ПРАВОТВОРЧЕСТВО И ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ

Yustitsiya Belarusi - - СОДЕРЖАНИЕ - Ва­дим ХИЛЮТА

Рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах: пре­ступ­ле­ние или пра­во­на­ру­ше­ние?

АННОТАЦИЯ В ста­тье рас­смат­ри­ва­ет­ся во­прос о де­кри­ми­на­ли­за­ции рас­про­стра­не­ния лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах и необ­хо­ди­мо­сти пе­ре­во­да дан­но­го со­ста­ва пре­ступ­ле­ния в ранг ад­ми­ни­стра­тив­ных де­лик­тов. Ав­то­ром при­во­дят­ся до­во­ды в рам­ках вы­дви­га­е­мо­го суж­де­ния, по­ка­зы­ва­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вость су­ще­ству­ю­щей пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки и обос­но­вы­ва­ют­ся пред­ло­же­ния по даль­ней­шей оп­ти­ми­за­ции уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ства.

ANNOTATION The question of the article is decriminalization of distribution of false information about goods and services and the need to transfer this crime to the rank of administrative offenses. The author provides arguments within the framework of the proposed judgment and, shows the inconsistency of the existing law enforcement practice; he also justifies proposals for further optimization of criminal law.

Вусло­ви­ях пла­но­во-рас­пре­де­ли­тель­ной си­сте­мы хо­зяй­ство­ва­ния и си­стем­но­го то­вар­но­го де­фи­ци­та рас­хо­жее вы­ра­же­ние «ре­кла­ма – дви­га­тель тор­гов­ли» зву­ча­ло до­воль­но неле­по. В со­вет­ское вре­мя по­тре­би­тель, не имея воз­мож­но­сти для вы­бо­ра, при­об­ре­тал лишь те то­ва­ры и поль­зо­вал­ся услу­га­ми, ко­то­рые ему пред­ла­га­ли. Се­год­ня же, в сло­жив­ших­ся усло­ви­ях кон­ку­рент­ной борь­бы за по­тре­би­те­ля меж­ду хо­зяй­ству­ю­щи­ми субъ­ек­та­ми, ре­кла­ма ста­ла дви­жу­щей си­лой тор­гов­ли и сфе­ры услуг [1, c. 324]. По­это­му те­перь нор­маль­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ры­ноч­ных от­но­ше­ний и раз­ви­тие кон­ку­рен­ции невоз­мож­но без ре­кла­мы, ко­то­рая при­зва­на спо­соб­ство­вать про­дви­же­нию на ры­нок то­ва­ров, ра­бот и услуг и тем са­мым обес­пе­чить эф­фек­тив­ную пред­при­ни­ма­тель­скую де­я­тель­ность. Без ре­кла­мы невоз­мож­но пред­ста­вить раз­ви­тие со­вре­мен­ных эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний, свя­зан­ных в первую оче­редь с мас­со­вым про­из­вод­ством и объ­е­мом по­треб­ле­ния [3, c. 3; 5, c. 3–4].

В то же вре­мя роль ре­кла­мы оце­ни­ва­ет­ся неод­но­знач­но и вре­мя от вре­ме­ни рас­про­стра­ня­ет­ся пред­став­ле­ние о ее су­гу­бо от­ри­ца­тель­ном воз­дей­ствии, лож­но­сти, по­сто­ян­ном мас­со­вом об­мане по­тре­би­те­лей, вред­ном ис­поль­зо­ва­нии в ко­рыст­ных, ком­мер­че­ских и дру­гих це­лях, осу­ществ­ля­е­мом по­сред­ством пси­хо­ло­ги­че­ско­го ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния при­род­ны­ми ин­стинк­та­ми по­тре­би­те­лей1.

Глав­ным об­ра­зом свя­за­но это с тем, что в на­сто­я­щее вре­мя кри­ми­но­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь и дру­гих стра­нах

1 Как от­ме­ча­ет Н.в.во­ро­нин, «бо­га­тей­шая прак­ти­ка пред­ше­ству­ю­щих по­ко­ле­ний убеж­да­ет нас в том, что ре­кла­ма необ­хо­ди­ма, прав­да, речь долж­на ид­ти толь­ко о чест­ной и от­кры­той, за­бот­ли­вой и по­лез­ной ре­кла­ме. К со­жа­ле­нию, ре­кла­ма неред­ко без­за­стен­чи­ва и на­стыр­на, ци­нич­на и опас­на и по­то­му она долж­на осу­ществ­лять­ся под по­сто­ян­ным со­ци­аль­ным, нрав­ствен­ным, ор­га­ни­за­ци­он­ным, эти­че­ским, об­ще­пра­во­вым и уго­лов­но-пра­во­вым кон­тро­лем» [2, c. 3].

СНГ ха­рак­те­ри­зу­ет­ся устой­чи­вым ро­стом чис­ла мо­шен­ни­че­ских дей­ствий в рам­ках ком­мер­че­ских и об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, со­вер­ша­е­мых при про­ве­де­нии спе­ци­аль­но ор­га­ни­зо­ван­ных пре­зен­та­ций, вы­ста­вок, лек­ций и то­му по­доб­ных ме­ро­при­я­тий, ко­то­рые по сво­ей внеш­ней фор­ме име­ют ре­клам­ный ха­рак­тер и це­ли. За­ча­стую под ви­дом про­дук­ции выс­ше­го ка­че­ства про­ис­хо­дит ре­а­ли­за­ция то­ва­ров бо­лее низ­ко­го сор­та или под ви­дом ока­за­ния од­ной услу­ги ли­цу фак­ти­че­ски ока­зы­ва­ют­ся дру­гие, го­раз­до ху­же по ка­че­ству и ни­же по сто­и­мо­сти, в ре­зуль­та­те че­го су­ще­ствен­ным об­ра­зом на­ру­ша­ют­ся пра­ва и ин­те­ре­сы по­тре­би­те­ля. Кро­ме это­го, по­ми­мо об­ма­на по­тре­би­те­лей по­все­мест­но име­ют ме­сто слу­чаи рас­про­стра­не­ния за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах, ра­бо­тах, услу­гах. Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, осо­бо тяж­кие по­след­ствия встре­ча­ют­ся при рас­про­стра­не­нии за­ве­до­мо лож­ной ре­кла­мы на рын­ке бан­ков­ских, стра­хо­вых и иных услуг, свя­зан­ных с поль­зо­ва­ни­ем де­неж­ны­ми сред­ства­ми.

Не­ма­ло­важ­ное зна­че­ние для по­тре­би­те­ля в вы­бо­ре то­ва­ров, ра­бот или услуг иг­ра­ет ре­кла­ма, но ино­гда эта ре­кла­ма яв­ля­ет­ся за­ве­до­мо лож­ной. Имен­но за рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах уголовный за­кон уста­нав­ли­ва­ет са­мо­сто­я­тель­ную уго­лов­ную от­вет­ствен­ность. Свя­за­но это с тем, что го­су­дар­ство, предо­став­ляя хо­зяй­ству­ю­щим субъ­ек­там сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ства, не мо­жет

ди­стан­ци­ро­вать­ся от пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ре­клам­но­го рын­ка, по­сколь­ку это мо­жет по­влечь се­рьез­ные нега­тив­ные по­след­ствия как для ры­ноч­ных от­но­ше­ний, так и для все­го об­ще­ства в це­лом.

Вклю­че­ние в Уголовный ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – УК) в 1999 го­ду нор­мы, преду­смат­ри­ва­ю­щей уго­лов­ную от­вет­ствен­ность за рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах, долж­но бы­ло ре­шить про­бле­му над­ле­жа­щей за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей от за­ве­до­мо лож­ной ре­кла­мы. Со­глас­но ст. 250 УК как ра­нее, так и те­перь на­ка­за­ние преду­смот­ре­но за «рас­про­стра­не­ние за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции ли­бо при­ме­не­ние ре­кла­мы, вво­дя­щих в за­блуж­де­ние по­тре­би­те­лей от­но­си­тель­но ка­че­ства, ко­ли­че­ства, со­ста­ва, спо­со­ба из­го­тов­ле­ния и иных ха­рак­те­ри­стик про­дук­ции (то­ва­ров, ра­бот, услуг)».

Пред­став­ля­ет­ся, что ос­нов­ная цель дан­ной уго­лов­но-пра­во­вой нор­мы ле­жит в плос­ко­сти со­вер­шен­ство­ва­ния охра­ны по­ряд­ка по­ве­де­ния пред­при­ни­ма­те­лей, ра­бот­ни­ков тор­гов­ли и сфе­ры услуг на рын­ке, а так­же за­щи­ты за­кон­ных прав и ин­те­ре­сов по­тре­би­те­лей от нега­тив­ных спо­со­бов воз­дей­ствия на их по­ве­де­ние с по­мо­щью за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции или ре­кла­мы, спо­соб­ных вве­сти их в за­блуж­де­ние или при­чи­нить вред здо­ро­вью. Со­гла­сим­ся с тем, что в на­сто­я­щее вре­мя в ре­кла­ме неред­ко ис­поль­зу­ют­ся ме­то­ды, не со­гла­су­ю­щи­е­ся с дей­ству­ю­щим за­ко­но­да­тель­ством, а по­то­му спо­соб­ные при­чи­нить се­рьез­ный ущерб в рав­ной ме­ре как кон­ку­рен­там, так и по­тре­би­те­лям. При рас­про­стра­не­нии лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах ока­зы­ва­ет­ся непо­сред­ствен­ное воз­дей­ствие на по­тре­би­те­ля, ко­то­рое мо­жет при­ве­сти к вы­бо­ру по­след­ним ва­ри­ан­та по­ве­де­ния, в дей­стви­тель­но­сти не со­от­вет­ству­ю­щим его ре­аль­ным ин­те­ре­сам. Бо­лее то­го, лож­ная ре­кла­ма и рас­про­стра­не­ние за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции о про­дук­ции спо­соб­ству­ет раз­ви­тию недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции на рын­ке.

Тем не ме­нее, несмот­ря на зна­чи­тель­ную об­ще­ствен­ную опас­ность дан­но­го пре­ступ­ле­ния, борь­ба с рас­про­стра­не­ни­ем лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах ве­дет­ся недо­ста­точ­но ак­тив­но. Не яс­ны ос­нов­ные при­чи­ны без­дей­ствия этой уго­лов­но-пра­во­вой нор­мы при на­ли­чии боль­шо­го чис­ла пра­во­на­ру­ше­ний в ре­клам­ной сфе­ре. На­при­мер, за все вре­мя су­ще­ство­ва­ния ст. 250 УК пра­во­охра­ни­те­ля­ми Бе­ла­ру­си бы­ло вы­яв­ле­но чуть бо­лее ста фак­тов осу­ществ­ле­ния де­я­тель­но­сти, свя­зан­ной с рас­про­стра­не­ни­ем лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах [6, c. 454].

Так, за рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах (ч. 1 ст. 250 УК) бы­ла осуж­де­на граж­дан­ка Е. Со­глас­но ма­те­ри­а­лам уго­лов­но­го де­ла Е. по­пы­та­лась рас­про­стра­нить че­рез круп­ные сто­лич­ные ма­га­зи­ны по­чти 800 пар спор­тив­ной обу­ви Adidas, не про­шед­шей сер­ти­фи­ка­цию в уста­нов­лен­ном по­ряд­ке. Не имея средств для про­хож­де­ния сер­ти­фи­ка­ции, Е. ку­пи­ла клей­кую бу­ма­гу, с по­мо­щью ко­то­рой из­го­то­ви­ла сти­ке­ры. На них бы­ла раз­ме­ще­на ин­фор­ма­ция о про­дук­ции

и сер­ти­фи­ка­те со­от­вет­ствия, ко­то­рый, как вы­яс­ни­лось впо­след­ствии, вы­да­вал­ся пред­при­ни­ма­тель­ни­це на дру­гую обувь. Обувь бы­ла кон­фис­ко­ва­на в до­ход го­су­дар­ства. Ин­те­рес­но, что по­сле про­хож­де­ния про­це­ду­ры сер­ти­фи­ка­ции эти же бо­тин­ки и крос­сов­ки, ин­фор­ма­ция о ко­то­рых еще недав­но «вво­ди­ла по­ку­па­те­лей в за­блуж­де­ние», бы­ла ре­а­ли­зо­ва­на по­тре­би­те­лям.

Тем не ме­нее, как нам пред­став­ля­ет­ся, нор­ма, уста­нов­лен­ная в ст. 250 УК, есть част­ный слу­чай мо­шен­ни­че­ства (ст. 209 УК), од­на­ко, в от­ли­чие от по­след­не­го со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, за­ко­но­да­тель не увя­зал рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах, ра­бо­тах и услу­гах с по­след­стви­ем (при­чи­не­ни­ем ущер­ба ли­бо из­вле­че­ни­ем иму­ще­ствен­ной вы­го­ды). На­при­мер, вы­ра­же­ние «по­ку­пай­те пре­па­рат «Т» и вы по­ху­де­е­те за ме­сяц» мож­но рас­це­нить по-раз­но­му. Дей­стви­тель­но, кто-то мо­жет по­ве­рить та­кой ре­кла­ме, но это­го мо­жет и не про­изой­ти. Но как это до­ка­зать (вполне мо­жет ока­зать­ся, что все до­ка­за­тель­ства бу­дут ос­но­ва­ны лишь на од­ном за­яв­ле­нии по­тер­пев­ше­го)? Не бу­дем за­бы­вать о том, что лю­бой об­ман пред­по­ла­га­ет со­об­ще­ние за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции, од­на­ко в слу­чае с мо­шен­ни­че­ством та­кой об­ман все­гда в по­сле­ду­ю­щем свя­зан с ущер­бом соб­ствен­ни­ка. По­лу­ча­ет­ся, что ст. 250 УК уста­нав­ли­ва­ет от­вет­ствен­ность лишь за са­мо пре­ступ­ное со­сто­я­ние, ко­то­рое ни­как не свя­за­но с ка­ки­ми-ли­бо по­след­стви­я­ми.

Пре­ступ­ное же со­сто­я­ние пред­по­ла­га­ет спо­соб­ность или го­тов­ность ли­ца со­вер­шить пре­ступ­ле­ние, что не мо­жет слу­жить ос­но­ва­ни­ем для уго­лов­но-пра­во­во­го воз­дей­ствия. На де­ле по­лу­ча­ет­ся так, что ст. 250 УК уста­нав­ли­ва­ет от­вет­ствен­ность за ги­по­те­ти­че­скую воз­мож­ность на­ступ­ле­ния пре­ступ­ных по­след­ствий в бу­ду­щем. Од­на­ко кри­ми­на­ли­за­ция де­я­ний, не при­чи­ня­ю­щих, но со­зда­ю­щих воз­мож­ность его при­чи­не­ния, име­ет ме­сто лишь при охране осо­бо цен­ных объ­ек­тов, в про­тив­ном слу­чае та­кая от­вет­ствен­ность ма­ло­эф­фек­тив­на, что и под­твер­жда­ет прак­ти­ка при­ме­не­ния ст. 250 УК. Ибо по су­ти сво­ей рас­про­стра­не­ние лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах и услу­гах есть при­го­то­ви­тель­ный спо­соб со­вер­ше­ния мо­шен­ни­че­ско­го дей­ствия.

Та­ким об­ра­зом, в си­ту­а­ции, ко­гда с та­ко­го ро­да об­ма­ном (рас­про­стра­не­ни­ем за­ве­до­мо лож­ной ин­фор­ма­ции о то­ва­рах, ра­бо­тах, услу­гах) мы стал­ки­ва­ем­ся каж­дый день, а ко­ли­че­ство лиц, при­вле­ка­е­мых к от­вет­ствен­но­сти по ст. 250 УК, крайне неве­ли­ко, неволь­но воз­ни­ка­ет во­прос об эф­фек­тив­но­сти дан­ной нор­мы и смыс­ле ее су­ще­ство­ва­ния. Мож­но ска­зать, что се­год­ня прак­ти­че­ски ни­кто не счи­та­ет рас­смат­ри­ва­е­мые в на­сто­я­щей ста­тье дей­ствия пре­ступ­ле­ни­ем, так как мы име­ем де­ло не с уго­лов­но на­ка­зу­е­мым об­ма­ном, а с некой ло­жью (неправ­дой), ма­ни­пу­ли­ро­ва­ни­ем ин­фор­ма­ци­ей. На­при­мер, ес­ли про­да­вец за­зы­ва­ет про­хо­жих ку­пить го­ря­чие че­бу­ре­ки, хо­тя они дав­но осты­ли, то в та­ком де­я­нии фор­маль­но мож­но усмот­реть при­зна­ки ст. 250 УК. На­вер­ня­ка, каж­дый

Ва­дим ХИЛЮТА, кан­ди­дат юри­ди­че­ских на­ук, до­цент, док­то­рант На­уч­но-прак­ти­че­ско­го цен­тра про­блем укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.