Лич­ный взгляд на ру­со­фо­бию

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ДИСКУССИЯ - На­дя Кар­ху­нен

Про­жив в Фин­лян­дии око­ло 10 лет, я про­сто свык­лась с мыс­лью о том, что рус­ских здесь не лю­бят; я при­ни­маю сей факт как дан­ность, как при­ло­же­ние к этой стране. Так жить лег­че, чем дол­го и упор­но до­ка­зы­вать свою хо­ро­шесть. Уто­ми­тель­но, да, и ка­кой смысл в этом, ко­гда пред­на­зна­че­ние че­ло­ве­ка на этой зем­ле – про­сто быть счаст­ли­вым. И я счаст­ли­ва, хо­тя бы по­то­му, что есте­ствен­ней­шим об­ра­зом не отрав­ляю се­бя мыс­ля­ми о ру­со­фо­бии, ведь в ито­ге про­иг­ры­ва­ет и ра­нит се­бя как раз тот, кто ис­пы­ты­ва­ет столь силь­ное чув­ство как нена­висть или про­сто непри­язнь к нам.

Смыс­ла нена­ви­деть нет ещё и по­то­му, что тер­ри­то­ри­аль­но Рос­сия и Фин­лян­дия со­се­ди, а это уже яв­ля­ет­ся неоспо­ри­мой дан­но­стью от Бо­га и для ис­прав­ле­ния по­ло­же­ния не пред­став­ля­ет­ся ни­ка­кой воз­мож­но­сти. Ло­гич­ней и вы­год­ней бы­ло бы дру­жить или быть в доб­ром со­сед­стве, что и де­ла­ет­ся, по край­ней ме­ре, на выс­шем по­ли­ти­че­ском уровне.

На се­го­дняш­ний день ра­зум­но­го объ­яс­не­ния нена­ви­сти к рус­ским я не на­хо­жу: со вре­мён Зим­ней вой­ны ми­ну­ло по­чти 70 лет – это же сред­няя про­дол­жи­тель­ность од­ной че­ло­ве­че­ской жиз­ни! Во все вре­ме­на шли вой­ны, и сей­час кто-то на ко­го-то на­па­да­ет с це­лью за­хва­та благ тер­ри­то­рии. Но ведь рус­ские не ис­пы­ты­ва­ют сей­час нена­ви­сти к нем­цам, хо­тя вой­на с нем­ца­ми унес­ла мил­ли­о­ны рус­ских жиз­ней. Рус­ские и евреи, как ни­ка­кие дру­гие на­ции, осо­зна­ли, на­сколь­ко ужа­сен фа­шизм и ка­кое сча­стье, что хоть та­кой тяж­кой це­ной, но смог­ли оста­но­вить его са­мо­уве­рен­ное ше­ствие по пла­не­те. Из это­го ужа­са при­об­ре­тён опыт ми­ро­во­го зна­че­ния. Па­мять о слу­чив­шем­ся слу­жит в на­зи­да­ние бу­ду­щим по­ко­ле­ни­ям: вот что бы­ва­ет, ко­гда вдруг од­на на­ция возо­мнит о се­бе лиш­нее и на­зо­вёт се­бя выс­шей, пре­не­бре­жи­тель­но воз­вы­сив­шись над дру­ги­ми.

Объ­яс­не­ния нена­ви­сти нет, но жи­вёт во мне по­ни­ма­ние фин­ско­го на­ро­да. Ведь фин­ны ве­ка­ми бы­ли под гнё­том Шве­ции или в со­ста­ве Рос­сии. И ме­нее чем 100 лет на­зад, на­ко­нец­то об­ре­тя неза­ви­си­мость, они хо­те- ли бы на­сла­дить­ся сво­ей сво­бо­дой в пол­ной ме­ре, не свя­зы­ва­ясь и не под­пус­кая близ­ко сво­их со­се­ду­шек. Это на­сла­жде­ние сво­бо­дой на­ро­да, в ко­то­ром на ген­ном уровне за­пи­сан ком­плекс ма­ло­го, веч­но угне­тён­но­го. Ведь ес­ли у опре­де­лён­ной на­ции здо­ро­вая хо­ро­шая са­мо­оцен­ка и это са­мое чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства ве­се­ло пы­шит в нём, то та­кой народ не мо­жет нена­ви­деть дру­гие на­ро­ды, ему чуж­до это угне­та­ю­щее чув­ство; оно про­сто не нуж­но ему, чтоб ощу­тить се­бя до­стой­ным.

Я не ве­рю в бла­го­по­лу­чие бра­ков меж­ду фин­на­ми и рус­ски­ми. Эти бра­ки име­ют вре­мен­ный ха­рак­тер и, ча­ще все­го, за­кан­чи­ва­ют­ся раз­во­да­ми. Ис­клю­че­ни­ем бы­ва­ют та­кие со­ю­зы, в ко­то­рых рус­ская жен­щи­на, вы­хо­дя за­муж за фин­на, уже на­хо­дит­ся в глу­бо­ко баль­за­ков­ском воз­расте. Ду­ма­ет­ся мне, что к это­му воз­рас­ту жен­щи­ны Рос­сии раз­ви­ва­ют в се­бе та­кое дол­го­тер­пе­ние, что вый­ти за фин­на ка­жет­ся им мень­шим из зол.

Но слу­ча­ет­ся и так, ко­гда взрос­лая жен­щи­на на про­тя­же­нии дол­го­го вре­ме­ни стал­ки­ва­ет­ся по ра­бо­те в ка­ких-то сов­мест­ных рус­ско-фин­ских про­ек­тах, це­нит в фин­ском кол­ле­ге его де­ло­вые ка­че­ства, пунк­ту­аль­ность и це­ле­устрем­лён­ность. И то­гда она с удо­воль­стви­ем вы­хо­дит за­муж за него – из чув­ства ува­же­ния, что иг­ра­ет огром­ную роль при со­зда­нии хо­ро­ше­го гар­мо­нич­но­го бра­ка.

Но, к со­жа­ле­нию, за­ча­стую фин­ские мужчины, столь ско­ро и с удо­воль­стви­ем бе­ру­щие за­муж рус­ских жен­щин, весь­ма несо­сто­я­тель­ны по мно­гим пунк­там. В них жи­вёт ком­плекс непол­но­цен­но­сти. Эман­си­пи­ро­ван­ные, са­мо­сто­я­тель­ные и тре­бо­ва­тель­ные фин­ские жен­щи­ны да­же и не рас­смат­ри­ва­ют та­ких муж­чин в ка­че­стве кан­ди­да­тов в му­жья. И то­гда эти мужчины ре­а­ли­зу­ют свою несо­сто­я­тель­ность, бе­ря в жё­ны рус­ских. Они на­ив­но по­ла­га­ют, что этот «кра­си­вый и де­шё­вый то­вар» мож­но за­про­сто за­дви­нуть ку­да-ни­будь в угол, ко­гда он бу­дет не уго­ден или ко­гда у хо­зя­и­на пло­хое на­стро­е­ние – ведь он вы­та­щил её в ци­ви­ли­за­цию и за это она долж­на под­чи­нять­ся и по­кор­но тер­петь его на­стро­е­ния, а ча­стень­ко и ру­ко­при­клад­ство.

Мне очень хо­чет­ся за­щи­тить рус­ских жен­щин, и в первую оче­редь предо­хра­нить их от вступ­ле­ния в по­доб­ные уни­жа­ю­щие че­ло­ве­че­ское до­сто­ин­ство бра­ки. Хо­чет­ся ска­зать им: не то­ро­пи­тесь, при­смот­ри­тесь хо­ро­шень­ко, ведь вре­мя – луч­ший по­мощ­ник в хо­ро­шем вы­бо­ре; вклю­чи­те ра­зум или по­слу­шай­те ин­ту­и­цию – ведь ес­ли финн созна­тель­но ищет се­бе неве­сту имен­но из Рос­сии, быть мо­жет, что-то в нём не так, по­че­му-то он не уго­ден мест­ным кра­са­ви­цам.

У ме­ня есть свой опыт так на­зы­ва­е­мо­го меж­ду­на­род­но­го бра­ка с фин­ном. Спо­кой­но вы­ска­зы­вая личное мне­ние по ка­ко­му-ли­бо оче­ред­но­му по­во­ду, в ме­ня ле­те­ло: «Ryssä on aina ryssä, vaikka voissa paistais», я не оби­жа­лась, но на­сто­ра­жи­ва­лась... По­след­ней кап­лей стал при­каз мо­е­го фин­ско­го му­жа: «Го­во­ри с мо­им ре­бён­ком на язы­ке лю­дей!» Я за­бра­ла ре­бён­ка и ушла, так как я-то точ­но знаю, что го­во­рю и бу­ду го­во­рить все­гда на язы­ке ве­ли­чай­ше­го ум­ней­ше­го на­ро­да, на­ро­да с ве­ли­кой ве­ко­вой ис­то­ри­ей и ве­ли­ко­леп­ны­ми тра­ди­ци­я­ми! Про­сто фин­ский муж мой по недо­ста­точ­ной об­ра­зо­ван­но­сти сво­ей не знал об этом фак­те... да и не хо­чет знать до сих пор, хоть у него опять рус­ская не­ве­ста.

В мо­ей ис­то­рии ко­рю толь­ко се­бя: нуж­но бы­ло быть вни­ма­тель­ней и по­об­щать­ся со сво­им кра­си­вым из­бран­ни­ком по­доль­ше ещё до бра­ка. Од­но­го го­да ока­за­лось недо­ста­точ­но, что­бы хо­ро­шень­ко узнать друг дру­га.

Мне нра­вит­ся Фин­лян­дия, но по­лю­би­ла я её толь­ко по­сле то­го, как при­вык­ла к этой стране: к её чи­сто­те, раз­ме­рен­но­сти и про­зрач­но­сти. Быть мо­жет по­то­му, что я са­ма ин­гер­ма­ланд­ка, эта стра­на очень под­хо­дит мо­е­му ха­рак­те­ру. И я на­де­юсь это вза­им­но!

Мне нра­вит­ся ра­бо­тать с фин­на­ми. Там, где за­дей­ство­ван финн, всё срок в срок, пре­дель­но от­вет­ствен­но и так, как обе­ща­но. Фин­ны – очень тер­пе­ли­вая и тру­до­лю­би­вая на­ция. Для них труд – это стиль жиз­ни, по­чёт­ная обя­зан­ность. Он так же есте­стве­нен для них, как ходь­ба и ды­ха­ние.

Я очень це­ню в них мно­гие ка­че­ства.

P.S: Да, на­вер­ное, фин­нам не за что лю­бить рус­ских, ведь мы неко­гда бы­ли ок­ку­пан­та­ми – гра­би­те­ля­ми и сей­час про­би­ра­ем­ся сю­да кто ка­ки­ми пу­тя­ми, так ска­зать бе­жим от сво­ей го­ря­чо лю­бя­щей стра­ны Рос­сии. Но не зря же го­во­рит­ся: «Ры­ба ищет где глуб­же – че­ло­век где луч­ше». Это есте­ствен­но и вполне по­нят­но.

Я ду­маю, что глав­ное, при­ез­жая на жи­тьё-бы­тьё в чу­жую стра­ну, быть чут­ким и вни­ма­тель­ным, де­ли­кат­ным что ли, ведь это же так ин­те­рес­но – по­знать дру­гую стра­ну, по­на­блю­дать за её жи­те­ля­ми и за их тра­ди­ци­я­ми. Глав­ное ува­жать то, что до­ро­го и цен­но тво­е­му со­се­ду, а ува­же­ние и при­хо­дит че­рез по­зна­ние. Ду­маю, что от каж­до­го рус­ско­го, жи­ву­ще­го здесь, лич­но за­ви­сит, по­лю­бят его или нет!

Рус­ские – ум­ный, раз­ви­тый и юмор­ной народ, и мы ох как мо­жем нра­вить­ся, ко­гда са­ми это­го по-на­сто­я­ще­му за­хо­тим! Толь­ко, в лю­бом слу­чае, это нам нуж­но ува­жи­тель­но при­бли­зить­ся к фин­нам, ведь это мы сю­да при­е­ха­ли, а не они нас сер­деч­но по­зва­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.