ПО­НА­Е­ХА­ЛИ ТУТ…

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО - И.Т. «Но­во­сти Хель­син­ки»

Ино­стран­цу най­ти ра­бо­ту в Фин­лян­дии очень труд­но. Как ни стран­но, да­же ес­ли речь идет о долж­но­сти «гряз­ной» и не пре­стиж­ной. Вот, на­при­мер, та­кую ра­бо­ту по­про­бо­ва­ли най­ти про­шлой вес­ной два сту­ден­та сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го тех­ни­ку­ма с Укра­и­ны. Их «меч­та» – устро­ить­ся на ра­бо­ту на ко­ро­вью или сви­ную фер­му, в край­нем слу­чае, хо­тя бы на сбор клуб­ни­ки. Ка­кая-то га­ран­тия успе­ха у них бы­ла. Вряд ли ко­рен­ные жи­те­ли вы­стра­и­ва­ют­ся в оче­редь, что­бы по­пасть на эти ме­ста. Тем бо­лее, сту­ден­ты вла­де­ют ан­глий­ским и име­ют хо­ро­шие ре­ко­мен­да­ции от дат­ских и швей­цар­ских фер­ме­ров. И что вы­ду­ма­е­те? Че­рез два ме­ся­ца бес­ко­неч­ных пе­ре­пи­сок по Ин­тер­не­ту, на­шел­ся-та­ки хозяин «ко­ро­вье­го хо­зяй­ства», го­то­вый и при­лич­ную зар­пла­ту сту­ден­там пла­тить, и жи­льем их обес­пе­чить…

Но, ко­гда узнал, что неиз­вест­но, сколь­ко времени при­дет­ся бу­ду­щим ра­бот­ни­кам ждать по­лу­че­ния фин­ской ра­бо­чей ви­зы, от­ка­зал­ся. «Я луч­ше че­ло­ве­ка из Эсто­нии возь­му. Он сра­зу го­тов при­сту­пить к сво­им обя­зан­но­стям. А ва­ше­го «working residence permit» мои ко­ро­вы ждать не мо­гут.» Не луч­ше ока­за­лась и си­ту­а­ция с клуб­ни­кой. Во-пер­вых, все пред­ло­же­ния бы­ли на фин­ском, и на «ан­глий­ские» за­про­сы ни­кто не от­ве­чал. Един­ствен­ный ан­гло­языч­ный хозяин фер­мы за­явил, что у него нет мест для про­жи­ва­ния – все уже за­би­то. Зна­ю­щие лю­ди по­том объ­яс­ни­ли – фер­ме­ры пред­по­чи­та­ют при­гла­шать тех лю­дей, с ко­то­ры­ми уже не один год ра­бо­та­ют и уве­ре­ны в их доб­ро­со­вест­но­сти. И что­бы жи­ли непо­да­ле­ку – на­при­мер, в Ка­ре­лии. Клуб­ни­ка – яго­да ка­приз­ная, ждать, по­ка сбор­щик ви­зу по­лу­чит, да еще до­едет че­рез всю Рос­сию, не бу­дет. А, на­при­мер, на «го­рох» во­об­ще пред­по­чи­та­ют на­би­рать ки­тай­цев или вьет­нам­цев. Те бо­лее кро­пот­ли­вые и на вся­кие ме­ло­чи – ти­па схо­дить на пляж и пи­ва вы­пить – не от­вле­ка­ют­ся.

А один знакомый сту­дент из Ев­ро­со­ю­за пы­тал­ся устро­ить­ся на ско­то­бой­ню. На ан­глий­ском он хо­ро­шо го­во­рил, хозяин то­же. Жи­вот­ным, ка­за­лось бы, все рав­но, кто бу­дет их уби­вать… Но ему от­ка­за­ли по при­чине незна­ния фин­ско­го язы­ка. Чест­но го­во­ря, вос­при­нял он это как плохую шут­ку – со сто­ро­ны хо­зя­и­на. Как вы­яс­ни­лось, зря. Один то­ва­рищ, зна­ю­щий о «мяс­ном биз­не­се» не по­на­слыш­ке, рас­ска­зал: «Вы ду­ма­е­те, что жи­вот­ных сей­час ку­вал­дой по го­ло­ве бьют? Ни­че­го по­доб­но­го. Там та­кая тех­ни­ка – су­пер­со­вре­мен­ная, быст­рая, точ­ная и очень ост­рая. И все ин­струк­ции, есте­ствен­но, на фин­ском язы­ке. Тот, кто их на­изусть как сле­ду­ет, не вы­учит, очень рис­ку­ет слу­чай­но вме­сто го­вя­жье­го бед­ра лич­но се­бе или кол­ле­ге от­ру­бить ру­ку и пре­вра­тить её в мель­чай­ший фарш. Так что ни­ка­ко­го «на­ци­о­на­лиз­ма» – про­сто необ­хо­ди­мое тре­бо­ва­ние».

ЯЗЫК НЕ ТАК УЖ ВА­ЖЕН?

Фин­ские офи­ци­аль­ные ли­ца оза­бо­че­ны – из-за чрез­мер­ных тре­бо­ва­ний ра­бо­то­да­те­лей стра­на те­ря­ет вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ных, та­лант­ли­вых ино­стран­ных спе­ци­а­ли­стов. При­чем тех, кто уже за­кон­чил фин­ские высшие учеб­ные за­ве­де­ния, а, зна­чит, успеш­но сдал и эк­за­мен по язы­ку. И пусть не иде­аль­но, но все-та­ки его зна­ет. Тем бо­лее, что есть мас­са про­фес­сий где «ра­бо­чим» язы­ком по опре­де­ле­нию яв­ля­ет­ся ан­глий­ский – на­при­мер, в сфе­ре IT-тех­но­ло­гий или, до­пу­стим, в отель­ном биз­не­се. Хо­тя вла­де­лец го­сти­ни­цы, (ма­га­зи­на, ре­сто­ра­на…) рас­по­ло­жен­ной непо­да­ле­ку от рос­сий­ской гра­ни­цы, с боль­шей ве­ро­ят­но­стью возь­мет рус­ско­языч­но­го со­труд­ни­ка. Яс­но по­че­му – это при­вле­чет до­пол­ни­тель­ных кли­ен­тов. А, на­при­мер, в сфе­ре ме­ди­ци­ны точ­но ну­жен фин­ский. Так же, как и в не­ко­то­рых про­из­вод­ствах, где, на пер­вый взгляд нет ни­ка­ко­го непо­сред­ствен­но­го об­ще­ния с по­тре­би­те­ля­ми. При­мер со ско­то­бой­ней то­му под­твер­жде­ние.

Кро­ме то­го, по­нят­но, что ру­ко­вод­ству фирм не хо­чет­ся брать на се­бя до­пол­ни­тель­ные про­бле­мы. На­при­мер, ре­шать, на ка­ком язы­ке про­во­дить со­ве­ща­ния, опа­сать­ся, что ино­стра­нец что-то не так пой­мет. И что де­лать с чле­на­ми се­мей та­ких со­труд­ни­ков, ко­то­рым так же труд­но най­ти в Фин­лян­дии ра­бо­ту и они об­ре­че­ны на «до­мо­хо­зяй­ство»?

Да и фин­ская бюрократия не все­гда «под­дер­жи­ва­ет» ино­стран­ные та­лан­ты. Хо­тя очень мно­гие до­ку­мен­ты, в том чис­ле, на­при­мер, ин­струк­ции по упла­те на­ло­гов уже до­ступ­ны на ан­глий­ском, са­мое важ­ное, по-преж­не­му, толь­ко на фин­ском и швед­ском. В част­но­сти, стра­хов­ки и непо­сред­ствен­но ра­бо­чие ва­кан­сии. Нель­зя упус­кать из ви­ду и об­щее для всех без ис­клю­че­ния стран пра­ви­ло – от­да­вать пред­по­чте­ние «ста­рым при­я­те­лям». То есть быв­шим од­но­класс­ни­кам, од­но­курс­ни­кам, со­се­дям. Про­сто по­то­му, что их ра­бо­то­да­тель зна­ет, а ино­стран­ца – нет.

Хо­тя все вы­ше­ска­зан­ное вер­но не все­гда. Наш знакомый без осо­бых уси­лий устро­ил­ся в очень из­вест­ную и круп­ную фин­скую ком­па­нию. Бу­ду­щие «бос­сы» са­ми по­да­ли до­ку­мен­ты на «residence permit», по­обе­ща­ли по­мочь снять квар­ти­ру и да­же в те­че­ние пер­во­го го­да опла­чи­вать ее. Плюс боль­шая зар­пла­та, плюс бо­ну­сы и льго­ты. И ни­ка­ких тре­бо­ва­ний об «иде­аль­ном фин­ском». В его де­я­тель­но­сти ис­поль­зу­ет­ся толь­ко ан­глий­ский, при­чем до­воль­но спе­ци­фи­че­ский. При­чи­на од­на – он дей­стви­тель­но хо­ро­ший спе­ци­а­лист. По­это­му ум­ные ра­бо­то­да­те­ли ре­ши­ли не об­ра­щать вни­ма­ния на осталь­ные «ме­ло­чи».

Кста­ти, на биз­нес-кур­сах в Цен­тре пред­при­ни­ма­тель­ства Хель­син­ки лек­то­ры это под­твер­жда­ют. На во­прос: «Ка­ко­ва ва­ша ос­нов­ная «сла­бость» при вы­хо­де на фин­ский ры­нок?», боль­шин­ство ино­стран­ных биз­не­сме­нов от­ве­ти­ли: «Незна­ние язы­ка». Это со­всем не так. По­нят­но, что в сфе­ре «Business to customers», то есть, на­при­мер, при от­кры­тии ре­сто­ра­на, пра­чеч­ной или ав­то­за­прав­ки без фин­ско­го не обой­дешь­ся. Ина­че по­те­ря­ешь часть кли­ен­тов, не мо­гу­щих (или не же­ла­ю­щих) го­во­рит на чу­жом язы­ке. Что ка­са­ет­ся си­сте­мы «Business to business», то в этой сфе­ре в Фин­лян­дии, а в Хель­син­ки тем бо­лее, ан­глий­ским вла­де­ют все.

НА РА­БО­ТУ - ИН­КОГ­НИ­ТО

Неко­то­рые спе­ци­а­ли­сты все­рьез счи­та­ют - нуж­но вво­дить «ано­ним­ную» фор­му для пре­тен­ден­тов на ва­кан­сии. Что­бы ра­бо­то­да­тель об­ра­щал вни­ма­ние толь­ко на про­фес­си­о­наль­ные ка­че­ства со­ис­ка­те­ля, а не на его фа­ми­лию и, сле­до­ва­тель­но, на­ци­о­наль­ность. Это смо­жет умень­шить «дис­кри­ми­на­цию».

На­при­мер, мно­гие рус­ские жи­те­ли Фин­лян­дии жа­лу­ют­ся: «Нам от­ка­зы­ва­ют толь­ко по этой при­чине. А ес­ли и бе­рут на ра­бо­ту, то толь­ко на ту, что го­раз­до «ни­же» на­ше­го уров­ня об­ра­зо­ва­ния и ква­ли­фи­ка­ции».

Без­ра­бот­ных сре­ди рус­ско­языч­ных дей­стви­тель­но боль­ше, чем в сре­ди дру­гих ино­стран­цев. Несмот­ря на то, что мно­гие из них пре­крас­но зна­ют фин­ский и окон­чи­ли по­рой несколь­ко выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний. Впро­чем, рос­сий­ские ди­пло­мы здесь дей­стви­тель­но ча­сто «не вос­при­ни­ма­ют­ся». Осо­бен­но это ка­са­ет­ся вра­чей, мед­се­стер, юри­стов и то­му по­доб­ных про­фес­сий. Хо­тя они ни чуть не уже фин­ских спе­ци­а­ли­стов.

Уж та­кой «прак­ти­ки» как в Рос­сии точ­но ни­где не по­лу­чишь. Тем не ме­нее, еще один знакомый – в про­шлом хи­рург мос­ков­ской боль­ни­цы ско­рой по­мо­щи – уже че­ты­ре го­да пы­та­ет­ся «под­твер­дить» свой ди­плом. Ан­глий­ский он зна­ет пре­крас­но, фин­ский уси­лен­но учит, по­сто­ян­но «прак­ти­ку­ет­ся» у кол­лег в сто­лич­ных го­су­дар­ствен­ных кли­ни­ках. Да и рус­ско­языч­ных вра­чей яв­но не хва­та­ет. Фин­ская ме­ди­ци­на точ­но вы­иг­ра­ет, ес­ли этот че­ло­век бу­дет здесь ра­бо­тать по ос­нов­ной спе­ци­аль­но­сти. Но по­ка он вла­де­лец бу­ти­ка. К со­жа­ле­нию, это у него един­ствен­ное ос­но­ва­ние для про­дле­ния ви­да на жи­тель­ство.

А что ка­са­ет­ся «ано­ним­ной» фор­мы пре­тен­ден­та на ва­кан­сию то, по мне­нию им­ми­гран­тов, ка­кую-то по­ло­жи­тель­ную роль это сыг­ра­ет. Но па­на­це­ей все рав­но не ста­нет.

Ну и, бе­з­услов­но, мне­ние «по­на­е­ха­ли тут, от­ни­ма­е­те на­ши ра­бо­чие ме­ста» то­же име­ет ме­сто. До­ля прав­ды в этом есть. По­это­му Центр за­ня­то­сти на­се­ле­ния мо­жет по­тре­бо­вать объ­яс­не­ния от ра­бо­то­да­те­ля, по ка­кой при­чине он вы­брал ино­стран­ца, а не пред­ло­жил эту же ра­бо­ту «мест­но­му»? Но, ес­ли при­чи­на дей­стви­тель­но вес­кая, «no problem» – раз­ре­ше­ние этот ино­стра­нец по­лу­чит.

Так что оби­да на «дис­кри­ми­на­цию» со­всем не все­гда име­ет ре­аль­ную поч­ву. На­при­мер, од­на жен­щи­на, ра­бо­тав­шая офи­ци­ант­кой, по­жа­ло­ва­лась: «Все, я уво­ли­лась. Не мо­гу ра­бо­тать с фин­на­ми. Они так пря­мо и при­зна­ют­ся – «Ну не лю­бим мы вас».

Еще один то­ва­рищ, ко­то­рый по фи­зи­че­ским дан­ным вполне мо­жет тас­кать на се­бе гру­зо­ви­ки, то­же си­дит до­ма на «со­ци­ал­ке». Лет во­семь на­зад он сю­да при­е­хал, от­крыв биз­нес. Пе- ре­вез быв­шую же­ну и сы­на. По­лу­чил ПМЖ, биз­нес не по­шел, на ра­бо­ту не устро­ил­ся: « Я не знаю фин­ско­го». Так вот си­дит и жа­лу­ет­ся – ка­кие фин­ны нехо­ро­шие. А что они кор­мят и его, и быв­шую же­ну, и ны­неш­нюю по­дру­гу, то­же рус­скую, и для двух се­мей квартиры опла­чи­ва­ют – это не так и важ­но. Есть дру­гие ком­мен­та­рии, кро­ме как «по­на­е­ха­ли тут»?

И чуть-чуть про фир­мы, пред­ла­га­ю­щие «тру­до­устрой­ство в Фин­лян­дии». Ко­неч­но, не про все – есть очень из­вест­ные, в том чис­ле и меж­ду­на­род­ные, ко­то­рые ре­аль­но по­мо­га­ют иммигрантам здесь тру­до­устро­ить­ся. Да­же ес­ли те не зна­ют фин­ско­го язы­ка, а про дру­гие, ре­кла­мой ко­то­рых за­ва­лен весь Ин­тер­нет. Хо­зя­е­ва мо­гут и в Фин­лян­дии на­хо­дить­ся (что ре­же), и в Рос­сии. По­след­ние прак­ти­че­ски 100% не зна­ют фин­ских ре­а­лий. Их за­да­ча – «сру­бить» с кли­ен­та пять, шесть, семь и да­лее ты­сяч ев­ро, в пря­мом смыс­ле, за «ко­та в меш­ке». По сви­де­тель­ствам «участ­ни­ков со­бы­тий» им га­ран­ти­ру­ет­ся, что они не толь­ко са­ми пе­ре­едут, но и мно­го­чис­лен­ных чле­нов се­мьи пе­ре­ве­зут. На прак­ти­ке, они в луч­шем слу­чае ока­жут­ся на долж­но­сти убор­щи­ка (в худ­шем их без фин­ско­го и на эту долж­ность не возь­мут), дей­стви­тель­но ка­кое-то вре­мя про­ра­бо­та­ют. А по­том ока­жут­ся на ули­це – так как кон­тракт был крат­ко­вре­мен­ным. Или на сбо­ре ди­ких ягод, для ко­то­ро­го во­об­ще ни­ка­кой ра­бо­чей ви­зы не тре­бу­ет­ся.

В прин­ци­пе, лю­бой вла­де­лец фин­ской фир­мы име­ет пра­во на­нять се­бе ра­бот­ни­ка из-за ру­бе­жа. Но, ес­ли для него это все­го лишь способ «за­ра­бо­тать», то опла­чи­вать свои рас­хо­ды ра­бот­ник бу­дет сам. То есть – зар­пла­ту, на­ло­ги, стра­хов­ки. Пред­при­ни­ма­тель, ко­неч­но, незна­ю­ще­му че­ло­ве­ку по­мо­жет. Но уже за от­дель­ную плату. Так что «ра­бо­тать» в Фин­лян­дии вы, ко­неч­но, бу­де­те. Во­прос толь­ко – хва­тит ли у вас на это де­нег?

Да­же на та­кой ра­бо­те тре­бу­ет­ся зна­ние фин­ско­го язы­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.