Субъ­ек­тив­ная сто­ро­на пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их пре­кур­со­ров или ана­ло­гов

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере - Алек­сандра ДРОЗД

Субъ­ек­тив­ная сто­ро­на пре­ступ­ле­ний в сфе­ре неза­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их пре­кур­со­ров или ана­ло­гов (да­лее – не­за­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­ков), как пра­ви­ло, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся умыш­лен­ной фор­мой ви­ны. При­чем боль­шин­ство юри­стов схо­дят­ся во мне­нии, что в та­ких пре­ступ­ле­ни­ях мо­жет иметь ме­сто толь­ко пря­мой умы­сел [1, с. 80; 2, с. 112; 3, с. 354]. Ви­нов­ный со­зна­ет об­ще­ствен­но опас­ный ха­рак­тер дей­ствий по неза­кон­но­му из­го­тов­ле­нию, при­об­ре­те­нию, хра­не­нию, пе­ре­воз­ке, пе­ре­сыл­ке или сбы­ту нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их пре­кур­со­ров или ана­ло­гов (да­лее – нар­ко­ти­ки) и же­ла­ет их со­вер­шить.

В раз­ре­зе кон­крет­ных со­ста­вов пре­ступ­ле­ний и ста­тей Уго­лов­но­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – УК) это вы­гля­дит сле­ду­ю­щим об­ра­зом:

умыш­лен­ные пре­ступ­ле­ния – ст.ст. 327–329, 331, 332 УК;

слож­ная фор­ма ви­ны – ч. 5 ст. 328, ст. 330 УК.

Со­дер­жа­ние умыс­ла име­ет свои осо­бен­но­сти в зависимости от кон­струк­ции объ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ния (ма­те­ри­аль­ный или фор­маль­ный со­став). К ма­те­ри­аль­ным от­но­сят­ся со­ста­вы пре­ступ­ле­ний в сфе­ре неза­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­ков, ука­зан­ные в ст. 327, ч. 5 ст. 328 и ст. 330 УК. Со­ста­вы пре­ступ­ле­ний, преду­смот­рен­ные ч. 3 ст. 327, ч.ч. 1–4 ст. 328, ст.ст. 3281, 3282, 329, 331, 332 УК, скон­стру­и­ро­ва­ны как фор­маль­ные, то есть не вклю­ча­ют по­след­ствия и вы­ра­жа­ют­ся лишь в де­я­нии, ха­рак­те­ри­зу­ют­ся толь­ко пря­мым умыс­лом. Неопро­вер­жи­мым ар­гу­мен­том в поль­зу этой по­зи­ции яв­ля­ет­ся по­ло­же­ние о том, что «дей­ствие все­гда же­ла­е­мо, ес­ли оно не обу­слов­ле­но вли­я­ни­ем непре­одо­ли­мой си­лы или фи­зи­че­ско­го при­нуж­де­ния» [4, с. 39].

Ак­ту­аль­ным во­про­сом при при­вле­че­нии ли­ца к от­вет­ствен­но­сти за не­за­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­ков яв­ля­ет­ся уста­нов­ле­ние его осве­дом­лен­но­сти о том, что ве­ще­ство яв­ля­ет­ся нар­ко­ти­ком, то есть уста­нов­ле­ние ин­тел­лек­ту­аль­но­го мо­мен­та. По­ла­га­ем, он за­клю­ча­ет­ся в осо­зна­нии ли­цом, преж­де все­го, об­ще­ствен­ной опас­но­сти де­я­ния. За­кон не вклю­ча­ет осо­зна­ние про­ти­во­прав­но­сти со­вер­ша­е­мо­го де­я­ния в со­дер­жа­ние этой фор­мы ви­ны, по­это­му пре­ступ­ле­ние мо­жет быть при­зна­но умыш­лен­ным и в тех слу­ча­ях, ко­гда про­ти­во­прав­ность со­вер­ша­е­мо­го де­я­ния не осо­зна­ва­лась ви­нов­ным.

Так, К.а.шма­тов счи­та­ет, что осо­зна­ния ви­нов­ным то­го, что кон­крет­ное сред­ство (ве­ще­ство) вклю­че­но в пе­ре­чень нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ и их пре­кур­со­ров, под­ле­жа­щих кон­тро­лю, не тре­бу­ет­ся, до­ста­точ­но об­ще­го пред­став­ле­ния об от­не­се­нии сред­ства к нар­ко­ти­че­ско­му, а ве­ще­ства – к

АННОТАЦИЯ

Рас­смат­ри­ва­ют­ся во­про­сы субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их пре­кур­со­ров или ана­ло­гов. Со­ста­вы пре­ступ­ле­ний си­сте­ма­ти­зи­ру­ют­ся по при­зна­ку фор­мы ви­ны. Ана­ли­зи­ру­ют­ся мо­ти­вы и це­ли ука­зан­ных пре­ступ­ле­ний, а так­же слож­ная фор­ма ви­ны. Ста­вит­ся во­прос о при­ме­ни­мо­сти ин­сти­ту­та умень­шен­ной вме­ня­е­мо­сти к ли­цам, со­вер­шив­шим пре­ступ­ле­ния в со­сто­я­нии нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния. Вно­сят­ся пред­ло­же­ния о со­вер­шен­ство­ва­нии от­дель­ных по­ло­же­ний за­ко­но­да­тель­ства.

ANNOTATION

The issues of the subjective side of crimes related to illicit trafficking in narcotic drugs, psychotropic substances, their precursors or analogues are considered. The сorpus delictis systematized on the basis of the form of guilt. The motives and purposes of these crimes, as well as the complex form of guilt, are analyzed. The question is raised about the applicability of the institution of reduced sanity to persons who committed crimes in a state of drug intoxication. Proposals are being made to improve certain provisions of the law.

пси­хо­троп­но­му. По на­ше­му мне­нию, необ­хо­ди­мым и до­ста­точ­ным яв­ля­ет­ся осо­зна­ние ли­цом об­ще­ствен­ной опас­но­сти нега­тив­но­го пси­хо­ак­тив­но­го воз­дей­ствия на ор­га­низм че­ло­ве­ка пред­ме­та пре­ступ­ле­ния, и не обя­за­тель­ны зна­ние его на­име­но­ва­ний и осве­дом­лен­ность о вклю­че­нии в спис­ки Рес­пуб­ли­кан­ско­го пе­ре­че­ня нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ и их пре­кур­со­ров, под­ле­жа­щих го­су­дар­ствен­но­му кон­тро­лю в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь (да­лее – Пе­ре­чень), ли­бо от­не­се­нии к ана­ло­гам нар­ко­ти­че­ских средств или пси­хо­троп­ных ве­ществ. Од­на­ко воз­ни­ка­ет во­прос от­но­си­тель­но осо­бо опас­ных нар­ко­ти­че­ских средств и пси­хо­троп­ных ве­ществ, дей­ствия с ко­то­ры­ми вле­кут по­вы­шен­ную уго­лов­ную от­вет­ствен­ность. Пред­став­ля­ет­ся, что в дан­ном слу­чае в пол­ной ме­ре при­ме­ним прин­цип «Imperitia pro culpa habetur» (от лат. ‘незна­ние за­ко­на не осво­бож­да­ет от от­вет­ствен­но­сти’).

Субъ­ек­тив­ная сто­ро­на пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ч. 5 ст. 328 УК, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся слож­ной фор­мой ви­ны, ко­то­рая ха­рак­те­ри­зу­ет­ся умыш­лен­ным со­вер­ше­ни­ем пре­ступ­ле­ния и неосто­рож­но­стью по от­но­ше­нию к на­сту­пив­шим в ре­зуль­та­те это­го пре­ступ­ле­ния по­след­стви­ям, с ко­то­ры­ми за­кон свя­зы­ва­ет по­вы­шен­ную уго­лов­ную от­вет­ствен­ность. В це­лом та­кое пре­ступ­ле­ние при­зна­ет­ся со­вер­шен­ным умыш­лен­но (ст. 25 УК).

Со­вер­ше­ние пре­ступ­ных де­я­ний с ука­зан­ной фор­мой ви­ны пред­по­ла­га­ет на­ли­чие жест­кой при­чин­ной свя­зи меж­ду вы­пол­не­ни­ем дей­ствий, со­дер­жа­щих признаки ос­нов­но­го пре­ступ­ле­ния, и на­ступ­ле­ни­ем ре­зуль­та­та, ко­то­рый мо­жет быть вме­нен в ви­ну ли­цу толь­ко в слу­чае, ес­ли он обу­слов­лен со­вер­ше­ни­ем ос­нов­но­го пре­ступ­ле­ния. Ес­ли же по­след­ствия не укла­ды­ва­ют­ся в еди­ную ли­нию раз­ви­тия при­чин­ной свя­зи, то со­де­ян­ное при на­ли­чии до­ста­точ­ных до­ка­за­тельств сле­ду­ет ква­ли­фи­ци­ро­вать по со­во­куп­но­сти пре­ступ­ле­ний. Ос­но­ва для су­ще­ство­ва­ния двух раз­ных форм ви­ны в од­ном пре­ступ­ле­нии за­ло­же­на в ха­рак­те­ри­сти­ке субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны слож­но­го со­став­но­го пре­ступ­ле­ния. По спра­вед­ли­во­му за­ме­ча­нию А.и.ра­ро­га, «речь идет во­все не о неод­но­род­но­сти от­но­ше­ния к со­вер­ша­е­мо­му дей­ствию и его об­ще­ствен­но опас­ным по­след­стви­ям как рав­но­прав­ным при­зна­кам объ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ния, а о раз­лич­ном пси­хи­че­ском от­но­ше­нии к раз­ным юри­ди­че­ски зна­чи­мым объ­ек­тив­ным при­зна­кам, один из ко­то­рых яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным при­зна­ком ос­нов­но­го со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, а вто­рой – ква­ли­фи­ци­ру­ю­щим по­след­стви­ем» [5, с. 109]. Статья 328 УК сфор­му­ли­ро­ва­на та­ким об­ра­зом, что ква­ли­фи­ци­ру­ю­щий при­знак в ви­де на­ступ­ле­ния смер­ти по неосто­рож­но­сти от­но­сит­ся ко всем дей­стви­ям, преду­смот­рен­ным ч.ч. 2–4 ст. 328 УК, а сле­до­ва­тель­но, к неза­кон­ным с це­лью сбы­та из­го­тов­ле­нию, пе­ре­ра­бот­ке, при­об­ре­те­нию, хра­не­нию, пе­ре­воз­ке, пе­ре­сыл­ке, а так­же к сбы­ту. В то же вре­мя при­хо­дит­ся при­знать от­сут­ствие пря­мой при­чин­но-след­ствен­ной свя­зи меж­ду неза­кон­ны­ми из­го­тов­ле­ни­ем и пе­ре­ра­бот­кой нар­ко­ти­ков и на­ступ­ле­ни­ем по неосто­рож­но­сти смер­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый при­об­рел у ино­го ли­ца дан­ный пре­па­рат и по­тре­бил его. Кро­ме то­го, ве­ро­ят­но, что пре­ступ­ле­ние в ви­де сбы­та нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их пре­кур­со­ров или ана­ло­гов, по­влек­шее смерть че­ло­ве­ка в ре­зуль­та­те их по­треб­ле­ния, со­вер­ша­ет­ся не по неосто­рож­но­сти, а с кос­вен­ным умыс­лом. Во­ле­вой мо­мент в дан­ном слу­чае со­сто­ит не в рас­че­те на предот­вра­ще­ние по­след­ствий или непро­яв­ле­нии уси­лий для пред­ви­де­ния по­след­ствий, а в без­раз­лич­ном от­но­ше­нии к воз­мож­но­сти их на­ступ­ле­ния, что пол­но­стью со­от­вет­ству­ет опре­де­ле­нию фор­мы ви­ны в ви­де кос­вен­но­го умыс­ла, со­дер­жа­ще­му­ся в ч. 3 ст. 22 УК.

В свя­зи с вы­ше­из­ло­жен­ным ви­дит­ся опре­де­лен­ная необ­хо­ди­мость пе­ре­смот­реть обо­зна­чен­ную кон­струк­цию, на­при­мер, пу­тем ис­клю­че­ния из тек­ста ука­за­ния на неосто­рож­ную фор­му ви­ны. А в це­лях по­сле­до­ва­тель­ной ре­а­ли­за­ции уго­лов­ной по­ли­ти­ки в сфе­ре про­ти­во­дей­ствия неза­кон­но­му обо­ро­ту нар­ко­ти­ков пред­ла­га­ет­ся так­же до­пол­нить ч. 5 ст. 328 УК ква­ли­фи­ци­ру­ю­щим при­зна­ком «по­влек­шие иные тяж­кие по­след­ствия», ко­то­рые в та­ком слу­чае бу­дут охва­ты­вать в том чис­ле на­ступ­ле­ние пси­хи­че­ско­го за­бо­ле­ва­ния, утра­ту функ­ции ка­ко­го-ли­бо ор­га­на, пре­ры­ва­ние бе­ре­мен­но­сти, со­вер­ше­ние са­мо­убий­ства и то­му по­доб­ное, на­сту­пив­шие в ре­зуль­та­те по­треб­ле­ния нар­ко­ти­ков. Воз­мож­но, бо­лее кор­рект­ной фор­мой ре­а­ли­за­ции за­мыс­ла за­ко­но­да­те­ля по про­ти­во­дей­ствию неза­кон­но­му обо­ро­ту нар­ко­ти­ков ста­ло бы вве­де­ние ква­ли­фи­ци­ру­ю­ще­го при­зна­ка «по­влек­шие ги­бель лю­дей». Во-пер­вых, сбыт нар­ко­ти­ков и смерть кон­крет­но­го че­ло­ве­ка в ре­зуль­та­те их упо­треб­ле­ния не от­ве­ча­ет прин­ци­пам тео­рии необ­хо­ди­мо­го при­чи­не­ния. В то же вре­мя осо­зна­ние воз­мож­но­сти ги­бе­ли лю­дей при сбы­те силь­но­дей­ству­ю­щих, кон­цен­три­ро­ван­ных нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ или их ана­ло­гов и без­раз­лич­ное к это­му от­но­ше­ние та­ко­го про­ти­во­ре­чия не име­ет. В этом слу­чае бу­дет так­же до­стиг­ну­та со­раз­мер­ность об­ще­ствен­ной опас­но­сти де­я­ния и санк­ции за со­вер­ше­ние та­ко­го де­я­ния – до 25 лет ли­ше­ния сво­бо­ды.

При­ни­мая во вни­ма­ние, что неза­кон­ные с це­лью сбы­та из­го­тов­ле­ние, пе­ре­ра­бот­ка ли­бо сбыт нар­ко­ти­ков, со­пря­жен­ные с умыш­лен­ным ли­ше­ни­ем жиз­ни че­ло­ве­ка, по со­во­куп­но­сти пре­ступ­ле­ний с уче­том по­ло­же­ний ст. 72 УК бу­дут на­ка­зы­вать­ся ли­ше­ни­ем

сво­бо­ды до 20 лет, то имен­но ука­за­ние на «ги­бель лю­дей» как мас­штаб­ные тяж­кие по­след­ствия объ­яс­нит су­ро­вость дан­но­го на­ка­за­ния.

Что ка­са­ет­ся субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ст. 330 УК, то в юри­ди­че­ской ли­те­ра­ту­ре нет еди­но­го мне­ния от­но­си­тель­но фор­мы ви­ны при на­ру­ше­нии пра­вил обо­ро­та нар­ко­ти­че­ских средств или пси­хо­троп­ных ве­ществ. Од­ни ав­то­ры (К.ф.шер­ги­на, С.в.бо­ро­дин, А.а.эн­гель­гардт) счи­та­ют, что с субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ние, преду­смот­рен­ное ч. 1 ст. 228.2 Уго­лов­но­го ко­дек­са Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (да­лее – УК РФ), мо­жет быть со­вер­ше­но как с пря­мым, так и с кос­вен­ным умыс­лом. Дру­гие уче­ные (С.и.ни­ку­лин, В.и.тка­чен­ко, Б.в.яце­лен­ко) рас­смат­ри­ва­е­мое пре­ступ­ле­ние ха­рак­те­ри­зу­ют ви­ной в фор­ме умыс­ла или неосто­рож­но­сти. На наш взгляд, име­ет ме­сто слож­ная фор­ма ви­ны. В свя­зи с от­сут­стви­ем ука­за­ния в ст. 330 УК на ин­тел­лек­ту­аль­ное и во­ле­вое от­но­ше­ние ли­ца, до­пус­ка­ю­ще­го на­ру­ше­ния пра­вил про­из­вод­ства, пе­ре­ра­бот­ки, хра­не­ния, уче­та, от­пус­ка, ре­а­ли­за­ции, рас­пре­де­ле­ния, пе­ре­воз­ки, пе­ре­сыл­ки, при­об­ре­те­ния, ис­поль­зо­ва­ния, вво­за, вы­во­за или уни­что­же­ния нар­ко­ти­ков ли­бо ин­стру­мен­тов или обо­ру­до­ва­ния, ис­поль­зу­е­мых для из­го­тов­ле­ния нар­ко­ти­че­ских средств или пси­хо­троп­ных ве­ществ, на­хо­дя­щих­ся под спе­ци­аль­ным кон­тро­лем, то, сле­до­ва­тель­но, ви­на в дан­ном слу­чае мо­жет быть вы­ра­же­на в фор­ме умыс­ла или неосто­рож­но­сти. При этом от­но­ше­ние к по­след­стви­ям вы­ра­жа­ет­ся в фор­ме неосто­рож­но­сти. Та­ким об­ра­зом, на­ру­ше­ние ука­зан­ных пра­вил мо­жет осу­ществ­лять­ся ли­цом со­зна­тель­но, од­на­ко по от­но­ше­нию к по­след­стви­ям бу­дет зна­чить­ся толь­ко неосто­рож­ная фор­ма ви­ны в ви­де лег­ко­мыс­лия или небреж­но­сти.

Обра­ща­ясь к ана­ли­зу фа­куль­та­тив­ных при­зна­ков субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­ков, от­ме­тим, что мо­тив рас­смат­ри­ва­е­мых пре­ступ­ле­ний не ука­зан уго­лов­ным за­ко­ном ни в ка­че­стве обя­за­тель­но­го, ни в ка­че­стве ква­ли­фи­ци­ру­ю­ще­го при­зна­ка. Сре­ди мо­ти­вов со­вер­ше­ния неза­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­ков без це­ли сбы­та мо­гут быть пси­хи­че­ская или фи­зи­че­ская по­треб­ность в упо­треб­ле­нии нар­ко­ти­ков, лю­бо­пыт­ство от­но­си­тель­но дей­ствия нар­ко­ти­ков, по­иск вдох­но­ве­ния, вы­ра­же­ние враж­деб­но­сти об­ще­ству, уход от дей­стви­тель­но­сти, вы­ра­же­ние при­над­леж­но­сти к опре­де­лен­ной груп­пе и дру­гие. При со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ний с це­лью сбы­та мо­тив, как пра­ви­ло, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся стрем­ле­ни­ем из­влечь вы­го­ду.

При­зна­ком хи­ще­ний обыч­но яв­ля­ет­ся ко­рыст­ная мо­ти­ва­ция. Вме­сте с тем, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, при хи­ще­нии нар­ко­ти­ков (ст. 327 УК) ли­цо не все­гда стре­мит­ся из­влечь ма­те­ри­аль­ную вы­го­ду, неред­ко его по­буж­да­ют со­вер­шить эти дей­ствия иные мо­ти­вы – стрем­ле­ние уто­лить нар­ко­ти­че­ский го­лод и невоз­мож­ность при­об­ре­сти нар­ко­ти­ки ле­галь­ным спо­со­бом, со­стра­да­ние к боль­но­му нар­ко­ма­ни­ей и так да­лее. По­это­му хи­ще­ние ли­бо вы­мо­га­тель­ство нар­ко­ти­ков нель­зя од­но­знач­но от­не­сти к чис­лу ко­рыст­ных пре­ступ­ле­ний. Так, Э.ф.по­бе­гай­ло от­ме­ча­ет, что «хи­ще­ние нар­ко­ти­че­ских средств нель­зя без­ого­во­роч­но от­но­сить к чис­лу ко­рыст­ных по­ся­га­тельств» [6, с. 439]. Так­же это по­ло­же­ние пол­но­стью под­твер­жда­ет­ся по­ста­нов­ле­ни­ем Пле­ну­ма Вер­хов­но­го Су­да Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 26 мар­та 2003 г. №1 «О су­деб­ной прак­ти­ке по де­лам о пре­ступ­ле­ни­ях, свя­зан­ных с нар­ко­ти­че­ски­ми сред­ства­ми, пси­хо­троп­ны­ми ве­ще­ства­ми, их пре­кур­со­ра­ми и ана­ло­га­ми, силь­но­дей­ству­ю­щи­ми и ядо­ви­ты­ми ве­ще­ства­ми (ст.ст. 327–334 УК)» (да­лее – по­ста­нов­ле­ние Пле­ну­ма), в ко­то­ром опре­де­ле­но, что хи­ще­ние нар­ко­ти­ков мо­жет со­вер­шать­ся неза­ви­си­мо от на­ли­чия или от­сут­ствия у ви­нов­но­го ко­рыст­ной це­ли.

Мо­тив пре­ступ­ле­ния тес­но свя­зан с дру­гим фа­куль­та­тив­ным при­зна­ком субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ния – це­лью. В рас­смат­ри­ва­е­мой груп­пе пре­ступ­ле­ний цель мо­жет вы­сту­пать как обя­за­тель­ным кон­струк­тив­ным при­зна­ком ос­нов­но­го со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, так и яв­лять­ся ква­ли­фи­ци­ру­ю­щим при­зна­ком.

Цель яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным при­зна­ком субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны пре­ступ­ле­ний, преду­смот­рен­ных ст.ст. 329 и 332 УК. Так, в пер­вом слу­чае (ст. 329 УК) от­вет­ствен­ность за по­сев или вы­ра­щи­ва­ние нар­ко­со­дер­жа­щих рас­те­ний и гри­бов на­сту­па­ет, ес­ли ви­нов­ный пре­сле­до­вал цель сбы­та ука­зан­ных рас­те­ний и гри­бов или из­го­тов­ле­ния из них нар­ко­ти­че­ских средств или пси­хо­троп­ных ве­ществ (п. 18 по­ста­нов­ле­ния Пле­ну­ма). При от­сут­ствии ука­зан­ной це­ли ис­клю­ча­ет­ся уго­лов­ная от­вет­ствен­ность за дан­ное пре­ступ­ле­ние, и ви­нов­ное ли­цо при на­ли­чии необ­хо­ди­мых при­зна­ков под­ле­жит ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти (ст. 16.1 Ко­дек­са об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь). С.Ю.ФЕ­до­рюк в сво­ем ис­сле­до­ва­нии с та­ким мне­ни­ем не со­гла­ша­ет­ся, ука­зы­вая, что и де­ко­ра­тив­ный по­сев ма­ка, и на­уч­ное на­блю­де­ние за рас­те­ни­я­ми яв­ля­ют­ся пре­ступ­ле­ни­я­ми. Рас­суж­дая на эту те­му, он при­хо­дит к вы­во­ду, что ес­ли за­кон не преду­смат­ри­ва­ет цель в ка­че­стве эле­мен­та со­ста­ва пре­ступ­ле­ния «не­за­кон­ный по­сев», то, со­от­вет­ствен­но, дис­по­зи­ци­ей дан­ной ста­тьи долж­ны охва­ты­вать­ся лю­бые дей­ствия, свя-

зан­ные с по­ме­ще­ни­ем се­мян или рас­са­ды в поч­ву. На­ли­чие ли­бо от­сут­ствие же­ла­ния субъ­ек­та со­брать в по­сле­ду­ю­щем нар­ко­ти­че­ский уро­жай в этом слу­чае зна­че­ния не име­ют [7, с. 4]. Та­кое мне­ние пра­во­ве­да объ­яс­ня­ет­ся тем, что ст. 231 УК РФ, в от­ли­чии от УК, дей­стви­тель­но преду­смат­ри­ва­ет от­вет­ствен­ность за неза­кон­ное куль­ти­ви­ро­ва­ние нар­ко­со­дер­жа­щих рас­те­ний без спе­ци­аль­но­го ука­за­ния на цель сбы­та или из­го­тов­ле­ния нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ. Уго­лов­ное за­ко­но­да­тель­ство на­шей стра­ны очень чет­ко и точ­но вы­де­ля­ет об­ще­ствен­ную опас­ность дан­но­го де­я­ния пу­тем вве­де­ния при­зна­ка на­ли­чия це­ли в ка­че­стве обя­за­тель­но­го при­зна­ка субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны. На это же об­ра­ща­ет вни­ма­ние Э.г.га­са­нов, ука­зы­вая, что не об­ра­зу­ют со­ста­ва пре­ступ­ле­ния на­зван­ные дей­ствия, со­вер­шен­ные без умыс­ла из­влечь из этих рас­те­ний нар­ко­ти­че­ские сред­ства или пси­хо­троп­ные ве­ще­ства – на­при­мер, рас­са­да опий­но­го ма­ка или дру­го­го та­ко­го рас­те­ния по ошиб­ке вме­сто дру­го­го са­до­во­го цвет­ка ли­бо с це­лью ис­поль­зо­ва­ния в хле­бо­пе­че­нии [8, с. 146]. Л.н.ани­си­мов так­же от­ме­ча­ет, что «не мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как пре­ступ­ле­ние по­сад­ка еди­нич­ных рас­те­ний в де­ко­ра­тив­ных це­лях. Не под­ле­жат уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти и ли­ца, ко­то­рые в си­лу яв­но­го неве­же­ства, без ка­ких-ли­бо се­рьез­ных аг­ро­тех­ни­че­ских мер (оран­же­рея, теп­ли­ца) про­из­во­дят вы­сев нар­ко­ти­че­ских куль­тур в сред­ней по­ло­се ли­бо в се­вер­ных рай­о­нах, где эти рас­те­ния не вы­зре­ва­ют и та­кой по­сев не пред­став­ля­ет опас­но­сти для здо­ро­вья на­се­ле­ния» [9, с. 80].

Во вто­ром слу­чае (ст. 332 УК) от­вет­ствен­ность за предо­став­ле­ние по­ме­ще­ний или ор­га­ни­за­цию ли­бо со­дер­жа­ние при­то­нов на­сту­па­ет при со­вер­ше­нии ука­зан­ных дей­ствий для из­го­тов­ле­ния, пе­ре­ра­бот­ки и (или) по­треб­ле­ния нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их ана­ло­гов или дру­гих одур­ма­ни­ва­ю­щих ве­ществ. Со­от­вет­ствен­но, при от­сут­ствии ука­зан­ной це­ли от­сут­ству­ет со­став пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­ный ст. 332 УК.

В ка­че­стве ква­ли­фи­ци­ру­ю­ще­го при­зна­ка ука­за­ние на цель со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния – сбыт нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ или ана­ло­гов – име­ет­ся в ч.ч. 2–5 ст. 328 УК. Цель сбы­та озна­ча­ет на­ме­ре­ния пе­ре­дать пред­мет пре­ступ­ле­ния дру­го­му ли­цу. О на­ли­чии умыс­ла на сбыт мо­гут ука­зы­вать та­кие об­сто­я­тель­ства, как пред­ва­ри­тель­ная до­го­во­рен­ность о по­став­ке нар­ко­ти­че­ских средств, да­ча обя­за­тель­ства опла­тить ока­зан­ную услу­гу нар­ко­ти­ка­ми, зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство нар­ко­ти­че­ских средств, при­об­ре­те­ние этих средств ли­цом, их не упо­треб­ля­ю­щим, рас­фа­сов­ка и так да­лее. Вме­сте с тем это­го не все­гда до­ста­точ­но. В част­но­сти, об­на­ру­же­ние нар­ко­ти­че­ских средств в боль­шом ко­ли­че­стве не озна­ча­ет, что при­об­ре­те­ние име­ло ме­сто с це­лью сбы­та. Боль­шое ко­ли­че­ство нар­ко­ти­ков, изъ­ятых у ви­нов­ных, са­мо по се­бе о це­ли сбы­та с бес­спор­но­стью не сви­де­тель­ству­ет. Ко­ли­че­ство изъ­ятых у ви­нов­но­го нар­ко­ти­че­ских средств долж­но при­ни­мать­ся во вни­ма­ние лишь в со­во­куп­но­сти с дру­ги­ми дан­ны­ми, сви­де­тель­ству­ю­щи­ми о це­ли сбы­та. Под­ле­жат оцен­ке, в част­но­сти, дан­ные об ис­точ­ни­ках до­хо­дов лиц, при­вле­ка­е­мых к от­вет­ствен­но­сти, сто­и­мо­сти при­об­ре­тен­ных нар­ко­ти­ков, их упо­треб­ле­нии ли­бо неупо­треб­ле­нии ука­зан­ны­ми ли­ца­ми и про­чем.

Обя­за­тель­ным при­зна­ком пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ч. 1 ст. 328 УК, яв­ля­ет­ся со­вер­ше­ние ука­зан­ных в дис­по­зи­ции дей­ствий без це­ли сбы­та. Сле­до­ва­тель­но, в дан­ном слу­чае из­го­тов­ле­ние, пе­ре­ра­бот­ка, при­об­ре­те­ние, хра­не­ние, пе­ре­воз­ка или пе­ре­сыл­ка нар­ко­ти­ков со­вер­ша­ют­ся с це­лью лич­но­го ис­поль­зо­ва­ния, как пра­ви­ло, по­треб­ле­ния. При этом необ­хо­ди­мо от­ме­тить, что ес­ли дей­ствия со­вер­ша­ют­ся без це­ли сбы­та, то да­же при на­ли­чии дру­гих ква­ли­фи­ци­ру­ю­щих при­зна­ков со­де­ян­ное под­ле­жит ква­ли­фи­ка­ции по ч. 1 ст. 328 УК.

Вы­зы­ва­ет опре­де­лен­ное непо­ни­ма­ние во­прос от­но­си­тель­но от­сут­ствия ука­за­ния на цель сбы­та при неза­кон­ном обо­ро­те пре­кур­со­ров. По­ла­га­ем, что УК дол­жен быть до­пол­нен ука­за­ни­ем на про­ти­во­прав­ность в слу­ча­ях их обо­ро­та с це­лью сбы­та или из­го­тов­ле­ния нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ или ана­ло­гов, как это сде­ла­но, на­при­мер, в Уго­лов­ном ко­дек­се Рес­пуб­ли­ки Та­джи­ки­стан (ст. 202) или Уго­лов­ном ко­дек­се Укра­и­ны (ст. 311).

Еще один важ­ный ас­пект субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны неза­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­ков – это со­сто­я­ние умень­шен­ной вме­ня­е­мо­сти лиц, стра­да­ю­щих нар­ко­ти­че­ской за­ви­си­мо­стью. Умень­шен­ная вме­ня­е­мость озна­ча­ет со­сто­я­ние, при ко­то­ром вслед­ствие рас­строй­ства пси­хи­ки че­ло­ве­ка спо­соб­ность к по­ни­ма­нию ха­рак­те­ра со­вер­ша­е­мых им дей­ствий и кон­тро­ля над сво­им по­ве­де­ни­ем зна­чи­тель­но ослаб­ле­на, что вполне ха­рак­тер­но для со­сто­я­ний нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния или аб­сти­нен­ции. С од­ной сто­ро­ны, в со­от­вет­ствии со ст. 64 УК со­вер­ше­ние пре­ступ­ле­ния ли­цом, на­хо­дя­щим­ся в со­сто­я­нии, вы­зван­ном по­треб­ле­ни­ем нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их ана­ло­гов, при­зна­ет­ся отяг­ча­ю­щим ви­ну об­сто­я­тель­ством. Спе­ци­аль­ное про­воз­гла­ше­ние в за­коне от­вет­ствен­но­сти за пре­ступ­ле­ния, со­вер­шен­ные в со­сто­я­нии опья­не­ния, име­ет важ­ное пре­ду-

пре­ди­тель­ное зна­че­ние для лиц, зло­упо­треб­ля­ю­щих нар­ко­ти­че­ски­ми сред­ства­ми. С дру­гой сто­ро­ны, нар­ко­ти­че­ское опья­не­ние, по­доб­но ал­ко­голь­но­му, ве­дет к на­ру­ше­ни­ям пси­хи­ки че­ло­ве­ка, что вы­ра­жа­ет­ся в ослаб­ле­нии выс­ших и наи­бо­лее слож­ных пси­хи­че­ских функ­ций. Пси­хи­че­ская и фи­зи­че­ская за­ви­си­мость от при­е­ма нар­ко­ти­ков в неко­то­рых слу­ча­ях де­ла­ет вле­че­ние к ним непре­одо­ли­мым [10, с. 50]. Аб­сти­нен­ция по-раз­но­му про­яв­ля­ет­ся в зависимости от ви­да нар­ко­ма­нии, но все­гда сви­де­тель­ству­ет об от­кло­не­ни­ях в пси­хи­че­ской де­я­тель­но­сти че­ло­ве­ка, при этом воз­мож­ны слу­чаи, ко­гда ча­стич­но ис­клю­ча­ет­ся спо­соб­ность ли­ца со­зна­вать зна­че­ние сво­их дей­ствий или ру­ко­во­дить ими вслед­ствие пси­хи­че­ско­го со­сто­я­ния. Ука­зан­ное со­сто­я­ние от­но­сит­ся к пси­хи­че­ско­му рас­строй­ству [11, с. 37].

Уче­ны­ми-пра­во­ве­да­ми вы­ска­зы­ва­ют­ся мне­ния от­но­си­тель­но це­ле­со­об­раз­но­сти вве­де­ния в уголовный за­кон нор­мы об умень­шен­ной вме­ня­е­мо­сти и воз­мож­но­сти при­ме­не­ния это­го ин­сти­ту­та к нар­ко­ма­нам, на­хо­дя­щим­ся в мо­мент со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния в со­сто­я­нии аб­сти­нен­ции (при от­сут­ствии кри­те­ри­ев невме­ня­е­мо­сти) или глу­бо­ко­го фи­зио­ло­ги­че­ско­го опья­не­ния, вы­зван­но­го упо­треб­ле­ни­ем нар­ко­ти­че­ских средств [12, с. 67; 13, с. 210; 14, с. 107].

При этом от­ме­тим, что при­зна­ние лиц умень­шен­но вме­ня­е­мы­ми не долж­но осво­бож­дать их от уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти и на­ка­за­ния, но долж­но учи­ты­вать­ся су­дом при из­бра­нии ви­да и раз­ме­ра на­ка­за­ния (мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как смяг­ча­ю­щее от­вет­ствен­ность об­сто­я­тель­ство), про­ве­де­нии кур­са при­ну­ди­тель­но­го ле­че­ния от нар­ко­ма­нии, ор­га­ни­за­ции про­фи­лак­ти­че­ско­го уче­та и на­блю­де­ния за эти­ми ли­ца­ми.

Важ­ным ша­гом в дан­ном на­прав­ле­нии в рам­ках даль­ней­шей ре­а­ли­за­ции прин­ци­пов спра­вед­ли­во­сти и гу­ма­низ­ма уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти яв­ля­ет­ся до­пол­не­ние в 2012 го­ду УК по­ло­же­ни­ем, в со­от­вет­ствии с ко­то­рым суд впра­ве в зависимости от ха­рак­те­ра пре­ступ­ле­ния не при­знать об­сто­я­тель­ство со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния ли­цом, на­хо­дя­щим­ся в со­сто­я­нии, вы­зван­ном по­треб­ле­ни­ем нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ, их ана­ло­гов, отяг­ча­ю­щим. Од­на­ко про­бле­ма про­ра­бот­ки все­го ком­плек­са во­про­сов умень­шен­ной вме­ня­е­мо­сти при­ме­ни­тель­но к ли­цам, стра­да­ю­щим нар­ко­ма­ни­ей, тре­бу­ет бо­лее ши­ро­ко­го об­суж­де­ния.

Та­ким об­ра­зом, про­ана­ли­зи­ро­вав субъ­ек­тив­ную сто­ро­ну пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­ков, мож­но сде­лать вы­вод, что все пре­ступ­ле­ния дан­ной груп­пы от­но­сят­ся к умыш­лен­ным пре­ступ­ле­ни­ям, от­дель­ные из ко­то­рых ха­рак­те­ри­зу­ют­ся слож­ной фор­мой ви­ны. В то же вре­мя ре­ша­ю­щее зна­че­ние в опре­де­ле­нии умыс­ла име­ет осо­зна­ние ли­цом об­ще­ствен­ной опас­но­сти нега­тив­но­го пси­хо­ак­тив­но­го воз­дей­ствия на ор­га­низм че­ло­ве­ка пред­ме­та пре­ступ­ле­ния и необя­за­тель­но зна­ние его на­име­но­ва­ний и осве­дом­лен­но­сти о вклю­че­нии в спис­ки Пе­реч­ня ли­бо от­не­се­нии их к ана­ло­гам нар­ко­ти­че­ских средств или пси­хо­троп­ных ве­ществ. В це­лях со­вер­шен­ство­ва­ния за­ко­но­да­тель­ства пред­ла­га­ем из­ло­жить ч. 5 ст. 328 УК в сле­ду­ю­щей ре­дак­ции: «Не­за­кон­ный сбыт нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ или их ана­ло­гов, по­влек­ший ги­бель лю­дей или иные тяж­кие по­след­ствия в ре­зуль­та­те их по­треб­ле­ния» ; так­же необ­хо­ди­мо до­пол­нить со­став пре­ступ­ле­ния, свя­зан­но­го с неза­кон­ным обо­ро­том пре­кур­со­ров, ука­за­ни­ем на цель сбы­та или из­го­тов­ле­ния нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ или ана­ло­гов в ка­че­стве обя­за­тель­но­го при­зна­ка субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны.

1. Нар­ко­тизм: про­фи­лак­ти­ка и стра­те­гия борь­бы / Г.м.минь­ков­ский [и др.]. – М.: ИНИОН РАН, 1999. – 153 с.

2. Про­ти­во­дей­ствие неза­кон­но­му обо­ро­ту нар­ко­ти­че­ских средств и пси­хо­троп­ных ве­ществ: учеб.по­со­бие / под.ред. А.н.сер­ге­е­ва. – М.: Щит-м, 2001. – 580 с.

3. Уго­лов­ное пра­во Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Осо­бен­ная часть: учеб­ник / под ред. А.и.ра­ро­га. – М.: Экс­мо, 2000.

4. Ра­рог, А.И. Ви­на и ква­ли­фи­ка­ция пре­ступ­ле­ний: учеб­ное по­со­бие / А.и.ра­рог. – И.: ВЮ-ЗИ. – 1982.

5. Ра­рог, А.И. Ква­ли­фи­ка­ция пре­ступ­ле­ний по субъ­ек­тив­ным при­зна­кам / А.и.ра­рог. – СПБ.: Юрид.центр Пресс, 2003.

6. По­бе­гай­ло, Э.Ф. Пре­ступ­ле­ния про­тив здо­ро­вья и нрав­ствен­но­сти / Э.ф.по­бе­гай­ло. – М., 1998.

7. Фе­до­рюк, С.Ю. Про­бле­мы уго­лов­но-пра­во­вой ре­гла­мен­та­ции от­вет­ствен­но­сти за не­за­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­че­ских средств, пси­хо­троп­ных ве­ществ и их ана­ло­гов: ав­то­реф. дис. ... канд. юрид. на­ук / С.ю.фе­до­рюк. – Став­ро­поль, 2004.

8. Га­са­нов, Э.Г. Борь­ба с нар­ко­ти­че­ской пре­ступ­но­стью. Меж­ду­на­род­ный и срав­ни­тель­но-пра­во­вой ас­пек­ты / Э.г.га­са­нов. – М.: Учеб­но-кон­суль­та­ци­он­ный центр «Юрин­фор», 2000.

9. Ани­си­мо­ва, Л.Н. Про­фи­лак­ти­ка пьян­ства, ал­ко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии сре­ди мо­ло­де­жи / Л.н.ани­си­мо­ва. – М.: Юри­ди­че­ская ли­те­ра­ту­ра, 1988.

10. Уго­лов­ное пра­во. Об­щая часть: учеб­ник для ву­зов / отв. ред. И.я.ко­за­чен­ко, З.а.незна­мо­ва. – М.: Нор­ма, 1999.

11. Уго­лов­ное пра­во Рос­сии: учеб­ник: Общ. и осо­бен. ча­сти / Г.м.минь­ков­ский, А.а.ма­го­ме­дов, В.п.ре­вин; под общ. ред. В.п.ре­ви­на. – М.: БРАНДЕС, 1998.

12. Ми­рош­ни­чен­ко, Н.А. Уго­лов­но-пра­во­вая борь­ба с нар­ко­ма­ни­ей / Н.а.ми­рош­ни­чен­ко, А.а.му­зы­ка. – Ки­ев: Выс­шая шко­ла, 2001.

13. На­у­мов, А.В. Рос­сий­ское уго­лов­ное пра­во. Об­щая часть: курс лек­ций / А.в.на­у­мов. – М.: БЕК, 2004.

14. Но­вое уго­лов­ное пра­во Рос­сии. Об­щая часть / под ред. Н.ф.куз­не­цо­вой. – М.: Нор­ма, 2003.

Алек­сандра ДРОЗД, адъ­юнкт на­уч­но-пе­да­го­ги­че­ско­го фа­куль­те­та Ака­де­мии Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.