За­ко­но­да­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь об обо­ро­те то­ке­нов (крип­то­ва­лют) в све­те обес­пе­че­ния эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере - Оль­га ТОЛОЧКО

Статья по­свя­ще­на срав­ни­тель­но но­вой для оте­че­ствен­но­го пра­ва про­бле­ме – пра­во­во­му ре­гу­ли­ро­ва­нию обо­ро­та крип­то­ва­лю­ты, а так­же свя­зан­ных с ним про­цес­сов и тех­но­ло­гий: блок­чей­на, ICO, крип­то­бирж и так да­лее. В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь при­нят нор­ма­тив­ный пра­во­вой акт, при­зван­ный уре­гу­ли­ро­вать дан­ную сфе­ру от­но­ше­ний, – Де­крет Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 21 де­каб­ря 2017 г. №8 «О раз­ви­тии циф­ро­вой эко­но­ми­ки» (да­лее – Де­крет №8). По мне­нию ав­то­ра, пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние обо­ро­та крип­то­ва­лю­ты воз­мож­но с трех раз­ных по­зи­ций: пер­вая – за­прет или огра­ни­че­ние; вто­рая – ле­га­ли­за­ция то­ке­нов как сред­ства пла­те­жа, а так­же ле­га­ли­за­ция крип­то­бирж и со­пут­ству­ю­щих тех­но­ло­гий; тре­тья – от­каз от спе­ци­аль­но­го граж­дан­ско-пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния с од­но­вре­мен­ным при­ня­ти­ем пра­во­вых мер, на­прав­лен­ных на ми­ни­ми­за­цию рис­ков мо­шен­ни­че­ства, фи­нан­си­ро­ва­ния пре­ступ­ной де­я­тель­но­сти и от­мы­ва­ния де­нег, по­лу­чен­ных пре­ступ­ным пу­тем.

21де­каб­ря 2017 го­да был под­пи­сан Де­крет №8, на­прав­лен­ный на раз­ви­тие ин­но­ва­ци­он­ной сфе­ры и циф­ро­вой эко­но­ми­ки. Про­ект Де­кре­та №8 был под­го­тов­лен Пар­ком вы­со­ких тех­но­ло­гий, ве­ду­щи­ми It-ком­па­ни­я­ми в со­труд­ни­че­стве с го­су­дар­ствен­ны­ми ор­га­на­ми и при­зван осу­ще­ствить ре­во­лю­ци­он­ные из­ме­не­ния в пра­во­вом ре­гу­ли­ро­ва­нии от­рас­ли. В ап­рель­ском по­сла­нии на­ро­ду и пар­ла­мен­ту Пре­зи­дент Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь дал по­ру­че­ние под­го­то­вить мас­штаб­ный нор­ма­тив­ный пра­во­вой акт, «ко­то­рый опре­де­лит в Бе­ла­ру­си наи­луч­шие усло­вия для ра­бо­ты ком­па­ний со все­го ми­ра» [8].

Де­крет №8 уза­ко­нил в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь циф­ро­вые ва­лю­ты, блок­чейн и ICO*. Пунк­том 2 Де­кре­та №8 уста­нов­ле­но, что «юри­ди­че­ские ли­ца впра­ве вла­деть то­ке­на­ми и с уче­том осо­бен­но­стей, уста­нов­лен­ных на­сто­я­щим Де­кре­том, … че­рез ре­зи­ден­та Пар­ка вы­со­ких тех­но­ло­гий … со­зда­вать и раз­ме­щать соб­ствен­ные то­ке­ны в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь и за ру­бе­жом; хра­нить то­ке­ны в вир­ту­аль­ных ко­шель­ках; че­рез опе­ра­то­ров крип­то­плат­форм, опе­ра­то­ров об­ме­на крип­то­ва­лют, иных ре­зи­ден­тов Пар­ка вы­со­ких тех­но­ло­гий … при­об­ре­тать, от­чуж­дать то­ке­ны, со­вер­шать с ни­ми иные сдел­ки... Фи­зи­че­ские ли­ца впра­ве вла­деть то­ке­на­ми и … со­вер­шать сле­ду­ю­щие опе­ра­ции: май­нинг, хра­не­ние то­ке­нов в вир­ту­аль­ных ко­шель­ках, об­мен то­ке­нов на иные то­ке­ны, их при­об­ре­те­ние, от­чуж­де­ние за бе­ло­рус­ские руб­ли, ино­стран­ную ва­лю­ту, элек­трон­ные день­ги, а так­же да­рить и за­ве­щать то­ке­ны». При этом май­нинг, при­об­ре­те­ние, от­чуж­де­ние то­ке­нов, осу­ществ­ля­е­мые фи­зи­че­ски­ми ли­ца­ми без при­вле­че­ния иных фи­зи­че­ских лиц по до­го­во­рам, не счи­та­ют­ся пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью, а са­ми то­ке­ны не под­ле­жат де­кла­ри­ро­ва­нию.

Та­ким об­ра­зом, Бе­ла­русь ста­ла «пер­вой стра­ной в ми­ре, ко­то­рая ре­гу­ли­ру­ет все от­но­ше­ния с ис­поль­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гии блок­чейн», и, в част­но­сти, крип­то­ва­лют­ные тор­го­вые пло­щад­ки, смарт-кон­трак­ты, май­нинг и дру­гие спо­со­бы при­ме­не­ния блок­чей­на [1].

Во­про­сы, свя­зан­ные с даль­ней­шим раз­ви­ти­ем It-ин­ду­стрии и вклю­чен­ные в сфе­ру ре­гу­ли­ро­ва­ния Де­кре­та №8, неод­но­род­ны и мо­гут быть раз­де­ле­ны как ми­ни­мум на два раз­ных на­прав­ле­ния. Во-пер­вых, это ме­ры по даль­ней­ше­му льго­ти­ро­ва­нию от­рас­ли IT и Пар­ка вы­со­ких тех­но­ло­гий. Во-вто­рых, это за­ко­но­да­тель­ное вве­де­ние в граж­дан­ский обо­рот циф­ро­вых ва­лют, блок­чей­на, ICO, крип­то­бирж, май­нин­га и свя­зан­ных тех­но­ло­гий и про­цес­сов, ко­то­рые в ми­ре по­ка на­хо­дят­ся в «се­рой зоне» пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.

В ака­де­ми­че­ской юри­ди­че­ской на­у­ке фор­мы и ме­то­ды пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния дан­ной сфе­ры от­но­ше­ний по­ка не ис­сле­до­ва­лись. Име­ю­щи­е­ся пуб­ли­ка­ции ис­хо­дят в ос­нов­ном от It-спе­ци­а­ли­стов или от прак­ти­ку­ю­щих юри­стов, кон­суль­ти­ру­ю­щих It-ком­па­нии [см., на­при­мер, 5, 6]. Пред­ста­ви­те­ли го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов, в част­но­сти, цен­траль­ных бан­ков, то­же по­ка до­воль­но сдер­жан­ны в ком­мен­та­ри­ях, но об­ра­ща­ют вни­ма­ние на рис­ки, свя­зан­ные с об­ра­ще­ни­ем крип­то­ва­лют и со­пут­ству­ю­щих тех-

* ICO – Initial Coin Offering – фор­ма при­вле­че­ния средств граж­дан в ви­де вы­пус­ка и про­да­жи им но­вых крип­то­ва­лют/то­ке­нов.

но­ло­гий. Так, в пресс-ре­ли­зе Цен­траль­но­го бан­ка Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции от 4 сен­тяб­ря 2017 го­да го­во­ри­лось: «Опе­ра­ции с крип­то­ва­лю­та­ми несут в се­бе вы­со­кие рис­ки как при про­ве­де­нии об­мен­ных опе­ра­ций … так и в слу­чае при­вле­че­ния фи­нан­си­ро­ва­ния че­рез ICO… Это мо­жет при­ве­сти к фи­нан­со­вым по­те­рям граж­дан и к невоз­мож­но­сти за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей фи­нан­со­вых услуг в слу­чае их на­ру­ше­ния» [7].

В Бе­ла­ру­си об­щая уста­нов­ка на пре­вра­ще­ние стра­ны в ли­де­ра от­рас­ли, как пред­став­ля­ет­ся, от­кры­ва­ет до­воль­но ши­ро­кие воз­мож­но­сти для раз­ных форм крип­то­ва­лют­но­го биз­не­са. Оста­но­вим­ся на во­про­сах вво­да в граж­дан­ский обо­рот то­ке­нов, блок­чей­на, ICO и свя­зан­ных с ни­ми про­цес­сов и сер­ви­сов.

В ос­но­ва­нии тех­но­ло­гий блок­чей­на, ICO, крип­то­бирж ле­жит идея крип­то­ва­лю­ты, ко­то­рая «до­бы­ва­ет­ся» «май­не­ра­ми» в ви­де на­гра­ды за вы­пол­не­ние ком­пью­те­ра­ми слож­ных ма­те­ма­ти­че­ских за­дач. За­да­чи ге­не­ри­ру­ют­ся спе­ци­аль­ной про­грам­мой, ав­тор ко­то­рой, по ле­ген­де, неиз­ве­стен. С те­че­ни­ем вре­ме­ни эти за­да­чи услож­ня­ют­ся, то есть «до­бы­ча» крип­то­ва­лю­ты все вре­мя за­труд­ня­ет­ся и в ка­кой-то мо­мент, как за­яв­ле­но, пре­кра­тит­ся. Крип­то­ва­лю­та (бит­ко­ин, эфир, лайт­ко­ин, мо­не­ро и дру­гие – в на­сто­я­щее вре­мя их уже сот­ни) в прин­ци­пе мо­жет об­ме­ни­вать­ся на обыч­ные (фи­ат­ные) день­ги, а так­же на то­ва­ры и услу­ги – по со­гла­сию их про­дав­ца.

Как уже от­ме­ча­лось, до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни во­прос пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния об­ра­ще­ния крип­то­ва­лют и со­пут­ству­ю­щих сер­ви­сов в ми­ре не ре­шен. Од­на­ко в за­ко­но­да­тель­стве неко­то­рых го­су­дарств они так или ина­че упо­ми­на­ют­ся [9]. На­при­мер, в от­че­те укра­ин­ской кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Axon Partners как «ли­дер крип­то­ва­лют­ной ин­те­гра­ции и од­на из са­мых бла­го­при­ят­ных и удоб­ных юрис­дик­ций для ве­де­ния крип­то­ва­лют­но­го биз­не­са» ука­зы­ва­ет­ся Ве­ли­ко­бри­та­ния, хо­тя «окон­ча­тель­ная позиция пра­ви­тель­ства от­но­си­тель­но пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния де­я­тель­но­сти, свя­зан­ной с циф­ро­вы­ми день­га­ми, до сих пор не вы­ра­бо­та­на» и «по су­ти, крип­то­ва­лю­та на­хо­дит­ся в се­рой зоне (пра­во­вом ва­ку­у­ме)» [9]. В ка­че­стве бла­го­при­ят­ной юрис­дик­ции ав­то­ры на­зы­ва­ют Ев­ро­пей­ский Со­юз, где, од­на­ко, «на дан­ном эта­пе ни один из ре­гу­ля­то­ров не при­нял ка­ких-ли­бо спе­ци­аль­ных пра­вил», а так­же Ка­на­ду, США и дру­гие стра­ны.

Во­прос о за­ко­но­да­тель­ном уре­гу­ли­ро­ва­нии об­ра­ще­ния крип­то­ва­лю­ты неод­но­крат­но под­ни­мал­ся в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции [см., на­при­мер, 2]. По­зи­цию Цен­траль­но­го бан­ка Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в ок­тяб­ре 2017 го­да озву­чил Пер­вый за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля Д.ту­лин: ор­га­ни­за­ци­ей пло­ща­док для об­ме­на крип­то­ва­лют Банк Рос­сии за­ни­мать­ся не бу­дет [7].

Та­ким об­ра­зом, ми­ро­вая юри­ди­че­ская док­три­на и прак­ти­ка по­ка не пред­ла­га­ют го­то­вых ре­ше­ний, хо­тя во­прос на­зрел уже до­воль­но дав­но. Ес­ли крип­то­ва­лю­ты и со­пут­ству­ю­щие про­цес­сы су­ще­ству­ют и ис­поль­зу­ют­ся, то их, без со­мне­ния, сле­ду­ет ре­гу­ли­ро­вать. Вме­сте с тем та­кое ре­гу­ли­ро­ва­ние воз­мож­но с прин­ци­пи­аль­но раз­ных по­зи­ций.

Ряд стран идет по пу­ти за­пре­та крип­то­ва­лют и со­пут­ству­ю­щих тех­но­ло­гий как сфе­ры, со­пря­жен­ной с рис­ка­ми фи­нан­со­вых пи­ра­мид, неза­кон­ных и непро­зрач­ных тран­зак­ций и дру­гим. Та­кие на­ме­ре­ния, в част­но­сти, обо­зна­чи­ли Ки­тай и Юж­ная Ко­рея, яв­ля­ю­щи­е­ся ми­ро­вы­ми май­нин­го­вы­ми цен­тра­ми, а так­же Из­ра­иль, Цен­траль­ный банк ко­то­ро­го за­пре­тил тор­ги ком­па­ни­ям, де­я­тель­ность ко­то­рых свя­за­на с крип­то­ва­лю­та­ми и май­нин­гом [4].

Вто­рой под­ход со­сто­ит в том, что­бы счи­тать крип­то­ва­лю­ты сред­ством пла­те­жа (день­га­ми), блок­чей­но­вые тран­зак­ции – граж­дан­ским обо­ро­том, а ICO – спо­со­бом ин­ве­сти­ро­ва­ния (по ана­ло­гии с IPO)**. При­ня­тый Де­крет №8 в прин­ци­пе ба­зи­ру­ет­ся на дан­ной по­зи­ции, хо­тя в При­ло­же­нии 1 «Пе­ре­чень ис­поль­зу­е­мых тер­ми­нов и их опре­де­ле­ний» крип­то­ва­лю­та день­га­ми на­пря­мую не на­зы­ва­ет­ся, а опре­де­ле­на как «бит­ко­ин, иной циф­ро­вой знак (то­кен), ис­поль­зу­е­мый в меж­ду­на­род­ном обо­ро­те в ка­че­стве уни­вер­саль­но­го сред­ства об­ме­на».

Тре­тий под­ход за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы по умол­ча­нию до­пус­кать крип­то­ва­лю­ты в граж­дан­ский обо­рот без опре­де­ле­ния для них ка­ких-ли­бо осо­бых пра­во­вых усло­вий. Этот под­ход на дан­ный мо­мент при­нят го­су­дар­ства­ми, в ко­то­рых крип­то­ва­лю­та и блок­чейн, по вы­ра­же­нию ав­то­ров до­кла­да Axon Partners, оста­ют­ся в «се­рой зоне». Та­кое ре­ше­ние, по су­ти, со­сто­ит в кон­ста­та­ции то­го, что то­ке­ны не яв­ля­ют­ся ни день­га­ми, ни то­ва­ром, ни цен­но­стя­ми и об­ра­ща­ют­ся в зависимости от спро­са и пред­ло­же­ния на них.

Од­на­ко пра­во­вой граж­дан­ский обо­рот дол­жен обес­пе­чи­вать­ся ме­ха­низ­ма­ми за­щи­ты от мо­шен­ни­че­ства и дру­гих про­ти­во­прав­ных дей­ствий. Имен­но по­это­му в ря­де го­су­дарств вво­дят­ся ад­ми­ни­стра­тив­ные пра­во­вые ре­гу­ля­ции для крип­то­бирж, ICO и так да­лее. На крип­то­ва­лют­ные тран­зак­ции долж­но рас­про­стра­нять­ся за­ко­но­да­тель­ство о предот­вра­ще­нии ле­га­ли­за­ции до­хо­дов, по­лу­чен­ных пре­ступ­ным пу­тем, за­пре­ты на фи­нан­си­ро­ва­ние тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти, на­ем­ни­че­ства и то­му по­доб­но­го.

За­щи­та от си­стем­ных рис­ков и обес­пе­че­ние эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти го­су­дар­ства – пер­во­оче­ред­ная за­да­ча, ко­то­рая, как пред­став­ля­ет­ся, долж­на быть ре­ше­на в са­мое бли­жай­шее вре­мя. В про­тив­ном слу­чае пред­по­ла­га­е­мые вы­го­ды от раз­ви­тия It-сек­то­ра мо­гут быть ни­ве­ли­ро­ва­ны недо­оце­нен­ны­ми рис­ка­ми.

1. Бе­ла­русь на­ча­ла про­дви­же­ние IT стра­ны на внеш­ний мир [Элек­трон­ный ре­сурс] // TUT.BY. – Ре­жим до­сту­па: https://news. tut.by/economics/570671.html. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

** IPO – Initial Public Offering – пер­вая пуб­лич­ная про­да­жа ак­ций пред­при­я­тия (ак­ци­о­нер­но­го об­ще­ства).

2. В Го­с­ду­ме об­су­ди­ли во­про­сы пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния крип­то­ва­лю­ты [Элек­трон­ный ре­сурс] // Getcointoday. – Ре­жим до­сту­па: http://getcoin.today/v-gosdume-obsudili-kriptovalutu/. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

3. Как бу­дет вы­гля­деть It-стра­на: с бес­пи­лот­ни­ка­ми, крип­то­ва­лю­та­ми и без бю­ро­кра­тии [Элек­трон­ный ре­сурс] // TUT. BY. – Ре­жим до­сту­па: https://news.tut.by/economics/551605.html. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

4. Ки­тай со­би­ра­ет­ся за­пре­тить май­нинг, Ко­рея вво­дит огра­ни­че­ния на бит­ко­ин, а Microsoft и Visa от­ка­зы­ва­ют­ся от крип­то­ва­лют [Элек­трон­ный ре­сурс] // Usa.one. – Ре­жим до­сту­па: https://usa.one/2018/01/bitkoin-ne-priznayut-kitaj-i-koreyaa-microsoft-i-visa-otkazyvayutsya-ot-kriptovalyut/. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

5. Ко­ва­лев, П.В., Бе­ре­за, А.Н. Нор­ма­тив­но-пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­ва­лют («вир­ту­аль­ных ва­лют») // Мо­ло­дой уче­ный. – 2017. – №8. – С. 235–237.

6. Ни­ки­тин К. За­ко­но­да­тель­ные но­вел­лы пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния об­ра­ще­ния крип­то­ва­лют [Элек­трон­ный ре­сурс] / К.ни­ки­тин // Vegas Lex. – Ре­жим до­сту­па: https://www.vegaslex. ru/analytics/publications/legislative_ innovations_ in_the_ legal_ regulation_of_cryptocurrency/. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

7. Об ис­поль­зо­ва­нии част­ных «вир­ту­аль­ных ва­лют» (крип­то­ва­лют): Ин­фор­ма­ция Цен­траль­но­го Бан­ка Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (Бан­ка Рос­сии) 4 сен­тяб­ря 2017 г. [Элек­трон­ный ре­сурс] // Цен­траль­ный Банк Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. – Ре­жим до­сту­па: https://www.cbr.ru/press/pr/?file= 04092017_183512if2017- 0904T18_31_05.htm. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

8. По­сла­ние бе­ло­рус­ско­му на­ро­ду и На­ци­о­наль­но­му со­бра­нию 21 ап­ре­ля 2017 го­да [Элек­трон­ный ре­сурс] // Офи­ци­аль­ный Ин­тер­нет-пор­тал Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. – Ре­жим до­сту­па: http://president.gov.by/ru/news_ru/view/ ezhegodnoe-poslanie-k-belorusskomu-narodu-i-natsionalnomusobraniju-16059/. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

9. Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­ва­лют­но­го биз­не­са. От­чет Axon Partners и крип­то­ва­лют­ной кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Forklog Research [Элек­трон­ный ре­сурс] // Axon Рartners. – Ре­жим http://axon.partners/wp-content/uploads/2017/02/globalIssues- of- Bitcoin- Businesses- Regulation.pdf. – Да­та до­сту­па: 07.02.2018.

Оль­га ТОЛОЧКО, док­тор юри­ди­че­ских на­ук, до­цент, за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой меж­ду­на­род­но­го пра­ва Част­но­го учре­жде­ния об­ра­зо­ва­ния «Бип-ин­сти­тут пра­во­ве­де­ния»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.