отец очень лю­бил ма­му, у нее есть две внуч­ки и правнук. Она вы­стра­да­ла это сча­стье.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.