О меж­ду­на­род­но-пра­во­вом со­труд­ни­че­стве го­су­дарств в сфе­ре борь­бы с ор­га­ни­зо­ван­ным тер­ро­риз­мом

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере - Сер­гей ГОЛОВАНОВ

Меж­ду­на­род­ным со­об­ще­ством при­ни­ма­ют­ся зна­чи­тель­ные уси­лия по борь­бе с тер­ро­риз­мом. Уни­вер­саль­ные и ре­ги­о­наль­ные ор­га­ни­за­ции ре­ша­ют эту про­бле­му, пра­ви­тель­ства раз­лич­ных стран ми­ра осу­ществ­ля­ют со­труд­ни­че­ство в этой об­ла­сти, вклю­чая со­труд­ни­че­ство на ве­дом­ствен­ном уровне пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. Тер­ро­ризм – прак­ти­ка воз­дей­ствия на об­ще­ствен­ное со­зна­ние пу­тем устра­ше­ния на­си­ли­ем или угро­зой его при­ме­не­ния (лат. terror, terrores ad aliquem afferre – ’страх, ужас­ная опас­ность’).

На се­го­дняш­ний день раз­ли­ча­ют три ви­да тер­ро­риз­ма по субъ­ек­тив­ным це­лям ис­пол­не­ния: на­ци­о­на­ли­сти­че­ский, ре­ли­ги­оз­ный и идео­ло­ги­че­ский (со­ци­аль­ный); по ха­рак­те­ру субъ­ект­но­го со­ста­ва тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти два ви­да тер­ро­риз­ма: ин­ди­ви­ду­аль­ный и ор­га­ни­зо­ван­ный. От­дель­но вы­де­ля­ет­ся го­су­дар­ствен­ный тер­ро­ризм как го­су­дар­ствен­ное на­си­лие про­тив граж­дан­ских лиц, вклю­ча­ю­щее неза­кон­ное за­дер­жа­ние, убий­ства, по­хи­ще­ния, пыт­ки, осу­ществ­ля­е­мые си­сте­ма­ти­че­ски.

От­но­си­тель­но ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти в рам­ках ООН, но­ся­щей уни­вер­саль­ный ха­рак­тер, сле­ду­ет от­ме­тить сле­ду­ю­щие наи­бо­лее важ­ные на­прав­ле­ния.

Ор­га­ни­за­ци­ей Объ­еди­нен­ных На­ций раз­ра­бо­та­ны и за­клю­че­ны 13 уни­вер­саль­ных мно­го­сто­рон­них меж­ду­на­род­ных до­го­во­ров, на­прав­лен­ных на борь­бу с тер­ро­риз­мом. Наи­бо­лее важ­ны­ми це­ля­ми этих до­го­во­ров яв­ля­ют­ся кри­ми­на­ли­за­ция в на­ци­о­наль­ных за­ко­но­да­тель­ствах де­я­ний, свя­зан­ных с тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­стью, обес­пе­че­ние эф­фек­тив- но­го со­труд­ни­че­ства го­су­дарств в сфе­ре предо­став­ле­ния пра­во­вой по­мо­щи в от­но­ше­нии та­ких пре­ступ­ле­ний. Фак­ти­че­ски речь идет о со­зда­нии си­сте­мы уни­вер­саль­ной юрис­дик­ции, ко­гда ли­цо, со­вер­шив­шее тер­ро­ри­сти­че­ский акт, не мог­ло бы укрыть­ся и из­бе­жать на­ка­за­ния ни в од­ном го­су­дар­стве ми­ра. Про­цесс ра­ти­фи­ка­ции от­дель­ны­ми го­су­дар­ства­ми упо­мя­ну­тых меж­ду­на­род­ных до­го­во­ров зна­чи­тель­но уско­рил­ся по­сле со­бы­тий 11 сен­тяб­ря 2001 го­да в США. В до­ку­мен­тах ООН под­чер­ки­ва­ет­ся необ­хо­ди­мость уча­стия в этих кон­вен­ци­ях всех го­су­дарств. Од­на­ко мно­гие го­су­дар­ства еще да­ле­ки от ко­неч­ной це­ли, им­пле­мен­ти­ро­вав в свое за­ко­но­да­тель­ство лишь око­ло по­ло­ви­ны вы­ше­ука­зан­ных кон­вен­ций. Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь яв­ля­ет­ся участ­ни­ком 13 до­го­во­ров, что яв­ля­ет­ся хо­ро­шим по­ка­за­те­лем за­ин­те­ре­со­ван­но­сти на­шей стра­ны в борь­бе с тер­ро­риз­мом на меж­ду­на­род­ной арене.

Пер­вые по­пыт­ки вы­ра­бо­тать еди­ную меж­ду­на­род­ную по­ли­ти­ку по борь­бе с тер­ро­риз­мом бы­ли пред­при­ня­ты в 30-е го­ды XX ве­ка в пе­ри­од су­ще­ство­ва­ния Ли­ги На­ций. В 1934 го­ду на Ма­д­рид­ской кон­фе­рен­ции по уни­фи­ка­ции уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ства в ка­че­стве ре­ко­мен­да­ции го­су­дар­ствам-участ­ни­кам бы­ло сфор­му­ли­ро­ва­но опре­де­ле­ние тер­ро­риз­ма, под ко­то­рым по­ни­ма­лось при­ме­не­ние ка­ко­го-ли­бо сред­ства, спо­соб­но­го тер­ро­ри­зи­ро­вать на­се­ле­ние в це­лях уни­что­же­ния вся­кой со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции. В 1937 го­ду под эги­дой Ли­ги На­ций бы­ли раз­ра­бо­та­ны и при­ня­ты Кон­вен­ция о пре­ду­пре­жде­нии тер­ро­риз­ма и на­ка­за­нии за него и Кон­вен­ция о со­зда­нии меж­ду­на­род­но­го уго­лов­но­го су­да. Обе кон­вен­ции не со­бра­ли нуж­но­го ко­ли­че­ства ра­ти­фи­ка­ци­он­ных гра­мот и не всту­пи­ли в си­лу, од­на­ко они по­ло­жи­ли на­ча­ло фор­ми­ро­ва­нию та­ких спе­ци­аль­ных прин­ци­пов меж­ду­на­род­но­го уго­лов­но­го пра­ва, как неот­вра­ти­мость на­ка­за­ния пре­ступ­ни­ков, обя­за­тель­ство их пре­сле­до­вать. Эти кон­вен­ции сыг­ра­ли зна­чи­тель­ную роль в со­вер­шен­ство­ва­нии за­ко­но­да­тель­ства по борь­бе с тер­ро­риз­мом.

Во вто­рой по­ло­вине XX ве­ка, ко­гда тер­ро­ризм по­лу­чил ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние на пла­не­те, ми­ро­вое со­об­ще­ство вновь пред­при­ня­ло се­рьез­ные уси­лия по со­зда­нию меж­ду­на­род­но-пра­во­вой ба­зы для борь­бы с тер­ро­риз­мом.

Пер­вая уни­вер­саль­ная меж­ду­на­род­ная Кон­вен­ция о борь­бе с тер­ро­риз­мом [1] бы­ла за­клю­че­на в г. Нью-йор­ке 14 де­каб­ря 1973 го­да, она на­зы­ва­лась Кон­вен­ция о предот­вра­ще­нии и на­ка­за­нии пре­ступ­ле­ний про­тив лиц, поль­зу­ю­щих­ся меж­ду­на­род­ной за­щи­той, в том чис­ле ди­пло­ма­ти­че­ских аген­тов (да­лее – Кон­вен­ция 1973 го­да). В Кон­вен­ции 1973 го­да рас­смат­ри­ва­лись во­про­сы пре­ду­пре­жде­ния и на­ка­за­ния тер­ак­тов, но­ся­щих меж­ду­на­род­ный ха­рак­тер и на­прав­лен­ных про­тив лиц, ко­то­рым го­су­дар­ство обя-

за­но предо­став­лять осо­бую за­щи­ту в со­от­вет­ствии с нор­ма­ми меж­ду­на­род­но­го пра­ва. До­ку­мент ре­гу­ли­ру­ет во­про­сы без­опас­но­сти ди­пло­ма­ти­че­ских ра­бот­ни­ков в це­лях под­дер­жа­ния нор­маль­ных меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. В Кон­вен­ции 1973 го­да уста­нав­ли­ва­ет­ся, что каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры для уста­нов­ле­ния сво­ей юрис­дик­ции в от­но­ше­нии пре­ступ­ле­ний, со­вер­шен­ных в от­но­ше­нии ди­пло­ма­ти­че­ских ра­бот­ни­ков. К чис­лу та­ких пре­ступ­ле­ний от­но­сят­ся: убий­ства, по­хи­ще­ния, на­па­де­ния, а так­же угро­зы или по­пыт­ки та­ко­го на­па­де­ния, на­силь­ствен­ные на­па­де­ния на офи­ци­аль­ные ли­бо жи­лые по­ме­ще­ния, а так­же транс­порт­ные сред­ства, лиц, поль­зу­ю­щих­ся меж­ду­на­род­ной за­щи­той. Юрис­дик­ция го­су­дарств-участ­ни­ков уста­нав­ли­ва­ет­ся, ко­гда пре­ступ­ле­ния со­вер­ше­ны на тер­ри­то­рии этих го­су­дарств, ли­бо на бор­ту суд­на или са­мо­ле­та, за­ре­ги­стри­ро­ван­но­го в этих го­су­дар­ствах, ли­бо ко­гда пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник яв­ля­ет­ся граж­да­ни­ном это­го го­су­дар­ства, ли­бо ко­гда пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но про­тив ли­ца, вы­пол­ня­ю­ще­го функ­ции от име­ни это­го го­су­дар­ства.

В кон­вен­ции 1973 го­да за­креп­лен прин­цип со­труд­ни­че­ства го­су­дарств-участ­ни­ков в де­ле предот­вра­ще­ния пре­ступ­ле­ний пу­тем об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей, ко­ор­ди­на­ции де­я­тель­но­сти. Лю­бо­му ли­цу, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го осу­ществ­ля­ет­ся раз­би­ра­тель­ство, га­ран­ти­ру­ет­ся справедливое рас­смот­ре­ние де­ла. Го­су­дар­ства-участ­ни­ки ока­зы­ва­ют друг дру­гу пра­во­вую по­мощь по предо­став­ле­нию име­ю­щих­ся до­ка­за­тельств, необ­хо­ди­мых для су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства.

Уста­нов­ле­но, что го­су­дар­ство-участ­ник, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник, при­ни­ма­ет над­ле­жа­щие ме­ры, обес­пе­чи­ва­ю­щие его при­сут­ствие для це­лей уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния или вы­да­чи. В слу­чае ес­ли го­су­дар­ство-участ­ник, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го ока­зы­ва­ет­ся пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник, не вы­да­ет его, то оно обя­за­но пе­ре­дать де­ло сво­им ком­пе­тент­ным ор­га­нам для уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния.

Сле­ду­ю­щим меж­ду­на­род­ным нор­ма­тив­ным пра­во­вым ак­том в об­ла­сти за­щи­ты фи­зи­че­ских лиц от по­ся­га­тельств тер­ро­ри­стов ста­ла Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция о борь­бе с за­хва­том за­лож­ни­ков (г. Нью-йорк, 17 де­каб­ря 1979 го­да) (да­лее – Кон­вен­ция 1979 го­да) [2]. Кон­вен­ция 1979 го­да всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 31 июля 1987 го­да. Го­су­дар­ства-участ­ни­ки со­гла­си­лись, что лю­бое ли­цо, ко­то­рое за­хва­ты­ва­ет или удер­жи­ва­ет дру­гое ли­цо и угро­жа­ет убить, на­не­сти по­вре­жде­ния для то­го, что­бы за­ста­вить тре­тью сто­ро­ну (го­су­дар­ство, меж­ду­на­род­ную меж­пра­ви­тель­ствен­ную ор­га­ни­за­цию, фи­зи­че­ское или юри­ди­че­ское ли­цо) со­вер­шить или воз­дер­жать­ся от со­вер­ше­ния лю­бо­го ак­та в ка­че­стве усло­вия для осво­бож­де­ния за­лож­ни­ка, со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние – за­хват за­лож­ни­ка.

Го­су­дар­ства-участ­ни­ки преду­смат­ри­ва­ют со­от­вет­ству­ю­щее на­ка­за­ние за эти пре­ступ­ле­ния, а так­же при­ни­ма­ют все ме­ры по обес­пе­че­нию осво­бож­де­ния за­лож­ни­ков. Ес­ли ка­кой-ли­бо объ­ект, ко­то­рый пре­ступ­ник при­об­рел в ре­зуль­та­те за­хва­та за­лож­ни­ка, ока­зы­ва­ет­ся в рас­по­ря­же­нии го­су­дар­ства-участ­ни­ка, то оно обя­за­но вы­дать его как мож­но ско­рее за­лож­ни­ку или тре­тьей сто­роне.

Го­су­дар­ства-участ­ни­ки до­го­во­ри­лись со­труд­ни­чать в предот­вра­ще­нии этих пре­ступ­ле­ний. В со­от­вет­ствии со ст. 5 Кон­вен­ции 1979 го­да каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник обя­за­лось при­ни­мать необ­хо­ди­мые ме­ры для уста­нов­ле­ния его юрис­дик­ции в от­но­ше­нии этих пре­ступ­ле­ний, ко­то­рые бы­ли со­вер­ше­ны:

а) на его тер­ри­то­рии или на бор­ту мор­ско­го или воз­душ­но­го суд­на, за­ре­ги­стри­ро­ван­но­го в этом го­су­дар­стве;

б) лю­бым граж­да­ни­ном это­го го­су­дар­ства или ли­цом без граж­дан­ства.

Кон­вен­ция 1979 го­да (ст. 6) уста­нав­ли­ва­ет, что лю­бое го­су­дар­ство-участ­ник, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник, за­клю­ча­ет его под стра­жу или при­ни­ма­ет дру­гие ме­ры для то­го, что­бы воз­бу­дить уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние или пред­при­нять дей­ствия по вы­да­че. Об этих ме­рах без­от­ла­га­тель­но со­об­ща­ет­ся:

а) го­су­дар­ству, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го бы­ло со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние;

б) го­су­дар­ству, про­тив ко­то­ро­го бы­ло на­прав­ле­но пре­ступ­ле­ние;

в) го­су­дар­ству, граж­да­ни­ном ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся по­тер­пев­ший;

г) го­су­дар­ству, граж­да­ни­ном ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник;

д) меж­ду­на­род­ной меж­пра­ви­тель­ствен­ной ор­га­ни­за­ции, про­тив ко­то­рой бы­ло на­прав­ле­но пре­ступ­ле­ние; е) всем дру­гим за­ин­те­ре­со­ван­ным го­су­дар­ствам. Лю­бо­му ли­цу, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го пред­при­ни­ма­ют­ся вы­ше­ука­зан­ные ме­ры, предо­став­ле­но пра­во без­от­ла­га­тель­но свя­зать­ся с пред­ста­ви­те­лем го­су­дар­ства, граж­да­ни­ном ко­то­ро­го оно яв­ля­ет­ся.

Статья 9 Кон­вен­ции 1979 го­да уста­нав­ли­ва­ет, что го­су­дар­ство-участ­ник впра­ве от­ка­зать в вы­да­че пред­по­ла­га­е­мо­го пре­ступ­ни­ка, ес­ли прось­ба о вы­да­че на­прав­ле­на с це­лью пре­сле­до­ва­ния по при­чи­нам, свя­зан­ным с ра­со­вой, ре­ли­ги­оз­ной, на­ци­о­наль­ной или эт­ни­че­ской при­над­леж­но­стью или по­ли­ти­че­ски­ми взгля­да­ми.

Дан­ная Кон­вен­ция не при­ме­ня­ет­ся, ес­ли пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но в пре­де­лах од­но­го го­су­дар­ства, ко­гда за­лож­ник и пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник яв­ля­ют­ся граж­да­на­ми это­го го­су­дар­ства и ко­гда пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии это­го го­су­дар­ства.

Меж­ду тем гео­гра­фия и ко­ли­че­ство за­хва­тов за­лож­ни­ков еже­год­но воз­рас­та­ют. Ес­ли в 1970 го­ду

за­хват за­лож­ни­ков и по­хи­ще­ние лю­дей от­ме­ча­лись в 48 стра­нах, то в 1988-м – уже бо­лее чем в 70 го­су­дар­ствах [3, с. 392].

Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция по борь­бе с за­хва­том за­лож­ни­ков иг­ра­ет зна­чи­тель­ную роль в меж­го­су­дар­ствен­ном со­труд­ни­че­стве в борь­бе с тер­ро­риз­мом.

Ана­лиз меж­ду­на­род­но-пра­во­вых до­ку­мен­тов сви­де­тель­ству­ет, что в 60-е го­ды XX ве­ка борь­ба с по­ся­га­тель­ства­ми в сфе­ре граж­дан­ской авиа­ции вы­шла за пре­де­лы на­ци­о­наль­ных мас­шта­бов и при­об­ре­ла меж­ду­на­род­ный ха­рак­тер. Три меж­ду­на­род­ные кон­вен­ции, раз­ра­бо­тан­ные в 60-х и на­ча­ле 70-х го­дов про­шло­го сто­ле­тия, бы­ли на­прав­ле­ны на ре­ше­ние во­про­сов борь­бы с пре­ступ­ле­ни­я­ми про­тив объ­ек­тов граж­дан­ской авиа­ции: Кон­вен­ция о пре­ступ­ле­ни­ях и неко­то­рых дру­гих ак­тах, со­вер­ша­е­мых на бор­ту воз­душ­ных су­дов (г. То­кио, 14 сен­тяб­ря 1963 го­да), Кон­вен­ция о борь­бе с неза­кон­ным за­хва­том воз­душ­ных су­дов (г. Га­а­га, 16 де­каб­ря 1970 го­да), Кон­вен­ция о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти граж­дан­ской авиа­ции (г. Мон­ре­аль, 23 сен­тяб­ря 1971 го­да) и про­то­кол к ней о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми на­си­лия в аэро­пор­тах, об­слу­жи­ва­ю­щих меж­ду­на­род­ную граж­дан­скую авиа­цию (г. Мон­ре­аль, 24 фев­ра­ля 1988 го­да).

Рас­смот­рим по­дроб­нее эти кон­вен­ции. Так, Кон­вен­ция о пре­ступ­ле­ни­ях и неко­то­рых дру­гих ак­тах, со­вер­ша­е­мых на бор­ту воз­душ­ных су­дов 1963 го­да [4], всту­пив­шая с си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 3 мая 1988 го­да (да­лее – Кон­вен­ция 1963 го­да), при­ме­ня­ет­ся в от­но­ше­нии уго­лов­ных пре­ступ­ле­ний, а так­же ак­тов, ко­то­рые мо­гут угро­жать или угро­жа­ют без­опас­но­сти воз­душ­но­го суд­на, ли­бо на­хо­дя­щих­ся на его бор­ту лиц или иму­ще­ства, ли­бо ак­тов, ко­то­рые со­зда­ют угро­зу под­дер­жа­нию долж­но­го по­ряд­ка и дис­ци­пли­ны на бор­ту.

Кон­вен­ция 1963 го­да при­ме­ня­ет­ся во вре­мя на­хож­де­ния воз­душ­но­го суд­на в по­ле­те ли­бо на по­верх­но­сти в от­кры­том мо­ре или на по­верх­но­сти в лю­бом дру­гом рай­оне вне пре­де­лов тер­ри­то­рии лю­бо­го го­су­дар­ства. Кон­вен­ция 1963 го­да не при­ме­ня­ет­ся к воз­душ­ным су­дам, ис­поль­зу­е­мым на во­ен­ной, та­мо­жен­ной или по­ли­цей­ской служ­бах.

В со­от­вет­ствии с Кон­вен­ци­ей 1963 го­да ко­ман­дир воз­душ­но­го суд­на при на­ли­чии ос­но­ва­ний по­ла­гать, что ли­цо со­вер­ши­ло или го­то­вит­ся со­вер­шить на бор­ту воз­душ­но­го суд­на тер­ро­ри­сти­че­ский акт ли­бо пре­ступ­ле­ние, име­ет пол­но­мо­чия при­ме­нить к та­ко­му ли­цу огра­ни­чи­тель­ные ме­ры, так­же пе­ре­дать ком­пе­тент­ным ор­га­нам лю­бо­го до­го­ва­ри­ва­ю­ще­го­ся го­су­дар­ства, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го дан­ное воз­душ­ное суд­но со­вер­ша­ет по­сад­ку, лю­бое ли­цо, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го име­ет­ся до­ста­точ­ное ос­но­ва­ние по­ла­гать, что оно со­вер­ши­ло на бор­ту воз­душ­но­го суд­на та­кой акт. Дан­ный акт дол­жен яв­лять­ся тяж­ким пре­ступ­ле­ни­ем по уго­лов­но­му за­ко­но­да­тель­ству стра­ны ре­ги­стра­ции воз­душ­но­го суд­на. Ко­ман­дир суд­на име­ет пра­во вы­са­дить лю­бое та­кое ли­цо (п. 1 ст. 8), а так­же пе­ре­дать та­кое ли­цо ком­пе­тент­ным ор­га­нам лю­бо­го до­го­ва­ри­ва­ю­ще­го­ся го­су­дар­ства (п. 1 ст. 9).

Пре­ступ­ле­ние, имев­шее ме­сто на судне, за­ре­ги­стри­ро­ван­ном в ка­ком-ли­бо из До­го­ва­ри­ва­ю­щих­ся го­су­дарств, рас­смат­ри­ва­ет­ся для це­ли вы­да­чи пре­ступ­ни­ка, как ес­ли бы они бы­ли со­вер­ше­ны на тер­ри­то­рии ре­ги­стра­ции воз­душ­но­го суд­на. Тем не ме­нее дан­ная Кон­вен­ция не обя­зы­ва­ет го­су­дар­ства осу­ществ­лять вы­да­чу пре­ступ­ни­ка. Лю­бой спор меж­ду го­су­дар­ства­ми о тол­ко­ва­нии или при­ме­не­нии Кон­вен­ции 1963 го­да, ко­то­рый не был ре­шен пу­тем пе­ре­го­во­ров, пе­ре­да­ет­ся в ар­бит­раж. Ес­ли ком­про­мисс не был най­ден в те­че­ние ше­сти ме­ся­цев, спор пе­ре­да­ет­ся в Меж­ду­на­род­ный суд ООН на ос­но­ва­ни­ях, опре­де­ля­е­мых Ста­ту­том Су­да. Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь не счи­та­ет се­бя свя­зан­ной вы­ше­ука­зан­ной нор­мой и за­яв­ля­ет, что «для пе­ре­да­чи лю­бо­го спо­ра меж­ду участ­ни­ка­ми Кон­вен­ции, ка­са­ю­ще­го­ся тол­ко­ва­ния или при­ме­не­ния Кон­вен­ции на пе­ре­да­чи в ар­бит­раж или в Меж­ду­на­род­ный Суд, необ­хо­ди­мо в каж­дом от­дель­ном слу­чае согласие всех сто­рон, участ­ву­ю­щих в спо­ре».

При­со­еди­не­ние Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь к Кон­вен­ции 1963 го­да не за­тра­ги­ва­ет ее прав и обя­за­тельств, вы­те­ка­ю­щих из дей­ству­ю­щих со­гла­ше­ний по борь­бе с ак­та­ми неза­кон­но­го вме­ша­тель­ства в де­я­тель­ность граж­дан­ской авиа­ции, участ­ни­ком ко­то­рых она яв­ля­ет­ся.

Це­лью дан­ной Кон­вен­ции яви­лось осу­ществ­ле­ние кон­тро­ля над воз­душ­ным суд­ном, на­хо­дя­щим­ся в по­ле­те, со­блю­де­ние без­опас­но­сти лиц и иму­ще­ства, со­хра­не­ние нор­маль­но­го воз­душ­но­го со­об­ще­ния, под­дер­жа­ние без­опас­но­сти в граж­дан­ской авиа­ции.

В со­от­вет­ствии со ст. 11 Кон­вен­ции 1963 го­да преду­смат­ри­ва­ет­ся, что лю­бое фи­зи­че­ское ли­цо на бор­ту воз­душ­но­го суд­на, на­хо­дя­ще­го­ся в по­ле­те, ко­то­рое пу­тем на­си­лия или угро­зы на­си­ли­ем, пу­тем лю­бой дру­гой фор­мы за­пу­ги­ва­ния неза­кон­но, в на­ру­ше­ние всех норм об­ще­че­ло­ве­че­ских прин­ци­пов за­хва­ты­ва­ет воз­душ­ное суд­но или осу­ществ­ля­ет над ним кон­троль ли­бо пы­та­ет­ся со­вер­шить та­кое дей­ствие, со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние. Ес­ли ли­цо, яв­ля­ясь со­участ­ни­ком ли­ца, ко­то­рое со­вер­ша­ет или пы­та­ет­ся со­вер­шить вы­ше­ука­зан­ное дей­ствие, оно так­же со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние. Каж­дое до­го­ва­ри­ва­ю­ще­е­ся го­су­дар­ство обя­зу­ет­ся при­ме­нять к та­ко­му ли­цу су­ро­вые ме­ры на­ка­за­ния. Го­су­дар­ства-участ­ни­ки на­сто­я­щей кон­вен­ции при­ни­ма­ют на се­бя обя­зан­ность вклю­чать та­кое пре­ступ­ле­ние в ка­че­стве пре­ступ­ле­ния, вле­ку­ще­го вы­да­чу, в лю­бой до­го­вор, за­клю­ча­е­мый меж­ду ни­ми.

Сле­ду­ю­щим меж­ду­на­род­но-пра­во­вым ак­том в сфе­ре воз­ду­хо­пла­ва­ния яви­лась Кон­вен­ция о борь­бе с неза­кон­ным за­хва­том воз­душ­ных су­дов (г. Га­а­га, 16 де­каб­ря 1970 го­да, всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 29 ян­ва­ря 1972 го­да, да­лее – Кон­вен­ция 1970 го­да) [5, с. 44–50]. Под юрис­дик­цию дан­ной Кон­вен­ции по­па­да­ют воз­душ­ные су­да, имев­шие ме­сто взле­та или ме­сто фак­ти­че­ской по­сад­ки вне пре­де­лов го­су­дар­ства ре­ги­стра­ции. При этом не име­ет зна­че­ния, со­вер­ша­ло ли суд­но меж­ду­на­род­ный по­лет или по­лет на внут­рен­них авиа­ли­ни­ях. Из юрис­дик­ции Кон­вен­ции 1970 го­да ис­клю­ча­ют­ся воз­душ­ные су­да, за­ня­тые в во­ен­ной, та­мо­жен­ной или по­ли­цей­ской служ­бах, а так­же, ес­ли ме­сто взле­та и ме­сто фак­ти­че­ской по­сад­ки воз­душ­но­го суд­на, на бор­ту ко­то­ро­го со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние, на­хо­дят­ся на тер­ри­то­рии од­но­го и то­го же го­су­дар­ства.

В Кон­вен­ции 1970 го­да да­ет­ся опре­де­ле­ние воз­душ­но­го суд­на, на­хо­дя­ще­го­ся в по­ле­те: «это суд­но в лю­бое вре­мя с мо­мен­та за­кры­тия всех его внеш­них две­рей по­сле по­груз­ки до мо­мен­та от­кры­тия лю­бой из та­ких две­рей для вы­груз­ки. В слу­чае же вы­нуж­ден­ной по­сад­ки по­лет про­ис­хо­дит до тех пор, по­ка ком­пе­тент­ные вла­сти не при­мут ре­ше­ния об ином». В со­от­вет­ствии со ст. 10 Кон­вен­ции 1970 го­да, го­су­дар­ства-участ­ни­ки ока­зы­ва­ют друг дру­гу пра­во­вую по­мощь в свя­зи с уго­лов­но-про­цес­су­аль­ны­ми дей­стви­я­ми, пред­при­ня­ты­ми в от­но­ше­нии та­ко­го пре­ступ­ле­ния и дру­гих ак­тов. Во всех слу­ча­ях при­ме­ня­ет­ся за­ко­но­да­тель­ство го­су­дар­ства, к ко­то­ро­му об­ра­ще­на прось­ба. Каж­дое до­го­ва­ри­ва­ю­ще­е­ся го­су­дар­ство при­ни­ма­ет на се­бя обя­зан­ность уста­но­вить юрис­дик­цию над пре­ступ­ле­ни­ем и дру­ги­ми ак­та­ми на­си­лия:

а) ко­гда пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но на бор­ту воз­душ­но­го суд­на, за­ре­ги­стри­ро­ван­но­го в дан­ном го­су­дар­стве;

б) ко­гда суд­но, на бор­ту ко­то­ро­го со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние, со­вер­ша­ет по­сад­ку на его тер­ри­то­рии, а пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник еще на­хо­дит­ся на бор­ту;

в) ко­гда пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но на бор­ту воз­душ­но­го суд­на, сдан­но­го в арен­ду без эки­па­жа, ос­нов­ное ме­сто де­я­тель­но­сти ко­то­ро­го или, ес­ли он не име­ет ме­ста де­я­тель­но­сти, по­сто­ян­ное ме­сто­пре­бы­ва­ние ко­то­ро­го на­хо­дит­ся в этом го­су­дар­стве.

Еще од­ним эта­пом на пу­ти со­зда­ния пра­во­во­го фун­да­мен­та в сфе­ре без­опас­но­сти граж­дан­ской авиа­ции яви­лась Кон­вен­ция о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти граж­дан­ской авиа­ции (г. Мон­ре­аль, 23 сен­тяб­ря 1971 го­да, всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 2 мар­та 1973 го­да; да­лее – Кон­вен­ция 1971 го­да) [5, с. 51–58].

Круг лиц, по­па­да­ю­щих под опре­де­ле­ние «пре­ступ­ник», зна­чи­тель­но рас­ши­рен. Лю­бое ли­цо счи­та­ет­ся со­вер­ша­ю­щим пре­ступ­ле­ние, ес­ли:

оно неза­кон­но и пред­на­ме­рен­но со­вер­ша­ет акт на­си­лия, ко­то­рый угро­жа­ет без­опас­но­сти воз­душ­но­го суд­на, со­вер­ша­ет акт на­си­лия в от­но­ше­нии ино­го ли­ца;

раз­ру­ша­ет воз­душ­ное суд­но та­ким об­ра­зом, что дан­ные дей­ствия мо­гут угро­жать его без­опас­но­сти в по­ле­те;

по­ме­ща­ет или пы­та­ет­ся по­ме­стить на воз­душ­ное суд­но устрой­ство или ве­ще­ство, ко­то­рое мо­жет раз­ру­шить воз­душ­ное суд­но;

раз­ру­ша­ет или по­вре­жда­ет аэро­на­ви­га­ци­он­ное обо­ру­до­ва­ние;

со­об­ща­ет за­ве­до­мо лож­ные све­де­ния, со­зда­вая тем са­мым угро­зу без­опас­но­сти воз­душ­но­го суд­на в по­ле­те.

Дан­ные пре­ступ­ле­ния счи­та­ют­ся пре­ступ­ле­ни­я­ми, со­вер­шен­ны­ми на воз­душ­ном судне, на­хо­дя­щим­ся в экс­плу­а­та­ции (ст. 1 Кон­вен­ции 1971 го­да).

В со­от­вет­ствии с Про­то­ко­лом от 24 фев­ра­ля 1988 го­да, до­пол­ня­ю­щим Мон­ре­аль­скую кон­вен­цию, лю­бое ли­цо со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние, ес­ли оно неза­кон­но и пред­на­ме­рен­но с ис­поль­зо­ва­ни­ем лю­бо­го устрой­ства, ве­ще­ства или ору­жия со­вер­ша­ет акт на­си­лия в от­но­ше­нии ли­ца в аэро­пор­ту, об­слу­жи­ва­ю­ще­го меж­ду­на­род­ную граж­дан­скую авиа­цию, ко­то­рый при­чи­ня­ет или мо­жет при­чи­нить се­рьез­ный вред здо­ро­вью или смерть; или раз­ру­ша­ет или се­рьез­но по­вре­жда­ет обо­ру­до­ва­ние аэро­пор­та ли­бо рас­по­ло­жен­ные в аэро­пор­ту воз­душ­ные су­да, не на­хо­дя­щи­е­ся в экс­плу­а­та­ции, ли­бо на­ру­ша­ет ра­бо­ту служб аэро­пор­та.

Кон­вен­ция 1971 го­да вво­дит по­ня­тия по­ку­ше­ния и со­уча­стия, что по­па­да­ет под опре­де­ле­ние «пре­ступ­ле­ние». Сле­ду­ет от­ме­тить, что Кон­вен­ция 1971 го­да при­ме­ня­ет­ся неза­ви­си­мо от то­го, со­вер­ша­ет ли воз­душ­ное суд­но меж­ду­на­род­ный по­лет или по­лет на внут­рен­них авиа­ли­ни­ях, толь­ко ес­ли дей­стви­тель­ное или на­ме­чен­ное ме­сто взле­та или по­сад­ки воз­душ­но­го суд­на на­хо­дит­ся вне пре­де­лов тер­ри­то­рии го­су­дар­ства ре­ги­стра­ции та­ко­го воз­душ­но­го суд­на или пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но на тер­ри­то­рии ино­го го­су­дар­ства, чем го­су­дар­ство ре­ги­стра­ции воз­душ­но­го суд­на.

Дан­ная Кон­вен­ция впер­вые за­кре­пи­ла обя­зан­ность го­су­дар­ства со­об­щать Со­ве­ту Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции граж­дан­ской авиа­ции в крат­чай­шие сро­ки лю­бую име­ю­щу­ю­ся ин­фор­ма­цию в со­от­вет­ствии со сво­им на­ци­о­наль­ным за­ко­но­да­тель­ством об об­сто­я­тель­ствах пре­ступ­ле­ния, ме­рах, при­ня­тых в от­но­ше­нии пре­ступ­ни­ка, пас­са­жи­ров и эки­па­жа, ес­ли по­лет от­ло­жен или пре­рван.

О необ­хо­ди­мо­сти со­труд­ни­че­ства го­су­дарств в сфе­ре борь­бы с тер­ро­риз­мом в воз­ду­хе сви­де­тель­ству­ют дан­ные США о ре­зуль­та­тив­но­сти ра­бо­ты по кон­тро­лю ба­га­жа пас­са­жи­ров. С 1973 по 1987 год в аэро­пор­тах США про­шли про­вер­ку 7 млрд че­ло­век, при этом бы­ло вы­яв­ле­но бо­лее 36 тыс. еди­ниц ог-

нестрель­но­го ору­жия, что при­ве­ло к аре­сту бо­лее 15 тыс. лиц [3, с. 414].

Опре­де­лен­ные нов­ше­ства внес­ла Кон­вен­ция о фи­зи­че­ской за­щи­те ядер­но­го ма­те­ри­а­ла (г. НьюЙорк, 3 мар­та 1980 го­да, да­лее – Кон­вен­ция 1980 го­да), всту­пив­шая в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 14 июня 1993 го­да. Кон­вен­ция пре­сле­ду­ет цель предот­вра­тить по­тен­ци­аль­ную опас­ность в ре­зуль­та­те неза­кон­но­го за­хва­та и ис­поль­зо­ва­ния ядер­но­го ма­те­ри­а­ла, спо­соб­ствуя без­опас­но­му пе­ре­ме­ще­нию и фи­зи­че­ской за­щи­те ядер­но­го ма­те­ри­а­ла при его ис­поль­зо­ва­нии, хра­не­нии и пе­ре­воз­ке внут­ри стра­ны. Ста­тьей 3 Кон­вен­ции 1980 го­да уста­нав­ли­ва­ет­ся, что каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник в рам­ках сво­е­го на­ци­о­наль­но­го за­ко­но­да­тель­ства и в со­от­вет­ствии с меж­ду­на­род­ным пра­вом при­ни­ма­ет над­ле­жа­щие ме­ры для обес­пе­че­ния то­го, что­бы во вре­мя меж­ду­на­род­ной пе­ре­воз­ки ядер­ный ма­те­ри­ал за­щи­щал­ся на опре­де­лен­ных уров­нях, опи­сан­ных в при­ло­же­нии 1 к Кон­вен­ции 1980 го­да. Уста­нав­ли­ва­ет­ся так­же за­прет экс­пор­та ядер­но­го ма­те­ри­а­ла, ес­ли го­су­дар­ство-участ­ник не по­лу­чи­ло га­ран­тии в том, что та­кой ма­те­ри­ал во вре­мя меж­ду­на­род­ной пе­ре­воз­ки бу­дет уста­нов­лен­ным об­ра­зом за­щи­щен. Это же ка­са­ет­ся им­пор­та и тран­зит­но­го про­во­за ядер­но­го ма­те­ри­а­ла (ст. 4).

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник опре­де­ля­ет свой цен­траль­ный ор­ган и пункт свя­зи, от­вет­ствен­ные за фи­зи­че­скую за­щи­ту ядер­но­го ма­те­ри­а­ла. В слу­чае кра­жи, гра­бе­жа или неза­кон­но­го за­хва­та ядер­но­го ма­те­ри­а­ла или ре­аль­ной угро­зы та­ких дей­ствий го­су­дар­ства-участ­ни­ки в со­от­вет­ствии со сво­им на­ци­о­наль­ным за­ко­но­да­тель­ством обес­пе­чи­ва­ют мак­си­маль­ное со­труд­ни­че­ство и ока­зы­ва­ют по­мощь в воз­вра­ще­нии и за­щи­те та­ко­го ма­те­ри­а­ла лю­бо­му го­су­дар­ству, ко­то­рое об­ра­ща­ет­ся с по­доб­ной прось­бой. Го­су­дар­ства-участ­ни­ки со­труд­ни­ча­ют так­же и про­во­дят необ­хо­ди­мые кон­суль­та­ции друг с дру­гом в це­лях улуч­ше­ния си­стем фи­зи­че­ской за­щи­ты ядер­но­го ма­те­ри­а­ла в про­цес­се меж­ду­на­род­ной пе­ре­воз­ки.

Участ­ни­ки Кон­вен­ции 1980 го­да при­ни­ма­ют необ­хо­ди­мые ме­ры по охране сек­рет­но­сти лю­бой ин­фор­ма­ции, ко­то­рую они по­лу­ча­ют от дру­го­го го­су­дар­ства-участ­ни­ка. Го­су­дар­ство-участ­ник впра­ве не предо­став­лять ин­фор­ма­цию, ес­ли это мо­жет по­ста­вить под угро­зу на­ци­о­наль­ную без­опас­ность го­су­дар­ства или фи­зи­че­скую за­щи­ту ядер­но­го ма­те­ри­а­ла (ст. 6).

Кон­вен­ция 1980 го­да вво­дит по­ня­тие пред­на­ме­рен­но­го со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния. В част­но­сти, к ним от­но­сит­ся пред­на­ме­рен­ное со­вер­ше­ние:

а) кра­жи ядер­но­го ма­те­ри­а­ла или его за­хва­та пу­тем гра­бе­жа;

b) при­сво­е­ние или по­лу­че­ние об­ман­ным пу­тем ядер­но­го ма­те­ри­а­ла;

с) без раз­ре­ше­ния ком­пе­тент­ных ор­га­нов дей­ствия, та­кое как по­лу­че­ние, вла­де­ние, пе­ре­да­ча, ви- до­из­ме­не­ние, уни­что­же­ние или рас­пы­ле­ние ядер­но­го ма­те­ри­а­ла, ко­то­рое вле­чет за со­бой или мо­жет по­влечь смерть лю­бо­го ли­ца или при­чи­нить ему се­рьез­ные уве­чья, или при­чи­нить су­ще­ствен­ный ущерб соб­ствен­но­сти;

d) дей­ствие, ко­то­рое пред­став­ля­ет со­бой тре­бо­ва­ние пу­тем угро­зы си­лы, при­ме­не­ния си­лы или с по­мо­щью ка­кой-ли­бо дру­гой фор­мы за­пу­ги­ва­ния, о вы­да­че ядер­но­го ма­те­ри­а­ла;

e) ис­поль­зо­ва­ние ядер­но­го ма­те­ри­а­ла с це­лью по­влечь смерть лю­бо­го ли­ца, при­чи­нить ему се­рьез­ные уве­чья или при­чи­нить су­ще­ствен­ный ущерб соб­ствен­но­сти;

f) по­пыт­ки осу­ще­ствить ка­кое-ли­бо пра­во­на­ру­ше­ние, ука­зан­ное в пунк­тах a), б) и с);

g) дей­ствие, та­кое как уча­стие в ка­ком-ли­бо пра­во­на­ру­ше­нии, ука­зан­ном в пунк­тах а) и f) (со­уча­стие).

Пред­на­ме­рен­ное со­вер­ше­ние яв­ля­ет­ся пра­во­на­ру­ше­ни­ем, на­ка­зу­е­мым каж­дым го­су­дар­ством-участ­ни­ком в рам­ках сво­е­го на­ци­о­наль­но­го за­ко­но­да­тель­ства. Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник обя­зу­ет­ся вве­сти от­вет­ствен­ность за пе­ре­чис­лен­ные пра­во­на­ру­ше­ния.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник в со­от­вет­ствии со сво­им на­ци­о­наль­ным за­ко­но­да­тель­ством, удо­сто­ве­рив­шись в на­ли­чии до­ста­точ­ных на то ос­но­ва­ний, при­ни­ма­ет над­ле­жа­щие ме­ры, вклю­чая за­клю­че­ние под стра­жу пред­по­ла­га­е­мо­го пра­во­на­ру­ши­те­ля.

При­ло­же­ние 1 к Кон­вен­ции 1980 го­да вы­де­ля­ет три уров­ня фи­зи­че­ской за­щи­ты ядер­но­го ма­те­ри­а­ла в зависимости от его по­тен­ци­аль­ной угро­зы.

Со­глас­но ст. 10 Кон­вен­ции 1980 го­да го­су­дар­ство-участ­ник, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник, ес­ли не вы­да­ет его, то обя­за­но без ка­ких-ли­бо ис­клю­че­ний и за­дер­жек пе­ре­дать де­ло ком­пе­тент­ным ор­га­нам в це­лях уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния. Здесь про­сле­жи­ва­ет­ся прин­цип ООН «Ли­бо су­ди, ли­бо вы­дай».

Уча­стив­ши­е­ся ак­ты тер­ро­риз­ма и экс­тре­миз­ма, под­ры­ва­ю­щие без­опас­ность мор­ско­го су­до­ход­ства, под­толк­ну­ли го­су­дар­ство к под­пи­са­нию Кон­вен­ции о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти мор­ско­го су­до­ход­ства (г. Рим, 10 мар­та 1988 го­да, да­лее – Кон­вен­ция 1988 го­да). Кон­вен­ция всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 4 мар­та 2003 го­да.

Со­глас­но ст. 1 Кон­вен­ции 1988 го­да тер­мин «суд­но» озна­ча­ет лю­бое суд­но, не за­креп­лен­ное по­сто­ян­но на мор­ском дне, вклю­чая су­да с ди­на­ми­че­ским прин­ци­пом под­дер­жа­ния, под­вод­ные ап­па­ра­ты или лю­бые дру­гие пла­ву­чие сред­ства.

Из юрис­дик­ции дан­ной Кон­вен­ции ис­клю­ча­ют­ся: во­ен­ные ко­раб­ли, су­да, при­над­ле­жа­щие го­су­дар­ству или экс­плу­а­ти­ру­е­мые им, ко­гда они ис­поль­зу­ют­ся в ка­че­стве во­ен­но-вспо­мо­га­тель­ных, ли­бо для та­мо­жен­ных или по­ли­цей­ских це­лей, су­да, вы­ве­ден­ные из экс­плу­а­та­ции или по­став­лен­ные на при­кол. Ни-

что в дан­ной Кон­вен­ции не за­тра­ги­ва­ет им­му­ни­те­та во­ен­ных ко­раб­лей и дру­гих го­су­дар­ствен­ных су­дов, экс­плу­а­ти­ру­е­мых в неком­мер­че­ских це­лях.

Со­глас­но Кон­вен­ции 1988 го­да лю­бое фи­зи­че­ское ли­цо со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние и при­зна­ет­ся пре­ступ­ни­ком, ес­ли оно неза­кон­но и пред­на­ме­рен­но:

a) за­хва­ты­ва­ет суд­но или осу­ществ­ля­ет кон­троль над ним си­лой или угро­зой при­ме­не­ния си­лы или пу­тем лю­бой дру­гой фор­мы за­пу­ги­ва­ния;

b) со­вер­ша­ет акт на­си­лия про­тив ли­ца на бор­ту суд­на, ес­ли этот акт мо­жет угро­жать без­опас­но­му пла­ва­нию дан­но­го суд­на;

c) раз­ру­ша­ет суд­но или на­но­сит суд­ну или его гру­зу по­вре­жде­ния;

d) по­ме­ща­ет или со­вер­ша­ет дей­ствия в це­лях по­ме­ще­ния на борт суд­на ка­ким бы то ни бы­ло спо­со­бом устрой­ство или ве­ще­ство, ко­то­рое мо­жет раз­ру­шить это суд­но, на­не­сти это­му суд­ну или его гру­зу по­вре­жде­ние;

e) раз­ру­ша­ет мор­ское на­ви­га­ци­он­ное обо­ру­до­ва­ние, или на­но­сит ему се­рьез­ное по­вре­жде­ние, или со­зда­ет се­рьез­ные по­ме­хи его экс­плу­а­та­ции; f) со­об­ща­ет за­ве­до­мо лож­ные све­де­ния. Для клас­си­фи­ка­ции дан­ных дей­ствий как пре­ступ­ле­ний необ­хо­дим факт на­ли­чия угро­зы без­опас­но­му пла­ва­нию суд­на. По­пыт­ка со­вер­шить ка­кое-ли­бо из пре­ступ­ле­ний, пе­ре­чис­лен­ных вы­ше, а так­же угро­за с це­лью при­ну­дить фи­зи­че­ское или юри­ди­че­ское ли­цо со­вер­шить ка­кое-ли­бо дей­ствие или воз­дер­жать­ся от него, под­стре­ка­ние к со­вер­ше­нию ка­ко­го-ли­бо из пре­ступ­ле­ний или со­уча­стие в нем ка­ким-ли­бо иным об­ра­зом яв­ля­ет­ся пре­ступ­ле­ни­ем.

Статья 8 Кон­вен­ции 1988 го­да гла­сит, что ка­пи­тан суд­на го­су­дар­ства-участ­ни­ка («го­су­дар­ства фла­га») мо­жет пе­ре­дать ком­пе­тент­ным ор­га­нам лю­бо­го дру­го­го го­су­дар­ства-участ­ни­ка («при­ни­ма­ю­щее го­су­дар­ство») лю­бое ли­цо, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го у него име­ют­ся ра­зум­ные ос­но­ва­ния по­ла­гать, что оно со­вер­ши­ло од­но из пре­ступ­ле­ний, под­ле­жа­щих на­ка­за­нию по дан­ной Кон­вен­ции.

Кон­вен­ция о мар­ки­ров­ке пла­сти­че­ских взрыв­ча­тых ве­ществ в це­лях их об­на­ру­же­ния [5, с. 157–166] (Мон­ре­аль, 1 мар­та 1991 го­да, да­лее – Кон­вен­ция 1991 го­да), всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 7 ап­ре­ля 2002 го­да. Для це­лей на­сто­я­щей Кон­вен­ции да­ны по­ня­тия «взрыв­ча­тые ве­ще­ства», «мар­ки­ру­ю­щие ве­ще­ства», «мар­ки­ров­ка», «го­су­дар­ство-из­го­то­ви­тель». В ста­тье 2 Кон­вен­ции 1991 го­да за­креп­ле­но, что каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые и эф­фек­тив­ные ме­ры для за­пре­ще­ния и предот­вра­ще­ния из­го­тов­ле­ния на его тер­ри­то­рии немар­ки­ро­ван­ных взрыв­ча­тых ве­ществ. Го­су­дар­ство-участ­ник обя­за­но так­же при­ни­мать необ­хо­ди­мые ме­ры для за­пре­ще­ния и предот­вра­ще­ния вво­за на его тер­ри­то­рию или вы­во­за с его тер­ри­то­рии немар­ки­ро­ван­ных взрыв­ча­тых ве­ществ. В Кон­вен­ции 1991 го­да (ст. 4) уста­нав­ли­ва­ет­ся, что каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры для осу­ществ­ле­ния стро­го­го и эф­фек­тив­но­го кон­тро­ля над вла­де­ни­ем и пе­ре­да­чей во вла­де­ние немар­ки­ро­ван­ных взрыв­ча­тых ве­ществ.

Уста­нав­ли­ва­ет­ся так­же, что все за­па­сы взрыв­ча­тых ве­ществ, не на­хо­дя­щи­е­ся во вла­де­нии пол­но­моч­ных ор­га­нов го­су­дарств-участ­ни­ков, долж­ны быть уни­что­же­ны ли­бо мар­ки­ро­ва­ны или ли­ше­ны взрыв­ча­тых свойств в те­че­ние трех лет по­сле вступ­ле­ния в си­лу на­сто­я­щей Кон­вен­ции в от­но­ше­нии дан­но­го го­су­дар­ства. Долж­ны быть так­же уни­что­же­ны во­ен­ные устрой­ства, мар­ки­ро­ва­ны или ли­ше­ны взрыв­ча­тых свойств в те­че­ние пят­на­дца­ти лет по­сле вступ­ле­ния в си­лу на­сто­я­щей Кон­вен­ции в от­но­ше­нии дан­но­го го­су­дар­ства.

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры для осу­ществ­ле­ния стро­го­го и эф­фек­тив­но­го кон­тро­ля над вла­де­ни­ем и пе­ре­да­чей во вла­де­ние взрыв­ча­тых ве­ществ, с тем что­бы вос­пре­пят­ство­вать их при­ме­не­нию или ис­поль­зо­ва­нию. Долж­ны быть так­же при­ня­ты ме­ры по ско­рей­ше­му уни­что­же­нию на тер­ри­то­рии каж­до­го го­су­дар­ства­участ­ни­ка немар­ки­ро­ван­ных взрыв­ча­тых ве­ществ, из­го­тов­лен­ных по­сле вступ­ле­ния в си­лу Кон­вен­ции 1991 го­да.

Кон­вен­ци­ей 1991 го­да утвер­жде­на меж­ду­на­род­ная тех­ни­че­ская ко­мис­сия по взрыв­ча­тым ве­ще­ствам. Ко­мис­сия со­сто­ит из 15–19 че­ло­век, на­зы­ва­е­мых Со­ве­том Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции граж­дан­ской авиа­ции. Чле­ны Ко­мис­сии яв­ля­ют­ся экс­пер­та­ми, об­ла­да­ю­щи­ми непо­сред­ствен­ным и зна­чи­тель­ным опы­том в во­про­сах, ка­са­ю­щих­ся из­го­тов­ле­ния или об­на­ру­же­ния взрыв­ча­тых ве­ществ. Ко­мис­сия про­во­дит оцен­ку тех­ни­че­ско­го про­грес­са в об­ла­сти из­го­тов­ле­ния, мар­ки­ров­ки и об­на­ру­же­ния взрыв­ча­тых ве­ществ. Ко­мис­сия че­рез Со­вет до­кла­ды­ва­ет о ре­зуль­та­тах сво­ей ра­бо­ты го­су­дар­ствам-участ­ни­кам и за­ин­те­ре­со­ван­ным меж­ду­на­род­ным ор­га­ни­за­ци­ям.

Про­то­кол о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти ста­ци­о­нар­ных плат­форм, рас­по­ло­жен­ных на кон­ти­нен­таль­ном шель­фе (г. Рим, 10 мар­та 1998 го­да) [8], всту­пил в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 4 мар­та 2003 го­да. Для це­лей на­сто­я­ще­го Про­то­ко­ла ста­ци­о­нар­ная плат­фор­ма озна­ча­ет искус­ствен­ный ост­ров, уста­нов­ку или со­ору­же­ние, по­сто­ян­но за­креп­лен­ные на мор­ском дне для раз­вед­ки или раз­ра­бот­ки ре­сур­сов или для дру­гих эко­но­ми­че­ских це­лей. В со­от­вет­ствии со смыс­лом дан­но­го Про­то­ко­ла пре­ступ­ле­ни­ем при­зна­ет­ся за­хват ста­ци­о­нар­ной плат­фор­мы и осу­ществ­ле­ние кон­тро­ля над ней си­лой или угро­зой си­лы или пу­тем дру­гой фор­мы за­пу­ги­ва­ния; со­вер­ше­ние ак­та на­си­лия про­тив фи­зи­че­ско­го ли­ца, на­хо­дя­ще­го­ся на ста­ци­о­нар­ной плат­фор­ме, на­не­се­ние ра­не­ния та­ко­му ли­цу или при­чи­не­ние

ему смер­ти в свя­зи с по­пыт­кой со­вер­ше­ния ка­ко­го-ли­бо из про­ти­во­прав­ных дей­ствий, раз­ру­ше­ние плат­фор­мы, на­не­се­ние ей по­вре­жде­ний. По­пыт­ка под­стре­ка­тель­ства и угро­за дан­ных дей­ствий яв­ля­ют­ся пре­ступ­ле­ни­я­ми. Все вы­ше­пе­ре­чис­лен­ные про­ти­во­прав­ные дей­ствия трак­ту­ют­ся как пре­ступ­ле­ния при усло­вии воз­ник­но­ве­ния та­кой си­ту­а­ции, при ко­то­рой под угро­зу бу­дет по­став­ле­на без­опас­ность ста­ци­о­нар­ной плат­фор­мы.

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет та­кие ме­ры, ко­то­рые мо­гут ока­зать­ся необ­хо­ди­мы­ми для уста­нов­ле­ния его юрис­дик­ции в от­но­ше­нии дан­ных пре­ступ­ле­ний, ес­ли пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но про­тив или на бор­ту ста­ци­о­нар­ной плат­фор­мы, ко­гда она на­хо­дит­ся на кон­ти­нен­таль­ном шель­фе дан­но­го го­су­дар­ства, граж­да­ни­ном дан­но­го го­су­дар­ства.

До­пол­ни­тель­ная юрис­дик­ция мо­жет уста­нав­ли­вать­ся го­су­дар­ством-участ­ни­ком в от­но­ше­нии та­ко­го пре­ступ­ле­ния, ко­то­рое со­вер­ше­но ли­цом без граж­дан­ства, обыч­но про­жи­ва­ю­щим в дан­ном го­су­дар­стве, а так­же ес­ли во вре­мя его со­вер­ше­ния граж­да­нин дан­но­го го­су­дар­ства за­хва­чен, под­вер­гал­ся угро­зам, пыт­кам, ра­нен или убит; в це­лях вы­ну­дить дан­ное го­су­дар­ство со­вер­шить опре­де­лен­ное дей­ствие, вы­год­ное тер­ро­ри­стам, ли­бо воз­дер­жать­ся от оно­го. Лю­бой участ­ник Про­то­ко­ла, уста­но­вив­ший юрис­дик­цию, упо­мя­ну­тую в п. 2 ст. 3, уве­дом­ля­ет об этом Ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Меж­ду­на­род­ной мор­ской ор­га­ни­за­ции. На­сто­я­щий Про­то­кол ни в ко­ей ме­ре не за­тра­ги­ва­ет на­ци­о­наль­но­го за­ко­но­да­тель­ства, не ис­клю­ча­ет ни­ка­кой уго­лов­ной юрис­дик­ции, осу­ществ­ля­е­мой в со­от­вет­ствии с на­ци­о­наль­ным за­ко­но­да­тель­ством.

Боль­шое зна­че­ние в борь­бе с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма иг­ра­ет при­ня­тая ре­зо­лю­ци­ей 54/109 Ге­не­раль­ной Ас­сам­бле­ей ООН от 9 де­каб­ря 1999 го­да Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция о борь­бе с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма (да­лее – Кон­вен­ция 1999 го­да) [5, с. 140–156].

Од­ной из важ­ней­ших про­блем в об­ла­сти борь­бы с тер­ро­риз­мом, тре­бу­ю­щих сроч­но­го раз­ре­ше­ния, яв­ля­ет­ся «со­вер­шен­ство­ва­ние меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства в сфе­ре пе­ре­кры­тия ми­ро­вых фи­нан­со­вых по­то­ков, на­прав­лен­ных на под­держ­ку тер­ро­ри­стов» [9, с. 8].

В со­от­вет­ствии со ст. 2 Кон­вен­ции 1999 го­да лю­бое ли­цо счи­та­ет­ся со­вер­ша­ю­щим пре­ступ­ле­ние по смыс­лу на­сто­я­щей Кон­вен­ции, ес­ли оно лю­бы­ми ме­то­да­ми, пря­мо или кос­вен­но, неза­кон­но и умыш­лен­но предо­став­ля­ет сред­ства для со­вер­ше­ния:

а) ка­ко­го-ли­бо де­я­ния, пе­ре­чис­лен­но­го в при­ло­же­нии к Кон­вен­ции;

б) лю­бо­го дру­го­го де­я­ния, на­прав­лен­но­го на то, что­бы вы­звать смерть ка­ко­го-ли­бо ли­ца, не при­ни­ма­ю­ще­го ак­тив­но­го уча­стия в во­ен­ных дей­стви­ях, в си­ту­а­ци­ях во­ору­жен­но­го кон­флик­та, или при­чи­нить ему тяж­кое те­лес­ное по­вре­жде­ние, ко­гда цель та­ко- го де­я­ния за­пу­гать на­се­ле­ние или за­ста­вить пра­ви­тель­ство или меж­ду­на­род­ную ор­га­ни­за­цию со­вер­шить ка­кое-ли­бо дей­ствие или воз­дер­жать­ся от его со­вер­ше­ния.

К лю­бо­му ли­цу, со­вер­ша­ю­ще­му пре­ступ­ле­ние, ис­хо­дя из смыс­ла Кон­вен­ции 1999 го­да, от­но­сят­ся со­участ­ни­ки, а так­же ли­ца, ор­га­ни­зу­ю­щие дру­гих лиц или ру­ко­во­дя­щие ими.

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет та­кие ме­ры, ко­то­рые:

а) при­зна­ют уго­лов­ны­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми по его на­ци­о­наль­но­му пра­ву пре­ступ­ле­ния, ука­зан­ные на­сто­я­щей Кон­вен­ци­ей.

б) уста­нав­ли­ва­ют со­раз­мер­ные на­ка­за­ния с уче­том тя­же­сти дан­ных пре­ступ­ле­ний.

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник в со­от­вет­ствии с на­ци­о­наль­ным за­ко­но­да­тель­ством при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры для то­го, что­бы мож­но бы­ло при­влечь юри­ди­че­ское ли­цо к от­вет­ствен­но­сти в слу­чае со­вер­ше­ния фи­зи­че­ским ли­цом – ру­ко­во­ди­те­лем ор­га­ни­за­ции, пре­ступ­ле­ния. Та­кая от­вет­ствен­ность мо­жет но­сить уголовный, граж­дан­ский, ад­ми­ни­стра­тив­ный ха­рак­тер.

Каж­дое го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры, что­бы опре­де­лить, об­на­ру­жить, за­бло­ки­ро­вать или аре­сто­вать лю­бые сред­ства, ис­поль­зу­е­мые в це­лях со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния, ука­зан­ные в Кон­вен­ции 1999 го­да.

По­лу­чив ин­фор­ма­цию о том, что ли­цо, ко­то­рое со­вер­ши­ло пре­ступ­ле­ние, мо­жет на­хо­дить­ся на его тер­ри­то­рии, со­от­вет­ству­ю­щее го­су­дар­ство-участ­ник при­ни­ма­ет та­кие ме­ры, ко­то­рые не­об­хо­ди­мы для рас­сле­до­ва­ния этих фак­тов. Ес­ли го­су­дар­ство-участ­ник за­клю­чи­ло ли­цо под стра­жу, оно на­пря­мую или че­рез Ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Ор­га­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных На­ций без­от­ла­га­тель­но уве­дом­ля­ет го­су­дар­ства-участ­ни­ки. В слу­чае ес­ли го­су­дар­ство-участ­ник, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся ли­цо, со­вер­шив­шее пре­ступ­ле­ние, ес­ли оно не вы­да­ет это ли­цо, то обя­за­но пе­ре­дать его сво­им ком­пе­тент­ным ор­га­нам для су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства и пре­сле­до­ва­ния.

Го­су­дар­ства-участ­ни­ки ока­зы­ва­ют друг дру­гу мак­си­маль­ную по­мощь в свя­зи с уго­лов­ны­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми, уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем или про­це­ду­ра­ми вы­да­чи.

Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция о борь­бе с бом­бо­вым тер­ро­риз­мом (г. Нью-йорк, 12 ян­ва­ря 1998 го­да, да­лее – Кон­вен­ция 1998 го­да) всту­пи­ла в си­лу для Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 31 ок­тяб­ря 2001 го­да.

Кон­вен­ци­ей 1998 го­да вве­де­но опре­де­ле­ние го­су­дар­ствен­но­го или пра­ви­тель­ствен­но­го объ­ек­та. Это озна­ча­ет лю­бой по­сто­ян­ный или вре­мен­ный объ­ект, транс­порт­ное сред­ство, ис­поль­зу­е­мые или за­ни­ма­е­мые пред­ста­ви­те­ля­ми го­су­дар­ства, чле­на­ми пра­ви­тель­ства, пред­ста­ви­те­ля­ми за­ко­но­да­тель­но­го или су­деб­но­го ор­га­на ли­бо долж­ност­ны­ми ли­ца­ми, слу­жа­щи­ми ор­га­на го­су­дар­ствен­ной вла­сти, ино­го

го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на или учре­жде­ния, а так­же долж­ност­ны­ми ли­ца­ми меж­пра­ви­тель­ствен­ной ор­га­ни­за­ции в свя­зи с вы­пол­не­ни­ем сво­их слу­жеб­ных обя­зан­но­стей.

Да­но опре­де­ле­ние так­же объ­ек­та ин­фра­струк­ту­ры, взрыв­но­го или ино­го смер­то­нос­но­го устрой­ства и дру­гих по­ня­тий, необ­хо­ди­мых для по­сле­ду­ю­ще­го при­ме­не­ния Кон­вен­ции 1998 го­да.

В со­от­вет­ствии со ст. 2 Кон­вен­ции 1998 го­да лю­бое ли­цо со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние по смыс­лу на­сто­я­щей Кон­вен­ции, ес­ли оно неза­кон­но и пред­на­ме­рен­но до­став­ля­ет, по­ме­ща­ет, при­во­дит в дей­ствие или взры­ва­ет взрыв­ное устрой­ство в ме­стах об­ще­го поль­зо­ва­ния, око­ло го­су­дар­ствен­но­го или пра­ви­тель­ствен­но­го объ­ек­та, объ­ек­та си­сте­мы об­ще­ствен­но­го транс­пор­та.

В со­от­вет­ствии со ст. 7 Кон­вен­ции 1998 го­да го­су­дар­ство-участ­ник, по­лу­чив ин­фор­ма­цию о том, что ли­цо, со­вер­шив­шее пре­ступ­ле­ние, на­хо­дит­ся на его тер­ри­то­рии, при­ни­ма­ет необ­хо­ди­мые ме­ры для рас­сле­до­ва­ния фак­тов.

В Кон­вен­ции 1998 го­да за­креп­ле­но, что го­су­дар­ства-участ­ни­ки ока­зы­ва­ют друг дру­гу мак­си­маль­ную по­мощь в свя­зи с рас­сле­до­ва­ни­ем, уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем или про­це­ду­ра­ми вы­да­чи; го­су­дар­ства-участ­ни­ки вы­пол­ня­ют свои обя­за­тель­ства та­ким об­ра­зом, что­бы это от­ве­ча­ло прин­ци­пам су­ве­рен­но­го ра­вен­ства и тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти го­су­дарств и невме­ша­тель­ства во внут­рен­ние де­ла дру­гих го­су­дарств.

Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция о борь­бе с ак­та­ми ядер­но­го тер­ро­риз­ма (да­лее – Кон­вен­ция 2005 го­да) [10] при­ня­та Ге­не­раль­ной Ас­сам­бле­ей ООН 13 ап­ре­ля 2005 го­да в г. Нью–йор­ке и яв­ля­ет­ся три­на­дца­тым уни­вер­саль­ным меж­ду­на­род­ным до­го­во­ром по борь­бе с тер­ро­риз­мом. При­ня­тие дан­ной Кон­вен­ции обу­слов­ле­но мас­шта­ба­ми по­тен­ци­аль­ной угро­зы осу­ществ­ле­ния ак­тов ядер­но­го тер­ро­риз­ма, а так­же тем об­сто­я­тель­ством, что в су­ще­ству­ю­щих мно­го­сто­рон­них по­ло­же­ни­ях меж­ду­на­род­но­го пра­ва про­ти­во­дей­ствие это­му ви­ду тер­ро­риз­ма долж­ным об­ра­зом не оформ­ле­но.

Кон­вен­ция 2005 го­да лик­ви­ди­ру­ет су­ще­ствен­ный про­бел в сфе­ре меж­ду­на­род­но-пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния борь­бы с тер­ро­риз­мом пу­тем со­зда­ния усло­вий для эф­фек­тив­но­го уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния лиц, ви­нов­ных в ис­поль­зо­ва­нии ядер­ных ма­те­ри­а­лов в тер­ро­ри­сти­че­ских це­лях. В усло­ви­ях, ко­гда ядер­ные ма­те­ри­а­лы и тех­но­ло­гии все ши­ре рас­про­стра­ня­ют­ся по ми­ру, при­ня­тие Кон­вен­ции 2005 го­да яв­ля­ет­ся важ­ным ша­гом по пре­ду­пре­жде­нию до­сту­па к ним тер­ро­ри­стов.

Пра­во­вые по­ло­же­ния Кон­вен­ции 2005 го­да при­зва­ны не до­пу­стить по­па­да­ния ядер­ных ма­те­ри­а­лов к тер­ро­ри­стам как с мир­ных, так и с во­ен­ных ядер­ных объ­ек­тов. При этом го­су­дар­ства-участ­ни­ки при­ни­ма­ют обя­за­тель­ство при­зна­вать уго­лов­но на­ка­зу- емы­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми де­я­ния, ква­ли­фи­ци­ру­е­мые как ядер­ный тер­ро­ризм.

Кон­вен­ция 2005 го­да бы­ла от­кры­та для под­пи­са­ния все­ми го­су­дар­ства­ми с 14 сен­тяб­ря 2005 го­да по 31 де­каб­ря 2006 го­да в Цен­траль­ных учре­жде­ни­ях ООН.

При­со­еди­не­ние на­шей стра­ны к Кон­вен­ции 2005 го­да и ее под­пи­са­ние Пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь во вре­мя уча­стия в ра­бо­те 60-й сес­сии Ге­не­раль­ной Ас­сам­блеи ООН, про­хо­дя­щей в го­дов­щи­ну тер­ро­ри­сти­че­ско­го ак­та в США, ста­ло сви­де­тель­ством ак­тив­ной и по­сле­до­ва­тель­ной по­зи­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь в рам­ках ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской ко­а­ли­ции под эги­дой ООН.

В со­от­вет­ствии со ст. 2 Кон­вен­ции 2005 го­да лю­бое ли­цо со­вер­ша­ет пре­ступ­ле­ние, ес­ли оно неза­кон­но и умыш­ле­но:

а) вла­де­ет ра­дио­ак­тив­ным ма­те­ри­а­лом ли­бо из­го­тав­ли­ва­ет устрой­ство или вла­де­ет им с на­ме­ре­ни­ем при­чи­нить смерть, се­рьез­ное уве­чье, су­ще­ствен­ный ущерб соб­ствен­но­сти или окру­жа­ю­щей сре­де;

б) ис­поль­зу­ет ра­дио­ак­тив­ный ма­те­ри­ал, по­вре­жда­ет ядер­ный объ­ект, чем со­зда­ет­ся опас­ность вы­сво­бож­де­ния ра­дио­ак­тив­но­го ма­те­ри­а­ла.

Кон­вен­ция 2005 го­да не при­ме­ня­ет­ся в слу­чае, ко­гда пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но в од­ном го­су­дар­стве, пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник и по­тер­пев­ший яв­ля­ют­ся граж­да­на­ми это­го го­су­дар­ства, пред­по­ла­га­е­мый пре­ступ­ник най­ден на тер­ри­то­рии это­го го­су­дар­ства и ни­ка­кое дру­гое го­су­дар­ство не име­ет ос­но­ва­ний для осу­ществ­ле­ния сво­ей юрис­дик­ции.

1. Кон­вен­ция о предот­вра­ще­нии и на­ка­за­нии пре­ступ­ле­ний про­тив лиц, поль­зу­ю­щих­ся меж­ду­на­род­ной за­щи­той, в том чис­ле ди­пло­ма­ти­че­ских аген­тов. – Ре­жим до­сту­па: http://www.ncpi. gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

2. Меж­ду­на­род­но-пра­во­вые ос­но­вы борь­бы с тер­ро­риз­мом: сб. док-тов / сост. В.с.ов­чин­ский. – М.: Ин­фра-м, 2003. – С. 35–43.

3. Меж­ду­на­род­ный тер­ро­ризм: борь­ба за гео­по­ли­ти­че­ское гос­под­ство / под ред. А.в.воз­же­ни­ко­ва. – М.: РАГС, 2005. – 526 с.

4. Кон­вен­ция о пре­ступ­ле­ни­ях и неко­то­рых дру­гих ак­тах, со­вер­ша­е­мых на бор­ту воз­душ­ных су­дов. – Ре­жим до­сту­па: http://www.ncpi.gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

5. Тер­ро­ризм. Не­за­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­ков. Кор­руп­ция. Ор­га­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность. Сб. межд. - прав. док-тов / авт.сост. А.м.клим, А.и.под­гру­ша. – Мн.: Хар­вест, 2005.

6. Кон­вен­ция о фи­зи­че­ской за­щи­те ядер­но­го ма­те­ри­а­ла. – Ре­жим до­сту­па: http://www.ncpi.gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

7. Кон­вен­ции о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти мор­ско­го су­до­ход­ства. – Ре­жим до­сту­па: http://www.ncpi.gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

8. Про­то­кол о борь­бе с неза­кон­ны­ми ак­та­ми, на­прав­лен­ны­ми про­тив без­опас­но­сти ста­ци­о­нар­ных плат­форм, рас­по­ло­жен­ных на кон­ти­нен­таль­ном шель­фе. – Ре­жим до­сту­па: http:// www.ncpi.gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

9. Усти­нов, В. Кон­вен­ция о борь­бе с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма / В.усти­нов // Рос­сий­ская юсти­ция. – 2002. – №3.

10. Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция о борь­бе с ак­та­ми ядер­но­го тер­ро­риз­ма. – Ре­жим до­сту­па: http://www.ncpi.gov.by. – Да­та до­сту­па: 01.12.2017.

Сер­гей ГОЛОВАНОВ, до­цент ка­фед­ры уго­лов­но­го пра­ва и уго­лов­но­го про­цес­са Ви­теб­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни П.м.ма­ше­ро­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.