Вла­ди­мир КИ­ВЕЛЬ

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере -

Ос­но­вы за­креп­ле­ния эле­мен­тов пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти в Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь

Пра­во­вой ста­тус лич­но­сти – важ­ней­ший ком­плекс­ный ин­сти­тут кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, при­зван­ный обес­пе­чить до­стой­ную и без­опас­ную жизнь лич­но­сти и воз­мож­ность ее сво­бод­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти в слож­ных усло­ви­ях со­вре­мен­но­го об­ще­ства.

Пред­ме­том кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти яв­ля­ют­ся об­ще­ствен­ные от­но­ше­ния, ле­жа­щие в сфе­ре пра­во­во­го по­ло­же­ния че­ло­ве­ка и его вза­и­мо­от­но­ше­ний с кол­лек­ти­вом, об­ще­ством и го­су­дар­ством. Эти от­но­ше­ния но­сят ком­плекс­ный ха­рак­тер и ре­гу­ли­ру­ют­ся нор­ма­ми раз­лич­ных от­рас­лей пра­ва. Ос­но­вы кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти опре­де­ля­ют­ся нор­ма­ми кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, ко­то­рые, в свою оче­редь, де­та­ли­зи­ру­ют­ся в нор­мах иных от­рас­лей пра­ва, что сви­де­тель­ству­ет о ком­плекс­но­сти дан­но­го пра­во­во­го ин­сти­ту­та. Кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой ста­тус лич­но­сти вы­сту­па­ет в ка­че­стве си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щей ка­те­го­рии кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, име­ю­щей свои прин­ци­пы. Струк­тур­но кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой ста­тус лич­но­сти со­сто­ит из сле­ду­ю­щих вза­и­мо­свя­зан­ных и вза­и­мо­обу­слов­лен­ных эле­мен­тов, на пра­вах ко­то­рых вы­сту­па­ют от­дель­ные кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вые ин­сти­ту­ты: прав и сво­бод че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на, обя­зан­но­стей, от­вет­ствен­но­сти, га­ран­тий и за­щи­ты прав и сво­бод [1].

Граж­дан­ство как по­ли­ти­ко-пра­во­вая связь че­ло­ве­ка с го­су­дар­ством не от­но­сит­ся к эле­мен­там кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти. Вме­сте с тем граж­дан­ство яв­ля­ет­ся фак­то­ром, «уси­ли­ва­ю­щим» все иные эле­мен­ты пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти и при­да­ю­щим им осо­бое ка­че­ство.

Прин­ци­пы пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти – ос­нов­ные на­ча­ла, не вхо­дя­щие в струк­ту­ру пра­во­во­го ста­ту­са, но со­став­ля­ю­щие ор­га­ни­за­ци­он­ную и нрав­ствен­ную ос­но­ву, опре­де­ля­ю­щие сущ­ность и пра­во­вую при­ро­ду юри­ди­че­ско­го обес­пе­че­ния об­ще­ствен­ных от­но­ше­ний в об­ла­сти пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти и рас­про­стра­ня­ю­щи­е­ся на все ста­тус­ные эле­мен­ты. К ним от­но­сят­ся сво­бо­да, ра­вен­ство и со­ли­дар­ность. Прин­цип сво­бо­ды под­ра­зу­ме­ва­ет сво­бо­ду вы­бо­ра в рам­ках за­ко­на. Прин­цип ра­вен­ства озна­ча­ет, что все име­ют рав­ные воз­мож­но­сти в сво­их пра­вах, сво­бо­дах, обя­зан­но­стях, от­вет­ствен­но­сти, га­ран­ти­ях и за­щи­те прав и сво­бод. Прин­цип со­ли­дар­но­сти – общ­ность ин­те­ре­сов и вза­им­ное со­гла­сие всех.

Нор­мы, га­ран­ти­ру­ю­щие пра­ва че­ло­ве­ка, при­знан­ные меж­ду­на­род­ным пра­вом в ка­че­стве ис­ход­ных, в на­ци­о­наль­ном за­ко­но­да­тель­стве от­но­сят­ся преж­де все­го к кон­сти­ту­ци­он­но­му уров­ню, по­это­му пред­ме­том на­ше­го ана­ли­за в первую оче­редь яв­ля­ет­ся Кон­сти­ту­ция 1994 го­да (с из­ме­не­ни­я­ми и до­пол­не­ни­я­ми).

При­ня­тию Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 1994 го­да пред­ше­ство­ва­ло об­нов­ле­ние об­ще­ствен­но­го строя, на­ча­ло пе­ре­хо­да эко­но­ми­ки на ры­ноч­ную си­сте­му, до­пу­ще­ние раз­но­об­раз­ных форм соб­ствен­но­сти, раз­ви­тие плю­ра­лиз­ма, непо­сред­ствен­ная ре­а­ли­за­ция вла­сти на­ро­дом, рас­ши­ре­ние без­опас­но­сти и со­труд­ни­че­ства с ми­ро­вым со­об­ще­ством; в на­у­ке – пе­ре­ход от марк­сист­ской кон­цеп­ции к об­ще­че­ло­ве­че­ской кон­цеп­ции прав че­ло­ве­ка. В Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь при­о­ри­тет от­да­ет­ся лич­но­сти и об­ще­че­ло­ве­че­ским цен­но­стям. Эта чер­та ка­че­ствен­но от­ли­ча­ет но­вую кон­цеп­цию пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти, от­каз от ха­рак­тер­но­го для со­ци­а­ли­сти­че­ской тео­рии прин­ци­па при­о­ри­те­та го­су­дар­ствен­ных ин­те­ре­сов над ин­те­ре­са­ми лич-

АННОТАЦИЯ В ста­тье ис­сле­ду­ют­ся во­про­сы за­креп­ле­ния эле­мен­тов пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти в Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. Ав­тор оста­нав­ли­ва­ет­ся не толь­ко на ха­рак­те­ри­сти­ке от­дель­ных эле­мен­тов пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти, но и по­ка­зы­ва­ет ис­то­рию их раз­ви­тия, а так­же про­блем­ные во­про­сы их ре­а­ли­за­ции.

ANNOTATION The article studies the issues of fixing elements of the legal status of the individual in the Constitution of the Republic of Belarus. The author dwells not only on the characteristics of individual elements of the legal status of the individual, but also shows the history of their development, as well as the problematic issues of their implementation.

но­сти. Пер­во­на­чаль­но часть этих но­вых из­ме­не­ний до при­ня­тия ныне дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции бы­ла за­креп­ле­на в Де­кла­ра­ции о го­су­дар­ствен­ном су­ве­ре­ни­те­те Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 1991 го­да [2].

В ста­тье 2 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь за­креп­ле­но важ­ное по­ло­же­ние о ме­сте че­ло­ве­ка в об­ще­стве и го­су­дар­стве: «Че­ло­век, его пра­ва, сво­бо­ды и га­ран­тии яв­ля­ют­ся выс­шей цен­но­стью об­ще­ства и го­су­дар­ства. Го­су­дар­ство от­вет­ствен­но пе­ред граж­да­ни­ном за со­зда­ние усло­вий для сво­бод­но­го и до­стой­но­го раз­ви­тия лич­но­сти. Граж­да­нин от­вет­ствен пе­ред го­су­дар­ством за неукос­ни­тель­ное ис­пол­не­ние обя­зан­но­стей, воз­ло­жен­ных на него Кон­сти­ту­ци­ей». Эта ста­тья Кон­сти­ту­ции опре­де­ля­ет ос­но­вы эле­мен­тов кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти. Мысль ст. 2 Ос­нов­но­го за­ко­на раз­ви­ва­ет ст. 21 Кон­сти­ту­ции: «Обес­пе­че­ние прав и сво­бод граж­дан Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь яв­ля­ет­ся выс­шей це­лью го­су­дар­ства». В на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре бы­ло вы­ска­за­но мне­ние, что «вве­де­ние в аб­со­лют прав че­ло­ве­ка по­влек­ло без­услов­ное при­зна­ние при­о­ри­те­та прав лич­но­сти над пра­ва­ми общ­но­сти, со­ци­аль­но­го це­ло­го, недо­оцен­ку ро­ли го­су­дар­ства как осо­бой ор­га­ни­за­ции вла­сти, при­зван­ной управ­лять этим со­ци­аль­ным це­лым, за­щи­щать его ин­те­ре­сы». По­доб­ный под­ход ве­дет к обособ­ле­нию лич­но­сти, за­труд­ня­ет про­цесс со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия, спо­соб­ству­ет на­ру­ше­нию ба­лан­са ин­те­ре­сов в об­ще­стве, воз­ник­но­ве­нию со­ци­аль­но­го кон­флик­та [3, с. 158].

Один из ав­то­ров ра­ту­ет за кон­цеп­цию прав че­ло­ве­ка в пра­во­слав­ной ре­ли­гии. Мы не мо­жем со­гла­сить­ся с ука­зан­ной точ­кой зре­ния, по­сколь­ку в дан­ном слу­чае Кон­сти­ту­ция за­креп­ля­ет не част­ные, эго­и­сти­че­ские ин­те­ре­сы ка­кой-ли­бо от­дель­но взя­той лич­но­сти, а че­ло­ве­ка как чле­на об­ще­ства и го­су­дар­ства. И в по­доб­ном слу­чае про­сто не этич­но про­ти­во­по­став­лять пра­ва че­ло­ве­ка с ин­те­ре­са­ми кол­лек­ти­ва, все­го об­ще­ства и го­су­дар­ства. На­обо­рот, сле­ду­ет под­дер­жать точ­ку зре­ния о том, что для нор­маль­но­го раз­ви­тия прав че­ло­ве­ка, гар­мо­нич­но­го вза­и­мо­дей­ствия че­ло­ве­ка и го­су­дар­ства необ­хо­ди­мо «ор­га­ни­че­ское со­че­та­ние ин­ди­ви­ду­а­лиз­ма и со­ли­дар­но­сти, со­труд­ни­че­ство, осо­зна­ние вза­им­ной за­ви­си­мо­сти лю­дей, жи­ву­щих на на­шей пла­не­те» [5, с. 89].

Ана­ло­гич­ное по­ло­же­нию ст. 2 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь со­дер­жит ст. 1 Ос­нов­но­го За­ко­на ФРГ 1949 го­да, за­креп­ля­ю­щая по­ло­же­ние о том, что «(1) До­сто­ин­ство че­ло­ве­ка непри­кос­но­вен­но. Ува­жать и за­щи­щать его – обя­зан­ность всей го­су­дар­ствен­ной вла­сти. (2) Ис­хо­дя из это­го, немец­кий на­род при­зна­ет непри­кос­но­вен­ные и неот­чуж­да­е­мые пра­ва че­ло­ве­ка как ос­но­ву вся­ко­го че­ло­ве­че­ско­го со­об­ще­ства, ми­ра и спра­вед­ли­во­сти на зем­ле. (3) Ни­же­сле­ду­ю­щие ос­нов­ные пра­ва обя­за­тель­ны для за­ко­но­да­тель­ной, ад­ми­ни­стра­тив­ной и су­деб­ной вла­сти в ка­че­стве непо­сред­ствен­но дей­ству­ю­ще­го пра­ва» [6].

Для то­го что­бы воз­вы­сить че­ло­ве­ка, его пра­ва и до­сто­ин­ство, в кон­сти­ту­ци­ях Гер­ма­нии, Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь на од­но из пер­вых мест бы­ло вклю­че­но по­ло­же­ние о при­о­ри­те­те лич­но­сти пе­ред ины­ми фор­ми­ро­ва­ни­я­ми об­ще­ства. По на­ше­му мне­нию, раз­ра­бот­чи­ки ука­зан­ных кон­сти­ту­ций не же­ла­ли про­ти­во­по­став­лять лич­ность кол­лек­ти­ву, об­ще­ству и го­су­дар­ству. Их цель – воз­вы­сить че­ло­ве­ка в его са­мо­мне­нии и в об­ще­ствен­ном со­зна­нии. По­ло­же­ния ст. 2 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь нель­зя «от­ры­вать» от по­ло­же­ний иных ста­тей Ос­нов­но­го За­ко­на. Толь­ко в со­во­куп­но­сти прав, от­вет­ствен­но­сти и обя­зан­но­стей лич­но­сти, об­ще­ства и го­су­дар­ства мож­но рас­смат­ри­вать пра­во­вой (кон­сти­ту­ци­он­ный) ста­тус лич­но­сти.

Эле­мен­ты три­а­ды «лич­ность – об­ще­ство – го­су­дар­ство» на­хо­дят­ся во вза­и­мо­свя­зи и вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти. Не­об­хо­дим со­раз­мер­ный ба­ланс ин­те­ре­сов этой три­а­ды как свое­об­раз­но­го дви­га­те­ля про­грес­са.

Мы под­дер­жи­ва­ем мне­ние Е.а.лу­ка­шо­вой, что «в со­вре­мен­ном ми­ре речь идет о необ­хо­ди­мо­сти со­хра­не­ния тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей, не про­ти­во­ре­ча­щих за­ко­но­да­тель­ству и об­ще­че­ло­ве­че­ским цен­но­стям, ис­ко­ре­не­нию тра­ди­ций ан­ти­гу­ман­ной на­прав­лен­но­сти, по­сте­пен­но­му фор­ми­ро­ва­нию пра­во­во­го об­ще­ствен­но­го со­зна­ния, вос­при­ни­ма­ю­ще­го те уни­вер­саль­ные стан­дар­ты прав че­ло­ве­ка, ко­то­рые при­зва­ны обес­пе­чить его сво­бод­ный вы­бор, осво­бож­де­ние от дав­ле­ния ор­то­док­саль­ных пред­пи­са­ний ре­ли­гии и ве­ро­уче­ний, нор­маль­ную жиз­не­де­я­тель­ность че­ло­ве­ка и на­ро­да» [8, с. 40].

Важ­ной чер­той со­вре­мен­ной кон­сти­ту­ци­он­но за­креп­лен­ной кон­цеп­ции прав че­ло­ве­ка, по мне­нию из­вест­ных рос­сий­ских уче­ных-кон­сти­ту­ци­о­на­ли­стов Е.и.коз­ло­вой и О.е.ку­та­фи­на, яв­ля­ет­ся при­зна­ние субъ­ек­том прав и сво­бод ин­ди­ви­ду­аль­но каж­до­го кон­крет­но­го че­ло­ве­ка – «ис­ход­ное на­ча­ло дей­ству­ю­ще­го кон­сти­ту­ци­он­но­го и те­ку­ще­го за­ко­но­да­тель­ства – при­зна­ние че­ло­ве­ка, его прав и сво­бод выс­шей цен­но­стью. Го­су­дар­ство уже не рас­смат­ри­ва­ет­ся как ас­со­ци­а­ция, охва­ты­ва­ю­щая все об­ще­ство, как «са­мая мас­со­вая ор­га­ни­за­ция тру­дя­щих­ся». Оно трак­ту­ет­ся как пред­ста­ви­тель об­ще­ства, ко­то­рый несет пе­ред ним, пе­ред граж­да­ни­ном, пе­ред от­дель­ным че­ло­ве­ком опре­де­лен­ные обя­зан­но­сти и от­вет­ствен­ность, преж­де все­го обя­зан­ность при­зна­ния, со­блю­де­ния и за­щи­ты прав и сво­бод че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на» [9, с. 171–173].

Рос­сий­ский тео­ре­тик пра­ва В.с.нер­се­сянц счи­та­ет, что «при­су­щий Кон­сти­ту­ции есте­ствен­но-пра­во­вой под­ход по су­ще­ству озна­ча­ет, что при­рож­ден­ные и неот­чуж­да­е­мые пра­ва и сво­бо­ды че­ло­ве­ка пред­став­ля­ют со­бой ис­ход­ное пра­во­вое на­ча­ло.

Ис­поль­зу­е­мая в Кон­сти­ту­ции но­вая для нас есте­ствен­но-пра­во­вая кон­струк­ция при­рож­ден­ных прав и сво­бод че­ло­ве­ка, по су­ще­ству, на­прав­ле­на про­тив ра­нее гос­под­ство­вав­ших в со­вет­ской тео­рии и прак­ти­ке пред­став­ле­ний об ок­тро­и­ро­ван­ном (да­ро­ван­ном свер­ху офи­ци­аль­ны­ми вла­стя­ми) ха­рак­те­ре прав че­ло­ве­ка» [10, с. 136].

Из­вест­ный рос­сий­ский юрист Н.м.кор­ку­нов счи­тал, что «го­су­дар­ство об­ра­зу­ет­ся из со­еди­не­ния мно­гих об­ще­ствен­ных групп, раз­лич­ных по сво­ей при­ро­де и за­да­че, про­из­во­дя­щих каж­дая свое осо­бое де­ло, но объ­еди­нен­ная од­ним об­щим за­ко­ном и об­щим ин­те­ре­сом. Власть об­ще­ства и ре­аль­ность его об­ра­зу­ет­ся так же, как и ре­аль­ность и си­ла ве­щей, вза­им­ной за­ви­си­мо­стью их ча­стей. Ес­ли бы меж­ду людь­ми не бы­ло вза­им­ной за­ви­си­мо­сти, ес­ли бы каж­дый мог удо­вле­тво­рять все свои по­треб­но­сти сам, в пол­ной обособ­лен­но­сти от дру­гих лю­дей, об­ще­ство не мог­ло бы су­ще­ство­вать, оно не име­ло бы ни си­лы, ни ре­аль­но­го един­ства» [11, с. 388–389]. В це­лом мож­но под­дер­жать мне­ние О.в.ор­ло­вой о том, что «ха­рак­тер­ная чер­та со­вре­мен­но­го эта­па фор­ми­ро­ва­ния граж­дан­ско­го об­ще­ства со­сто­ит в от­ла­жи­ва­нии ме­ха­низ­ма со­еди­не­ния прак­ти­че­ско­го ин­те­ре­са ин­ди­ви­да, опре­де­лен­ной груп­пы (кол­лек­ти­ва) и об­ще­ства в це­лом, обу­слов­лен­но­го общ­но­стью по­ли­ти­че­ских, со­ци­аль­ных и иных усло­вий жиз­ни» [12, с. 18].

На­род Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, яв­ля­ясь един­ствен­ным ис­точ­ни­ком го­су­дар­ствен­ной вла­сти и осу­ществ­ляя свою власть непо­сред­ствен­но и че­рез пред­ста­ви­тель­ные ор­га­ны в фор­мах и пре­де­лах, опре­де­лен­ных Кон­сти­ту­ци­ей и за­ко­на­ми Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, в свою оче­редь, за­бо­тит­ся о каж­дом граж­да­нине в от­дель­но­сти и о груп­пах граж­дан, объ­еди­нен­ных в раз­лич­ные об­ще­ствен­ные фор­ми­ро­ва­ния, га­ран­ти­ру­ет и за­щи­ща­ет их пра­ва.

По мне­нию А.а.го­лов­ко, при та­кой де­мо­кра­ти­че­ской си­ту­а­ции го­су­дар­ство долж­но быть за­ин­те­ре­со­ва­но в ре­аль­ном обес­пе­че­нии прав и сво­бод граж­дан и их объ­еди­не­ний, ко­то­рые яв­ля­ют­ся по­ли­ти­че­ской ба­зой его объ­е­ма вла­сти, а так­же на­прав­ле­ний и форм ее функ­ци­о­ни­ро­ва­ния [13, с. 4–5]. Мож­но со­гла­сить­ся с по­зи­ци­ей, вы­ска­зан­ной в немец­кой на­уч­но-пра­во­вой ли­те­ра­ту­ре, что та­кие по­ня­тия, как пра­ва че­ло­ве­ка, раз­ви­тие и де­мо­кра­тия, долж­ны рас­смат­ри­вать­ся в тес­ной вза­и­мо­свя­зи [14, s. 132].

Пра­ва лич­но­сти под­раз­де­ля­ют на фун­да­мен­таль­ные, ос­нов­ные и про­из­вод­ные. Под фун­да­мен­таль­ны­ми по­ни­ма­ют­ся при­рож­ден­ные, неот­чуж­да­е­мые, аб­со­лют­ные, все­об­щие пра­ва, по­лу­чив­шие меж­ду­на­род­ное при­зна­ние. Про­из­вод­ные пра­ва ба­зи­ру­ют­ся на пер­вых, по­лу­ча­ют конституционное во­пло­ще­ние и яв­ля­ют­ся пред­ме­том уточ­не­ния, кор­рек­ти­ров­ки, за­ви­сят от сте­пе­ни ци­ви­ли­зо­ван­но­сти об­ще­ства. Кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва и сво­бо­ды – это пра­ва и сво­бо­ды, за­креп­лен­ные во вто­ром раз­де­ле дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь и обо­зна­чен­ные как ос­нов­ные.

Мож­но ска­зать, что все кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва яв­ля­ют­ся ос­нов­ны­ми пра­ва­ми. Оте­че­ствен­ные об­ще­ство­ве­ды в це­лом ис­хо­дят из тож­де­ства кон­сти­ту­ци­он­ных и ос­нов­ных прав. Ос­нов­ны­ми они счи­та­ют­ся не толь­ко по­то­му, что за­креп­ле­ны в Ос­нов­ном За­коне го­су­дар­ства, но и по­то­му, что ре­гу­ли­ру­ют наи­бо­лее важ­ные, су­ще­ствен­ные свя­зи и от­но­ше­ния меж­ду че­ло­ве­ком и об­ще­ством, граж­да­ни­ном и го­су­дар­ством. Яв­ля­ясь струк­тур­ным эле­мен­том кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти, пра­ва и сво­бо­ды че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на (субъ­ек­тив­ные пра­ва) пред­став­ля­ют со­бой кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вую ка­те­го­рию, вы­сту­па­ю­щую са­мо­сто­я­тель­ным кон­сти­ту­ци­он­ным ин­сти­ту­том в ви­де ре­аль­ных со­ци­аль­ных воз­мож­но­стей ин­ди­ви­да, за­креп­лен­ных в Кон­сти­ту­ции и за­ко­но­да­тель­стве Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, де­тер­ми­ни­ро­ван­ных эко­но­ми­че­ски­ми, по­ли­ти­че­ски­ми, со­ци­аль­ны­ми, юри­ди­че­ски­ми усло­ви­я­ми жиз­ни об­ще­ства и вы­ра­жа­ю­щих ме­ру сво­бо­ды, ко­то­рая объ­ек­тив­но воз­мож­на для лич­но­сти на кон­крет­ном ис­то­ри­че­ском эта­пе раз­ви­тия го­су­дар­ства [15].

Обя­зан­ность как эле­мент пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти за­креп­ле­на в ст.ст. 52–58 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. В част­но­сти, это обя­зан­но­сти на­хо­дя­щих­ся на тер­ри­то­рии Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь со­блю­дать ее Кон­сти­ту­цию, за­ко­ны и ува­жать на­ци­о­наль­ные тра­ди­ции; ува­жать до­сто­ин­ство, пра­ва, сво­бо­ды, за­кон­ные ин­те­ре­сы дру­гих лиц; бе­речь ис­то­ри­ко-куль­тур­ное, ду­хов­ное на­сле­дие и дру­гие на­ци­о­наль­ные цен­но­сти; охра­нять при­род­ную сре­ду и при­ни­мать уча­стие в фи­нан­си­ро­ва­нии го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов. За­щи­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь яв­ля­ет­ся и обя­зан­но­стью, и свя­щен­ным дол­гом граж­да­ни­на. Яв­ля­ясь важ­ней­шим ком­по­нен­том вза­и­мо­дей­ствия го­су­дар­ства и лич­но­сти, юри­ди­че­ская обя­зан­ность пред­став­ля­ет со­бой уста­нов­лен­ное и га­ран­ти­ро­ван­ное за­ко­ном долж­ное, об­ще­ствен­но необ­хо­ди­мое поведение в ин­те­ре­сах че­ло­ве­ка, об­ще­ства и го­су­дар­ства, де­тер­ми­ни­ро­ван­ное эко­но­ми­че­ски­ми, по­ли­ти­че­ски­ми, со­ци­аль­ны­ми, юри­ди­че­ски­ми усло­ви­я­ми жиз­ни об­ще­ства.

Со­глас­но ч. 2 ст. 2 Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь граж­да­нин от­вет­ствен пе­ред го­су­дар­ством за неукос­ни­тель­ное ис­пол­не­ние обя-

зан­но­стей, воз­ло­жен­ных на него Кон­сти­ту­ци­ей. Юри­ди­че­ская от­вет­ствен­ность пред­став­ля­ет­ся как эле­мент кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти, ко­то­рый вы­сту­па­ет в ви­де кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой ка­те­го­рии (са­мо­сто­я­тель­но­го кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ин­сти­ту­та) и со­сто­ит из двух ас­пек­тов: ре­тро­спек­тив­ной (нега­тив­ной) от­вет­ствен­но­сти за на­ру­ше­ние норм пра­ва в про­шлом и по­зи­тив­ной (про­спек­тив­ной) от­вет­ствен­но­сти за бу­ду­щее (мо­раль­ная ка­те­го­рия, за­креп­лен­ная нор­ма­ми пра­ва). При этом воз­мо­жен пе­ре­ход по­зи­тив­но­го ас­пек­та от­вет­ствен­но­сти в нега­тив­ный при со­вер­ше­нии ин­ди­ви­дом пре­ступ­ле­ния или ино­го пра­во­на­ру­ше­ния.

Га­ран­ти­ро­ван­ность яв­ля­ет­ся од­ним из важ­ней­ших кон­сти­ту­ци­он­но про­воз­гла­шен­ных прин­ци­пов, по­лу­чив­ших пра­во­вое вы­ра­же­ние в раз­лич­ных фор­мах: как об­щее на­ча­ло, ко­то­рое свой­ствен­но ре­а­ли­за­ции все­го объ­е­ма прав и сво­бо­ды лич­но­сти, так и по­сред­ством за­креп­ле­ния кон­крет­ных га­ран­тий каж­до­го пра­ва и сво­бо­ды в от­дель­но­сти. Субъ­ек­том, на ко­то­рый в первую оче­редь воз­ла­га­ют­ся га­ран­тии прав и сво­бод, яв­ля­ет­ся го­су­дар­ство. Необ­хо­ди­мо под­черк­нуть, что га­ран­тии уста­нав­ли­ва­ют­ся для всех прав и сво­бод граж­дан, за­креп­лен­ных в Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. К ним от­но­сят­ся эко­но­ми­че­ские, по­ли­ти­че­ские, со­ци­аль­ные, ор­га­ни­за­ци­он­ные, пра­во­вые, пе­да­го­ги­че­ские, вос­пи­та­тель­ные и внеш­не­эко­но­ми­че­ские га­ран­тии. В на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре обыч­но пред­став­ле­ны эко­но­ми­че­ские, по­ли­ти­че­ские и идео­ло­ги­че­ские га­ран­тии прав лич­но­сти. Ино­гда вы­де­ля­ют и дру­гие ви­ды об­щих га­ран­тий, в част­но­сти, об­ще­ствен­ные, со­ци­аль­ные и ду­хов­ные [16].

В це­лом Кон­сти­ту­ция Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь за­креп­ля­ет все по­ло­же­ния меж­ду­на­род­но-пра­во­вых ак­тов, ка­са­ю­щи­е­ся пра­во­во­го ста­ту­са че­ло­ве­ка. Бо­лее по­ло­ви­ны ста­тей Ос­нов­но­го За­ко­на на­ше­го го­су­дар­ства по­свя­ще­ны опре­де­ле­нию пра­во­во­го ста­ту­са че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на.

Эти ста­тьи скон­цен­три­ро­ва­ны в разд. II «Лич­ность, об­ще­ство, го­су­дар­ство», от­дель­ные ста­тьи име­ют­ся в разд. I «Ос­но­вы кон­сти­ту­ци­он­но­го строя», в разд. III «Из­би­ра­тель­ная си­сте­ма. Ре­фе­рен­дум» (гл. 6 «Суд») и в разд. V «Мест­ное управ­ле­ние и са­мо­управ­ле­ние». Че­ло­век за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в три­а­де пра­во­от­но­ше­ний «лич­ность – об­ще­ство – го­су­дар­ство». Он, его пра­ва, сво­бо­ды и га­ран­тии их ре­а­ли­за­ции рас­смат­ри­ва­ют­ся как выс­шая цен­ность и цель об­ще­ства и го­су­дар­ства. Кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вой ста­тус лич­но­сти от­но­сит­ся к неотъ­ем­ле­мой ос­но­ве на­ро­до­вла­стия, так как го­су­дар­ство учи­ты­ва­ет ин­те­ре­сы всех чле­нов об­ще­ства. В свою оче­редь, жиз­нен­ность де­мо­кра­тии во мно­гом за­ви­сит от пол­но­ты за­креп­ле­ния прав и сво­бод че­ло­ве­ка в пра­во­вой си­сте­ме го­су­дар­ства, их ре­аль­ных га­ран­тий и за­щи­ты. Струк­тур­ные ча­сти (эле­мен­ты) кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти, тес­но вза­и­мо­дей­ствуя меж­ду со­бой, про­яв­ля­ют­ся в эле­мен­тах ос­нов кон­сти­ту­ци­он­но­го строя (по­ли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских, со­ци­аль­ных и ду­хов­но-куль­тур­ных от­но­ше­ни­ях). Сред­ства­ми кон­сти­ту­ци­он­но­го и от­рас­ле­во­го за­ко­но­да­тель­ства обес­пе­чи­ва­ет­ся без­опас­ность че­ло­ве­ка (по­ли­ти­че­ская, эко­но­ми­че­ская, со­ци­аль­но-куль­тур­ная и эко­ло­ги­че­ская).

1. Ки­вель, В.Н. Струк­ту­ра пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти / В.н.ки­вель // Труд. Проф­со­ю­зы. Об­ще­ство. – 2014. – №1. – С. 68–70.

2. Дэк­ла­ра­цыя Вяр­хоў­на­га Са­ве­та Рэс­пуб­лікі Бе­ла­русь «Аб дзяр­жаў­ным су­вер­эніт­эце Рэс­пуб­лікі Бе­ла­русь» / Р.а.васілевіч, Т.і.доў­нар, І.А.ЮХО // Гісто­рыя кан­сты­ту­цый­на­га пра­ва Бе­ла­русі. – Мінск: Пра­ва і эка­но­міка, 2001. – С. 308–311.

3. Дер­бин, А.П. О неко­то­рых тен­ден­ци­ях раз­ви­тия прав че­ло­ве­ка / А.п.дер­бин // Все­об­щей де­кла­ра­ции прав че­ло­ве­ка 60 лет: ге­не­зис, эво­лю­ция и про­бле­мы со­вре­мен­но­го про­чте­ния: сб. на­уч. тр. / М-во внут. дел Респ. Бе­ла­русь; Акад. МВД; под ред. А.ф.виш­нев­ско­го [и др.]. – Минск, 2009. – С. 155–163.

4. Да­ни­люк, С.Е. Со­вре­мен­ная кон­цеп­ция прав че­ло­ве­ка: пу­ти пре­одо­ле­ния кри­зи­са / С.е.да­ни­люк // Все­об­щей де­кла­ра­ции прав че­ло­ве­ка 60 лет: ге­не­зис, эво­лю­ция и про­бле­мы со­вре­мен­но­го про­чте­ния: сб. на­уч. тр. / М-во внут­рен. дел Респ. Бе­ла­русь; Акад. МВД; под ред. А.ф.виш­нев­ско­го [и др.]. – Минск, 2009. – С. 46–90.

5. Пра­ва че­ло­ве­ка: ито­ги ве­ка, тен­ден­ции, пер­спек­ти­вы / В.с.нер­се­сянц [и др.] // Гос-во и пра­во. – 2001. – №5. – С. 89–100.

6. Ос­нов­ной за­кон Фе­де­ра­тив­ной Рес­пуб­ли­ки Гер­ма­ния // Кон­сти­ту­ции за­ру­беж­ных го­су­дарств: Ве­ли­ко­бри­та­ния, Фран­ция, Гер­ма­ния, Ита­лия, Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, Япо­ния, Бра­зи­лия: учеб. по­со­бие / сост. сб., пер., авт. введ. и вступ. ст. В.в.ма­кла­ков. – 7-е изд., пе­ре­раб. и доп. – М.: Воль­терс Клу­вер, 2010. – С. 168–246.

7. Кант, И. Со­бра­ние со­чи­не­ний: в 8 т. Т. 6 / И.кант; под общ. ред. А.в.гулы­ги. – М.: ЧОРО, 1994. – 613 с.

8. Лу­ка­шо­ва, Е.А. Пра­во и куль­ту­ра в со­вре­мен­ном ми­ре / Е.а.лу­ка­шо­ва // Тр. ин-та гос-ва и пра­ва Рос. акад. на­ук. – М. – 2012. – №5. – С. 26–42.

9. Коз­ло­ва, Е.И. Конституционное пра­во Рос­сии: учеб­ник / Е.и.коз­ло­ва, О.е.ку­та­фин. – 5-е изд. – М.: Про­спект, 2012. – 592 с.

10. Нер­се­сянц, В.С. Фи­ло­со­фия пра­ва / В.с.нер­се­сянц. – М.: Нор­ма ИНФРА-М, 2012. – 256 с.

11. Кор­ку­нов, Н.М. Ис­то­рия фи­ло­со­фии пра­ва: по­со­бие к лек­ци­ям / Н.м.кор­ку­нов. – 2-е изд. – СПБ.: Ти­погр. им. М.ста­сю­ле­ви­ча, 1898. – 510 с.

12. Ор­ло­ва, О.В. Ав­то­но­мия лич­но­сти и ав­то­но­мия граж­дан­ско­го об­ще­ства / О.в.ор­ло­ва // Гос-во и пра­во. – 2006. – №1. – С. 12–18.

13. Го­лов­ко, А.А. Про­бле­мы вза­и­мо­дей­ствия де­мо­кра­тии и су­ве­ре­ни­те­та / А.а.го­лов­ко // Пра­во и де­мо­кра­тия. – Минск. – 1995. – Вып. 7. – С. 3–12.

14. Menschenrechte vor der Jahrtausendwende. Herausgegeben von / Heiner Bielefeldt; Volkmar Deile; Bernd Thomsen; Fischer Taschenbuch // Verlag Gmbh. – Frankfurt am Main, 1993.

15. Ки­вель, В.Н. Об­щая ха­рак­те­ри­сти­ка прав че­ло­ве­ка / В.н.ки­вель // Пра­во и де­мо­кра­тия: сб. на­уч. тр. / ред­кол.: В.н.би­би­ло (отв. ред.) [и др.]. – Минск: БГУ, 1999. – Вып. 10. – С. 38–47.

16. Ки­вель, В.Н. По­ня­тие и об­щая ха­рак­те­ри­сти­ка га­ран­тий как эле­мен­та кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го ста­ту­са лич­но­сти / В.н.ки­вель // Конституционное и му­ни­ци­паль­ное пра­во. – 2014. – №8. – С. 19–23.

Ма­те­ри­ал по­сту­пил в ре­дак­цию 02.03.2018

Вла­ди­мир КИ­ВЕЛЬ, кан­ди­дат юри­ди­че­ских на­ук, до­цент, про­фес­сор ка­фед­ры тру­до­во­го и хо­зяй­ствен­но­го пра­ва Меж­ду­на­род­но­го уни­вер­си­те­та «МИТСО»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.