ВОТ И НАСТАЛ ТВОЙ СМЕРТНЫЙ ЧАТ

Ро­ди­тель­ские груп­пы в соц­се­тях ста­но­вят­ся ме­стом кри­ми­наль­ных раз­бо­рок

MK Estonia - - КРИМИНАЛ - Свет­ла­на ОСИПОВА, Еле­на АПРЕЛЬСКАЯ.

Скан­да­лы в ро­ди­тель­ских ча­тах в whatsapp уже дав­но пе­ре­ста­ли быть по­во­дом для шу­ток. На­при­мер, в од­ном го­ро­де к югу от сто­ли­цы од­на ма­ма об­ви­ни­ла дру­гую ма­му в том, что та, участ­вуя в об­щей пе­ре­пис­ке, раз­гла­си­ла тай­ну опе­кун­ства. Де­ло кон­чи­лось су­дом. Ма­ма по­тре­бо­ва­ла от на­ру­ши­тель­ни­цы за­ко­на ком­пен­са­ции мо­раль­но­го вре­да в 100 тыс. руб­лей.

Та­тья­на Ле­бе­де­ва (все име­на из­ме­не­ны) яв­ля­ет­ся опе­ку­ном чет­ве­рых де­тей. Все взя­ты из од­ной се­мьи, где мать не слиш­ком утруж­да­ла се­бя вос­пи­та­ни­ем чад. Двое хо­дят в шко­лу, а двое в са­дик. Не­при­ят­ная ис­то­рия про­изо­шла в груп­пе, ко­то­рую по­се­ща­ет са­мая млад­шая — де­воч­ка Да­ша. На мо­мент кон­флик­та ей бы­ло все­го 3 го­да. А кон­фликт нешу­точ­ный: се­мью в бук­валь­ном смыс­ле осла­ви­ли на весь го­род

Бу­ря в вир­ту­аль­ном про­стран­стве гря­ну­ла пе­ред Но­вым го­дом. Ро­ди­те­ли об­суж­да­ли в ча­те дет­ско­го са­да во­прос за­куп­ки но­во­год­них по­дар­ков. В хо­де до­воль­но мир­ной бе­се­ды од­на из мам — Вик­то­рия Бой­ко, на­пи­са­ла на пер­вый взгляд невин­ную фра­зу: «Я от­да­ла день­ги опе­ку­ну Глад­ков­ских».

Ка­за­лось бы, ко­му ка­кое де­ло? Но вско­ре в са­ди­ке ста­ли шу­шу­кать­ся: Глад­ков­ские-де нерод­ные де­ти! По­че­му-то этот слух до­шел до ушей маль­чи­ков и де­во­чек, что са­мо по се­бе не­до­пу­сти­мо. Но факт оста­ет­ся фак­том. «Да­ша из дет­до­ма, Да­ша из дет­до­ма», — ста­ли драз­нить де­ти ма­лень­кую де­воч­ку. Де­воч­ка бы­ла в ис­те­ри­ке. «Я не ва­ша дочь?» — спро­си­ла она Та­тья­ну, ко­гда та, как обыч­но, под ве­чер при­е­ха­ла ее за­би­рать до­мой. При­ш­лось вто­рой ма­ме и вто­ро­му па­пе при­зна­вать­ся сво­ей ма­лень­кой доч­ке, что они дей­стви­тель­но не ее био­ло­ги­че­ские ро­ди­те­ли.

Не­го­до­ва­нию опе­ку­нов не бы­ло пре­де­ла. Но что тол­ку? На чу­жой ро­ток не на­ки­нешь пла­ток. И Та­тья­на Ле­бе­де­ва бы­ла вы­нуж­де­на пой­ти в суд. Что­бы уж точ­но, во­лею за­ко­на, за­ста­вить болт­ли­вую осо­бу дер­жать язык за зу­ба­ми. И по­лу­чить хоть ка­кую-то мо­раль­ную ком­пен­са­цию. Дет­ские сле­зы и ис­пор­чен­ные соб­ствен­ные нер­вы Та­тья­на оце­ни­ла в 100 ты­сяч руб­лей.

Суд на­чал раз­би­рать­ся: от­ку­да во­об­ще про­изо­шла утеч­ка? Ведь тай­на се­мьи опе­ку­нов долж­на охра­нять­ся. Пус­кай не так тща­тель­но, как тай­на усы­нов­ле­ния (за ее раз­гла­ше­ние преду­смот­ре­на уго­лов­ная от­вет­ствен­ность), но все же бол­тать об опе­ке не сле­ду­ет.

Ока­за­лось, что пер­вым рас­про­стра­нять эти све­де­ния на­чал ди­рек­тор гим­на­зии, где учит­ся стар­ший брат Да­ши, 9-лет­ний Да­ни­ла. По иро­нии судь­бы Да­ни­ла ока­зал­ся в од­ном клас­се со стар­шей до­че­рью Вик­то­рии Бой­ко. Маль­чик учит­ся до­ста­точ­но по­сред­ствен­но, и не раз вста­вал во­прос о том, что­бы оста­вить его на вто­рой год или пе­ре­ве­сти в дру­гое об­ра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние. Бу­дем от­кро­вен­ны: для лю­бо­го ди­рек­то­ра шко­лы ин­фор­ма­ция о том, что слож­ный уче­ник взят из небла­го­по­луч­ной се­мьи — ве­со­мый ар­гу­мент, ко­то­рым мож­но по­тря­сти пе­ред все­ми ро­ди­те­ля­ми.

Ин­фор­ма­ция рас­про­стра­ня­лась по учеб­но­му за­ве­де­нию на уровне слу­хов — мед­лен­но, но по­все­мест­но, как ту­ман сте­лет­ся по гла­ди ре­ки. Че­го, спра­ши­ва­ет­ся, до­би­вал­ся ди­рек­тор? Ви­ди­мо, все­об­ще­го воз­му­ще­ния. От осин­ки не ро­дят­ся апель­син­ки, так что вот, то­ва­ри­щи, вам на­гляд­ный при­мер. Не вы­учишь ре­бен­ка в сте­нах учре­жде­ния с вы­со­ким об­ра­зо­ва­тель­ным рей­тин­гом, ес­ли он «не тя­нет».

Ви­ди­мо, так об опе­ку­нах узна­ла и Вик­то­рия Бой­ко. Оста­ет­ся непо­нят­ным, за­чем са­ма она озву­чи­ла эту ин­фор­ма­цию в ро­ди­тель­ском ча­те дет­ско­го са­ди­ка. С зад­ней мыс­лью или без? Са­ма она раз­во­дит ру­ка­ми и при­зна­ет­ся, что про­сто сболт­ну­ла лиш­не­го. «А раз­ве это не оче­вид­но, ко­гда у де­тей и ро­ди­те­лей раз­ные фа­ми­лии?».

Что ж, бол­тун — на­ход­ка не толь­ко для шпи­о­на, но и для дет­са­дов­ско­го ча­та. А еще — для Фе­ми­ды. Суд обя­зал от­вет­чи­цу не рас­про­стра­нять ин­фор­ма­цию о со­ци­аль­ном ста­ту­се се­мьи Ле­бе­де­вых, в том чис­ле о том, что ис­ти­ца яв­ля­ет­ся опе­ку­ном несо­вер­шен­но­лет­них де­тей и де­ти яв­ля­ют­ся при­ем­ны­ми. Что ка­са­ет­ся мо­раль­ной ком­пен­са­ции, то ее сни­зи­ли до смеш­ной сум­мы — 3 ты­ся­чи руб­лей. Ед­ва ли Та­тья­на до­воль­на та­ким ре­ше­ни­ем.

Страх и нена­висть в ро­ди­тель­ских ча­тах

Мы со­ста­ви­ли спи­сок тем, ко­то­рые вы­зы­ва­ют наи­боль­шее раз­дра­же­ние у ро­ди­те­лей и яв­ля­ют­ся ка­та­ли­за­то­ром для вы­яс­не­ния от­но­ше­ний. Что ин­те­рес­но, по­ли­ти­ки в них прак­ти­че­ски нет. Ча­ще все­го по­во­дом для пе­ре­пал­ки слу­жат са­мые обыч­ные бы­то­вые мо­мен­ты.

На пер­вом ме­сте сбор де­нег на по­дар­ки и школь­ные при­над­леж­но­сти. Очень взры­во­опас­ная те­ма. Фи­нан­со­вые во­про­сы в на­шем об­ще­стве все­гда ре­ша­ют­ся с осо­бым тре­пе­том. И по­ка од­ни го­то­вы сдать по 500 руб­лей на необ­хо­ди­мые тет­ра­ди, ко­то­рые не за­ку­пил Де­пар­та­мент об­ра­зо­ва­ния, дру­гие уже стро­чат за­яв­ле­ния ди­рек­то­ру о по­бо­рах. Тре­тьи вы­счи­ты­ва­ют каж­дый рубль и тре­бу­ют вер­нуть сда­чу. Да­же ес­ли там оста­лось 25 руб­лей, ко­то­рые пла­ни­ро­ва­лось по­тра­тить на влаж­ные сал­фет­ки в класс. Очень раз­дра­жа­ют ро­ди­те­лей фи­зио­ло­ги­че­ские по­дроб­но­сти. По усто­яв­шей­ся тра­ди­ции вос­пи­та­те­ли про­сят со­об­щать, по ка­кой при­чине ре-

бе­нок от­сут­ству­ет. Все уже дав­но при­вык­ли, что каж­дое утро в чат сып­лют­ся со­об­ще­ния о том, кто не при­дет или опоз­да­ет. Но все­гда на­хо­дят­ся ма­мы (па­пы ре­же), ко­то­рые опи­шут со­сто­я­ние ча­да во всех по­дроб­но­стях: «Соп­ли по­ка зе­ле­ные, по­си­дим до­ма». Спа­си­бо, что со­об­щи­ли, мы как раз зав­тра­ка­ли.

Как-то раз в на­шем ча­те ока­за­лась фотография круп­ным пла­ном сы­пи на те­ле од­но­го из маль­чи­ков. Всей груп­пой га­да­ли, что это: вет­рян­ка или про­сто ре­бе­нок пе­ре­ел шо­ко­ла­да. Что де­лать: огра­ни­чи­вать­ся об­щи­ми на­зва­ни­я­ми за­бо­ле­ва­ний, все по­дроб­но­сти об­суж­дать в лич­ных со­об­ще­ни­ях.

Чрез­мер­ная веж­ли­вость се­го­дня то­же спо­соб­на ис­пор­тить на­стро­е­ние. И хо­тя с дет­ства нам твер­ди­ли, как важ­но все­гда го­во­рить «спа­си­бо» и «по­жа­луй­ста», в ча­тах это пра­ви­ло дей­ству­ет не все­гда. Трид­цать «спа­си­бо» в от­вет на со­об­ще­ние о том, что би­ле­ты на экс­кур­сию куп­ле­ны, — это слиш­ком.

А еще есть по­здра­ви­тель­ные от­крыт­ки, кол­ла­жи и ви­део­ро­ли­ки. Су­дя по от­крыт­кам в ча­те, на­ше друж­ное ро­ди­тель­ское брат­ство от­ме­ча­ет каж­дый чих — от Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы до дня Во­ен­но-мор­ско­го фло­та. Или, на­при­мер, 12 июня — с са­мо­го утра whatsapp раз­ры­ва­ет­ся от кар­ти­нок с три­ко­ло­ром и по­здрав­ле­ни­я­ми с Днем неза­ви­си­мо­сти Рос­сии. Ед­ва ли ав­то­ры со­об­ще­ний бу­дят сво­их де­тей со сло­ва­ми «с днем Рос­сии, сы­нок!». Но при этом за зав­тра­ком меж­ду пер­вым и вто­рым бу­тер­бро­дом обя­за­тель­но ски­ды­ва­ют в об­щий чат кар­тин­ку, что­бы по­здра­вить ма­ло­зна­ко­мых лю­дей. Пе­ре­бор, не на­до так.

На­ве­ши­ва­ние яр­лы­ков вы­гля­дит обид­ным не толь­ко в пись­мен­ной фор­ме, но и в уст­ной. Но с гла­зу на глаз обыч­но та­кие ве­щи не го­во­рят, стес­ня­ют­ся.

Од­на­ж­ды в од­ной из групп обыч­но­го рай­он­но­го дет­ско­го са­да у са­мой обыч­ной ше­сти­лет­ней де­воч­ки об­на­ру­жи­ли вшей. Ре­бен­ка сра­зу за­бра­ла ма­ма, ко­то­рая от­про­си­лась с ра­бо­ты. Она схо­ди­ла в ап­те­ку, ку­пи­ла спе­ци­аль­ный шам­пунь, вы­мы­ла им го­ло­ву до­че­ри и вы­че­са­ла яй­ца па­ра­зи­тов. А по­том от­кры­ла родительский чат, в ко­то­ром уже вы­ве­си­ли объ­яв­ле­ние о слу­чив­шем­ся. Что она узна­ла о се­бе и сво­ем ре­бен­ке:

что они се­мья с по­ни­жен­ной со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­стью;

что ак­ку­рат­ные де­ти из хо­ро­ших се­мей ни­ко­гда не за­ра­зят­ся вша­ми;

что на бу­ду­щее же­ла­тель­но бы им подыс­кать са­дик, ко­то­рый боль­ше по­дой­дет их со­ци­аль­но­му ста­ту­су.

Бед­ную ма­му вир­ту­аль­но чуть не рас­пя­ли. По­том вы­яс­ни­лось, что по­след­ние две неде­ли де­воч­ка во­об­ще бо­ле­ла до­ма, о чем да­же справ­ка есть. И толь­ко в вос­кре­се­нье ма­ма схо­ди­ла с ней в ки­но на муль­тик — от­ту­да, по всей ви­ди­мо­сти, и при­нес­ла на­се­ко­мых. И соц­ста­тус тут ни при чем. Фей­ко­вые стра­шил­ки на­до­е­ли уже всем. Но все рав­но на­хо­дят­ся лю­ди, ко­то­рые ис­кренне ве­рят на­пи­сан­но­му, вклю­ча­ют­ся в об­суж­де­ние, и вот уже 200 но­вых со­об­ще­ний за пол­ча­са.

На­при­мер: «На­шли двух ма­лень­ких де­во­чек лет ше­сти-вось­ми, мерт­вых, ле­жа­щих на обо­чине у до­ро­ги, в ру­ках у них у каж­дой по 50 000 р., но без по­чек. Толь­ко что при­шла ин­фор­ма­ция, друг-ад­во­кат на­пи­сал, чер­ная «Гран­та», крас­ная «Ни­ва» и се­рая «Вол­га» с ору­жи­ем и элек­тро­шо­ке­ром во­ру­ют де­тей, скинь­те все по груп­пам».

«Все се­те­вые кон­флик­ты все рав­но при­дет­ся ре­шать в ре­аль­ной жиз­ни»

Мы по­про­си­ли пси­хо­ло­га объ­яс­нить, по­че­му обыч­ное об­ще­ние в груп­пах по ин­те­ре­сам так ча­сто ска­ты­ва­ет­ся в вы­яс­не­ние от­но­ше­ний.

— Се­го­дня ин­тер­нет-про­стран­ство — это то ме­сто, ку­да мы с удо­воль­стви­ем сли­ва­ем нега­тив, — го­во­рит се­мей­ный пси­хо­лог На

та­лья ПАНФИЛОВА. — При­чем не толь­ко эмо­ции по обо­зна­чен­ной те­ме, а нега­тив во­об­ще. То, что че­ло­век ни­ко­гда не ска­зал бы вслух в обыч­ной жиз­ни, он с удо­воль­стви­ем вы­во­дит в текст в Ин­тер­не­те. И ес­ли ро­ди­тель по жиз­ни чем-то недо­во­лен, то ему до­ста­точ­но неболь­шо­го толч­ка, что­бы на­бро­сить­ся на всех, кто при­сут­ству­ет в этом ча­те.

Глав­ная про­бле­ма кро­ет­ся в раз­ли­чи­ях меж­ду пись­мен­ной и уст­ной ре­чью. Ко­гда мы раз­го­ва­ри­ва­ем, со­бе­сед­ник сра­зу счи­ты­ва­ет и на­ше вос­пи­та­ние, и об­ра­зо­ва­ние, и со­ци­аль­ные на­вы­ки. А с пись­мен­ной ре­чью бы­ва­ют ка­зу­сы. Че­ло­век на­пи­сал ка­кую-то фра­зу, со­бе­сед­ник при­дал этой фра­зе соб­ствен­ную эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку — и пошло-по­еха­ло. Спе­ци­а­ли­сты на­зы­ва­ют эти вы­ска­зы­ва­ния кон­флик­то­ге­на­ми. В на­шей обыч­ной ре­чи они за­про­сто про­пус­ка­ют­ся ми­мо ушей, а в пись­ме цеп­ля­ют бо­лее яр­ко.

Ко­гда мы с че­ло­ве­ком об­ща­ем­ся вжи­вую, мы ви­дим ком­плекс­ную ре­ак­цию, его ми­ми­ку, эмо­ции. Пред­ставь­те ро­ди­тель­ское со­бра­ние. До­пу­стим, од­но­го ро­ди­те­ля по­нес­ло. Осталь­ные 20 че­ло­век ро­ди­те­лей на него в изум­ле­нии уста­ви­лись. Ес­ли он не псих, то он очень быст­ро по­ни­ма­ет, что ска­зал что-то не то. И эта невер­баль­ная ре­ак­ция при­во­дит че­ло­ве­ка в чув­ство до­воль­но быст­ро. Фак­ти­че­ски кон­фликт ку­пи­ру­ет­ся и ни­ку­да даль­ше не идет. В Ин­тер­не­те этих сдер­жи­ва­ю­щих фак­то­ров нет. Да­же ес­ли кто-то пи­шет со­об­ще­ния фор­ма­та «что вы несе­те, при­ди­те в се­бя», это не так дей­ствен­но, как в ре­аль­ной жиз­ни. По­ток уже не оста­но­вить.

Так­же в пе­ре­пис­ке на жи­во­тре­пе­щу­щую те­му су­ще­ству­ет эф­фект за­ра­же­ния, он втя­ги­ва­ет в пе­ре­бран­ку все боль­ше и боль­ше лю­дей. При­чем по­ни­зить гра­дус агрес­сии до­ста­точ­но лег­ко: для на­ча­ла нуж­но про­сто от­ло­жить смарт­фон.

— Я ча­сто со­ве­тую кли­ен­там по­сту­пить сле­ду­ю­щим об­ра­зом, — го­во­рит На­та­лья Панфилова. — Вы про­чи­та­ли со­об­ще­ние, вас оно за­це­пи­ло, и хо­чет­ся на­пи­сать что-ни­будь эда­кое. Ес­ли вас эмо­ци­о­наль­но за­хлест­ну­ло, не то­ро­пи­тесь вы­во­дить это в текст. Най­ди­те се­бе лю­бое де­ло — по­мой­те по­су­ду, схо­ди­те в ма­га­зин, про­пы­ле­сось­те. Отвле­ки­тесь. И ес­ли вам все рав­но хо­чет­ся по­участ­во­вать, пе­ре­чи­тай­те еще раз, а то и два, и три ра­за. Это по­мо­жет пра­виль­нее сфор­му­ли­ро­вать от­вет.

Бы­ва­ют си­ту­а­ции, ко­гда от­ве­тить нуж­но сра­зу. То­гда мож­но на­пи­сать что-то ней­траль­ное. На­при­мер, что вам нуж­но по­ду­мать, от­вет бу­дет поз­же. Ес­ли в обыч­ной жиз­ни при раз­го­во­ре с гла­зу на глаз невоз­мож­но уй­ти от от­ве­та, то в пись­мен­ной ре­чи ни­кто вас не рас­пнет за ней­траль­ную фра­зу, что вам сей­час неко­гда.

Да­же в пись­мен­ной ре­чи на­до пом­нить ис­ти­ну: сло­во не во­ро­бей, вы­ле­тит — не пой­ма­ешь. Ес­ли вы на­пи­са­ли фра­зу, ко­то­рая ко­го­то за­де­ла и вы сце­пи­лись с этим че­ло­ве­ком в сло­вес­ной схват­ке, то будь­те уве­ре­ны, что он это за­пом­нит. И ко­гда вы с ним встре­ти­тесь в ре­аль­но­сти, вы по­чув­ству­е­те на­пря­же­ние и нелов­кость. А вы обя­за­тель­но встре­ти­тесь — мо­жет быть, да­же на сле­ду­ю­щее утро в раз­де­вал­ке дет­ско­го са­да или за­би­рая де­тей из шко­лы. На­до бу­дет на­ла­жи­вать кон­такт. Осо­бен­ность та­ко­го диа­ло­га в том, что мож­но на­го­во­рить ку­чу лиш­них слов, но кон­фликт не бу­дет ис­чер­пан пись­мен­но. И в ре­аль­ной жиз­ни это при­дет­ся ис­прав­лять бо­лее слож­ны­ми пу­тя­ми. Так что луч­ше не до­во­дить.

На­по­сле­док два глав­ных со­ве­та для са­мых раз­дра­жи­тель­ных: от­клю­чи­те зву­ко­вые уве­дом­ле­ния и ав­то­ма­ти­че­скую за­груз­ку ме­диа­фай­лов. Пер­вое поз­во­лит вам не от­вле­кать­ся на каж­дый сиг­нал со­об­ще­ния, а вто­рой спа­сет па­мять те­ле­фо­на от ненуж­ных фо­то­гра­фий и ви­део­ро­ли­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.