Лег­ко ли язы­ком бол­тать?

Novosti Helsinki with FINNBAY - - БИЗНЕС - Ири­на Та­ба­ко­ва

– Как-то вы­зы­ва­ют ме­ня в КЕЛА, что­бы по­мочь офор­мить по­со­бие по бо­лез­ни. Ан­ке­та, ко­то­рую нуж­но за­пол­нить со­сто­ит из че­ты­рех стра­ниц, т. е. при­мер­но трид­цать во­про­сов, от об­сто­я­тель­ных от­ве­тов на ко­то­рые и за­ви­сит по­ло­жи­тель­ный ре­зуль­тат, – рас­ска­зы­ва­ет Ла­ри­са. – На­чи­наю пе­ре­во­дить, а кли­ент со­про­тив­ля­ет­ся: «Я что ли фин­ско­го не знаю! Де­сять лет тут уже жи­ву!» В ито­ге, ко­гда за час он еле-еле от­ве­тил все­го во­про­сов на 10, я вста­ла, по­про­ща­лась… «А вы ку­да?» – за­бес­по­ко­ил­ся кли­ент. Я чест­но от­ве­ти­ла, что на ра­бо­ту, то есть в сле­ду­ю­щее ме­сто, где тре­бу­ет­ся пе­ре­вод­чик.

Ла­ри­са ра­бо­та­ет фри­лан­се­ром сра­зу для несколь­ких фирм. Как пра­ви­ло, на уст­ные пе­ре­во­ды ее вы­зы­ва­ют по несколь­ко раз в неде­лю. Кро­ме это­го, есть пись­мен­ные пе­ре­во­ды и пе­ре­во­ды по те­ле­фо­ну. Это, на­при­мер, бы­ва­ет то­гда, ко­гда рус­ско­языч­но­му граж­да­ни­ну тре­бу­ет­ся по­мощь где-ни­будь в Ла­план­дии. В боль­ни­цу по­пал, съе­хал на гру­зо­ви­ке в яму, по­ли­цей­ские за­дер­жа­ли за ез­ду в нетрез­вом ви­де. При­чем вы­зы­вать мо­гут и в буд­ни, и в празд­ни­ки, и в вы­ход­ные, и глу­бо­кой но­чью.

– Ле­том я впер­вые за год вы­бра­лась в цер­ковь на служ­бу. И тут зво­нок из по­ли­ции, на­до сроч­но разо­брать­ся в од­ном уго­лов­ном де­ле. Ко­неч­но, я все бро­си­ла, по­еха­ла в по­ли­цию. Вы­ход­ной, по­го­да пре­крас­ная, хо­чет­ся на при­ро­ду. И не мне од­ной. По­ли­цей­ский то­же вздох­нул: «Ну хоть од­на от­ра­да: двой­ная зар­пла­та!» Это у него. Пе­ре­вод­чи­кам по­че­му-то не пла­тят ни за ноч­ное, ни за празд­нич­ное вре­мя.

В сред­нем Ла­ри­су и ее кол­лег вы­зы­ва­ют на час, на два. Но труд­но пред­ска­зать! Од­на­ж­ды ей при­шлось про­ве­сти в аэро­пор­ту по­ло­ви­ну су­ток. То ли по­гра­нич­ни­ки слиш­ком тща­тель­но пас­са­жи­ров про­ве­ря­ли, то ли те по­па­да­лись сплошь «неза­ко­но­по­слуш­ные», а имен­но бы­ли до­ка­за­тель­ства «неце­ле­во­го ис­поль­зо­ва­ния» фин­ской шен­ген­ской ви­зы. На­при­мер, ес­ли че­ло­век по­лу­чил ее на неде­лю, то бо­лее по­ло­ви­ны сро­ка пре­бы­ва­ния он дол­жен про­ве­сти в Фин­лян­дии, осталь­ное вре­мя там, где за­хо­чет. И ту­рист дол­жен это до­ка­зать, предъ­явив, на­при­мер, бронь оте­ля. В про­тив­ном слу­чае (или ес­ли об­на­ру­жи­ва­ет­ся би­лет, до­пу­стим, до Ма­д­ри­да и толь­ко), по­гра­нич­ник име­ет пол­ное пра­во в со­от­вет­ствии с за­ко­ном об ино­стран­цах за­крыть визу, от­пра­вив пу­те­ше­ствен­ни­ка до­мой бли­жай­шим рей­сом.

– Од­на­ж­ды при­шлось всю ночь про­ве­сти в боль­ни­це, – вспо­ми­на­ет Ла­ри­са. – У мо­ло­дой бе­жен­ки на­ча­лись ро­ды. Язы­ка, да­же ан­глий­ско­го, она не зна­ет, плюс лек­си­ка весь­ма спе­ци­фи- чес­кая. К ме­ди­цин­ским пе­ре­во­дам во­об­ще нуж­но очень тща­тель­но го­то­вить­ся и хо­ро­шо вла­деть тер­ми­но­ло­ги­ей на эту те­му. И да­же то­гда мо­гут быть неожи­дан­но­сти. На­при­мер, од­на­ж­ды у рус­ско­языч­но­го па­ци­ен­та по всем ана­ли­зам об­на­ру­жи­лось очень се­рьез­ное кож­но-ве­не­ри­че­ское за­бо­ле­ва­ние, при­чем в уже за­пу­щен­ной фор­ме. В Фин­лян­дии это­го за­бо­ле­ва­ния нет уже лет два­дцать, врач был оза­да­чен. А па­ци­ент оби­дел­ся на пе­ре­вод­чи­ка: «Ты что ме­ня оскорб­ля­ешь!»

Бы­ва­ют ве­щи и по­ху­же. На­при­мер, услы­шав от­ри­ца­тель­ное ре­ше­ние, че­ло­век вы­ска­зы­ва­ет все, что ду­ма­ет…Ко­му? Есте­ствен­но, в первую оче­редь пе­ре­вод­чи­ку. Осталь­ные-то его все рав­но не пой­мут, по­ка пе­ре­вод­чик не пе­ре­ве­дет! И ино­гда очень труд­но удер­жать­ся и скрыть свои эмо­ции. Но нуж­но. Так же, как нуж­но оста­вать­ся бес­при­страст­ным и не «при­ни­мать ни­чью сто­ро­ну». Хо­тя, по сло­вам Ла­ри­сы, ино­гда так и под­мы­ва­ет. Осо­бен­но во все­воз­мож­ных «со­ци­ал­ках». Тут все за­ви­сит от кон­крет­но­го чи­нов­ни­ка, к ко­то­ро­му по­па­дешь. Осо­бен­но то­гда, ко­гда во­прос ре­ша­ет­ся яв­но не в поль­зу кли­ен­та (хо­тя вполне мо­жет быть – по за­ко­ну! – по­ло­жи­тель­ным). Но и это не по­ло­же­но.

У пе­ре­вод­чи­ков Фин­лян­дии су­ще­ству­ет эти­че­ский ко­декс, ко­то­рый они обя­за­ны со­блю­дать, в том чис­ле быть бес­при­страст­ны­ми.

Во­об­ще по­тре­би­те­лей пе­ре­вод­че­ских услуг можно раз­де­лить на несколь­ко ка­те­го­рий. Пер­вая – и са­мая об­шир­ная – те, услу­ги для ко­то­рых опла­чи­ва­ет го­су­дар­ство, му­ни­ци­паль­ные служ­бы или не­за­ви­си­мые и меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции. Это беженцы, «тру­до­вые» им­ми­гран­ты, пен­си­о­не­ры – ре­па­три­ан­ты, ко­то­рые, мо­жет быть, в си­лу воз­рас­та так и не вы­учив­шие фин­ский язык, ту­ри­сты, со­вер­шив­шие то или иное неза­кон­ное де­я­ние, на­при­мер, ез­ду в пья­ном ви­де или кра­жу из ма­га­зи­на. Кста­ти, в Фин­лян­дии во­ры дей­ству­ют «обыч­ным» ме­то­дом, про­но­ся ве­щи че­рез кас­су, «за­бы­вая» за­пла­тить за вещь. И еще за­бы­ва­ют, что здесь вез­де име­ют­ся ви­део­ка­ме­ры. По­том удив­ля­ют­ся, что на вы­хо­де их уже ждет охран­ник.

Вто­рая – это те, ко­то­рые опла­чи­ва­ют услу­ги са­мо­сто­я­тель­но. Их ин­те­ре­су­ет и от­кры­тие сче­та в бан­ке, и за­клю­че­ние до­го­во­ра со стра­хо­вой ком­па­ни­ей или с энер­ге­ти­че­ской ком­па­ни­ей, на­при­мер, при по­куп­ке недви­жи­мо­сти. Бы­ва­ло, что пе­ред кри­зи­сом из Моск­вы ре­гу­ляр­но при­ез­жал «агент» с ку­чей до­ве­рен­но­стей и ску­пал все под­ряд: и квар­ти­ры, и до­ма, и да­чи, и участ­ки на бе­ре­гу мо­ря.

Ка­те­го­рия тре­тья – не по­сто­ян­ная – это лю­ди, ко­то­рым пе­ри­о­ди­че­ски ну­жен за­ве­рен­ный пе­ча­тью пись­мен­ный пе­ре­вод тех или иных до­ку­мен­тов: сви­де­тель­ства о рож­де­нии ре­бен­ка, бра­ке, раз­во­де, смер­ти … Ино­гда тре­бу­ет­ся нечто спе­ци­фи­че­ское, на­при­мер, пе­ре­вод до­ку­мен­та, ка­са­ю­щий­ся гор­ной про­мыш­лен­но­сти, на­при­мер.

По­че­му-то счи­та­ет­ся, что у пе­ре­вод­чи­ков легкая ра­бо­та: труд­но, что ли, про­сто язы­ком бол­тать? Да еще по­лу­чать за это, к при­ме­ру, 30 ев­ро в час? На­вер­ное, про­сто «бол­тать» на фин­ском язы­ке за та­кие день­ги не труд­но. Од­на­ко для то­го, что­бы ква­ли­фи­ци­ро­ван­но пе­ре­во­дить на спе­ци­аль­ные те­мы, на­при­мер, на ме­ди­цин­ские или юри­ди­че­ские, по­лу­чить ли­цен­зию ав­то­ри­зо­ван­но­го пе­ре­вод­чи­ка и соб­ствен­ную пе­чать, тем са­мым га­ран­ти­руя ка­че­ство пе­ре­во­да, учить­ся при­дет­ся не один год и сдать мно­же­ство труд­ных эк­за­ме­нов, су­мев « не по­пасть­ся» во все ло­вуш­ки не са­мо­го лег­ко­го в ми­ре язы­ка.

Пись­мен­ные пе­ре­во­ды тек­стов и до­ку­мен­тов с фин­ско­го на рус­ский:

+358(0)468112299

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.