Бы­ло ва­ше, ста­ло на­ше

Пад­че­ри­ца хо­чет вы­се­лить от­чи­ма на ста­ро­сти лет из квар­ти­ры, хо­тя он от­дал ей всю свою недви­жи­мость

MK Estonia - - МИНИСТЕРСТВО ПРАВДЫ - Ок­СА­НА АВдЕЕВА

Мно­го лет на­зад Ру­дольф Ива­но­вич Ко­со­ла­пов (80) же­нил­ся на жен­щине с тре­мя до­черь­ми. Вос­пи­ты­вал де­во­чек как сво­их. Ко­гда они под­рос­ли и млад­шая за­хо­те­ла недви­жи­мость в но­вом до­ме, она по­про­си­ла про­дать те две квар­ти­ры, ко­то­рые бы­ли у су­пру­гов, день­ги от­дать ей, а са­мим пе­ре­брать­ся в ее квар­ти­ру. Ру­дольф Ива­но­вич с же­ной ре­ши­ли, что мо­ло­дым на­до по­мо­гать, и со­гла­си­лись. Но так как свою квар­ти­ру дочь на них не пе­ре­пи­са­ла, то те­перь по­жи­ло­го че­ло­ве­ка мо­гут вы­ки­нуть на ули­цу.

«Это бы­ло в 2003 го­ду, – рас­ска­зы­ва­ет пен­си­о­нер. – Ва­ля при­шла к нам и ска­за­ла: так и так, мы – она с ее но­вым му­жем – хо­тим ку­пить квар­ти­ру в но­вом до­ме, на Коль­де. Мо­же­те нам по­мочь? У нее бы­ла двух­ком­нат­ная квар­ти­ра на Сы­ле, а у ме­ня – квар­ти­ра в Кий­за, до­став­ша­я­ся в на­след­ство, плюс мы с су­пру­гой жи­ли на Пи­тер­ском шос­се. И она пред­ло­жи­ла квар­ти­ры в Кий­за и на Пи­тер­ском шос­се про­дать, день­ги от­дать ей, а са­мим пе­ре­ехать в ее квар­ти­ру на Сы­ле».

По­ду­мав, Ру­дольф Ива­но­вич с же­ной со­гла­си­лись. Доч­ка обе­ща­ла пе­ре­офор­мить квар­ти­ру на Сы­ле на них. Но… что-то пошло не так.

Обе­щан­но­го 15 лет ждут

«Мы пе­ре­еха­ли, день­ги от­да­ли им, но так как тот дом еще стро­ил­ся, то они жи­ли тут же, на Сы­ле, – рас­ска­зы­ва­ет Ру­дольф Ива­но­вич. – Мы в ма­лень­кой ком­на­те, они в боль­шой. Мы все по­ни­ма­ли, мо­ло­дая се­мья, тя­же­лое по­ло­же­ние. Са­ми пла­ти­ли за квар­ти­ру, по­ку­па­ли еду, го­то­ви­ли. Так про­дол­жа­лось го­да пол­то­ра».

По­том мо­ло­дые съе­ха­ли. И, го­во­рит Ру­дольф Ива­но­вич, несколь­ко раз они с же­ной пред­ла­га­ли млад­шей доч­ке, Ва­лен­тине, ко­то­рой и от­да­ли день­ги за свои две квар­ти­ры, пе­ре­пи­сать все же недви­жи­мость на Сы­ле на них.

«Но она все обе­ща­ла и обе­ща­ла это сде­лать, од­на­ко не де­ла­ла, – взды­ха­ет пен­си­о­нер. – В ка­кой-то мо­мент мы с же­ной да­же ска­за­ли: «Ва­ля, отдай нам те день­ги, ко­то­рые ты взя­ла с про­да­жи на­ших квар­тир, и мы уедем в Рос­сию». Но и день­ги она не от­да­ла».

Ру­дольф Ива­но­вич вспо­ми­на­ет, что его же­на по­ня­ла, что де­ло – швах, и в один день до­ста­ла пап­ку с до­ку­мен­та­ми и про­тя­ну­ла ему.

«Ска­за­ла: «Ру­дик, это твоя за­щи­та!» – вспо­ми­на­ет пен­си­о­нер. – Это бы­ло неза­дол­го до ее смер­ти».

Что там бы­ло в этих до­ку­мен­тах – Ру­дольф Ива­но­вич не зна­ет. Эстон­ским он не вла­де­ет. Да и не чи­тал осо­бо. Го­во­рит, что все вре­мя ра­бо­тал, а по­сле ра­бо­ты – хал­ту­рил. Ко­гда же­на ста­ла со­всем пло­ха – уха­жи­вал за ней.

«Ва­лен­ти­на по­сле то­го, как мы по­про­си­ли у нее свои же день­ги, от­да­ли­лась, – рас­ска­зы­ва­ет он. – Ко­гда мать ле­жа­ла при смер­ти, да­же не по­яв­ля­лась. От­но­ше­ния бы­ли очень на­тя­ну­тые. В ито­ге по­мо­га­ли лю­ди, ко­то­рые нам да­же не кров­ные род­ствен­ни­ки».

Ма­рия Яко­влев­на три го­да на­зад умер­ла. Ру­дольф Ива­но­вич остал­ся один. Го­во­рит, что ему слож­но – но­ги по­чти не хо­дят, один глаз не ви­дит. Но до­че­ри же­ны, ко­то­рых он вос­пи­ты­вал как сво­их и ко­то­рым они вся­че­ски по­мо­га­ли, им да­же не ин­те­ре­су­ют­ся. По­мо­га­ет ему с про­дук­та­ми и убор­кой быв­ший зять – пер­вый муж до­че­ри, Лео­нид, с ко­то­рой они дав­но уже раз­ве­лись.

«И ко­гда су­пру­ге бы­ло пло­хо, то­же по­мо­гал он, а не доч­ки, – взды­ха­ет Ру­дольф Ива­но­вич. – От­вез­ти, при­вез­ти и так да­лее».

«Вас тут не сто­я­ло»

Так про­дол­жа­лось несколь­ко лет. По­ка в на- ча­ле фев­ра­ля на пороге вне­зап­но не по­яви­лась жен­щи­на.

«Это бы­ла Ва­ля, у нее бы­ли клю­чи от квар­ти­ры, – рас­ска­зы­ва­ет Ру­дольф Ива­но­вич. – За­шла с ка­кой-то дру­гой жен­щи­ной. Хо­дят вез­де, смот­рят, фо­то­гра­фи­ру­ют. Они мол­чат, и я мол- чу. По­том так же мол­ча ушли».

Ко­гда он о ви­зи­те рас­ска­зал Лео­ни­ду, тот быст­ро по­нял, что к че­му. Его по­дру­га Алек­сандра ста­ла про­смат­ри­вать сай­ты недви­жи­мо­сти – и дей­стви­тель­но, бук­валь­но на сле­ду­ю­щий же день по­яви­лось объ­яв­ле­ние о про­да­же двух­ком­нат­ной квар­ти­ры на Сы­ле, 37.

«Я по­зво­ни­ла ма­кле­ру и спра­ши­ваю: «Вот вы про­фес­си­о­наль­ный ма­клер, я ви­де­ла ва­ши сер­ти­фи­ка­ты в ин­тер­не­те. Ну не­уже­ли, ко­гда вы за­шли в квар­ти­ру и уви­де­ли, что там на­хо­дит­ся по­жи­лой че­ло­век, у вас не воз­ник­ло во­про­сов к хо­зяй­ке?» – рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандра. – Та от­ве­ча­ет: «Я по­смот­ре­ла в Кре­пост­ной кни­ге, хо­зяй­ка толь­ко од­на, Ва­лен­ти­на Бе­дер­ки­на. Как она ре­ша­ет по­сту­пить, так я и долж­на де­лать».

В стра­хе, что квар­ти­ру про­да­дут, а Ру­доль­фа Ива­но­ви­ча на ста­ро­сти лет вы­ки­нут на ули­цу, Алек­сандра и Лео­нид по­еха­ли в упра­ву Пы­хья-Тал­лин­на в Ре­гистр на­ро­до­на­се­ле­ния, что­бы узнать, про­пи­сан ли во­об­ще пен­си­о­нер по дан­но­му ад­ре­су и ка­кие у него в этой си­ту­а­ции есть пра­ва.

«Мы толь­ко за­шли и спро­си­ли, вы­яс­ни­лось, что он про­пи­сан, как за­хо­дит жен­щи­на, – рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандра. – Я-то ее в гла­за ни­ко­гда не ви­де­ла, а Ле­ня мне и го­во­рит: «Это Бе­дер­ки­на». И с по­ро­га она за­яв­ля­ет: «Я хо­чу вы­пи­сать та­ко­го-то и та­ко­го-то с та­ко­го-то ад­ре­са». Чи­нов­ник спра­ши­ва­ет у нее: «Он там жи­вет?» – «Да». – «То­гда толь­ко че­рез суд».

По­сле упра­вы Лео­нид с Алек­сан­дрой по­еха­ли в по­ли­цию, что­бы по­дать за­яв­ле­ние. Но им ска­за­ли, что за­яв­ле­ние дол­жен на­пи­сать имен­но Ру­дольф Ива­но­вич. И не бе­да, что он не хо­дит. В кон­це за­яв­ле­ния он дол­жен сво­ей ру­кой при­пи­сать, что до­ве­ря­ет от­не­сти и пе­ре­дать за­яв­ле­ние в по­ли­цию та­ко­му-то че­ло­ве­ку.

«Са­мое пе­чаль­ное, – го­во­рит Лео­нид, – что по­чти все до­ку­мен­ты о сдел­ках куп­ли-про­да­жи про­па­ли. А клю­чи от квар­ти­ры бы­ли толь­ко у Ва­лен­ти­ны. Что там бы­ло в той пап­ке, ко­то­рую ему да­ла пе­ред смер­тью су­пру­га, неиз­вест­но. Мы со­би­ра­ем­ся пой­ти к но­та­ри­усу, что­бы вос­ста­но­вить до­ку­мен­ты. Мо­жет, там есть ка­кой-то пункт, ка­са­ю­щий­ся дан­ной квар­ти­ры или их уст­ной до­го­во­рен­но­сти и обе­ща­ния офор­мить квар­ти­ру на Сы­ле на них».

Ли­бо ко­мис­сия, ли­бо суд

«МК-Эсто­ния» свя­за­лась с Ва­лен­ти­ной, что­бы узнать, по­че­му она ре­ши­ла так по­сту­пить. Но жен­щи­на от­ве­ти­ла, что она не со­би­ра­ет­ся ни­че­го ком­мен­ти­ро­вать, и это их лич­ная жизнь.

Юрист Да­нил Ли­па­тов из Progressor Õigusbüroo от­ме­ча­ет, что да­же ес­ли но­та­ри­аль­но за­ве­рен­ные до­ку­мен­ты про­па­ли, мож­но пой­ти в бю­ро к лю­бо­му но­та­ри­усу, у него есть до­ступ к ре­ги­стру всех но­та­ри­аль­ных сде­лок, и там эти до­ку­мен­ты вос­ста­но­вить.

«К со­жа­ле­нию, да, по­мочь в этой си­ту­а­ции муж­чине слож­но, не имея на ру­ках ни­ка­ких до­ку­мен­тов, – го­во­рит юрист. – Без ре­ше­ния су­да вы­се­лить его из квар­ти­ры, ко­то­рая – его един­ствен­ное ме­сто жи­тель­ства, за­кон­ным спо­со­бом невоз­мож­но, но ре­ше­ние су­да в дан­ном слу­чае по­лу­чить, ду­маю, бу­дет неслож­но».

В упра­ве Пы­хья-Тал­линн на­шей га­зе­те ска­за­ли, что они в кур­се си­ту­а­ции.

«Но иму­ще­ствен­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду част­ны­ми ли­ца­ми не вхо­дят в ком­пе­тен­цию рай­он­ной упра­вы, – го­во­рит пресс-сек­ре­тарь Мак­сим Ро­галь­ский. – В слу­чае нераз­ре­ши­мых раз­но­гла­сий со­ве­ту­ем об­ра­щать­ся в по­ли­цию или в суд. При воз­ник­но­ве­нии спо­ров, свя­зан­ных с арен­дой жи­лья, мож­но так­же об­ра­щать­ся в Ко­мис­сию по ре­ше­нию аренд­ных спо­ров (Üürivaidluskomisjon)».

Он до­бав­ля­ет, что ес­ли че­ло­ве­ку негде жить, то все­гда име­ет смысл об­ра­тить­ся в от­дел соц­обес­пе­че­ния по ме­сту жи­тель­ства. Соц­ра­бот­ни­ки оце­нят си­ту­а­цию, предо­ста­вят ин­фор­ма­цию и пред­при­мут все необ­хо­ди­мые ша­ги. Так­же есть воз­мож­ность встать в оче­редь на му­ни­ци­паль­ное жи­лье. Для это­го необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся в рай­он­ную упра­ву.

«Жи­лья, ко­неч­но, ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет, и осво­бож­да­ет­ся оно неча­сто, но шанс по­лу­чить му­ни­ци­паль­ную жил­пло­щадь все же есть, – до­бав­ля­ет Ро­галь­ский. – Кста­ти, стро­и­тель­ство оче­ред­но­го му­ни­ци­паль­но­го до­ма пла­ни­ру­ет­ся имен­но в Пы­хья-Тал­линне – на ули­це Ма­ле­ва».

Что ка­са­ет­ся кон­крет­но­го слу­чая, то Ро­галь­ский от­ме­ча­ет, что вла­де­лец жи­лья, без­услов­но, име­ет пра­во хо­да­тай­ство­вать пе­ред мест­ным са­мо­управ­ле­ни­ем об из­ме­не­нии ад­рес­ных дан­ных ли­ца, ко­то­рый за­ре­ги­стри­ро­ван в при­над­ле­жа­щем ему по­ме­ще­нии. Но хо­да­тай­ство бу­дет удо­вле­тво­ре­но лишь в том слу­чае, ес­ли че­ло­век: а) не име­ет пра­ва ис­поль­зо­вать дан­ную жил­пло­щадь в ка­че­стве ме­ста жи­тель­ства, б) ес­ли он фак­ти­че­ски там не жи­вет.

«Дан­но­му гос­по­ди­ну со­труд­ни­ки Ре­ги­стра на­ро­до­на­се­ле­ния объ­яс­ни­ли, что ес­ли вла­де­лец жи­лья по­даст хо­да­тай­ство о вы­пис­ке, то ему бу­дет вы­сла­но со­от­вет­ству­ю­щее уве­дом­ле­ние, и в те­че­ние ме­ся­ца он смо­жет пред­ста­вить за­яв­ле­ние вме­сте с до­ку­мен­та­ми, под­твер­жда­ю­щи­ми его пра­во ис­поль­зо­вать дан­ную жил­пло­щадь в ка­че­стве ме­ста жи­тель­ства, – по­яс­ня­ет Ро­галь­ский. – При этом хо­да­тай­ство о вы­пис­ке жиль­ца не рас­смат­ри­ва­ет­ся, по­ка идет раз­би­ра­тель­ство в Ко­мис­сии по ре­ше­нию аренд­ных спо­ров или в су­де. Ис­хо­дя из это­го, со­труд­ни­ки ре­ги­стра по­со­ве­то­ва­ли по­жи­ло­му муж­чине об­ра­тить­ся в вы­ше­на­зван­ную ко­мис­сию ли­бо в суд».

Фо­то: ин­на Мель­ни­ко­ва.

На ули­це На ста­ро­сти лет: Ру­дольф Ива­но­вич очень бо­ит­ся, что его вы­се­лят из квар­ти­ры, где он про­жил по­след­ние 15 лет, и ко­то­рую обе­ща­ли на него пе­ре­пи­сать, но не пе­ре­пи­са­ли.

Груп­па под­держ­Ки: Алек­сандра, по­дру­га Ру­доль­фа Ива­но­ви­ча, и быв­ший зять Лео­нид по­мо­га­ют пен­си­о­не­ру разо­брать­ся в си­ту­а­ции, в ко­то­рую он по­пал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.