Школь­ная сказ­ка?

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО - Якуб Ла­пат­ка

Кве­ли­ко­му со­жа­ле­нию без­ба­шен­ных пра­во­за­щит­ни­ков-ли­бе­ра­лов, счи­та­ю­щих, что в ми­ре долж­ны быть толь­ко пра­ва и ни­ка­ких обя­зан­но­стей, жизнь на­ша плот­но об­став­ле­на ими (не толь­ко ли­бе­ра­ла­ми, но и обя­зан­но­стя­ми). С од­ной сто­ро­ны это за­ко­ны го­су­дар­ства, а с дру­гой – непи­сан­ные за­ко­ны мо­ра­ли. И го­су­дар­ство щед­ро на­ла­га­ет обя­зан­но­сти на сво­их граж­дан.

Пер­вая из них, ко­неч­но, во­ин­ская по­вин­ность. Мы, на­при­мер, долж­ны бы­ли от­слу­жить в Со­вет­ской Ар­мии три го­да или че­ты­ре на фло­те. Как то­гда го­во­ри­ли – от­дать долг Ро­дине. За что? Да «за на­ше счаст­ли­вое дет­ство!» А в дет­стве мы бы­ли обя­за­ны по­лу­чить обя­за­тель­ное се­ми­лет­нее об­ра­зо­ва­ние. И по­лу­ча­ли, и учи­ли, и зуб­ри­ли, и ни­че­го. Мы пом­ним, что ча­сти­ца не с гла­го­ла­ми пи­шет­ся от­дель­но, а уж, за­муж, нев­тер­пеж – без мяг­ко­го зна­ка. И мно­го еще по­доб­но­го и не по­доб­но­го. Прав­да, сей­час неко­то­рые ре­фор­ма­то­ры счи­та­ют, что бад­мин­тон в рос­сий­ской шко­ле важ­нее рус­ско­го язы­ка, а дзю­до– ма­те­ма­ти­ки.

Они оправ­ды­ва­ют это тем, что – ви­ди­те ли! – по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство вы­пуск­ни­ков сред­ней шко­лы не пом­нит ни за­ко­ны Нью­то­на, ни пра­ви­ло бу­рав­чи­ка, ни го­ды прав­ле­ния Ива­на Ва­си­лье­ви­ча, гроз­но­го по про­фес­сии. В жиз­ни это не при­го­дит­ся боль­шин­ству вы­пуск­ни­ков! Не на­до им все это! В шко­ле нуж­ны прак­ти­че­ские пред­ме­ты, то есть, труд, ос­но­вы без­опас­ной жиз­ни, пи­ле­ние-вя­за­ние и дзю­до с бад­мин­то­ном. Все пра­виль­но. Нуж­но и это. Но ес­ли в школь­ной про­грам­ме оста­вить толь­ко этот нехит­рый на­бор, то­гда это бу­дет уже не об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ная школа, и да­же не ГПТУ, а фаб­рич­но за­вод­ское учи­ли­ще, ид­ти ку­да так пла­мен­но при­зы­ва­ют ид­ти чу­жих де­тей вы­со­ко и не очень вы­со­ко по­став­лен­ные чи­нов­ни­ки. Прав­да о судь­бе и уче­бе сво­их де­тей они умал­чи­ва­ют. Толь­ко Дмит­рий Мед­ве­дев при­знал­ся, что сын не по­шел в ГПТУ, а в МГИМО. А там, на­сколь­ко из­вест­но, учат не на сле­са­рей, так нуж­ных го­су­дар­ству рос­сий­ско­му.

Про­сти­те, увлек­ся и от­влек­ся. Я ведь о все­об­щем обя­за­тель­ном об­ра­зо­ва­нии. Прав­да, и здесь СССР, да и ны­неш­няя Россия идут осо­бым и про­стым пу­тем: вот вам обя­зан­ность учить­ся, а как вы ее бу­де­те ис­пол­нять – ва­ше де­ло. У нас ведь все­об­щее обя­за­тель­ное и бес­плат­ное об­ра­зо­ва­ние. Нуж­ны кни­ги-тет­рад­ки, ка­ран­да­ши­руч­ки? Так ку­пи­те и учи­тесь на здо­ро­вье! Стран­но, что еще не до­ду­ма­лись до та­кой про­стой ве­щи, как плат­ная во­ин­ская по­вин­ность. Ты обя­зан слу­жить в ар­мии? Так вот ку­пи се­бе танк и слу­жи! А хо­чешь – са­мо­лет ку­пи! И обя­за­тель­но, и прак­тич­но: ни­кто ведь не за­хо­чет гро­бить свой соб­ствен­ный танк про­сто вот так, а бу­дет бе­реж­но к нему от­но­сить­ся. А по­том Ми­но­бо­ро­ны его ку­пит по оста­точ­ной сто­и­мо­сти, а сле­ду­ю­ще­му при­зыв­ни­ку впа­рит как но­вый. Про­сто и рен­та­бель­но, не прав­да ли? Идею от­даю без па­тен­та.

Фин­ны же по­шли дру­гим пу­тем. Со свой­ствен­ной всем за­пад­ни­кам неши­ро­той души и скру­пу­лез­но­стью, они, по­раз­мыс­лив, при­шли к па­ра­док­саль­но­му вы­во­ду: раз уж го­су­дар­ство обя­зы­ва­ет граж­дан к че­му-ли­бо, так зна­чит, оно долж­но обес­пе­чить граж­да­ни­ну усло­вия для вы­пол­не­ния этой обя­зан­но­сти. И раз­ни­цы меж­ду во­ен­ной обя­зан­но­стью и школь­ной прак­ти­че­ски стер­лась. На об­ра­зо­ва­ние из бюд­же­та вы­де­ля­ет­ся да­же боль­ше, чем на ар­мию. Уче­ни­ки де­вя­ти­лет­ней ба­зо­вой шко­лы, как и сол­да­ты, на­хо­дят­ся на го­су­дар­ствен­ном обес­пе­че­нии. Бес­плат­ное обу­че­ние, бес­плат­ные учеб­ни­ки, тет­ра­ди и про­чее, бес­плат­ное ра­зо­вое пи­та­ние в шко­ле и бес­плат­ный про­езд до шко­лы. Та­кое же по­ло­же­ние, ка­жет­ся, да­же в Уруг­вае, но мы бу­дем го­во­рить те­перь о фин­ской шко­ле.

Опи­сы­вать по­дроб­но си­сте­му фин­ско­го об­ра­зо­ва­ния, струк­ту­ру фин­ской шко­лы или рас­клад учеб­ных пред­ме­тов нет смыс­ла, да и воз­мож­но­сти в рам­ках этой ста­тьи. По­смот­рим луч­ше на те мо­мен­ты и прин­ци­пы, ко­то­рые де­ла­ют фин­ское об­ра­зо­ва­ние ед­ва ли не луч­шим в ми­ре. Итак: преж­де все­го уче­ник. Де­ти в Фин­лян­дии – пред­мет осо­бой за­бо­ты го­су­дар­ства и об­ще­ства. С на­шей же, со­вет­ско-рос­сий­ской точ­ки зре­ния фин­ский уче­ник рас­пу­щен, раз­вя­зен и свое­нра­вен. Он не но­сит школь­ной фор­мы, но­сит длин­ные во­ло­сы и – о ужас! – на­зы­ва­ет учи­те­ля на «ты»и да­же не бо­ит­ся ди­рек­то­ра шко­лы. Но имен­но с это­го мо­мен­та и на­чи­на­ет­ся вос­пи­та­ние сво­бод­но­го, тру­до­лю­би­во­го и за­ко­но­по­слуш­но­го граж­да­ни­на.

Ма­лень­ко­му че­ло­ве­ку нена­вяз­чи­во да­ют по­нять, что он не толь­ко объ­ект при­ло­же­ния учеб­но-пе­да­го­ги­че­ских уси­лий, но и рав­но­прав­ный участ­ник учеб­но­го про­цес­са. Он да­же мо­жет оспо­рить оцен­ку, ес­ли су­ме­ет ар­гу­мен­ти­ро­вать свою точ­ку зре­ния. Осо­бен­но по гу­ма­ни­тар­ным пред­ме­там: ли­те­ра­ту­ре, ис­то­рии, фи­ло­со­фии, где че­ло­ве­че­ский фак­тор при оцен­ке иг­ра­ет глав­ную роль. И учи­тель мо­жет со­гла­сить­ся с до­во­да­ми ма­ло­лет­не­го оп­по­нен­та. Но рав­но­пра­вие все же огра­ни­чи­ва­ет­ся про­грам­мой и нена­зой­ли­вы­ми на­став­ле­ни­я­ми учи­те­ля. Сво­бо­ды «хо­чу де­лаю – хо­чу не де­лаю» в фин­ской шко­ле нет. Од­на­ко де­ти не бо­ят­ся шко­лы. Это до­сти­га­ет­ся тем, что до тре­тье­го клас­са им не ста­вят оце­нок. Но они са­ми долж­ны дать оцен­ку сво­им зна­ни­ям, сво­им от­но­ше­ни­ям с то­ва­ри­ща­ми, сво­е­му по­ве­де­нию и при­ле­жа­нию. Для это­го есть спе­ци­аль­ные блан­ки, где де­ти ста­вят кре­сти­ки-но­ли­ки, вы­став­ляя се­бе оцен­ки. То есть они при­уча­ют­ся к са­мо­сто­я­тель­но­му и трез­во­му взгля­ду на се­бя и на окру­жа­ю­щий мир. Са­мо­сто­я­тель­ность – вот главный прин­цип обу­че­ния в фин­ской шко­ле. Учи­тель объ­яс­ня­ет ма­те­ри­ал, сле­дит за его усво­е­ни­ем и да­ет за­да­ния. До тре­тье­го клас­са вклю­чи­тель­но это, ско­рее иг­ро­вые мо­мен­ты.

Но по­том на­груз­ка на­чи­на­ет по­сте­пен­но воз­рас­тать. За­да­ния да­ют­ся се­рьез­ные, тре­бу­ю­щие зна­ний и при­ме­не­ния их в кон­крет­ной об­ста­нов­ке. На­при­мер, био­ло­гия. Про­хо­дят, ска­жем, мле­ко­пи­та­ю­щих. В кон­це те­мы да­ет­ся за­да­ние опи­сать ка­кое-ли­бо жи­вот­ное, до­пу­стим, рысь, мед­ве­дя или кен­гу­ру. Аре­ал оби­та­ния, жиз­не­обес­пе­че­ние, жиз­не­спо­соб­ность, раз­мно­же­ние, ме­сто в эко­си­сте­ме ми­ра – вот при­мер­но так.

Или гео­гра­фия: про­ехать несколь­ко ты­сяч ки­ло­мет­ров по зем­но­му ша­ру из точ­ки А в точ­ку Б, опи­сы­вая по­пут­но кли­мат, фло­ру, фа­у­ну, де­мо­гра­фию, эко­но­ми­ку и куль­ту­ру «про­ез­жа­е­мых» мест. То же и по дру­гим пред­ме­там. От уче­ни­ка тре­бу­ет­ся не про­сто за­зуб­рить некий па­ра­граф, а уметь при­ме­нить свои зна­ния, не про­сто про­чи­тать про­из­ве­де­ние клас­си­ка, будь то Вяй­нё Лин­на или Ви­льям Шекс­пир, но и дать имен­но свою оцен­ку ге­ро­ям, сти­лю, ком­по­зи­ции и про­из­ве­де­нию в це­лом. Все это тре­бу­ет зна­ний, са­мо­сто­я­тель­но­сти мыш­ле­ния и нема­ло­го тру­да. И сказ­ки о лег­ко­сти уче­ния в фин­ской шко­ле – это все­го лишь имен­но сказ­ки.

Вос­пи­та­нию чув­ства соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства и пра­во­со­зна­ния де­тей спо­соб­ству­ет то, что из Все­об­щей де­кла­ра­ции прав ребенка не де­ла­ют за­сек­ре­чен­но­го до­ку­мен­та. Еще бо­лее это­му спо­соб­ству­ет пол­ное от­сут­ствие в шко­ле со­слов­но­го чван­ства и фа­на­бе­рии. Да­же са­мые бо­га­тые уче­ни­ки ез­дят в шко­лу на ав­то­бу­сах и ве­ло­си­пе­дах. И друж­бу во­дят с кем за­хо­тят, а не с осо­бя­ми из «сво­е­го кру­га». Мне из­ве­стен слу­чай, ко­гда две пер­во­клаш­ки со­бра­лись к ди­рек­то­ру, что­бы разо­брать­ся с дей­стви­тель­но лю­би­мой учи­тель­ни­цей, по­то­му что «она раз­го­ва­ри­ва­ла с ни­ми непоз­во­ли­тель­ным то­ном». Обо­шлось. Но это го­во­рит о мно­гом.

Од­на­ко не сле­ду­ет ду­мать, что уче­ни­ки мо­гут «бес­пре­дель­ни­чать», поль­зу­ясь об­ще­че­ло­ве­че­ски­ми пра­ва­ми. За внут­ри­школь­ные на­ру­ше­ния на­ка­за­ние сле­ду­ет неза­мед­ли­тель­но. Ху­ли­га­на мо­гут вы­ста­вить из клас­са, мо­гут сде­лать вы­го­вор, нера­ди­во­го уче­ни­ка мо­гут оста­вить от­си­деть па­ру ча­сов по­сле уро­ков. Сей­час да­же (во­пре­ки по­бор­ни­кам всех сво­бод) по­го­ва­ри­ва­ют об уже­сто­че­нии на­ка­за­ний: убор­ка школь­ной тер­ри­то­рии и на ко­рот­кое вре­мя ис­клю­че­ние из шко­лы. По­след­нее страш­но тем, что от учи­те­лей не тре­бу­ют то­таль­ной успе­ва­е­мо­сти: про­пу­стил урок, по­лу­чил низ­кую оцен­ку, и Бог с то­бой. А ли­це­ист, по­лу­чив­ший два пись­мен­ных вы­го­во­ра, от­чис­ля­ет­ся из ли­цея и на­мно­го удли­ня­ет свой путь к выс­ше­му об­ра­зо­ва­нию, а зна­чит, к хо­ро­шей зар­пла­те и ка­рье­ре. Не хо­чешь учить­ся – не учись. По­лу­чай низ­кие оцен­ки и оста­вай­ся на­веч­но в раз­но­ра­бо­чих. Как ви­ди­те, пол­ная сво­бо­да вы­бо­ра.

Впро­чем, су­ще­ству­ют и по­ощ­ре­ния. Это мо­гут быть бла­го­дар­но­сти, что вы­со­ко це­нит­ся, мо­гут быть и де­неж­ные пре­мии как за об­щую хо­ро­шую уче­бу, так и за успе­хи в от­дель­ных пред­ме­тах. Все урав­но­ве­ше­но.

Так в шко­ле за­кла­ды­ва­ют­ся ос­но­вы то­го об­ще­ства, где ми­ни­стры ез­дят на ав­то­бу­сах и метро, по­ли­цей­ские дру­же­люб­ны и веж­ли­вы, а со­сто­я­тель­ные лю­ди не вы­пя­чи­ва­ют свое бо­гат­ство.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.