Ко­стя­ная но­га

Novosti Helsinki with FINNBAY - - «АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ» - Ири­на Та­ба­ко­ва

Теория эта пол­но­стью под­твер­ди­лась, ко­гда я са­ма по­скольз­ну­лась на един­ствен­ной, на­вер­ное, лу­же в Хель­син­ки, упа­ла и сло­ма­ла но­гу.

То есть, я не зна­ла – сло­ма­ла, вы­вих­ну­ла или про­сто ушиб­ла. Но бы­ло очень боль­но. Рас­су­див, что «скорая» все рав­но не при­е­дет, под­во­ла­ки­вая од­ну но­гу, я по­пле­лась в по­ли­кли­ни­ку. Там ме­ня на­пра­ви­ли в ка­би­нет пер­вой по­мо­щи, где при­ят­но­го ви­да мед­сест­ра ак­ку­рат­но кон­чи­ка­ми паль­цев по­тро­га­ла «ушиб», пе­ре­вя­за­ла эла­стич­ным бин­том и за­яви­ла:

– Ни­че­го страш­но­го. Ес­ли бы это был пе­ре­лом, вы бы не смог­ли хо­дить. Врач тут не ну­жен. Ку­пи­те в ап­те­ке Бу­ра­ну и жди­те, по­ка са­мо все прой­дет.

…Че­ло­ве­ку в бе­лом ха­ла­те по­че­му-то все­гда хо­чет­ся ве­рить, ну, по край­ней ме­ре, сна­ча­ла. Бу­ра­ну я, ко­неч­но, по­ку­пать не ста­ла, но це­лую неде­лю чест­но жда­ла. А ко­гда бо­леть ста­ло не толь­ко ме­сто «уши­ба», а вся но­га це­ли­ком, при­чем прак­ти­че­ски нестер­пи­мо, опять от­пра­ви­лась в по­ли­кли­ни­ку. Успеш­но про­шла пре­гра­ду в ли­це ре­ги­стра­тор­ши, ко­то­рая то­же пер­вым де­лом пы­та­лась от­пра­вить ме­ня в ап­те­ку за Бу­ра­ной. (Этот обез­бо­ли­ва­ю­щий пре­па­рат яв­ля­ет­ся, по су­ти, на­ци­о­наль­ным лекарством от всех бо­лез­ней сра­зу.)

На этот раз по­вез­ло. В «пер­вой по­мо­щи» де­жу­ри­ла врач, ко­то­рой – ред­кий в этой ор­га­ни­за­ции слу­чай! – па­ци­ен­ты еще не ста­ли без­раз­лич­ны. Она не ста­ла ста­вить ди­а­гноз «на гла­зок», от­пра­ви­ла на рент­ген, что, в прин­ци­пе, нуж­но бы­ло де­лать сра­зу. А так как в фин­ских по­ли­кли­ни­ках обыч­но та­ко­го обо­ру­до­ва­ния нет, то при­шлось опять ехать че­рез весь го­род – уже в боль­ни­цу.

Там рент­ген сде­ла­ли, об­на­ру­жи­ли пе­ре­лом…

И я тут же по­чув­ство­ва­ла се­бя очень тя­же­ло боль­ным че­ло­ве­ком. Сна­ча­ла при­бе­жал один мед­брат (или фельд­шер – не знаю, как правильно его на­зы­вать) – по­жи­лой и го­во­ря­щий толь­ко на фин­ском. По­том дру­гой – по­мо­ло­же и уже англоговор­ящий. Они уло­жи­ли ме­ня стол в ком­на­те, на­по­ми­на­ю­щей опе­ра­ци­он­ную, и быст­рень­ко упа­ко­ва­ли но­гу в гипс. Впро­чем, как со­об­щи­ла то­же под­бе­жав­шая на се­кун­ду к сто­лу врач:

– Это вре­мен­ный. Рент­ген по­ка­зал, что у вас сме­ще­ние ко­стей, мы этим не за­ни­ма­ем­ся. Сей­час по­еде­те в трав­ма­то­ло­ги­че­скую боль­ни­цу в Тоо­ло, они там ре­шат: мо­жет, нуж­но де­лать опе­ра­цию.

И опять убе­жа­ла. А фельд­ше­ры пе­ре­са­ди­ли ме­ня на стул на ко­ле­си­ках, вру­чи­ли ко­сты­ли, вто­рой бо­ти­нок, бес­плат­ную кар­точ­ку на так­си, со­об­щи­ли но­мер ма­ши­ны и вы­ка­ти­ли за дверь…

На этом, су­дя по все­му, их от­вет­ствен­ность за­кон­чи­лась.

Я оста­лась на од­ной но­ге, с разъ­ез­жа­ю­щи­ми­ся в раз­ные сто­ро­ны ко­сты­ля­ми, вто­рым бо­тин­ком прак­ти­че­ски в зу­бах…и ни­ко­гда, на­вер­ное, не чув­ство­ва­ла се­бя бо­лее бес­по­мощ­ной. По­это­му, ко­гда ко мне по­до­шел шо­фер пер­во­го же так­си, я ре­ши­ла ехать, да­же не смот­ря на то, что но­мер ма­ши­ны был яв­но не тот, что про­дик­то­вал мне фельд­шер.

Во­ди­тель по­че­му-то ре­шил за­пих­нуть ме­ня вме­сте с ко­сты­ля­ми, сум­кой и вто­рым бо­тин­ком на пе­ред­нее си­де­нье, да еще умуд­рил­ся при­стег­нуть все это рем­ня­ми.

На­вер­ное, ему бы­ло скуч­но и хо­те­лось по­го­во­рить. За де­сять ми­нут ез­ды он вы­дал мне весь за­пас рус­ских слов, по­де­лил­ся неза­бы­ва­е­мы­ми впе­чат­ле­ни­я­ми о сво­их по­езд­ках в Пи­тер, вы­са­дил в пят­на­дца­ти мет­рах от вхо­да в боль­ни­цу…и не смог про­пу­стить бес­плат­ное раз­вле­че­ние, на­блю­дая как я до­би­ра­юсь до две­ри.

Зре­ли­ще, ко­неч­но, бы­ло впе­чат­ля­ю­щее. Ко­ро­ва на конь­ках и то, на­вер­ное, дви­га­лась бы изящ­нее. А тут – ко­сты­ли разъ­ез­жа­ют­ся на доб­рую па­ру мет­ров, вто­рой бо­ти­нок по­сто­ян­но па­да­ет… Де­жур­ная на ре­сепшн боль­ни­цы от изум­ле­ния да­же за­бы­ла на­жать на кноп­ку, от­кры­ва­ю­щую две­ри, и ми­нут пять с ин­те­ре­сом на­блю­да­ла за мо­и­ми попытками сде­лать это са­мо­сто­я­тель­но. Во­ди­тель за спи­ной гром­ко сме­ял­ся.

По­том, ко­неч­но, де­жур­ная вы­бе­жа­ла мне на по­мощь и, за­явив, что «так и вто­рую но­гу мож­но сло­мать», ре­ши­ла на­учить ме­ня правильно хо­дить на ко­сты­лях. Все рав­но, мол, «по­ка док­тор за­нят, вот и по­тре­ни­ру­е­тесь».

Ми­нут два­дцать мы с ней «правильно» хо­ди­ли по пред­бан­ни­ку, по­том еще пол­ча­са я хо­ди­ла од­на, успев убе­дить­ся, до че­го все-та­ки тя­же­ла до­ля у ин­ва­ли­дов! А за­тем у ме­ня от та­кой на­груз­ки за­бо­ле­ли уже ру­ки… Ча­са че­рез пол­то­ра врач, на­ко­нец, осво­бо­дил­ся.

– Ну, чем за­ни­ма­е­тесь, на жизнь за­ра­ба­ты­ва­е­те? – пер­вым де­лом по­ин­те­ре­со­вал­ся он. – Га­зе­ту из­да­е­те? О, это ин­те­рес­но. И про нас на­пи­ше­те? Не за­будь­те при­не­сти мне па­ру эк­зем­пля­ров.

По­том по­шли во­про­сы о здо­ро­вье. Ку­ри­те? Сколь­ко си­га­рет в день? Пье­те? Сколь­ко раз в ме­сяц? На этом ме­сте мы несколь­ко за­пну­лись. Я объ­яс­ня­ла, что пью да­же не каж­дый ме­сяц, в Фин­лян­дии во­об­ще как-то не до это­го. Но за­то ко­гда мы ез­ди­ли, на­при­мер, в Пор­ту­га­лию, то пили всю неде­лю, при­чем на­чи­ная с обе­да. Это как счи­тать? А ес­ли упо­треб­ле­ние мест­ных спирт­ных на­пит­ков вхо­ди­ло в про­грам­му озна­ком­ле­ния со стра­ной? По­сле че­го мы пе­ре­шли к об­суж­де­нию порт­вей­на, пор­ту­галь­ских вин во­об­ще и жиз­ни в Фин­лян­дии в част­но­сти. По­том врач поз­во­лил мне по­лю- бо­вать­ся кар­тин­кой на ком­пью­те­ре, изоб­ра­жа­ю­щую мой пе­ре­лом, и ре­шил: опе­ра­ции не тре­бу­ет­ся, ста­вим гипс ме­ся­ца на пол­то­ра и ждем.

…Во­прос, ко­то­рый мучил ме­ня, по­жа­луй, по­боль­ше пе­ре­ло­ма – а как с этим со­ору­же­ни­ем мыть­ся – от­пал на «опе­ра­ци­он­ном» сто­ле у оче­ред­но­го мед­бра­та сам со­бой. Есте­ствен­но, в пе­ре­до­вой Фин­лян­дии ста­вят­ся гип­сы, ко­то­рые мож­но снять са­мо­сто­я­тель­но, при­нять душ и одеть сно­ва. Вы­гля­дит он как до­воль­но изящ­ный са­по­жок на пя­ти ли­пуч­ках, толь­ко об­ре­зан­ный по паль­цы, (на­вер­ное, что­бы не за­ста­и­ва­лась кровь). К нему же при­ла­га­ет­ся пла­сти­ко­вый бо­ти­нок (так как своя обувь уже не на­ле­зет). Мож­но да­же вы­брать цвет из че­ты­рех име­ю­щих­ся – бе­лый, чер­ный, крас­ный или си­ний. При­чем, как с гор­до­стью со­об­щил мед­брат, в част­ном сек­то­ре та­кой гипс обой­дет­ся в 600-700 ев­ро. Че­рез гос­струк­ту­ру я за­пла­ти­ла все­го 27.

За пол­то­ра ме­ся­ца «ин­ва­лид­но­сти» я на сво­ем опы­те убе­ди­лась – Хель­син­ки го­род чрез­вы­чай­но удоб­ный, в том чис­ле и для вся­ких ущерб­ных. В по­ли­кли­ни­ках, боль­ни­цах, ма­га­зи­нах, мет­ро обя­за­тель­но есть лифт, да­же ес­ли рас­сто­я­ние меж­ду эта­жа­ми не боль­ше лест­нич­но­го про­ле­та. В ав­то­бу­сах и трам­ва­ях сред­няя дверь без сту­пе­нек, и пол на­хо­дит­ся прак­ти­че­ски на уровне оста­нов­ки, не нуж­но но­гу за­ди­рать. Ме­сто, прав­да, в час пик ни­кто че­ло­ве­ку с ко­сты­лем не усту­па­ет, но это, на­вер­ное, что­бы его не оби­деть.

А вот по­куп­ки де­лать не очень-то удоб­но. Ведь од­ной ру­кой кор­зин­ку дер­жишь, ей же пы­та­ешь­ся кар­тош­ку или яб­ло­ки на­ло­жить в па­кет и взве­сить. С одеж­дой со­всем пло­хо – труд­но по­нять хо­ро­шо вещь си­дит или нет, брю­ки и юб­ки во­об­ще не при­ме­ришь. За­то ка­кая по­лу­чи­лась эко­но­мия!

Но, как из­вест­но, все хо­ро­шее и пло­хое ко­гда-ни­будь да кон­ча­ет­ся. На­стал, на­ко­нец, день, на ко­то­рый был на­зна­чен рент­ген для ито­го­вой про­вер­ки: за­рос ли пе­ре­лом. Ес­ли нет, то вста­нет во­прос об опе­ра­ции. По­сколь­ку вре­мя на­зна­чи­ли уж очень неудоб­ное – 8 ча­сов утра – то я несколь­ко раз пы­та­лась до­зво­нить­ся в боль­ни­цу с прось­бой пе­ре­не­сти про­вер­ку пусть на бо­лее ран­нюю да­ту, но по­поз­же – ехать-то да­ле­ко.

– Ни в ко­ем слу­чае, – от­ве­ча­ли мне. – Ни­как нель­зя. Долж­но прой­ти как ми­ни­мум пять недель, что­бы си­ту­а­ция ста­ла яс­ной.

И что вы ду­ма­е­те? В на­зна­чен­ный день ров­но в во­семь ча­сов я по­до­шла к ре­ги­стра­ту­ре, на­зва­ла свою фа­ми­лию…

Мед­сест­ра ку­да-то по­зво­ни­ла, по­го­во­ри­ла по-фин­ски и со­об­щи­ла:

– Док­тор ска­зал, что рент­ген вам де­лать не нуж­но. У него есть ста­рый, он там все и уви­дит.

Са­мое уди­ви­тель­ное, что го­во­ри­ла она это, ни­чуть не со­мне­ва­ясь в пра­виль­но­сти ре­ше­ния вра­ча. То есть, вро­де как бы вполне нор­маль­но, что с ди­а­гно­зом пе­ре­лом до­ста­точ­но по­смот­реть на «кар­тин­ку» пя­ти­не­дель­ной дав­но­сти, и по ней ре­шить, как идет про­цесс за­жив­ле­ния. Их же соб­ствен­ное на­прав­ле­ние, в ко­то­ром был сна­ча­ла на­зна­чен рент­ген, а че­рез пол­ча­са по­сле него – ви­зит к вра­чу, ни­ко­го ни в чем так и не убе­ди­ло.

Я по­шла в дру­гую ре­ги­стра­ту­ру, от­ве­ча­ю­щую уже за вра­чеб­ный при­ем, и по­про­бо­ва­ла убе­дить в сво­ей право­те хоть та­мош­нюю мед­сест­ру. Увы, бес­по­лез­но. В от­вет я услы­ша­ла ис­то­рию о том, что, ко­гда са­ма мед­сест­ра сло­ма­ла ру­ку, у нее все за­рос­ло че­рез ме­сяц. А у ее зна­ко­мо­го – ана­ло­гич­ный слу­чай! – толь­ко че­рез год. И во­об­ще, «вы, ко­неч­но, мо­же­те не ве­рить док­то­ру, но»…

Ко­ро­че, ни­че­го не оста­ва­лось, как ждать. В ка­би­не­те сна­ча­ла ме­ня встре­тил все тот же по­жи­лой фельд­шер. Но осо­бо­го уча­стия уже не про­яв­лял. Оче­вид­но, это по­ло­же­но толь­ко при пер­вич­ном при­е­ме. По-фин­ски ска­зал, что нуж­но снять гипс. И, как толь­ко я это сде­ла­ла – не бу­дет же врач смот­реть но­гу в гип­се! – схва­тил и ку­да-то по­во­лок. По­до­шед­шая че­рез па­ру ми­нут врач со­об­щи­ла, что они этот гипс «раз­ру­шат».

– А как я до­мой пой­ду? У ме­ня же нет вто­ро­го бо­тин­ка. Да и во­об­ще, вы же долж­ны про­ве­рить – срос­лось там все или нет? Мо­жет, все-та­ки рент­ген сде­ла­е­те?

– На рент­ген иди­те, ко­неч­но, – поз­во­ли­ла врач. – По­том без оче­ре­ди по­дой­де­те. А гипс вам боль­ше не ну­жен.

С эти­ми сло­ва­ми она по­ло­жи­ла на стол упа­ков­ку эла­стич­но­го бин­та. Я пред­ста­ви­ла, как хо­жу в два­дца­ти­гра­дус­ный мо­роз по го­ро­ду в бин­те, а еще ку­ча встреч уже на­зна­че­на! И взмо­ли­лась:

– От­дай­те гипс и бо­ти­нок. Я вам зав­тра вер­ну.

– Ну, как хо­ти­те, – врач бы­ла яв­но разо­ча­ро­ва­на. А фельд­шер еще боль­ше, по­то­му, на­вер­ное, и гипс, и бо­ти­нок бро­сил на пол, прав­да, не­по­да­ле­ку от сту­ла.

– Да, рент­ген нуж­но без гип­са де­лать, – пре­ду­пре­ди­ла врач, ко­гда я сно­ва упа­ко­ва­ла но­гу.

Я не ста­ла на это ре­а­ги­ро­вать и со­об­щать, что у ме­ня все-та­ки пе­ре­лом но­ги, а не оли­го­фре­ния.

У лиф­та я встре­ти­ла вто­рую мед­сест­ру, ко­то­рая при- зы­ва­ла «ве­рить» и зло­рад­но со­об­щи­ла, что рент­ген все-та­ки ну­жен. «Ко­неч­но, ну­жен!» – под­твер­ди­ла она, хо­тя бук­валь­но пол­ча­са на­зад уве­ря­ла ме­ня в об­рат­ном. Мед­сест­ра же пер­вая ни­ка­ких эмо­ций не про­яви­ла, про­сто ска­за­ла «Жди­те».

На­вер­ное, я все-та­ки на­ру­ши­ла ка­кие-то там пра­ви­ла, на­не­ся тем са­мым оскорб­ле­ние фин­ской ме­ди­цине, по­то­му что мед­сест­ра тре­тья, сде­лав-та­ки рент­ген, ску­по со­об­щи­ла: «все хо­ро­шо». То же са­мое по­вто­ри­ла и врач. При­чем про но­гу не бы­ло ска­за­но ни сло­ва. По­это­му по­ни­мать мож­но бы­ло как угод­но – то ли кость срос­лась, то ли у них в боль­ни­це все хо­ро­шо, то ли во­об­ще в це­лом.

А гипс я на вся­кий слу­чай еще па­ру недель но­си­ла, по­то­му как но­га бо­ле­ла, хоть и не так силь­но. Но поверять, в чем там де­ло, боль­ше не по­шла: очень уж уто­ми­тель­ный этот про­цесс. За­то во вре­мя по­езд­ки в Моск­ву за­шла в хо­ро­шую по­ли­кли­ни­ку и на плат­ной ос­но­ве по­вто­ри­ла рент­ген. Рос­сий­ские ме­ди­ки со­об­щи­ли, что пе­ре­лом толь­ко на­чал за­рас­тать, но до окон­ча­тель­но­го вы­здо­ров­ле­ния еще да­ле­ко. В ито­ге я ку­пи­ла крос­сов­ки, (на каб­лу­ках боль­ше ча­са хо­дить невоз­мож­но) и бро­си­ла даль­ней­шие по­пыт­ки до­бить­ся в этом слу­чае по­мо­щи от мест­ной ме­ди­ци­ны. «Вре­мя ле­чит».

Го­во­рят, что под ана­ло­гич­ным де­ви­зом ра­бо­та­ют не толь­ко фин­ские, но и вра­чи мно­гих ев­ро­пей­ских и про­чих вы­со­ко­раз­ви­тых стран. Нет, экс­трен­ная по­мощь, дей­стви­тель­но, на очень вы­со­ком уровне. В слу­чае се­рьез­но­го за­бо­ле­ва­ния, несчаст­но­го слу­чая или ава­рии бу­дет про­ве­де­на и вы­со­ко­класс­ная опе­ра­ция с при­ме­не­ни­ем всех но­вей­ших тех­но­ло­гий и до­сти­же­ний, и по­сле­ду­ю­щий уход обес­пе­чен, и все необ­хо­ди­мые, да­же очень до­ро­гие ле­кар­ства предо­став­ле­ны…

Но вот по­ка за­бо­ле­ва­ние еще несе­рьез­ное от па­ци­ен­та бу­дут от­ма­хи­вать­ся, го­няя по кру­гу: обез­бо­ли­ва­ю­щее, ан­ти­био­ти­ки, ан­ти­де­прес­сан­ты. Хо­тя, ка­за­лось бы, в пер­вой ста­дии и че­ло­ве­ка лег­че вы­ле­чить, и го­су­дар­ствен­ные сред­ства сэко­но­мить.

По­это­му по­мо­щи при­дет­ся до­би­вать­ся в пря­мом смыс­ле сло­ва.

Как имен­но? Мы не спе­ци­а­ли­сты, к вра­чам об­ра­ща­ем­ся крайне ред­ко, но несколь­ко со­ве­тов все-та­ки да­дим.

– Ко­гда вы при­хо­ди­те в фин­скую по­ли­кли­ни­ку, то сна­ча­ла об­ра­ща­е­тесь в ре­ги­стра­ту­ру и про­си­те дать вам на­прав­ле­ние к вра­чу на са­мое бли­жай­шее вре­мя. Как пра­ви­ло, вам со­об­ща­ют, что «мест нет» на бли­жай­ший ме­сяц, два или во­об­ще. И ре­ко­мен­ду­ют прий­ти (а луч­ше по­зво­нить – че­го гла­за-то мо­зо­лить!) зав­тра в 8 утра, мол, мо­жет и бу­дет «сроч­ное вре­мя». Не верьте, его не бы­ва­ет ни­ко­гда. Од­на рос­си­ян­ка та­ким об­ра­зом хо­ди­ла с ре­бен­ком, у ко­то­ро­го тем­пе­ра­ту­ра бы­ла под со­рок, це­лых че­ты­ре дня. А по­том не вы­дер­жа­ла, сня­ла про­по­тев­шую одеж­ду с се­бя и сы­на, раз­ве­си­ла все на сту­льях ря­дом с ре­ги­стра­ту­рой и за­яви­ла, что от­сю­да не уй­дет, по­ка их не при­мет врач. Тер­пе­ния ре­ги­стра­то­ров хва­ти­ло на пол­то­ра ча­са, по­том во­жде­лен­ный та­лон­чик ей вы­де­ли­ли.

– Прак­ти­че­ски во всех по­ли­кли­ни­ках есть ка­би­нет пер­вой по­мо­щи. Тре­буй­те, что­бы вас за­пи­са­ли ту­да. В ре­ги­стра­ту­ре нач­нут пу­гать, мол, на­ро­да очень мно­го и си­деть в оче- ре­ди при­дет­ся ча­са два-три. Со­об­щай­те, что го­то­вы ждать. По­то­му что на прак­ти­ке лю­дей не так уж мно­го – мак­си­мум че­ты­ре-пять че­ло­век. Прав­да, сре­ди них мо­гут быть раз­ные. На­при­мер, од­на­жды пря­мо пе­ре­до мной ока­зал­ся весь­ма нетрез­вый граж­да­нин. Он, по­ка­чи­ва­ясь, во­шел в по­ли­кли­ни­ку, на­жал ка­кую-то кноп­ку на две­ри ка­би­не­та, на­звал свою фа­ми­лию и улег­ся спать на ди­ван­чи­ке в хол­ле. Ми­нут че­рез 20 прос­нул­ся, по­тряс го­ло­вой, огля­дел­ся, и спросил у оче­ре­ди: «Где я?». «В по­ли­кли­ни­ке», – от­ве­ти­ла оче­редь, – и «боль­ной» улег­ся спать сно­ва, уве­рен­ный, что его здесь не бро­сят. И ока­зал­ся прав. По­то­му что че­рез неко­то­рое вре­мя вы­шла мед­сест­ра, неж­но раз­бу­ди­ла стра­даль­ца, спро­си­ла его до­ку­мен­ты.

– Ни­че­го нет? Ну, хо­тя бы на­зо­ви­те свой со­ци­аль­ный но­мер.

По­том по­до­шла к ком­пью­те­ру, вы­зва­ла еще па­ру мед­се­стер…

Ми­нут со­рок все они друж­но вы­яс­ня­ли: где па­ци­ент жи­вет, чем бо­ле­ет и по ка­ко­му по­во­ду, во­об­ще, при­шел. Так как сам он объ­яс­нить это был не в со­сто­я­нии, но вы­гля­дел вполне до­воль­ным жиз­нью и в пер­вой по­мо­щи яв­но не нуж­дал­ся, то ре­ше­но бы­ло от­пра­вить его до­мой. Вы­зва­ли так­си, вру­чи­ли бу­маж­ку с но­ме­ром за­ка­за…

Все это вре­мя оче­редь тер­пе­ли­во жда­ла.

– Те­перь по по­во­ду опла­ты боль­нич­но­го ли­ста. Ес­ли вы на­ем­ный ра­бот­ник, то неси­те его «бос­су» – он по за­ко­ну обя­зан пла­тить за вас и пен­си­он­ные взно­сы, и стра­хов­ку от несчаст­но­го слу­чая (имен­но по­это­му вы и об­хо­ди­тесь ком­па­нии, как ми­ни­мум, ра­за в пол­то­ра боль­ше уров­ня сво­ей зар­пла­ты).

Ес­ли без­ра­бот­ный, бе­же­нец и т.п. – то неси­те в КELA. Вам, пусть по ми­ни­му­му, но оплатят.

В слу­чае же, ко­гда вы яв­ля­е­тесь и пред­при­ни­ма­те­лем, и на­ем­ным ра­бот­ни­ком у се­бя же в фир­ме, то раз­бор­ка­ми и с KELA, и со стра­хо­вой ком­па­ни­ей при­дет­ся за­ни­мать­ся лич­но. И, ес­ли с пер­вой про­блем, как пра­ви­ло, нет, то со вто­рой при­дет­ся по­бо­роть­ся. Ведь весь смысл стра­хо­во­го биз­не­са за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы, с од­ной сто­ро­ны, со­брать как мож­но боль­ше взно­сов, а дру­гой – осу­ще­ствить как мож­но мень­ше вы­плат. Ина­че он не бу­дет при­быль­ным. При­бавь­те еще, что вся ин­фор­ма­ция ис­клю­чи­тель­но на фин­ском язы­ке. (В KELA уже дав­но есть фор­мы и на ан­глий­ском)

Я все-та­ки ре­ши­ла по­про­бо­вать: ведь не зря мы шесть лет пла­тим страховки от несчаст­но­го слу­чая, сум­мы ко­то­рых к то­му же с каж­дым го­дом уве­ли­чи­ва­ют­ся. По­это­му сра­зу по­сле пе­ре­ло­ма на­пи­са­ла в «IF» по элек­трон­ной по­чте, по обыч­ной, да еще на вся­кий слу­чай по­зво­ни­ла. По те­ле­фо­ну мне от­ве­ти­ли, что всю ин­фор­ма­цию пе­ре­да­дут. По e-mail – что пе­ре­шлют ее в со­от­вет­ству­ю­щий от­дел. Но ни­ка­кой ре­ак­ции не по­сле­до­ва­ло. За­то по по­чте «бу­маж­ной» ста­ли при­хо­дить мно­го­чис­лен­ные ан­ке­ты, где сле­до­ва­ло от­ве­чать: как все про­изо­шло, в ка­кое вре­мя, в ка­ком ме­сте, на ра­бо­те ли, в про­цес­се от­ды­ха и т.д. и т.п. В по­след­нем ва­ри­ан­те тре­бо­ва­лось не толь­ко по­вто­рить еще раз все уже пе­ре­чис­лен­ное, но и на­ри­со­вать «несчаст­ный слу­чай». К со­жа­ле­нию, мои ху­до­же­ствен­ные спо­соб­но­сти на уровне «се­я­те­ля». По­это­му я на­ри­со­ва­ла круг (лу­жа), пря­мо­уголь­ник (дом, на уг­лу ко­то­ро­го эта лу­жа бы­ла), се­бя (в ви­де кру­жоч­ка и тре­уголь­ни­ка, ти­па как на дам­ских туа­ле­тах), кри­вую ли­нию (но­га) и жир­ный кре­стик (ме­сто пе­ре­ло­ма).

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.