Тре­щит по швам

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ - ИРИ­НА ПЕТ­РО­ВА

В цен­тре Тал­лин­на над под­зем­ным пе­ре­хо­дом ло­ма­ет­ся ас­фальт: нас­коль­ко без­опас­ны та­кие со­ору­же­ния?

Снег по­сте­пен­но схо­дит, и про­блем­ные ме­ста на до­ро­гах все боль­ше бро­са­ют­ся в гла­за. Вот и тре­щи­на по­пе­рек до­ро­ги в цен­тре сто­ли­цы не оста­лась неза­ме­чен­ной жи­те­ля­ми го­ро­да. Все бы ни­че­го, но до­ро­га про­хо­дит над под­зем­ной пар­ков­кой и под­зем­ным пе­ше­ход­ным пе­ре­хо­дом. Мо­жет ли что-то угро­жать кон­струк­ции и на сколь­ко лет хва­тит за­па­са проч­но­сти у сто­лич­ных тон­не­лей – раз­би­ра­лась «МК-Эсто­ния».

Пло­щадь Сво­бо­ды – ме­сто ожив­лен­ное. По пе­ше­ход­но­му пе­ре­хо­ду, ко­то­рый про­ло­жен под буль­ва­ром Ка­ар­ли, еже­днев­но про­хо­дит мно­же­ство лю­дей. Над ним жизнь ки­пит еще ак­тив­нее – пря­мо над тон­не­лем, где рас­по­ло­же­ны под­зем­ная пар­ков­ка и пе­ре­ход, на­хо­дит­ся оста­нов­ка об­ще­ствен­но­го транс­пор­та, от ко­то­рой от­хо­дят ав­то­бу­сы бо­лее чем 30 раз­ных марш­ру­тов, как го­род­ских, так и меж­ду­го­род­них.

Од­ним сло­вом, и лю­дей, и транс­пор­та там кур­си­ру­ет нема­ло. И имен­но в этом ме­сте по­яви­лась по­до­зри­тель­ная тре­щи­на по­пе­рек всей до­ро­ги.

Пас­са­жи­ры пе­ре­жи­ва­ют

«По­ка я стою на оста­нов­ке «Ва­ба­ду­зе» в ожи­да­нии ав­то­бу­са, то над ме­стом, где про­ле­га­ет тон­нель, я яв­ствен­но ощу­щаю, ко­гда ми­мо про­хо­дит об­ще­ствен­ный транс­порт, как виб­ри­ру­ет ас­фальт, на ко­то­ром я стою. Ду­маю, не я один ощу­щал это, – де­лит­ся сво­и­ми на­блю­де­ни­я­ми жи­тель сто­ли­цы Юрий Ва­рен­цов. – В СМИ пе­ри­о­ди­че­ски по­яв­ля­ет­ся ин­фор­ма­ция о том, что где-то вдруг без осо­бых ви­ди­мых при­чин взял, да и рух­нул мост. Не гро­зит ли Тал­лин­ну нечто по­доб­ное? Вот эта тре­щи­на по­пе­рек всей до­ро­ги как-то оп­ти­миз­ма не вы­зы­ва­ет. Мо­жет, сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние го­род­ских вла­стей на это? Ес­ли моя тре­во­га на­прас­на, то бу­ду лишь рад».

Тре­щи­на дей­стви­тель­но боль­шая и про­хо­дит от тро­туа­ра до кры­ши въез­да на пар­ков­ку, то есть по­пе­рек всей до­ро­ги, ве­ду­щей в сто­ро­ну церк­ви Ка­ар­ли. Вни­зу под этим ме­стом хо­дят лю­ди, свер­ху по этой до­ро­ге ез­дят ав­то­мо­би­ли и ав­то­бу­сы – пе­ре­жи­вать есть о чем. К сча­стью, в Эсто­нии ни­ка­ких ЧП с об­ру­ше­ни­ем под­зем­ных пе­ре­хо­дов или тон­не­лей не бы­ло. Мак­си­мум, что у нас па­да­ло, это фо­нар­ные стол­бы. Но в ми­ре та­кие про­ис­ше­ствия слу­ча­ют­ся, и про­ис­хо­дит та­кое все­гда неожи­дан­но.

На­при­мер, в 2008 го­ду об­ру­шил­ся под­зем­ный пе­ре­ход в Аль­ме­тьев­ске, рес­пуб­ли­ка Та­тар­стан. По­то- лок под­зем­но­го пе­ре­хо­да про­сто рух­нул. В 2017 го­ду раз­ру­шен­ной ока­за­лась верх­няя часть под­пор­ной сте­ны лест­нич­но­го мар­ша под­зем­но­го пе­ре­хо­да в Кур­ске. В обо­их слу­ча­ях, к сча­стью, обо­шлось без жертв.

В 2012 тра­ге­дия про­изо­шла в Япо­нии, там рух­нул ав­то­мо­биль­ный тон­нель. Бо­лее 150 бе­тон­ных плит с по­тол­ка и стен об­ру­ши­лись и по­греб­ли под со­бой про­ез­жав­шие ма­ши­ны на про­ме­жут­ке свы­ше 100 мет­ров. Лю­ди ока­за-

лись за­бло­ки­ро­ва­ны, один из ав­то­мо­би­лей за­го­рел­ся, а из-за силь­но­го за­дым­ле­ния и дли­ны тон­не­ля по­чти в пять км спа­са­те­ли несколь­ко ча­сом не мог­ли при­сту­пить к раз­бо­ру за­ва­лов. В ито­ге в бе­тон­ной ло­вуш­ке по­гиб­ло де­вять че­ло­век.

Про об­ру­ше­ния мо­стов мож­но да­же не вспо­ми­нать, они слу­ча­ют­ся пе­ри­о­ди­че­ски и все­гда несут мно­го жертв. По­след­няя та­кая тра­ге­дия про­изо­шла ле­том в Ита­лии, то­гда по­гиб­ло 43 че­ло­ве­ка, 10 счи­та­ют­ся про­пав­ши­ми без ве­сти.

Не хо­те­лось бы по­вто­ре­ния че­го-то по­доб­но­го у нас, а по­то­му луч­ше пе­ре­стра­хо­вать­ся и вы­яс­нить, что же про­ис­хо­дит с тон­не­лем на пло­ща­ди Сво­бо­ды.

«У нас мо­сты не па­да­ют»

«Тре­щи­на в до­рож­ном по­кры­тии на про­ез­жей ча­сти буль­ва­ра Ка­ар­ли не свя­за­на с де­фор­ма­ци­ей под­зем­ных кон­струк­ций, – за­ве­ря­ет за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка Тал­линн­ско­го ком­му­наль­но­го де­пар­та­мен­та Тар­мо Сульг. – Тре­щи­на на­хо­дит­ся в до­рож­ном по­кры­тии и по­яви­лась из-за вли­я­ния тем­пе­ра­ту­ры вслед­ствие дви­же­ния раз­ных сло­ев до­рож­но­го по­лот­на. Она не ока­зы­ва­ет ни­ка­ко­го вли­я­ния на кон­струк­цию тон­не­ля. Над­зор за со­сто­я­ни­ем до­рож­но­го по­кры­тия про­из­во­дит­ся еже­днев­но. При еже­днев­ном об­слу­жи­ва­нии ви­зу­аль­но об­сле­ду­ют­ся под­зем­ные несу­щие кон­струк­ции по­строй­ки и при необ­хо­ди­мо­сти про­во­дит­ся об­слу­жи­ва­ние и ре­монт­ные ра­бо­ты».

«МК-Эсто­ния» по­про­си­ла несколь­ких спе­ци­а­ли­стов оце­нить опас­ность тре­щи­ны над тон­не­лем. Все они при­шли к вы­во­ду, что это лишь по­верх­ност­ная де­фор­ма­ция до­рож­но­го по­лот­на, ко­то­рая, ве­ро­ят­но, по­яви­лась из-за пе­ре­па­да тем­пе­ра­тур.

Вла­ди­слав Куль­ков – ди­рек­тор фир­мы OÜ TILTS Eesti Filiaal, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся про­ек­ти­ро­ва­ни­ем и стро­и­тель­ством мо­стов, ви­а­ду­ков, пу­те­про­во­дов и дру­гих со­ору­же­ний на ав­то- и же­лез­ной до­ро­ге. Он го­во­рит, что все же­ле­зо­бе­тон­ные кон­струк­ции сей­час про­ек­ти­ру­ют­ся на 100 лет.

«Тон­нель на пло­ща­ди Ва­ба­ду­зе до­воль­но мо- ло­дой, его де­ла­ли, ко­гда про­во­ди­лась гло­баль­ная ре­кон­струк­ция. По всей ви­ди­мо­сти, в этом ме­сте идет де­фор­ма­ци­он­ный шов ос­нов­ных кон­струк­ций. Не зная про­ек­та, по­дроб­нее слож­но ска­зать. Де­фор­ма­ци­он­ные швы мо­гут быть ма­лень­ки­ми и боль­ши­ми, они пред­на­зна­че­ны для умень­ше­ния на­груз­ки на кон­струк­цию в ме­стах воз­мож­ной де­фор­ма­ции. Шов пред­став­ля­ет со­бой та­кой двух­сто­рон­ний эле­мент, внут­ри ко­то­ро­го ре­зин­ка. И ко­гда ма­ши­на про­ез­жа­ет по де­фор­ма­ци­он­но­му шву, это слыш­но», – объ­яс­ня­ет Куль­ков.

По его сло­вам, в ме­сте, где по­шла тре­щи­на, есть опре­де­лен­ное дви­же­ние, и оно преду­смот­ре­но про­ек­том. Шов скрыт вни­зу, а на­вер­ху, по­лу­ча­ет­ся, то ме­сто, где ас­фальт дви­га­ет­ся немно­го боль­ше, чем это про­ис­хо­дит в ре­зуль­та­те стан­дарт­но­го тем­пе­ра­тур­но­го рас­ши­ре­ния, на­при­мер, при на­гре­ве солн­цем. По­это­му об­ра­зо­ва­лась тре­щи­на, ко­то­рая лег­ко ре­мон­ти­ру­ет­ся и ни­ка­кой опас­но­сти для про­ез­жа­ю­щих по ней не пред­став­ля­ет.

Ес­ли с но­вы­ми пе­ре­хо­да­ми все по­нят­но, то что у нас со ста­ры­ми? На­при­мер, под­зем­ный тон­нель на Муста­ки­ви по­стро­ен еще во вре­ме­на СССР. В со­вет­ское вре­мя, по сло­вам Вла­ди­сла­ва Куль­ко­ва, по­доб­ные же­ле­зо­бе­тон­ные кон­струк­ции про­ек­ти­ро­ва­ли на 80 лет, но в ре­аль­но­сти они сто­ят го­раз­до доль­ше.

«Пе­ре­ход на Муста­ки­ви сде­лан по проч­но­сти без­упреч­но. Все мо­сты и всю Ла­а­г­на теэ стро­и­ла ком­плекс­но од­на фир­ма. Мо­сты там то­же сде­ла­ны хо­ро­шо – на­до сле­дить толь­ко за со­сто­я­ни­ем под­вес­ных па­не­лей, а са­ма кон­струк­ция еще дол­го про­сто­ит. Необ­хо­ди­мо лишь про­во­дить пла­но­вое тех­ни­че­ское об­слу­жи­ва­ние, – до­бав­ля­ет Куль­ков. – У нас мо­сты не па­да­ют, хо­тя в ми­ре та­кое слу­ча­ет­ся».

Под во­дой опас­нее

Ин­же­нер, спе­ци­а­лист по тех­ни­че­ско­му над­зо­ру Ва­ле­рий Вол­ков, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся до­ро­га­ми и мо­ста­ми по всей Эсто­нии, так­же счи­та­ет, что тре­щи­на в асфальте – это по­вре­жде­ние до­ро­ги, ко­то­рое ни о чем не го­во­рит.

«Вот ес­ли тре­щи­на идет в по­тол­ке тон­не­ля, то­гда на­до смот­реть, к че­му она мо­жет при­ве­сти. Пре­жде все­го, это про­теч­ки. А про­теч­ки в свою оче­редь мо­гут ока­зать вли­я­ние на ар­ми­ро­ва­ние, по­это­му сле­ду­ет ре­мон­ти­ро­вать тре­щи­ны как мож­но ско­рее. Мо­жет по­течь изо­ля­ция, то­гда на­до вскры­вать и смот­реть, что­бы вла­га даль­ше не по­шла. Са­ма кон­струк­ция монолитного тон­не­ля до­ста­точ­но проч­ная, и они у нас в хо­ро­шем со­сто­я­нии», – от­ме­ча­ет ин­же­нер.

Един­ствен­ные усло­вия, где тон­не­ли долж­ны на­хо­дить­ся под тща­тель­ным кон­тро­лем, это, по сло­вам Вол­ко­ва, ес­ли они про­хо­дят на боль­шой глу­бине в во­де. При­мер – пла­ни­ру­ю­ща­я­ся по­строй­ка тон­не­ля меж­ду Тал­лин­ном и Хель­син­ки в рам­ках про­ек­та Rail Baltic. Раз­ру­ше­ния в та­ких тон­не­лях мо­гут при­ве­сти к неве­ро­ят­ной ка­та­стро­фе, ес­ли кон­струк­ция пло­хо про­ду­ма­на.

«Во­об­ще, ис­пы­та­ния тон­не­лей не про­во­дят­ся, это рас­чет­ная кон­струк­ция, за­мкну­тый кон­тур, – го­во­рит спе­ци­а­лист. – Все кон­струк­ции ре­гу­ляр­но про­хо­дят осмот­ры и об­слу­жи­ва­ние. За­кон тре­бу­ет от под­ряд­чи­ка, что­бы он вме­сте с за­каз­чи­ком в те­че­ние пер­вых пя­ти лет два ра­за в год про­во­дил осмотр. Обыч­но это де­ла­ет­ся по­сле зи­мы и пе­ред зи­мой. Сей­час как раз са­мое вре­мя об­ра­тить вни­ма­ние на все кон­струк­ции, на до­ро­ги и не толь­ко. По­сле этих пя­ти лет за­каз­чик, в дан­ном слу­чае го­род, обя­зан так­же ре­гу­ляр­но про­ве­рять со­сто­я­ние кон­струк­ций, при­чем не толь­ко в том ме­сте, где по­явил­ся ка­кой-то де­фект», – об­ра­ща­ет вни­ма­ние Ва­ле­рий Вол­ков.

Он до­бав­ля­ет, что эта зи­ма по­ка­за­тель­на – у нас дав­но не бы­ло та­ких зим, и сей­час мы ви­дим по­след­ствия тем­пе­ра­тур­но­го воз­дей­ствия.

«Мы жи­вем в та­ком кли­ма­те, где по­го­да ока­зы­ва­ет силь­ное воз­дей­ствие. Но­чью у нас сей­час –6, –8 а днем плю­со­вая тем­пе­ра­ту­ра. За од­ни сут­ки стол­бик тер­мо­мет­ра дви­га­ет­ся на 15 гра­ду­сов и боль­ше. Мо­же­те пред­ста­вить, ка­кое воз­дей­ствие идет на бе­тон, на ка­мень, он то­же раз­ру­ша­ет­ся. Так что по­доб­ные тре­щи­ны в асфальте – это итог зи­мы», – ре­зю­ми­ру­ет Вол­ков.

Фо­то чи­та­те­ля «МК-Эсто­нии».

ПО­ПЕ­РЕК ДО­РО­ГИ: от оста­нов­ки до въез­да на под­зем­ную пар­ков­ку про­хо­дит за­став­ля­ю­щая го­ро­жан вол­но­вать­ся тре­щи­на.

Фо­то: Ин­на Мель­ни­ко­ва.

СА­МЫЙ ЦЕНТР: под­зем­ным пе­ре­хо­дом на пло­ща­ди Сво­бо­ды жи­те­ли ак­тив­но поль­зу­ют­ся каж­дый день.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.