НА­СЛЕД­СТВЕН­НОЕ ПРА­ВО

Yustitsiya Belarusi - - СОДЕРЖАНИЕ - Ян ФУНК

О воз­мож­но­сти пе­ре­да­чи по на­след­ству прав учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия

В пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ке Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь в по­след­нее вре­мя воз­ни­ка­ют про­бле­мы, свя­зан­ные с судь­бой уни­тар­но­го пред­при­я­тия и его иму­ще­ства ли­бо в си­ту­а­ции раз­де­ла иму­ще­ства, на­хо­дя­ще­го­ся в сов­мест­ной соб­ствен­но­сти су­пру­гов, ли­бо в свя­зи с пе­ре­хо­дом пра­ва соб­ствен­но­сти на иму­ще­ство уни­тар­но­го пред­при­я­тия в по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния к двум и бо­лее ли­цам.

Ука­зан­ные про­бле­мы воз­ни­ка­ют в свя­зи с тем, что в за­ко­но­да­тель­стве Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь при­ме­ни­тель­но к обе­им си­ту­а­ци­ям от­сут­ству­ет точ­ная пра­во­вая ре­гла­мен­та­ция (в от­ли­чие, на­при­мер, от раз­де­ла до­ли в устав­ном фон­де ООО (ОДО) меж­ду су­пру­га­ми или пе­ре­хо­да по на­след­ству ука­зан­но­го объ­ек­та граж­дан­ских прав).

Прав­да, нель­зя не от­ме­тить, что и за­ко­но­да­тель­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние по­след­них при­ве­ден­ных на­ми от­но­ше­ний недо­ста­точ­но пол­но и в опре­де­лен­ной сте­пе­ни кон­фликт­но. Од­на­ко уже сам факт на­ли­чия опре­де­лен­ной за­ко­но­да­тель­ной ре­гла­мен­та­ции поз­во­ля­ет ре­шать боль­шин­ство во­про­сов, свя­зан­ных с раз­де­лом до­ли в устав­ном фон­де ООО (ОДО) меж­ду су­пру­га­ми и на­сле­до­ва­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щей до­ли.

От­сут­ствие же за­ко­но­да­тель­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния ин­те­ре­су­ю­щих нас от­но­ше­ний не поз­во­ля­ет над­ле­жа­щим об­ра­зом за­щи­тить иму­ще­ствен­ные пра­ва и ин­те­ре­сы как учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия, так и его су­пру­га (су­пру­ги) и на­след­ни­ков.

В слу­чае смер­ти соб­ствен­ни­ка иму­ще­ства уни­тар­но­го пред­при­я­тия при на­ли­чии у него несколь­ких на­след­ни­ков од­ной и той же оче­ре­ди, а так­же пе­ре­жив­ше­го су­пру­га неиз­беж­но воз­ни­ка­ет про­бле­ма, как осу­ще­ствить пе­ре­ход пра­ва соб­ствен­но­сти на иму­ще­ство уни­тар­но­го пред­при­я­тия к ука­зан­ным ли­цам. По­след­нее свя­за­но с тем, что в свя­зи со смер­тью соб­ствен­ни­ка иму­ще­ства уни­тар­но­го пред­при­я­тия на­блю­да­ет­ся пре­кра­ще­ние пра­ва соб­ствен­но­сти од­но­го ли­ца, но, как мы ука­за­ли ра­нее, за­ко­но­да­тель точ­но не опи­сал (точ­но не уре­гу­ли­ро­вал), как осу­ществ­ля­ет­ся при­об­ре­те­ние пра­ва соб­ствен­но­сти ины­ми ли­ца­ми.

При этом, без­услов­но, при­ме­ни­тель­но к рас­смат­ри­ва­е­мым от­но­ше­ни­ям мы долж­ны кон­ста­ти­ро­вать, что в си­лу п. 1 ст. 1031 Граж­дан­ско­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – ГК) иму­ще­ство умер­ше­го, а раз так, то и иму­ще­ство уни­тар­но­го пред­при­я­тия, име­ну­е­мое на­след­ством

(или на­след­ствен­ным иму­ще­ством), долж­но пе­ре­хо­дить к дру­гим ли­цам в неиз­мен­ном ви­де. Кро­ме то­го, в си­лу п. 2 ст. 1031 ГК пра­во на­сле­до­ва­ния га­ран­ти­ру­ет­ся.

Бе­ло­рус­ский за­ко­но­да­тель, по­ни­мая раз­ный ре­жим иму­ще­ства и нераз­рыв­ную связь опре­де­лен­ных прав и обя­зан­но­стей с лич­но­стью на­сле­до­да­те­ля, в со­от­вет­ствии с п.п. 1 и 2 ст. 1033 ГК ука­зы­ва­ет, что в со­став на­след­ства вхо­дят все пра­ва и обя­зан­но­сти, при­над­ле­жав­шие на­сле­до­да­те­лю на мо­мент от­кры­тия на­след­ства, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рых не пре­кра­ща­ет­ся с его смер­тью; но пра­ва и обя­зан­но­сти, нераз­рыв­но свя­зан­ные с лич­но­стью на­сле­до­да­те­ля, в со­став на­след­ствен­но­го иму­ще­ства не вклю­ча­ют­ся.

При этом за­ко­но­да­тель при­во­дит пе­ре­чень ука­зан­ных по­след­ни­ми прав, и в этом пе­речне в подп. 1 п. 2 ст. 1033 ГК ука­зы­ва­ет пра­ва член­ства (уча­стия) в ком­мер­че­ских и дру­гих ор­га­ни­за­ци­ях, яв­ля­ю­щих­ся юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми. Прав­да, он (за­ко­но­да­тель) уста­нав­ли­ва­ет изъ­я­тие из ука­зан­но­го пра­ви­ла и преду­смат­ри­ва­ет, что пра­во член­ства (уча­стия) в юри­ди­че­ских ли­цах мо­жет пе­ре­хо­дить по на­след­ству, ес­ли это уста­нов­ле­но за­ко­но­да­тель­ством или учре­ди­тель­ны­ми до­ку­мен­та­ми.

В свя­зи с из­ло­жен­ным в преды­ду­щем аб­за­це воз­ни­ка­ет во­прос: пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия от­но­сят­ся к пра­вам член­ства (уча­стия) в ком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях, нераз­рыв­но свя­зан­ных с лич­но­стью на­сле­до­да­те­ля и не вхо­дя­щих в свя­зи с этим в со­став на­след­ствен­но­го иму­ще­ства, или нет?

От­ве­чая на по­став­лен­ный во­прос, от­ме­ча­ем сле­ду­ю­щее:

1) пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия на­пря­мую не вы­де­ле­ны в ГК в ка­че­стве осо­бо­го объ­ек­та пра­ва. Од­на­ко нам пред­став­ля­ет­ся, что пра­ва соб­ствен­ни­ка иму­ще­ства уни­тар­но­го пред­при­я­тия, от­ра­жен­ные в п. 6 ст. 113 ГК, и яв­ля­ют­ся пра­ва­ми учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия. Ины­ми сло­ва­ми, та­кой объ­ект граж­дан­ских прав су­ще­ству­ет. Сре­ди пе­реч­ня ука­зан­ных прав мы ви­дим пра­ва по при­ня­тию ре­ше­ния по со­зда­нию уни­тар­но­го пред­при­я­тия, утвер­жде­нию уста­ва уни­тар­но­го пред­при­я­тия, опре­де­ле­нию це­лей его де­я­тель­но­сти, да­че по­смен­но­го со­гла­сия на уча­стие уни­тар­но­го пред­при­я­тия в ком­мер­че­ских и неком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях, фор­ми­ро­ва­нию устав­но­го фон­да уни­тар­но­го пред­при­я­тия, на­зна­че­нию на долж­ность ру­ко­во­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия, при­ня­тию ре­ше­ния об изъ­я­тии иму­ще­ства уни­тар­но­го пред­при­я­тия, осу­ществ­ле­нию кон­тро­ля за дей­стви­я­ми уни­тар­но­го пред­при­я­тия, да­че пись­мен­но­го со­гла­сия на со­зда­ние, ре­ор­га­ни­за­цию и лик­ви­да­цию до­чер­них пред­при­я­тий, со­зда­ние и лик­ви­да­цию пред­ста­ви­тельств и фи­ли­а­лов, при­ня­тию ре­ше­ния о ре­ор­га­ни­за­ции и лик­ви­да­ции уни­тар­но­го пред­при­я­тия и так да­лее. Та­ким об­ра­зом, мы кон­ста­ти­ру­ем, что, несмот­ря на ука­зан­ное вы­ше об­сто­я­тель­ство, пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия «мож­но вы­де­лить и обосо­бить»;

2) пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия при оцен­ке их пра­вой при­ро­ды от­но­сят­ся к пра­вам, у ко­то­рых нет непо­сред­ствен­ной свя­зи с лич­но­стью об­ла­да­те­ля та­ки­ми пра­ва­ми. Ины­ми сло­ва­ми, с точ­ки зре­ния при­ро­ды от­но­ше­ний ука­зан­ные пра­ва мог­ли бы от­чуж­дать­ся и при­об­ре­тать­ся без ка­ких-ли­бо огра­ни­че­ний.

Од­на­ко необ­хо­ди­мо кон­ста­ти­ро­вать, что в пра­во­вой си­сте­ме Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия са­ми по се­бе (как та­ко­вые) не от­чуж­да­ют­ся. Вме­сто это­го бе­ло­рус­ский за­ко­но­да­тель пред­ло­жил пра­во сле­до­ва­ния та­ких прав за судь­бой иму­ще­ства (пред­при­я­тия как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са) уни­тар­но­го пред­при­я­тия, а имен­но, в си­лу ст. 281 ГК при пе­ре­хо­де пра­ва соб­ствен­но­сти на пред­при­я­тие как иму­ще­ствен­ный ком­плекс к дру­го­му соб­ствен­ни­ку та­кое пред­при­я­тие со­хра­ня­ет пра­во хо­зяй­ствен­но­го ве­де­ния на при­над­ле­жа­щее ему иму­ще­ство. Ины­ми сло­ва­ми, ли­цо, при­об­ре­та­ю­щее пред­при­я­тие как иму­ще­ствен­ный ком­плекс уни­тар­но­го пред­при­я­тия, «по­лу­ча­ет в на­груз­ку» (до­пол­ни­тель­но) пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия, во вла­де­нии, поль­зо­ва­нии и рас­по­ря­же­нии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся от­чуж­ден­ное пред­при­я­тие как иму­ще­ствен­ный ком­плекс. При этом, прав­да, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что в си­лу ст. 132 ГК пред­при­я­ти­ем как объ­ек­том прав при­зна­ет­ся иму­ще­ствен­ный ком­плекс, ис­поль­зу­е­мый для осу­ществ­ле­ния пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти. При­чем в со­став та­ко­го пред­при­я­тия (как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са) вхо­дят все ви­ды иму­ще­ства, пред­на­зна­чен­ные для осу­ществ­ле­ния его де­я­тель­но­сти, вклю­чая зе­мель­ные участ­ки, зда­ния, со­ору­же­ния, обо­ру­до­ва­ние, ин­вен­тарь, сы­рье, пра­ва тре­бо­ва­ния и иные пра­ва, в част­но­сти, пра­ва на обо­зна­че­ние и дру­гие ис­клю­чи­тель­ные пра­ва, а так­же дол­ги.

В свя­зи с ука­зан­ным необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что в си­лу п. 1 ст. 130 ГК пред­при­я­тие в це­лом как иму­ще­ствен­ный ком­плекс при­рав­ни­ва­ет­ся к недви­жи­мым ве­щам; а раз так, то в со­от­вет­ствии со ст. 131 ГК под­ле­жит го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции как недви­жи­мое иму­ще­ство. И дей­стви­тель­но, в бе­ло­рус­ском пра­ве пред­при­я­тие как объ­ект пра­ва ре­ги­стри­ру­ет­ся в со­от­вет­ствии с За­ко­ном Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 22 июля 2002 го­да «О го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции недви­жи­мо­го иму­ще­ства, прав на него и сде­лок с ним». При­чем для над­ле­жа­щей ре­ги­стра­ции пред­при­я­тий как объ­ек­тов недви­жи­мо­сти Со­вет Ми­ни­стров Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь 1 июня 2004 го­да при­нял по­ста­нов­ле­ние №650 «Об утвер­жде­нии По­ло­же­ния о по­ряд­ке со­вер­ше­ния ре­ги­стра­ци­он­ных дей­ствий в от­но­ше­нии пред­при­я­тия как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са» (да­лее – по­ста­нов­ле­ние №650). В си­лу по­ста­нов­ле­ния №650 го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции под­ле­жат со­зда­ние, из­ме­не­ние, пре­кра­ще­ние су­ще­ство­ва­ния пред­при­я­тия, воз­ник­но­ве­ние, пе­ре­ход, пре­кра­ще­ние прав, огра­ни­че­ние (обре­ме­не­ние) прав на него и сде­лок с ним.

При этом в си­лу по­ста­нов­ле­ния №650 государственная регистрация со­зда­ния пред­при­я­тия яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ной лишь в преду­смот­рен­ных за­ко­но­да­тель­ством слу­ча­ях до со­вер­ше­ния сде­лок с пред­при­я­ти­ем. Та­ким об­ра­зом, бе­ло­рус­ское за­ко­но­да­тель­ство не тре­бу­ет обя­за­тель­ной го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции пред­при­я­тия (как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са) уни­тар­но­го пред­при­я­тия (как объ­ек­та пра­ва), в от­ли­чие от обя­за­тель­ной го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции уни­тар­но­го пред­при­я­тия (как субъ­ек­та пра­ва). В свя­зи с ука­зан­ным в пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ке на тер­ри­то­рии Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь пред­при­я­тия как объ­ек­ты пра­ва ре­ги­стри­ру­ют­ся лишь в слу­ча­ях, ес­ли необ­хо­ди­мо со­вер­шить сдел­ку по от­чуж­де­нию пред­при­я­тия с пе­ре­да­чей од­но­вре­мен­но при­об­ре­та­те­лю пред­при­я­тия и прав учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия (на­при­мер, со­вер­ше­ние до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи

или ме­ны пред­при­я­тия и так да­лее) или ко­гда необ­хо­ди­мо обес­пе­чить ис­пол­не­ние ка­ко­го-ли­бо обя­за­тель­ства, преж­де все­го, за­ем­но­го (кре­дит­но­го) обя­за­тель­ства пу­тем предо­став­ле­ния за­ло­га пред­при­я­тия.

Ука­зан­ное об­сто­я­тель­ство при­ве­ло к то­му, что регистрация пред­при­я­тий как объ­ек­тов пра­ва в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь крайне ма­ла. В этой свя­зи, несмот­ря на вы­де­ле­ние на­ми прав учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия и на­ли­чия в бе­ло­рус­ском за­ко­но­да­тель­стве ме­ха­низ­ма от­чуж­де­ния пред­при­я­тия как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са с пра­вом сле­до­ва­ния прав учре­ди­те­ля к при­об­ре­та­те­лю пред­при­я­тия как объ­ек­та пра­ва, при­ме­ни­тель­но к рас­смат­ри­ва­е­мым от­но­ше­ни­ям мы долж­ны кон­ста­ти­ро­вать, что пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия не долж­ны вхо­дить в со­став на­след­ствен­но­го иму­ще­ства, так как со­вер­шить «ка­кие-ли­бо дей­ствия» по обособ­лен­ной пе­ре­да­че та­ких прав невоз­мож­но. А пе­ре­дать та­кие пра­ва «вме­сте с пе­ре­да­чей» пред­при­я­тия как объ­ек­та пра­ва при пра­во­при­ме­не­нии «так­же не по­лу­ча­ет­ся», так как, как мы по­ка­за­ли вы­ше, в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь прак­ти­че­ски не ре­ги­стри­ру­ют­ся пред­при­я­тия как иму­ще­ствен­ные ком­плек­сы;

3) мы счи­та­ем, что да­же в слу­чае ре­ги­стра­ции пред­при­я­тия как иму­ще­ствен­но­го ком­плек­са и вхож­де­ния пред­при­я­тия в це­лом в со­став на­след­ствен­но­го иму­ще­ства, при на­ли­чии несколь­ких на­след­ни­ков пе­ре­дать та­ким на­след­ни­кам пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия не по­лу­чит­ся, так как у уни­тар­но­го пред­при­я­тия не мо­жет быть несколь­ко учре­ди­те­лей;

4) воз­вра­ща­ясь к по­ло­же­ни­ям подп. 1 п. 2 ст. 1033 ГК, нель­зя не от­ме­тить, что пра­во уч­ре- ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия все-та­ки на­пря­мую (при бук­валь­ном тол­ко­ва­нии) не от­но­сит­ся к пра­вам член­ства (уча­стия) в ком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях, так как са­мо на­име­но­ва­ние ука­зан­ных прав сви­де­тель­ству­ет о том, что речь идет о пра­вах уча­стия в кор­по­ра­ци­ях, то есть ор­га­ни­за­ци­ях, преду­смат­ри­ва­ю­щих на­ли­чие член­ства. Пра­ва же учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия – это пра­ва, свя­зан­ные с вы­де­лен­ным иму­ще­ством, а не с объ­еди­не­ни­ем иму­ще­ства. То есть уни­тар­ное пред­при­я­тие – это не кор­по­ра­ция, а еди­ное (уни­тар­ное) юри­ди­че­ское ли­цо;

5) несмот­ря на ука­зан­ное в преды­ду­щем аб­за­це (от­сут­ствие пря­мо­го изъ­я­тия прав учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия из иму­ще­ствен­ных прав, ко­то­рые мо­гут вхо­дить в со­став на­след­ствен­но­го иму­ще­ства), мы долж­ны кон­ста­ти­ро­вать, что, на­ря­ду с ука­зан­ны­ми вы­ше при­чи­на­ми, в на­след­ствен­ное иму­ще­ство не вхо­дят пра­ва учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия еще и в си­лу то­го, что в со­от­вет­ствии с п. 9 ст. 113 ГК на­ци­о­наль­ный за­ко­но­да­тель «точ­но опре­де­лил» по­ря­док на­сле­до­ва­ния в ин­те­ре­су­ю­щей нас си­ту­а­ции, и этот по­ря­док свя­зан ис­клю­чи­тель­но с пе­ре­хо­дом пра­ва соб­ствен­но­сти на иму­ще­ство уни­тар­но­го пред­при­я­тия в свя­зи с на­сле­до­ва­ни­ем. Тем са­мым за­ко­но­да­тель ука­зал, что он не рас­смат­ри­ва­ет ка­кое-то от­дель­ное пра­во учре­ди­те­ля уни­тар­но­го пред­при­я­тия в рам­ках про­це­ду­ры на­сле­до­ва­ния.

Ис­хо­дя из ука­зан­но­го вы­ше, мы де­ла­ем вы­вод, что в слу­чае смер­ти соб­ствен­ни­ка иму­ще­ства уни­тар­но­го пред­при­я­тия в со­став на­след­ства вхо­дит имен­но иму­ще­ство уни­тар­но­го пред­при­я­тия. Его судь­бу и необ­хо­ди­мо опре­де­лять.

Ян ФУНК, док­тор юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­сор, пред­се­да­тель Меж­ду­на­род­но­го ар­бит­раж­но­го су­да при Бе­ло­рус­ской тор­го­во-про­мыш­лен­ной па­ла­те

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.