ВО­ПРО­СЫ ОЦЕН­КИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРО­ТИВ ИН­ТЕ­РЕ­СОВ СЛУЖ­БЫ, СВЯ­ЗАН­НЫХ С ПРЕ­ВЫ­ШЕ­НИ­ЕМ СЛУ­ЖЕБ­НЫХ ПОЛ­НО­МО­ЧИЙ

Yustitsiya Belarusi - - Комментарий. Анализ. Мнение Наука И Право Уголовно -

ли­цом. Тем не ме­нее в су­деб­но-след­ствен­ной прак­ти­ке встре­ча­ют­ся раз­лич­ные си­ту­а­ции, свя­зан­ные со зло­упо­треб­ле­ни­я­ми долж­ност­ных лиц.

В на­сто­я­щее вре­мя од­ной из ак­ту­аль­ных про­блем яв­ля­ет­ся от­гра­ни­че­ние пре­вы­ше­ния слу­жеб­ных пол­но­мо­чий от зло­упо­треб­ле­ния ими. При­чем ес­ли кри­те­рии та­ко­го от­гра­ни­че­ния мож­но чет­ко про­сле­дить на при­ме­ре ст.ст. 424 и 426 Уго­лов­но­го ко­дек­са Республики Бе­ла­русь (да­лее – УК), где пре­вы­ше­ние пол­но­мо­чий яв­ля­ет­ся част­ным слу­ча­ем зло­упо­треб­ле­ния ими, то в си­ту­а­ции, свя­зан­ной с хи­ще­ни­ем пу­тем зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми (ст. 210 УК) и по­лу­че­ни­ем взят­ки (ст. 430 УК), не все оче­вид­но. Все де­ло в том, что ес­ли долж­ност­ное ли­цо со­вер­ша­ет хи­ще­ние или по­лу­ча­ет взят­ку, не зло­упо­треб­ляя сво­и­ми пол­но­мо­чи­я­ми, а пре­вы­шая их, то есть яв­но вы­хо­дя за пре­де­лы сво­ей ком­пе­тен­ции, то вста­ет ре­зон­ный во­прос: ли­бо та­кие де­я­ния необ­хо­ди­мо ква­ли­фи­ци­ро­вать по со­во­куп­но­сти преступлений (ст. 210, ст. 430 УК и ст. 426 УК), ли­бо при­бег­нуть к рас­ши­ри­тель­но­му тол­ко­ва­нию уго­лов­но­го за­ко­на и фак­ти­че­ски в по­доб­ных си­ту­а­ци­ях по­гло­тить пре­вы­ше­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий их зло­упо­треб­ле­ни­ем?

Итак, как мы ука­за­ли, при со­вер­ше­нии долж­ност­но­го хи­ще­ния или при по­лу­че­нии взят­ки долж­ност­ное ли­цо обя­за­тель­но долж­но ис­поль­зо­вать свои пол­но­мо­чия. Но бы­ва­ет так, что, со­вер­шая эти пре­ступ­ле­ния, оно вы­хо­дит за пре­де­лы сво­их пол­но­мо­чий, втор­га­ет­ся в ком­пе­тен­цию дру­го­го долж­ност­но­го ли­ца, ина­че го­во­ря – пре­вы­ша­ет свои слу­жеб­ные пол­но­мо­чия. Од­на­ко при оцен­ке вы­ше­ука­зан­ных си­ту­а­ций приходится стал­ки­вать­ся с про­бле­мой, сво­дя­щей­ся к то­му, что долж­ност­ное зло­упо­треб­ле­ние (ис­поль­зо­ва­ние слу­жеб­ной ком­пе­тен­ции) не вклю­ча­ет в се­бя его же пре­вы­ше­ния. По­лу­ча­ет­ся, что ес­ли долж­ност­ное ли­цо по­хи­ща­ет де­неж­ные сред­ства, не зло­упо­треб­ляя сво­и­ми пол­но­мо­чи­я­ми, а пре­вы­шая их, то про­ис­хо­дит стран­ная ква­ли­фи­ка­ция: та­кие дей­ствия все рав­но рас­смат­ри­ва­ют­ся как хи­ще­ние пу­тем зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, хо­тя на са­мом де­ле име­ло ме­сто хи­ще­ние с пре­вы­ше­ни­ем пол­но­мо­чий.

Здесь на­до де­таль­но оста­но­вить­ся на во­про­се зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми и их пре­вы­ше­ния, то есть разо­брать со­дер­жа­ние дан­ных дей­ствий.

1. При хи­ще­нии пу­тем зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми (ст. 210 УК) суть де­я­ния со­сто­ит в том, что долж­ност­ное ли­цо ис­поль­зу­ет свои слу­жеб­ные пол­но­мо­чия. Слу­жеб­ные пол­но­мо­чия (ком­пе­тен­ция) – со­во­куп­ность прав и обя­зан­но­стей долж­ност­но­го ли­ца, ко­то­ры­ми оно об­ла­да­ет ис­клю­чи­тель­но в

си­лу за­ни­ма­е­мой долж­но­сти для осу­ществ­ле­ния опре­де­лен­ных функ­ций. В пра­вах и обя­зан­но­стях долж­ност­но­го ли­ца вы­ра­жа­ет­ся не толь­ко воз­мож­ность со­вер­шать опре­де­лен­ные дей­ствия или воз­дер­жать­ся от та­ко­вых, но и тре­бо­вать со­вер­ше­ния или несо­вер­ше­ния опре­де­лен­ных дей­ствий от дру­гих лиц, нести от­вет­ствен­ность за неис­пол­не­ние или ненад­ле­жа­щее ис­пол­не­ние пред­пи­сан­ных дей­ствий, а так­же юри­ди­че­ская воз­мож­ность дей­ство­вать в пре­де­лах уста­нов­лен­ных гра­ниц. Со­дер­жа­ни­ем слу­жеб­ных пол­но­мо­чий или кри­те­ри­ем от­не­се­ния пол­но­мо­чий к долж­ност­ным яв­ля­ет­ся их на­прав­лен­ность на пра­во­обя­зы­ва­ю­щее управ­ле­ние по­ве­де­ни­ем фи­зи­че­ских или юри­ди­че­ских лиц по­сред­ством да­чи обя­за­тель­ных для ис­пол­не­ния рас­по­ря­же­ний ли­бо со­вер­ше­ния дей­ствий пуб­лич­но-пра­во­во­го ха­рак­те­ра [1, c. 35; 5, c. 142; 7, c. 16].

А.г.без­вер­хов под пол­но­мо­чи­я­ми по­ни­ма­ет осо­бые пра­ва, пе­ре­дан­ные ли­цу (пред­ста­ви­те­лю), для обя­за­тель­но­го со­вер­ше­ния юри­ди­че­ски зна­чи­мых дей­ствий в ин­те­ре­сах дру­го­го ли­ца (пред­став­ля­е­мо­го) и от его име­ни, тем са­мым со­зда­вая, из­ме­няя или пре­кра­щая пра­ва и обя­зан­но­сти пред­став­ля­е­мо­го, а так­же для со­вер­ше­ния дей­ствий хо­тя и в чу­жих ин­те­ре­сах, но от соб­ствен­но­го име­ни. В свою оче­редь, долж­ност­ные пол­но­мо­чия пред­став­ля­ют со­бой огра­ни­чен­ные за­ко­ном пра­ва, предо­став­лен­ные долж­ност­но­му ли­цу во ис­пол­не­ние воз­ло­жен­ных на него слу­жеб­ных обя­зан­но­стей [3, c. 271].

Пол­но­мо­чия долж­ност­но­го ли­ца опре­де­ля­ют­ся его ком­пе­тен­ци­ей, уста­нов­лен­ной в со­от­вет­ству­ю­щих за­ко­но­да­тель­ных и иных пра­во­вых ак­тах (по­ло­же­ни­ях, уста­вах ин­струк­ци­ях и так да­лее), в ко­то­рых ре­гла­мен­ти­ру­ют­ся пра­ва и обя­зан­но­сти ли­ца, за­ни­ма­ю­ще­го ту или иную долж­ность. По­это­му, ре­шая во­прос о на­ли­чии в дей­стви­ях долж­ност­но­го ли­ца при­зна­ков ст. 210 УК, необ­хо­ди­мо в первую оче­редь вы­яс­нить, со­вер­ше­но ли хи­ще­ние долж­ност­ным ли­цом с ис­поль­зо­ва­ни­ем сво­их слу­жеб­ных пол­но­мо­чий или ли­цо за­вла­де­ло иму­ще­ством пу­тем зло­упо­треб­ле­ния сво­им по­ло­же­ни­ем. Уста­нов­ле­ние лишь то­го об­сто­я­тель­ства, что ви­нов­ный яв­ля­ет­ся долж­ност­ным ли­цом, еще не мо­жет сви­де­тель­ство­вать о том, что это ли­цо, за­вла­де­вая чу­жим иму­ще­ством или при­об­ре­тая пра­во на иму­ще­ство, ис­поль­зу­ет свои слу­жеб­ные пол­но­мо­чия. На­при­мер, ес­ли сле­до­ва­тель при про­из­вод­стве обыс­ка тай­но или от­кры­то за­вла­де­ет иму­ще­ством, не ука­зы­вая со­от­вет­ству­ю­щий факт изъ­я­тия иму­ще­ства в про­то­ко­ле, то он тем са­мым со­вер­шит кра­жу или гра­беж, а не пре­ступ­ле­ние, преду­смот­рен­ное ст. 210 УК, так как в данном слу­чае сле­до­ва­те­лем со­вер­ша­ет­ся хи­ще­ние пу­тем зло­упо­треб­ле­ния сво­им слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем, но не пол­но­мо­чи­я­ми (та­кое иму­ще­ство не на­хо­дит­ся во вла­де­нии ви­нов­но­го и он не управ­ля­ет и не рас­по­ря­жа­ет­ся им че­рез иных лиц).

Долж­ност­ные пол­но­мо­чия есть огра­ни­чен­ные за­ко­ном пра­ва, предо­став­лен­ные долж­ност­но­му ли­цу во ис­пол­не­ние воз­ло­жен­ных на него слу­жеб­ных обя­зан­но­стей. При кон­ста­та­ции хи­ще­ния пу­тем зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми необ­хо­ди­мо уста­но­вить, что, со­вер­шая хи­ще­ние, ли­цо вы­пол­ня­ло дей­ствия, ко­то­рые со­от­вет­ство­ва­ли его пол­но­мо­чи­ям по со­дер­жа­нию, объ­е­му, пре­де­лам.

Сле­до­ва­тель­но, при ре­ше­нии во­про­са о на­ли­чии ли­бо от­сут­ствии в дей­стви­ях долж­ност­но­го ли­ца при­зна­ков ст. 210 УК необ­хо­ди­мо каж­дый раз чет­ко уста­нав­ли­вать круг и ха­рак­тер пол­но­мо­чий долж­ност­но­го ли­ца (его слу­жеб­ных прав и обя­зан­но­стей), за­креп­лен­ных в за­ко­но­да­тель­ных и иных нор­ма­тив­ных ак­тах. Это об­сто­я­тель­ство (ка­кие имен­но пол­но­мо­чия ис­поль­зо­ва­ло долж­ност­ное ли­цо для со­вер­ше­ния хи­ще­ния) долж­но быть за­фик­си­ро­ва­но в по­ста­нов­ле­нии о при­вле­че­нии в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го, справ­ке по ре­зуль­та­там рас­сле­до­ва­ния, при­го­во­ре су­да и так да­лее, то есть в дан­ных до­ку­мен­тах долж­ны со­дер­жать­ся кон­крет­ные ссыл­ки на пра­во­вые и иные ак­ты, в си­лу ко­то­рых долж­ност­ное ли­цо на­де­ле­но те­ми или ины­ми пол­но­мо­чи­я­ми, а так­же кон­крет­ные обя­зан­но­сти и пра­ва, зло­упо­треб­ле­ние ко­то­ры­ми во­пре­ки ин­те­ре­сам служ­бы ста­вят­ся ему в ви­ну. Бо­лее то­го, при ре­ше­нии это­го во­про­са необ­хо­ди­мо уста­но­вить и при­чин­ную связь меж­ду ис­поль­зо­ва­ни­ем слу­жеб­ных пол­но­мо­чий и со­вер­шен­ным пре­ступ­ле­ни­ем, то есть ис­поль­зо­ва­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий при со­вер­ше­нии хи­ще­ния чу­жо­го иму­ще­ства пред­по­ла­га­ет связь та­ко­го ро­да, при ко­то­рой ука­зан­ное де­я­ние бы­ло необ­хо­ди­мо со­пря­же­но с со­вер­ше­ни­ем ка­ких-ли­бо дей­ствий (без­дей­ствия) по служ­бе.

Ис­поль­зо­ва­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий – это со­вер­ше­ние дей­ствий, ко­то­рые вхо­дят в круг долж­ност­ных прав и обя­зан­но­стей, ко­гда долж­ност­ное ли­цо вы­сту­па­ет как субъ­ект управ­лен­че­ской де­я­тель­но­сти, а не как част­ное ли­цо ли­бо ли­цо, осу­ществ­ля­ю­щее тех­ни­че­ские, про­фес­си­о­наль­ные или иные по­доб­ные функ­ции. В этом слу­чае нель­зя не ви­деть то­го, что спо­со­бы хи­ще­ния иму­ще­ства во мно­гом за­ви­сят от тех слу­жеб­ных функ­ций, ко­то­ры­ми на­де­ле­но ли­цо, со­вер­ша­ю­щее хи­ще­ние, и в этом от­но­ше­нии суть хи­ще­ния, со­вер­шен­но­го пу­тем зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, со­сто­ит в том, что долж­ност­ное ли­цо со­вер­ша­ет та­кие дей­ствия по служ­бе, ко­то­рые фор­маль­но со­от­вет­ству­ют его ком­пе­тен­ции и пол­но­мо­чи­ям, но по су­ще­ству яв­ля­ют­ся неза­кон­ны­ми, так как со­вер­ше­ны во­пре­ки ин­те­ре­сам служ­бы.

Еще раз об­ра­тим на дан­ный факт свое вни­ма­ние. В от­ли­чие от слу­жеб­ных пол­но­мо­чий ис­поль­зо­ва­ние слу­жеб­но­го по­ло­же­ния в ка­че­стве спо­со­ба со­вер­ше­ния хи­ще­ния мо­жет трак­то­вать­ся крайне ши­ро­ко [6, c. 11]. Это ис­поль­зо­ва­ние на­ря­ду со слу­жеб­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми пре­иму­ществ пра­во­во­го ста­ту­са, ав­то­ри­те­та за­ни­ма­е­мой долж­но­сти, слу­жеб­ных свя­зей, ко­то­рые воз­ник­ли бла­го­да­ря за­ни­ма-

пре­де­лы ком­пе­тен­ции), сколь­ко воз­мож­но­стей, непо­сред­ствен­но вы­те­ка­ю­щих из име­ю­щих­ся прав и пол­но­мо­чий долж­ност­но­го ли­ца.

3. Обо­зна­чен­ная на­ми про­бле­ма от­чет­ли­во про­яв­ля­ет­ся на при­ме­ре по­лу­че­ния взят­ки (ст. 430 УК), где су­ще­ствен­ное зна­че­ние для ква­ли­фи­ка­ции дей­ствий ли­ца, по­лу­ча­ю­ще­го взят­ку, яв­ля­ет­ся воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния им сво­их слу­жеб­ных пол­но­мо­чий в ко­рыст­ных це­лях. Об этом так­же идет речь в абз. 1 п. 4 по­ста­нов­ле­ния Пле­ну­ма Вер­хов­но­го Су­да Республики Бе­ла­русь от 26 июня 2003 г. №6 «О су­деб­ной прак­ти­ке по де­лам о взя­точ­ни­че­стве» [11].

Так, Вер­хов­ный Суд Республики Бе­ла­русь не при­зна­ет на­ли­чия со­ста­ва по­лу­че­ния взят­ки в дей­стви­ях лиц, ко­то­рые по­лу­ча­ют неза­кон­ное вознаграждение имен­но бла­го­да­ря за­ни­ма­е­мо­му слу­жеб­но­му по­ло­же­нию. В аб­за­це 5 п. 4 по­ста­нов­ле­ния Пле­ну­ма Вер­хов­но­го Су­да Республики Бе­ла­русь от 26 июня 2003 г. №6 «О су­деб­ной прак­ти­ке по де­лам о взя­точ­ни­че­стве» ска­за­но: «ес­ли долж­ност­ное ли­цо, по­лу­чив вознаграждение, про­сит дру­гих лиц, с ко­то­ры­ми оно ни в ка­ких слу­жеб­ных от­но­ше­ни­ях не со­сто­ит, ока­зать со­дей­ствие в по­лу­че­нии вы­го­ды ли­цам, дав­шим вознаграждение, в его дей­стви­ях со­став пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ст. 430 УК, от­сут­ству­ет, посколь­ку это ли­цо со­вер­ша­ет ука­зан­ные дей­ствия без ис­поль­зо­ва­ния сво­их слу­жеб­ных пол­но­мо­чий».

По­зи­ция пра­во­при­ме­ни­те­ля в данном слу­чае со­сто­ит в том, что по­лу­че­ние взят­ки пред­по­ла­га­ет на­ли­чие опре­де­лен­ных от­но­ше­ний, од­ним из эле­мен­тов ко­то­рых яв­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ное ис­поль­зо­ва­ние ли­цом при­над­ле­жа­щих толь­ко ему пол­но­мо­чий, посколь­ку без это­го не­воз­мож­но до­сти­же­ние тре­бу­е­мо­го ре­зуль­та­та. Ис­поль­зо­ва­ние воз­мож­но­стей дру­гих лиц пред­по­ла­га­ет объ­ек­тив­ную воз­мож­ность ви­нов­но­го ока­зать на них вли­я­ние, упо­тре­бив для этой це­ли свои пол­но­мо­чия. Ис­поль­зо­ва­ние ав­то­ри­те­та дру­гих лиц не мо­жет вхо­дить в со­став при­зна­ков объ­ек­тив­ной сто­ро­ны по­лу­че­ния взят­ки, посколь­ку не яв­ля­ет­ся ча­стью об­ще­ствен­ных от­но­ше­ний и от­но­сит­ся к мо­раль­ной ка­те­го­рии. Ина­че это бу­дут дей­ствия дру­го­го ли­ца ли­бо со­уча­стие в по­лу­че­нии взят­ки.

Та­ким об­ра­зом, при­нять ме­ры к со­вер­ше­нию дей­ствий дру­ги­ми долж­ност­ны­ми ли­ца­ми мож­но лишь при усло­вии на­ли­чия у ли­ца пол­но­мо­чий, ис­поль­зуя ко­то­рые мож­но за­ста­вить дру­гих долж­ност­ных лиц (под­чи­нен­ных по служ­бе) со­вер­шить необ­хо­ди­мые дей­ствия, вы­год­ные взят­ко­по­лу­ча­те­лю. Это мо­гут быть офи­ци­аль­ные кон­так­ты долж­ност­ных лиц в рам­ках вза­и­мо­дей­ствия ве­домств, учре­жде­ний ли­бо в об­ла­сти со­труд­ни­че­ства ру­ко­во­ди­те­лей раз­лич­ных служб, со­сто­я­щих в от­но­ше­ни­ях по го­ри­зон­та­ли. Признание пра­виль­ной по­зи­ции о том, что слу­жеб­ный ав­то­ри­тет или слу­жеб­ные свя­зи яв­ля­ют­ся сред­ством со­вер­ше­ния взят­ки, при­ве­дет к то­му, что свя­зи и ав­то­ри­тет бу­дут при­зна­ны со­став­ной ча­стью долж­ност­ных пол­но­мо­чий лю­бо­го долж­ност­но­го ли­ца [10].

Оче­вид­но, что дей­ствия, за ко­то­рые П. по­лу­чил день­ги, не вхо­дят в его слу­жеб­ные пол­но­мо­чия, они так­же на­хо­дят­ся и за пре­де­ла­ми пол­но­мо­чий на­ло­го­во­го ин­спек­то­ра. Ви­нов­ный ис­поль­зо­вал свое слу­жеб­ное по­ло­же­ние, так как на­ло­го­вый ин­спек­тор неза­кон­но из ко­рыст­ной за­ин­те­ре­со­ван­но­сти раз­гла­сил све­де­ния, ко­то­рые ста­ли ему из­вест­ны по служ­бе. Та­ким об­ра­зом, неко­то­рые пра­во­при­ме­ни­тель­ные ор­га­ны все еще при­вле­ка­ют к от­вет­ствен­но­сти как взя­точ­ни­ков чи­нов­ни­ков, ко­то­рые по­лу­ча­ют вы­го­ды иму­ще­ствен­но­го ха­рак­те­ра за ис­поль­зо­ва­ние сво­е­го слу­жеб­но­го по­ло­же­ния, да­же ес­ли это не свя­за­но с ока­за­ни­ем вли­я­ния на управ­лен­че­ское по­ве­де­ние дру­гих долж­ност­ных лиц.

В то же вре­мя, от­ри­цая факт при­зна­ния при­зна­ком по­лу­че­ния взят­ки ис­поль­зо­ва­ние долж­ност­ным ли­цом сво­е­го по­ло­же­ния, пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка и оте­че­ствен­ная на­у­ка уго­лов­но­го пра­ва при­зна­ет по­лу­че­ни­ем взят­ки те слу­чаи, ко­гда долж­ност­ное ли­цо со­вер­ша­ет опре­де­лен­ные дей­ствия в поль­зу взят­ко­да­те­ля, вы­хо­дя за пре­де­лы сво­ей ком­пе­тен­ции, то есть пре­вы­шая слу­жеб­ные пол­но­мо­чия. Про­бле­ма со­сто­ит в том, что при­ня­тое ре­ше­ние долж­ност­но­го ли­ца в этом слу­чае не яв­ля­ет­ся пра­во­уста­нав­ли­ва­ю­щим, оно недей­стви­тель­но (на­при­мер, ре­ше­ние при­ня­то ди­рек­то­ром, в то вре­мя ко­гда оно долж­но при­ни­мать­ся прав­ле­ни­ем). В дан­ной си­ту­а­ции долж­ност­ное ли­цо не об­ла­да­ет ни­ка­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми по со­вер­ше­нию в поль­зу взят­ко­да­те­ля или пред­став­ля­е­мых им лиц ка­ко­го-ли­бо дей­ствия с ис­поль­зо­ва­ни­ем сво­ей ком­пе­тен­ции.

Так, Н.а.ба­бий и В.м.хо­мич счи­та­ют, что взят­ка мо­жет да­вать­ся долж­ност­но­му ли­цу за дей­ствия по служ­бе, ко­то­рое оно мо­жет со­вер­шить и с пре­вы­ше­ни­ем сво­их слу­жеб­ных пол­но­мо­чий. Важ­но лишь, на их взгляд, что­бы пре­вы­ше­ние бы­ло обу­слов­ле­но и свя­за­но с ис­поль­зо­ва­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих пол­но­мо­чий по служ­бе, дей­ствия долж­ност­но­го ли­ца вхо­ди­ли в его об­щую (пред­мет­ную) слу­жеб­ную ком­пе­тен­цию. Сам по се­бе факт на­ли­чия ст. 426 УК (пре­вы­ше­ние вла­сти или слу­жеб­ных пол­но­мо­чий) в гла­ве о пре­ступ­ле­ни­ях про­тив ин­те­ре­сов служ­бы сви­де­тель­ству­ет о со­вер­ше­нии со­от­вет­ству­ю­щих дей­ствий не в свя­зи с ка­ки­ми-ли­бо лич­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми, а в свя­зи с осу-

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.