« Вре­мя ле­чит »

Как из­вест­но, «луч­ше быть бо­га­тым и здо­ро­вым, чем бедным и боль­ным». Ну, или хо­тя бы здо­ро­вым. К со­жа­ле­нию, ни от бо­лез­ней, ни от несчаст­ных слу­ча­ев ни­кто не за­стра­хо­ван, в том чис­ле, и жур­на­ли­сты. Хо­тя у нас есть сла­бое уте­ше­ние: рас­ска­зать мас­со­вой ау­ди

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Яне мо­гу дать вам на­прав­ле­ние к спе­ци­а­ли­сту: у вас все по­ка нор­маль­но. Вот ко­гда по­явят­ся при­зна­ки, что с но­во­об­ра­зо­ва­ни­ем что-то не в по­ряд­ке, то­гда и на­зна­чим до­пол­ни­тель­ные ис­сле­до­ва­ния».

Та­кой от­вет на про­тя­же­нии по­чти трех лет Оль­га слы­ша­ла как ми­ни­мум от че­ты­рех раз­ных вра­чей в рай­он­ной по­ли­кли­ни­ке. Вра­чи бы­ли рус­ско­языч­ные, и неко­то­рые от­кро­вен­но до­бав­ля­ли, что слиш­ком дол­го, мол, до­би­ва­лись ли­цен­зии, по­то­му не же­ла­ют ее те­рять из-за ка­кой-то там па­ци­ент­ки.

В об­щем-то, мы уже пи­са­ли о си­сте­ме по­ли­кли­ни­че­ской по­мо­щи в Фин­лян­дии, ко­то­рой недо­воль­ны не толь­ко им­ми­гран­ты, но и са­ми фин­ны, на­зы­ва­ю­щие ее не осо­бо хо­ро­шим сло­вом. «Та­кое впе­чат­ле­ние, что вра­чам да­но ука­за­ние: эко­но­мить го­су­дар­ствен­ные день­ги, а клят­ва Гип­по­кра­та – де­ло де­ся­тое». По­нят­но, что вра­чей ма­ло, а па­ци­ен­тов мно­го, но за­бо­лев­ше­му че­ло­ве­ку от это­го не осо­бо лег­че.

К со­жа­ле­нию, ес­ли небо­га­то­му жи­те­лю Фин­лян­дии тре­бу­ет­ся ста­ци­о­нар­ное ле­че­ние или опе­ра­ция, он мо­жет по­лу­чить на­прав­ле­ние в боль­ни­цу (к спе­ци­а­ли­стам на ис­сле­до­ва­ние, до­пол­ни­тель­ные те­сты и так да­лее) толь­ко че­рез первую сту­пень – по­ли­кли­ни­ки.

Впро­чем, мож­но пой­ти и в част­ный сек­тор, где при­мут, ко­неч­но, неза­мед­ли­тель­но, сде­ла­ют все ис­сле­до­ва­ния, но обой­дет­ся все это в весь­ма при­лич­ную сум­му. А ес­ли та­ких де­нег нет?

По­это­му, ис­хо­дя из прин­ци­па «спа­се­ние уто­па­ю­щих – де­ло рук са­мих уто­па­ю­щих», Оль­га сно­ва по­шла в по­ли­кли­ни­ку, вы­яс­ни­ла элек­трон­ную по­чту глав­но­го вра­ча и на­пи­са­ла ему пись­мо с опи­са­ни­ем всех симп­то­мов и прось­бой дать на­прав­ле­ние. От­вет, ти­па «вы долж­ны ве­рить сво­е­му док­то­ру, она зна­ет, что де­лать», при­шел на сле­ду­ю­щий день. При­шлось с этим не со­гла­сить­ся и на­пи­сать еще раз. Ведь, учи­ты­вая ме­сто рас­по­ло­же­ния но­во­об­ра­зо­ва­ния, в слу­чае «че­го пло­хо­го» остал­ся бы толь­ко один вы­ход – ги­льо­ти­на. Это, ко­неч­но, сэко­но­ми­ло бы день­ги фин­ских на­ло­го­пла­тель­щи­ков, но, на­вер­ное, не очень гу­ман­но.

И глав­ный врач сдал­ся. На­прав­ле­ние в со­от­вет­ству­ю­щее от­де­ле­ние уни­вер­си­тет­ско­го гос­пи­та­ля Хель­син­ки Оль­га по­лу­чи­ла бук­валь­но че­рез па­ру недель. В до­воль­но ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни бы­ла сде­ла­на и биоп­сия, и МРТ (все бес­плат­но!) и на­зна­чен ито­го­вый ви­зит к спе­ци­а­ли­сту. Он за­явил:

– «Обыч­но в Фин­лян­дии мы это уда­ля­ем. Но… Ме­сто очень слож­ное, там про­хо­дит ли­це­вой нерв. Есть один шанс из ста, что его за­де­нут во вре­мя опе­ра­ции».

И на­гляд­но изоб­ра­зил, как бу­дет вы­гля­деть ли­цо в этом слу­чае: глаз не за­кры­ва­ет­ся, рот не ше­ве­лит­ся, слю­на те­чет, все на од­ну сто­ро­ну пе­ре­ко­ше­но…

В об­щем, кош­мар. Есте­ствен­но, Оль­га ис­пу­га­лась. Но тут врач ре­шил по­звать кол­ле­гу, ко­то­рая и долж­на бу­дет – в слу­чае ес­ли все-та­ки па­ци­ент­ка со­гла­сит­ся – про­во­дить опе­ра­цию. Хи­рург при­шла, по­смот­ре­ла, пу­гать по­че­му­то не ста­ла и со­об­щи­ла, что уда­лять но­во­об­ра­зо­ва­ние нуж­но обя­за­тель­но, и де­лать это бу­дет она.

Опе­ра­цию на­зна­чи­ли на осень: по су­ще­ству­ю­щей в Фин­лян­дии прак­ти­ке ле­том про­во­дит­ся толь­ко что-то очень сроч­ное, а все пла­но­вое – в уже бо­лее про­хлад­ное вре­мя го­да.

И вот в 6.45 утра Оль­га по­яви­лась в от­де­ле­нии боль­ни­цы.

В Фин­лян­дии нет раз­де­ле­ния на муж­ские и жен­ские от­де­ле­ния, но в па­ла­ты, ко­неч­но, кла­дут пред­ста­ви­те­лей од­но­го по­ла. И одеж­ду вы­да­ют со­от­вет­ству­ю­щую. Что-то ти­па пи­жа­мы с ха­ла­том блек­ло- ро­зо­во­го цве­та для дам, блед­но­си­ре­не­во­го – для муж­чин.

Па­ла­та ока­за­лась трех­мест­ной: с шир­ма­ми меж­ду кро­ва­тя­ми, шкаф­чи­ком для лич­ной одеж­ды и ве­щей, те­ле­ви­зо­ром и ра­ко­ви­ной. Душ и туа­лет – в ко­ри­до­ре. В об­щем, все про­сто, ак­ку­рат­но, функ­ци­о­наль­но, и ни­ка­ких из­ли­шеств.

Впро­чем, осо­бо осмат­ри­вать­ся бы­ло неко­гда. Тут же при­бе­жа­ла «ку­ри­ру­ю­щая» мед­сест­ра, за­ста­ви­ла вы­пить че­ты­ре здо­ро­вен­ные кап­су­лы па­на­до­ла (с тем, что­бы «смяг­чить по­сле­опе­ра­ци­он­ный бо­ле­вой син­дром»), по­ме­ри­ла дав­ле­ния, на­це­пи­ла на ру­ку брас­лет с фа­ми­ли­ей и штрих ко­дом («это что­бы вас мог­ли опо­знать»), при­нес­ла утя­ги­ва­ю­щие чул­ки и по­ин­те­ре­со­ва­лась, смо­жет ли па­ци­ент­ка дой­ти до опе­ра­ци­он­ной са­мо­сто­я­тель­но: «тут неда­ле­ко». Ко­неч­но, та со­гла­си­лась. Во-пер­вых, за­чем по­на­прас­ну утруж­дать че­ло­ве­ка, а во-вто­рых, ле­жа на ка­тал­ке, чув­ству­ешь се­бя со­всем бес­по­мощ­ным, и от это­го еще страш­нее.

У две­рей опе­ра­ци­он­ной при­шлось ми­нут де­сять по­до­ждать, ве­дя с мед­сест­рой свет­скую бе­се­ду. Ви­дя, что па­ци­ент­ку на­чи­на­ет тря­сти, мед­сест­ра уте­ши­ла: «не пе­ре­жи­вай­те, вы в хо­ро­ших ру­ках». И за­ве­ри­ла, что ей очень по­вез­ло.

Во-пер­вых, опе­ра­цию бу­дет про­во­дить од­на из луч­ших спе­ци­а­ли­стов, во-вто­рых, не при­вез­ли вне­зап­но ни­ко­го бо­лее сроч­но­го, а по­то­му не при­дет­ся ждать еще че­ты­ре ча­са.

…Хи­рург по­яви­лась бук­валь­но за ми­ну­ту до то­го, как Оль­га про­ва­ли­лась в сон, улыб­ну­лась, ис­кренне по­же­лав: «sleep well». И, то ли по­это­му, то ли из-за ка­че­ства нар­ко­за ви­де­ния бы­ли очень при­ят­ные.

По­том где-то ча­са пол­то­ра при­шлось про­ве­сти в ре­ани­ма­ци­он­ном от­де­ле­нии в об­ще­стве спе­ци­аль­ной мед­сест­ры, ко­то­рая все это вре­мя си­де­ла ря­дом, пе­ри­о­ди­че­ски из­ме­ря­ла дав­ле­ние, ста­ви­ла ка­пель­ни­цу с физ­рас­тво­ром, а по­том пе­ре­вез­ла на­зад в па­ла­ту.

Там ра­бо­тал те­ле­ви­зор, по­ка­зы­вая весь­ма непло­хой аме­ри­кан­ский фильм с фин­ски­ми суб­тит­ра­ми, а вско­ре при­шла мед­сест­ра, при­нес­ла йо­гурт и мо­ро­же­ное и за­од­но со­об­щи­ла, что ее сме­на за­кон­чи­лась и те­перь за­ни­мать­ся Оль­гой бу­дет ее кол­ле­га. Та ока­за­лась по­стар­ше и к сво­им обя­зан­но­стям от­но­си­лась еще бо­лее се­рьез­но. А по­то­му, ко­гда при­нес­ли обед, со­сто­я­щий из су­па пю­ре, ка­жет­ся, с до­бав­ле­ни­ем пе­чен­ки и де­сер­та (то­же в ви­де пю­ре), обес­по­ко­и­лась, по­че­му в та­рел­ках ни­че­го не умень­ша­ет­ся: невкус­но или гло­тать невоз­мож­но? И сто­ит ли от­пус­кать в та­ком слу­чае па­ци­ент­ку до­мой?

(Обыч­но по­сле та­ких опе­ра­ций ночь при­хо­дит­ся про­ве­сти в боль­ни­це. Преж­де все­го, из-за то­го, что к ране при­креп­ля­ют дре­наж­ную си­сте­му во из­бе­жа­ние ге­ма­то­мы и сни­ма­ют на сле­ду­ю­щее утро. Но Оль­га успе­ла за­ру­чить­ся обе­ща­ни­ем вра­ча).

По­это­му скре­пя серд­це мед­сест­ра ее все-та­ки от­пу­сти­ла: ров­но в семь ча­сов, как бы­ло за­пи­са­но в кар­те. Ехать при­шлось, есте­ствен­но, на так­си: не пу­гать же лю­дей боль­нич­ной одеж­дой и про­зрач­ной труб­кой, иду­щей из гор­ла и по­сте­пен­но на­пол­ня­ю­щей­ся кро­вью! Да­же при­выч­ный ко все­му во­ди­тель опас­ли­во на нее по­ко­сил­ся. Но ни­как не про­ком­мен­ти­ро­вал. То ли из-за фин­ской сдер­жан­но­сти, то ли по­то­му, что кли­ент все­гда прав.

Впро­чем, его утрен­не­му кол­ле­ге бы­ло, на­вер­ное, еще страш­нее. За ночь труб­ка за­кро­ва­ви­лась пол­но­стью, а то, что ту­да не вме­сти­лось, стек­ло в про­зрач­ный же гоф­ри­ро­ван­ный ме­шок.

В гос­пи­та­ле Оль­ге сня­ли дре­наж­ную си­сте­му и вы­да­ли боль­нич­ный лист. На во­прос, ку­да его девать, со­об­щи­ли: от­не­сти бос­су. – А ес­ли я и есть босс? – То­гда в КELA. Ту­да она его по до­ро­ге до­мой и за­бро­си­ла, за­пол­нив пред­ва­ри­тель­но за­яв­ле­ние на опла­ту по бо­лез­ни.

Опла­ти­ли его бук­валь­но в те­че­ние па­ры недель. Прав­да, ис­хо­дя не из ре­аль­ной, ука­зан­ной в за­яв­ле­нии зар­пла­ты, а из той, по ко­то­рой пла­тит­ся пен­си­он­ная стра­хов­ка, (и ко­то­рая, кста­ти, в за­яв­ле­нии ука­за­на не бы­ла – это на те­му про­зрач­но­сти фин­ско­го об­ще­ства).

Прак­ти­че­ски у всех пред­при­ни­ма­те­лей она ми­ни­маль­ная – как пра­ви­ло, не бо­лее 9000 ев­ро в год. По­то­му как, ес­ли пла­тить от ре­аль­ной, то со­ста­вит это ев­ро пять­сот­шесть­сот еже­ме­сяч­но. А до­жи­вешь ли до этой «боль­шой» пен­сии – еще во­прос.

Да, пер­вые че­ты­ре дня бо­лез­ни KELA то­же не опла­чи­ва­ет. Так что вы­шло со­всем немно­го, где-то 130 ев­ро. Но, учи­ты­вая, что по го­су­дар­ствен­ным рас­цен­кам опе­ра­ция обо­шлась все­го в 90, вполне со­по­ста­ви­мо.

Че­рез неде­лю Оль­га по­шла сни­мать швы. Это де­ла­ют в рай­он­ной по­ли­кли­ни­ке.

Ре­ги­стра­тор­ша тут же на­пра­ви­ла к мед­сест­ре. Про­цесс за­нял ми­нут со­рок, так как од­на мед­сест­ра не спра­ви­лась и по­зва­ла на по­мощь кол­ле­гу. По­том они обе по­до­зри­тель­но рас­смот­ре­ли ра­ну и за­яви­ли, что там ин­фек­ция. По­зва­ли вра­ча, так как, по их мне­нию, тре­бу­ет­ся сроч­но при­ни­мать ан­ти­био­ти­ки, а ре­цепт они са­ми вы­пи­сать не мо­гут. Врач то­же по­смот­ре­ла и вполне со­гла­си­лась с ди­а­гно­зом.

Таб­лет­ки Оль­га, ко­неч­но, сра­зу же ку­пи­ла и да­же вы­пи­ла с ис­пу­гу две под­ряд. Но, по­сколь­ку ее все-та­ки «тер­за­ли смут­ные со­мне­ния»: ну неот­ку­да бы­ло взять­ся этой са­мой ин­фек­ции, то на вся­кий слу­чай ре­ши­ла съез­дить в гос­пи­таль.

Под­ня­лась на «свой» 6-й этаж в от­де­ле­ние…

И тут же бы­ла от­прав­ле­на на 1-й, так как к 6-му она при­над­ле­жа­ла толь­ко до вы­пис­ки. На 1-м по­со­ве­ща­лись, и опять от­пра­ви­ли на ше­стой. Так она при­мер­но час мо­та­лась с эта- жа на этаж, хо­тя во­прос был, на­вер­ное, пу­стя­ко­вый: про­сто опыт­ным взгля­дом осмот­реть швы. Тем не ме­нее, ни­кто та­кую от­вет­ствен­ность на се­бя не взял. По­ка, на­ко­нец, оче­ред­ная мед­сест­ра не по­зво­ни­ла лич­но хирургу, и та со­об­щи­ла, что по­дой­дет. Хо­тя в тот день на­хо­ди­лась со­всем в дру­гой боль­ни­це.

…Ни­ка­кой ин­фек­ции, ко­неч­но, не ока­за­лось. Врач по­се­то­ва­ла, что, есте­ствен­но, пред­по­чти­тель­нее бы­ло бы и швы у них сни­мать: все-та­ки мед­сест­ры опыт­ные, зна­ют, что и как долж­но вы­гля­деть. Но, увы, нет у уни­вер­си­тет­ской кли­ни­ки та­ких воз­мож­но­стей в свя­зи с пол­ной за­гру­жен­но­стью пер­со­на­ла.

Это все к то­му, что, ка­кой бы пре­крас­ной ни бы­ла си­сте­ма – здра­во­охра­не­ния или все­го про­че­го – все рав­но ка­че­ство об­слу­жи­ва­ния за­ви­сит толь­ко от кон­крет­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый в ней ра­бо­та­ет.

ИГОРЬ ТА­БА­КОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.