Gruss Gott

Это при­вет­ствие, обыч­но про­из­но­си­мое быст­рой ско­ро­го­вор­кой, вы услы­ши­те в лю­бом ма­га­зин­чи­ке, ре­сто­ране, оте­ле, но толь­ко в Баварии. Озна­ча­ет оно – «я при­вет­ствую вас здесь от име­ни бо­га», по­это­му осталь­ные нем­цы его не ис­поль­зу­ют, по­ла­гая, оче­вид­но, слишк

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на Та­ба­ко­ва

Воскрес­ным утром Мюн­хен при­вет­ство­вал нас со­вер­шен­но пу­сты­ми улицами и за­кры­ты­ми ма­га­зи­на­ми. Ба­вар­цы уве­ре­ны, что ра­бо­тать шесть дней в неде­лю вполне до­ста­точ­но, и день седь­мой по­свя­ща­ют се­мей­но­му от­ды­ху, на­чи­на­ю­ще­му­ся с по­хо­да в цер­ковь.

По­это­му по­сле окон­ча­ния служ­бы глав­ная пло­щадь и при­ле­га­ю­щие к ней ули­цы за­пол­ни­лись на­ро­дом. На­шлось и един­ствен­ное от­кры­тое ка­фе, це­ны в ко­то­ром при­ят­но уди­ви­ли по срав­не­нию с фин­ски­ми. На­при­мер, боль­шой ку­сок яб­лоч­но­го штру­де­ля сто­ил все­го два с по­ло­ви­ной ев­ро. Впро­чем, вско­ре вы­яс­ни­лось, что это толь­ко «на вы­нос». Ес­ли хо­чешь сесть за сто­лик, то за ана­ло­гич­ный ку­сок при­дет­ся за­пла­тить уже шесть. Прав­да, он бу­дет кра­си­во сер­ви­ро­ван и по­лит ва­ниль­ным со­усом. Бы­ли в ме­ню и зна­ме­ни­тые мюн­хен­ские бе­лые кол­бас­ки, хо­тя по тра­ди­ции их сле­ду­ет есть лишь до то­го, как ча­сы про­бьют пол­день. По­да­ют их в бе­лом же ке­ра­ми­че­ском горш­ке в ки­пя­щей во­де с ку­соч­ка­ми зе­ле­ни. По незна­нию мож­но при­нять все это за суп, что непра­виль­но, хо­тя, вполне ве­ро­ят­но, вкус­но.

На са­мом де­ле, кол­бас­ки сле­ду­ет вы­та­щить, обя­за­тель­но очи­стить от шкур­ки и толь­ко по­сле это­го на­чи­нать есть. Опять же обя­за­тель­но со слад­кой мест­ной гор­чи­цей и боль­ши­ми под­со­ле­ны­ми крен­де­ля­ми.

Сто­ли­ца Баварии – са­мый, на­вер­ное, то­ле­рант­ный го­род стра­ны, в ко­то­ром сме­ша­лось все: ста­рин­ные двор­цы, ка­фе и кон­ди­тер­ские, пив­ные са­ды, в ко­то­рые лю­ди круг­лый год при­хо­дят как на пик­ник, об­зор­ная баш­ня олим­пий­ско­го ста­ди­о­на, му­зей BMW, в ко­то­ром мно­го­чис­лен­ные по­се­ти­те­ли увле­чен­но ис­пы­ты­ва­ют но­вей­шие мо­де­ли, не осо­бо чи­сто­плот­ные граж­дане, сут­ка­ми си­дя­щие и ле­жа­щие воз­ле ма- га­зи­на Apple яко­бы в ожи­да­нии на­ча­ла про­да­жи дол­го­ждан­но­го iphone 6, мусульманские да­мы в па­ран­джах, увле­чен­но осмат­ри­ва­ю­щие двор­цы и му­зеи, «по­то­му что ведь се­год­ня день от­кры­тых две­рей», весь­ма за­пу­тан­ная для ту­ри­ста си­сте­ма пе­ре­са­док с од- ной ли­нии мет­ро на дру­гую и гид, сов­ме­ща­ю­щий ра­бо­ту так­си­ста и экс­кур­со­во­да. По его соб­ствен­но­му при­зна­нию, во­ди­те­лем здесь мно­го не за­ра­бо­та­ешь: боль­шая кон­ку­рен­ция, опять же хо­ро­шая си­сте­ма об­ще­ствен­но­го транс­пор­та, а за каж­дый вы­зов к вы­год­но­му кли­ен­ту при­хо­дит­ся «от­сте­ги­вать» по 15-20 ев­ро пор­тье той или иной го­сти­ни­цы. Кста­ти, ка­тал он нас по го­ро­ду око­ло трех ча­сов, а счет­чик на­кру­тил за все это вре­мя не бо­лее ста ев­ро.

– Мюн­хен в обыч­ное вре­мя и в те­че­ние Октоберфест – это два со­вер­шен­но раз­ных го­ро­да, вот уви­ди­те, – пре­ду­пре­жда­ли нас ги­ды.

Мы убе­ди­лись в этом, еще да­же не до­е­хав до ба­вар­ской сто­ли­цы. Пе­ре­са­жи­ва­ясь с по­ез­да на по­езд и дви­га­ясь в сто­ро­ну Альп, мы бук­валь­но про­би­ра­лись сквозь тол­пы счаст­ли­вых лю­дей в на­ци­о­наль­ной одеж­де, на­прав­ля­ю­щих­ся в сто­ро­ну Мюн­хе­на.

По при­бли­зи­тель­ным под­сче­там го­род за­ра­ба­ты­ва­ет на этом празд­ни­ке око­ло се­ми­сот мил­ли­о­нов ев­ро. По­это­му ор­га­ни­зо­ва­но все очень ос­но­ва­тель­но. По­ми­мо то­го, что пи­во бук­валь­но те­чет ре­кой, для мас­со­во­го гу­ля­нья от­ве- де­на спе­ци­аль­ная огром­ная пло­щад­ка. Здесь и улич­ные лот­ки, где мож­но пе­ре­хва­тить пор­цию со­си­сек в хлеб­ной та­рел­ке или вы­пить чаш­ку ко­фе (при­чем за­лог за чаш­ку со­став­ля­ет 2 ев­ро, что, на­вер­ное, для ко­го-то мо­жет стать непло­хим биз­не­сом: в смыс­ле со­би­ра­ния

и сда­чи этих са­мых ча­шек), и огром­ные па­ви­льо­ны, сто­лы в ко­то­рых бро­ни­ру­ют­ся за несколь­ко ме­ся­цев, и в ко­то­рых по­сле пя­ти ве­че­ра в пря­мом смыс­ле не про­толк­нуть­ся, и чуть бо­лее спо­кой­ные бал­ко­ны в этих же па­ви­льо­нах. Их, кста­ти, очень мод­но бро­ни­ро­вать для про­ве­де­ния де­ло­вых пе­ре­го­во­ров с по­тен­ци­аль­ны­ми парт­не­ра­ми. И, го­во­рят, имен­но во вре­мя Ок­то­бер­фе­ста здесь за­клю­ча­ют­ся са­мые вы­год­ные сдел­ки.

Ну, и так как от­нюдь не все мо­гут кон­тро­ли­ро­вать ко­ли­че­ство вы­пи­то­го пи­ва, здесь ра­бо­та­ет да­же спе­ци­аль­ная по­ли­ция. Нам про­ве­ли по ней не­боль­шую экс­кур­сию. По сло­вам стар­ше­го офи­це­ра, ре­аль­ных пре­ступ­ле­ний во вре­мя празд­ни­ка крайне ма­ло. В ос­нов­ном, это пьяные дра­ки, ко­то­рые на­чи­на­ют­ся ли­бо по при­чине вза­и­мо­не­по­ни­ма­ния – со­бы­тие-то меж­ду­на­род­ное, туристы со все­го ми­ра бро­ни­ру­ют оте­ли за два го­да впе­ред – ли­бо из-за пре­вы­ше­ния до­зы пи­ва, а ско­рее, из-за то­го и дру­го­го вме­сте. (Кста­ти, при ре­зер­ви­ро­ва­нии сто­ла в па­ви­льо­нах са­мый ми­ни­мум на од­но­го че­ло­ве­ка – два лит­ра и по­ло­ви­на ку­ри­цы). По­это­му за­дей­ство­ва­но око­ло трех­сот по­ли­цей­ских, ко­то­рым при­хо­дит­ся вы­ез­жать на «ме­ста со­бы­тий» от ста до двух­сот раз в день.

Сле­дят за про­ис­хо­дя­щим де­жур­ные у де­вят­на­дца­ти ка­мер. Как толь­ко они об­на­ру­жи­ва­ют не­по­ря­док, бе­рут на­руч­ни­ки и идут раз­би­рать­ся. Всех на­ру­ши­те­лей сна­ча­ла при­во­дят в уча­сток и на­чи­на­ют «сортировать». Осо­бо пья­ных или буй­ных са­жа­ют в ка­ме­ры: что­бы немно­го про­трез­ве­ли или «охла­ди­лись». Осталь­ных штра­фу­ют, про­сто от­пус­ка­ют или пе­ре­да­ют в уже обыч­ную мюн­хен­скую по­ли­цию.

В со­сед­нем же зда­нии на­хо­дит­ся сер­вис­ный центр, в ко­то­ром есть дет­ская ком­на­та, ку­да при­во­дят всех по­те­ряв­ших­ся де­тей, по­это­му ро­ди­те­ли зна­ют, где их най­ти. И по­ме­ще­ние lost&found, в ко­то­ром че­го толь­ко не по­бы­ва­ло. В том чис­ле и ана­а­кон­да, ко­то­рую кто-то ре­шил при­не­сти на празд­ник, что­бы по­ка­зать дру­зьям. Со зме­ей его, есте­ствен­но, на пло­щадь не про­пу­сти­ли. По­это­му он за­пи­хал ее в ка­кой-то ящик и все­та­ки про­нес. А по­том, пе­ре­брав пи­ва, бла­го­по­луч­но по­те­рял.

МЕЖ­ДУ ПРО­ШЛЫМ И БУ­ДУ­ЩИМ

На Ре­генс­бург лег­ла роль ис­то­ри­че­ски-по­зна­ва­тель­но­го пунк­та в на­шей по­езд­ке, с ко­то­рой он спра­вил­ся от­лич­но. В пер­вом ве­ке на­шей эры сю­да, на бе­рег Ду­ная при­шла Рим­ская Им­пе­рия, а точ­нее, ее ле­ги­о­не­ры. По во­ле Мар­ка Авре­лия око­ло ше­сти ты­сяч сол­дат и не мень­шее ко­ли­че- ство об­слу­жи­ва­ю­ще­го пер­со­на­ла за несколь­ко лет воз­ве­ли во­ен­ный ла­герь, ко­то­рый все по­сле­ду­ю­щие ве­ка справ­лял­ся с по­став­лен­ной за­да­чей – сле­дить, что­бы мест­ные во­ин­ствен­ные (и не очень) пле­ме­на гер­ман­цев оста­ва­лись на дру­гой сто­роне ре­ки. Се­год­ня, по­чти две ты­ся­чи лет спу­стя, мож­но прой­ти че­рез ар­ку, ко­то­рую ми­но­ва­ли ле­ги­о­не­ры, от­прав­ля­ю­щи­е­ся усми­рять оче­ред­ное «вол­не­ние».

Од­на­ко са­мое ин­те­рес­ное на­чи­на­ет­ся в ше­стом ве­ке – Ре­генс­бург, в ко­то­рый сте­ка­ют­ся тор­гов­цы и воз­ни­ка­ет ев­рей­ская об­щи­на – ста­но­вит­ся сто­ли­цей Баварии и на­чи­на­ет стре­ми­тель­но раз­ви- вать­ся. А 600 лет спу­стя он ста­но­вит­ся са­мым бо­га­тым го­ро­дом Гер­ма­нии, име­ет тор­го­вые свя­зи со все­ми зна­чи­мы­ми рес­пуб­ли­ка­ми то­го вре­ме­ни и при­сту­па­ет к стро­и­тель­ству пер­во­го ка­мен­но­го мо­ста – до это­го все бы­ли ис­клю­чи­тель­но де­ре­вян­ны­ми.

По тем вре­ме­нам ам­би­ци­оз­ность про­ек­та бы­ла не мень­ше, чем по­лет на Марс се­год­ня. По­это­му, со­глас­но ле­ген­де, ар­хи­тек­тор, за­ве­ду­ю­щий по­строй­кой, вы­нуж­ден был при­бег­нуть к по­мо­щи тем­ных сил. До­го­во­рив­шись с дья­во­лом, он дол­жен был от­дать ему ду­ши тех, кто пер­вы­ми сту­пят на мост. То есть, все­воз­мож­ных гра­до­пра­ви­те­лей, епи­ско­пов и

про­чих важ­ных и нуж­ных в то вре­мя чи­нов­ни­ков. Что про­изо­шло даль­ше, за­ви­сит от на­стро­е­ния рас­сказ­чи­ка ле­ген­ды, но обыч­но там фи­гу­ри­ру­ют кош­ки, ко­зы и дья­вол, соб­ствен­но­руч­но пы­та­ю­щий­ся разрушить мост.

Од­на­ко, пе­чаль­ные со­бы­тия на­ча­лись в го­ро­де и без вся­ких нечи­стых со­зда­ний. В Ре­генс­бург при­шел кри­зис. Ве­не­ци­ан­ские и фран­цуз­ские тор­го­вые ком­па­нии за­да­ви­ли сво­их ба­вар­ских кол­лег, а ни­ка­ко­го ино­го до­хо­да воль­ный го­род не имел. За­то имел огром­ное ко­ли­че­ство недоб­ро­же­ла­те­лей в окрест­ных про­вин­ци­ях. Все­го несколь­ко лет эко­но­ми­че­ской непо­го­ды, и жи­те­ли на­шли ви­но­ва­тых – еврей­скую об­щи­ну. В те­че­ние пя­ти дней всем ев­ре­ям бы­ло пред­пи­са­но по­ки­нуть го­род, оста­вив лю­бое дви­жи­мое и не очень иму­ще­ство. А за­тем ко­му-то при­шло в го­ло­ву ра­зо­рить од­но из круп­ней­ших ев­рей­ских клад­бищ. По­это­му и се­год­ня мож­но най­ти несколь­ко до­мов, в чьих сте­нах – да­же на верх­них эта­жах – за­му­ро­ва­ны над­гроб­ные пли­ты. В те вре­ме­на жи­лец та­ко­го до­ма сра­зу же под­ни­мал этим по­ступ­ком свой престиж.

Оста­вить тем­ные го­ды по­за­ди по­мог­ло ре­ше­ние сде­лать го­род «штаб-квар­ти­рой» им­пер­ско­го сей­ма. В Ре­генс­бург сно­ва ре­кой по­тек­ли куп­цы, по­ли­ти­ки (в том чис­ле из Рос­сии), при­двор­ные и мо­шен­ни­ки. Всей этой пуб­ли­ке по­на­до­би­лись до­ма, слу­ги и кра­си­вые ви­ды из окон.

В те же вре­ме­на здесь изоб­ре­та­ет­ся поч­та. То есть, вме­сто од­но­го гон­ца, при­зван­но­го са­мо­сто­я­тель­но до­вез­ти пись­мо от от­пра­ви­те­ля до ад­ре­са­та, они на опре­де­лен­ных пунк­тах ста­ли ме­нять­ся. В ито­ге про­цесс до­став­ки зна­чи­тель­но уско­рил­ся, так как не нуж­но бы­ло ждать, по­ка ло­шадь и всад­ник пе­ре­дох­нут. Та­кое но­во­вве­де­ние при­нес­ло не толь­ко ти­тул и при­быль изоб­ре­та­те­лю, но и зо­ло­то в го­род­скую каз­ну.

Воз­мож­но с тех са­мых вре­мен этот го­род до сих пор об­ла­да­ет при­ят­ной (осо­бен­но, по се­го­дняш­ним мер­кам) осо­бен­но­стью – огром­ным ко­ли­че­ством ра­бо­чих мест. При ста пя­ти­де­ся­ти ты­ся­чах жи­те­лей (вклю­чая ста­ри­ков и мла­ден­цев) Ре­генс­бург пред­ла­га­ет не ме­нее ста со­ро­ка ты­сяч по­зи­ций для на­ем­ных ра­бот­ни­ков. По­это­му сю­да съез­жа­ют­ся спе­ци­а­ли­сты со всех сто­рон. Лег­кая промышленность, ав­то­мо­би­ле­стро­е­ние – каб­ри­о­ле­ты и ку­пе 3-й мо­де­ли BMW про­из­во­дят­ся толь­ко здесь – IT-сек­тор...

И, ра­зу­ме­ет­ся, ту­ризм. По­смот­реть на один из са­мых кра­си­вых со­бо­ров ми­ра – Со­бор Свя­то­го Пет­ра – при­ез­жа­ют мил­ли­о­ны лю­дей. В при­леп­лен­ных друг к дру­гу раз­но­цвет­ных ста­рин­ных до­ми­ках рас­по­ло­жи­лись оте­ли, ко­фей­ни, пив­ные и ре­сто­ра­ны. По Ду­наю пла­ва­ют про­гу­лоч­ные и кру­из­ные ко­раб­ли­ки, сплошь укра­шен­ные кри­стал­ла­ми Сва­ров­ски. (Впро­чем, эти ко­раб­ли­ки поль­зу­ют­ся огром­ной по­пу­ляр­но­стью и у мест­ных жи­те­лей: кру­и­зы на тан­це- валь­ные ве­че­ра бро­ни­ру­ют­ся за несколь­ко ме­ся­цев впе­ред.)

В свя­зи с та­кой по­пу­ляр­но­стью в Ре­генс­бур­ге воз­ник ин­те­рес­ный казус – са­мое де­ше­вое жи­лье с ок­на­ми, вы­хо­дя­щи­ми на все­воз­мож­ные со­бо­ры и ра­ту­ши, на­хо­дит­ся как раз в цен­тре го­ро­да. При­вык­шим к ти­шине го­ро­жа­нам неохо­та жить пря­мо над тол­па­ми празд­но ша­та­ю­щих­ся и гал­дя­щих ту­ри­стов, по­это­му они все­ми си­ла­ми пы­та­ют­ся по­се­лить­ся в бли­жай­шем при­го­ро­де. Так что двух­ком­нат­ную квар­ти­ру в ми­ну­те ходь­бы от цен­траль­ной пло­ща­ди мож­но снять при­мер­но за 600 ев­ро в ме­сяц.ц

АЛЬ­ПИЙ­СКАЯ ДО­РО­ГА

На­шей сле­ду­ю­щей оста­нов­кой стал го­ро­док Berchtesgaden, из­вест­ный, в том чис­ле и со­ля­ны­ми пе­ще­ра­ми ( www.

salzheilstollen.com). Идея их со­зда­ния по­яви­лась у во­ен­но­плен­но­го вра­ча, ко­то­рый вы­ха­жи­вал в руд­ни­ке боль­ных и уста­но­вил, что вы­здо­ров­ле­ние здесь на­сту­па­ет го­раз­до быст­рее.

Се­год­ня их по­се­ща­ет око­ло 15 ты­сяч че­ло­век в год. Ос­нов­ные за­бо­ле­ва­ния, ко­то­рые ле­чат­ся в пе­ще­рах – аст­ма, брон­хит и про­чие за­бо­ле­ва­ния лег­ких, все­воз­мож­ные ал- лер­гии, миг­рень, рас­строй­ства сна, стрес­сы...

Про­ис­хо­дит это од­ним из са­мых ста­рых и до­ступ­ных спо­со­бов, со­сто­я­щим из двух эта­пов – по­ме­ще­ния боль­но­го в пе­ще­ру и ожи­да­ния его вы­здо­ров­ле­ния.

Впро­чем, для на­ча­ла нуж­но по­гру­зить­ся в ва­го­нет­ки и про­сле­до­вать в глу­би­ны гор. Что, на­вер­ное, са­мо по се­бе ле­чит от клау­стро­фо­бии – мно­гие тун­не­ли диа­мет­ром не осо­бо пре­вос­хо­дят че­ло­ве­ка сред­ней упи­тан­но­сти.

…По­сле де­ся­ти ми­нут тем­но­ты, осве­ща­е­мой ред­ки­ми лам­па­ми, под мер­ное пе­ре­сту­ки­ва­ние ко­лес мы при­бы­ли в огром­ный под­зем­ный зал, за­пол­нен­ный ока­ме­нев­ши­ми кри­стал­ла­ми со­ли, «бро­шен­ным» шах­тер­ским обо­ру­до­ва­ни­ем и бро­дя­щи­ми безо вся­кой си­сте­мы ту­ри­ста­ми, в уни­фор­ме то ли уз­ни­ков конц­ла­ге­ря, то ли шах­те­ров про­шло­го ве­ка. Как вско­ре вы­яс­ни­лось, в этом же за­ле стар­ту­ет раз­вле­ка­тель­ный марш­рут по мест­ным пе­ще­рам с обя­за­тель­ным пла­ва­ни­ем по под­зем­но­му озе­ру. По­ка экс­кур­со­во­ды ор­га­ни­зо­вы­ва­ли оче­редь на гор­ку, ко­то­рая от­прав­ля­ла жаж­ду­щих при­клю­че­ний вниз, мы по­лу­ча­ли вой­лоч­ные та­поч­ки и на­сто­я­щие ба­вар­ские нос­ки.

«Ле­че­ние» на­ча­лось с пред­ло­же­ния вы­брать се­бе од­ну из по­лу­сот­ни ку­ше­ток, рас­став­лен­ных во­круг неглу­бо­ко­го бас­сей­на. При том, что в са­мой пе­ще­ре не очень хо­лод­но – око­ло 12 гра­ду­сов – нас немед­лен­но по­пы­та­лись за­ва­лить до­пол­ни­тель­ны­ми оде­я­ла­ми и во­про­са­ми: «вам точ­но удоб­но и ком­форт­но? Чест­но-чест­но?».

За­пу­стив в пе­ще­ру еще с де­ся­ток че­ло­век, пер­со­нал при­глу­шил свет, за­пу­стил жур­ча­щий фон­тан и за­иг­рал рас­слаб­ля­ю­щую му­зы­ку.

Из­бав­ле­ние от стрес­са про­ис­хо­дит бук­валь­но че­рез пол­ча­са, мы­шеч­ный то­нус и си­лы вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся вслед за нер­ва­ми, груз за­бот и еже­днев­ные про­бле­мы оста­ют­ся под от­кры­тым не­бом...

А по­том кто-то на­чал хра­петь. Кто-то по­каш­ли­вать и про­чи­щать гор­ло. На со­сед­ней ку­шет­ке за­щел­кал чей-то смарт­фон. Че­рез неко­то­рое вре­мя к это­му при­со­еди­ни­лось тя­же­лое ды­ха­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рый при­е­хал сю­да бо­роть­ся не с син­дро­мом уста­ло­сти, а с аст­мой. В ито­ге неко­то­рое ко­ли­че­ство лю­дей, все­ми си­ла­ми пы­та­ю­щих­ся со­хра­нить ти­ши­ну и ре­лак­си­ро­вать, со­зда­ли соб­ствен­ный зву­ко­вой фон, не ху­же фон­та­на. Впро­чем, за два ча­са, от­ве­ден­ных на се­анс, успе­ва­ешь к нему при­вык­нуть и да­же най­ти неко­то­рую си­сте­му.

Хо­тя, по утвер­жде­ни­ям вра­чей, од­но по­се­ще­ние ока­жет, ско­рее, пси­хо­ло­ги­че­скую по­мощь. Для бо­лее су­ще­ствен­ных ре­зуль­та­тов со­ля­ным шах­там сто­ит уде­лить ми­ни­мум неде­лю, (в иде­а­ле 18 дней) бла­го до бли­жай­ше­го круп­но­го го­ро­да – Зальц­бур­га – все­го 30 ки­ло­мет­ров.

Еще од­на из при­род­ных до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей, ко­то­рую, без­услов­но, сто­ит по­се- тить по­се­тить в этом ре­ги­оне – озе­ро Konigssee.

Кста­ти, сна­ча­ла мы уви­де­ли не са­мо озе­ро, а гу­стой ту­ман, ко­то­рый все не рас­се­и­вал­ся в те­че­ние 15 ми­нут­ной по­езд­ки на так­си. По­это­му и ре­ши­ли, что про­ез­жа­ем ми­мо оче­ред­ной гор­ной реч­ки. По­том вы­яс­ни­лось, что это все-та­ки озе­ро. Хо­тя боль­ше оно по­хо­же на фьорд– во­семь ки­ло­мет­ров в дли­ну, все­го 1200 мет­ров в ши­ри­ну и до­воль­но глу­бо­кое – око­ло 200 мет­ров.

Ту­ри­стов по нему ка­та­ют про­гу­лоч­ные ко­раб­ли­ки, со­вер­шен­но бес­шум­ные, так как ра­бо­та­ют на элек­три­че­стве. В вы­со­кий се­зон – а он в Баварии по­чти все­гда – что­бы по­пасть на та­кой ко­раб­лик, при­дет­ся, во-пер­вых, от­сто­ять нема­лую оче­редь за би­ле­та­ми, во-вто­рых, по­то­ро­пить­ся за­нять «хо­ро­шие» ме­ста: то есть, пря­мо у окон.

Ну а по­сле это­го на­чи­нать, на­ко­нец-то, на­сла­ждать­ся. Ведь озе­ро «утоп­ле­но» сре­ди Альп, во­да в нем ка­жет­ся изу­мруд- но­го цве­та, с гор сте­ка­ют про­зрач­ные ру­чьи, а на од­ном из бе­ре­гов вид­не­ет­ся бе­лая пи­ли­грим­ская цер­ко­вьв с крас­ны­ми ку­по­ла­ми. Око­ло нее ко­раб­лик и де­ла­ет первую оста­нов­ку. По­сле бег­ло­го осмот­ра боль­шин­ство ту­ри­стов на­прав­ля­ют­ся в на­хо­дя­щий­ся тут же ре­сто­ран за пи­вом, по­это­му до ко­неч­ной стан­ции мож­но до­е­хать от­но­си­тель­но сво­бод­но. Там уже ни­ка­ких ру­ко­твор­ных до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей нет, но за­то на­чи­на­ют­ся мно­го­чис­лен­ные пе­ше­ход­ные марш­ру­ты.

…Пять­де­сят ми­нут пу­ти на мест­ном ав­то­бу­се, ко­то­рый хо­дит раз в час, (а по­то­му, как все­гда, на­бит под за­вяз­ку) и нас ожи­да­ет оче­ред­ной го­ро­док, пол­ный ор­кест­ров, ма­га­зи­нов с шо­ко­ла­дом Mozart и тер­нов­ни­ка.

Впро­чем, на­ше зна­ком­ство с Bad Reichenhall на­ча­лось по уже при­выч­ной схе­ме – с под­зе­ме­лья под­зе­ме­лья. А точ­нее точ­нее, со ста­рин­ной со­ле­вар­ни, где огром­ные ко­ле­са, вра­ща­ю­щи­е­ся си­лой гор­ных ис­точ­ни­ков, при­во­дят в дви­же­ние древ­ние порш­ни, по­чер­нев­шие от вре­ме­ни и, в боль­шей ме­ре, от ма­шин­но­го мас­ла. Ме­ха­низ­мы ухо­дят в тун­не­ли, а сле­дом за ни­ми сле­ду­ем и мы. Под но­га­ми в тол­ще кам­ня те­кут бур­ные по­то­ки. Один с соленой во­дой, дру­гой – с не очень, све­та здесь еще мень­ше, чем на руд­ни­ках, с по­тол­ка то и де­ло сры­ва­ют­ся кап­ли, а в сте­нах сту­чат и гу­дят ма­ши­ны, ко­то­рые уже успе­ли раз­ме­нять, как ми­ни­мум, один век. При же­ла­нии мож­но при­гнуть­ся еще ни­же и, шле­пая уже в пол­ней­шем мра­ке, до­брать­ся до то­го са­мо­го ис­точ­ни­ка, от­ку­да с 1840 го­да до­бы­ва­лась соль. Здесь же ра­бо­та­ет на­сос, ко- то­рый не оста­нав­ли­вал­ся сто семь­де­сят лет.

Но Bad Reichenhall это не столь­ко соль. Bad Reichenhall – на пер­вый, да и на вто­рой взгляд, все­ба­вар­ская здрав­ни­ца, ко­то­рая не осо­бо из­ме­ни­лась со вре­мен ко­ро­ля Мак­си­ми­ли­а­на Вто­ро­го, ко­то­рый и объ­явил этот го­ро­док ку­рор­том. Да, здесь есть несколь­ко су­пер­мар­ке­тов, ка­зи­но (вход ис­клю­чи­тель­но по пас­пор­ту!) ноч­ных клу­бов и да­же ма­га­зин с про­дук­ци­ей Аpple...

Но по узень­ким улоч­кам так­же сте­пен­но про­гу­ли­ва­ют­ся по­жи­лые немец­кие па­ры, мно­го­чис­лен­ные церк­ви каж­дые пят­на­дцать ми­нут со­об­ща­ют зво­ном ко­ло­ко­лов что все, по­преж­не­му, в пол­ном по­ряд­ке, в пар­ках жур­чат фон­та­ны и зву­чит клас­си­че­ская му­зы­ка.

Кста­ти, по­ми­мо круп­ней­ше­го в Гер­ма­нии ку­рорт­но­го ор­кест­ра, здесь еже­днев­но на­сла­жда­ют­ся му­зы­кой Мо­цар­та, ко­то­рую ис­пол­ня­ют, на­дев по­ло­жен­ный по слу­чаю крас­ный сюр­тук и на­пуд­рен­ный па­рик.

А бук­валь­но в несколь­ких ша­гах мож­но про­ве­сти несколь­ко ча­сов, раз­ва­лив­шись на ле­жа­ке и на­сла­жда­ясь мор­ским воз­ду­хом. Без мо­ря, ра­зу­ме­ет­ся. В пар­ке на­хо­дит­ся Гра­дир­ня, в ко­то­рой две­сти ты­сяч вя­за­нок тер­нов­ни­ка еже­ми­нут­но по­ли­ва­ют­ся соленой во­дой, а взяв­ший­ся непо­нят­но от­ку­да лег­кий бриз со­зда­ет пол­ный эф­фект при­сут­ствия где-то на бе­ре­гу.

...Еще че­рез че­ты­ре ча­са на по­ез­де мы ока­за­лись в Garmisch-Partenkirchen. Соб­ствен­но, это не один го­ро­док, а два, ко­то­рые весь­ма сим­во­ли­че­ски раз­де­ле­ны же­лез­но­до­рож­ной стан­ци­ей. Partenkirchen счи­та­ет­ся чуть по­изыс­кан­нее, и, мо­жет, по этой или ка­кой дру­гой при­чине, ме­нее мно­го­люд­ный.

Garmisch – бо­лее ожив­лен­ный и «де­мо­кра­тич­ный».

Ну, на­при­мер, имен­но там, вый­дя на цен­траль­ную пло­щадь, мы по­па­ли на кон­курс по стриж­ке овец. Про­во­дит­ся он в са­мый раз­гар Ок­то­бер­фе­ста, что воз­вра­ща­ет центр го­род- ка век этак в сем­на­дца­тый. Из до­сок сби­ва­ют­ся де­сят­ки за­го­нов, ку­да мест­ные (и не толь­ко) фер­ме­ры при­во­зят гром­ко бле­ю­щих жи­вот­ных, по­ка еще куд­ря­вых.

А по­том все друж­но при­сту­па­ют к рас­пи­ва­нию пи­ва, об­суж­де­нию по­след­них слу­хов и по­еда­нию со­си­сок. Са­мые до­стой­ные стри­га­ли вы­сту­па­ют в ка­че­стве су­дей, по­это­му по­на­ча­лу вме­сто пи­ва и тан­цев оце­ни­ва­ют овец. Впро­чем, поз­же они то­же при­со­еди­ня­ют­ся к победителям на весь­ма услов­но за­кры­той – пла­сти­ко­вой шир­мой – ве­че­рин­ке.

Все про­чие мо­гут по­на­блю­дать за увле­ка­тель­ным про­цес­сом пре­вра­ще­ния меш­ков шерсти в бу­ду­щие нос­ки, сви­те­ра и пле­ды. И да­же ку­пить уже го­то­вые. На­при­мер, оде­я­ло за 179 ев­ро, теп­лый пу­ло­вер – при­мер­но за 80.

ЛУЧ­ШЕ ГОР...

Как из­вест­но, «бы­ва­ют толь­ко го­ры, на ко­то­рых еще не бы­вал». По­это­му в каж­дом аль­пий­ском го­род­ке мы взби­ра­лись на оче­ред­ную вер­ши­ну. Впро­чем, сло­во «взби­ра­лись» – яв­ное пре­уве­ли­че­ние. Ско­рее, бы­ли ком­форт­но до­став­ле­ны с по­мо­щью раз­лич­но­го ви­да подъ­ем­ни­ков, ка­нат­ных до­рог и да­же спе­ци­аль­но­го по­ез­да в ком­форт­ные же усло­вия: удоб­ные тро­пин­ки, про­ло­жен­ные марш­ру­ты, ре­сто­ра­ны, шез­лон­ги, су­ве­нир­ные ма­га­зи­ны и про­чие бла­га ци­ви­ли­за­ции.

На­при­мер, в Bad Reichenhall на го­ру Predigtstuhl, вы­со­той в 1614 мет­ров ве­дет са­мая ста­рая в Баварии ка­нат­ная под­вес­ная до­ро­га. За воз­мож­ность при­ча­стить­ся к ис­то­рии при­дет­ся по­жерт­во­вать вре­ме­нем – ка­би­нок здесь все­го две, дви­жут­ся они не так, что­бы очень рез­во, а же­ла­ю­щих про­ка­тить­ся да­же в низ­кий се­зон хва­та­ет.

В ка­би­ну од­но­вре­мен­но вме­ща­ет­ся че­ло­век два­дцать. Что, с од­ной сто­ро­ны, на­вер­ное, ра­ду­ет тех, кто стра­да­ет бо­яз­нью вы­со­ты: «на ми­ру, мол, и смерть крас­на». А с дру­гой несколь­ко ме­ша­ет на­сла­ждать­ся от­кры­ва­ю­щим­ся ви­дом, так как, ес­ли не успеть про­брать­ся к ок­ну, при­дет­ся со­зер­цать спи­ны окру­жа­ю­щих.

Впро­чем, это мож­но сде­лать и на вер­шине. Там есть ре­сто- ран с очень непло­хой кух­ней, в част­но­сти, фир­мен­ным су­пом из тык­вы. Но глав­ным его – ре­сто­ра­на – до­сто­ин­ством яв­ля­ет­ся тер­ра­са с па­но­рам­ным, есте­ствен­но, ви­дом на Аль­пы и ле­жа­щие вни­зу го­ро­да.

По­том мож­но прой­тись бук­валь­но пят­на­дцать ми­нут к оче­ред­но­му ка­фе в ба­вар­ском сти­ле, по­за­го­рать на шез­лон­ге, по­лю­бо­вать­ся на мно­го­чис­лен­ных чер­ных птиц с жел­ты­ми клю­ва­ми, ко­то­рые кру­жат над сто­ла­ми в ожи­да­нии уго­ще­ния. (Кста­ти, ад­ми­ни­стра­ция всех учре­жде­ний вы­со­ко­гор­но­го об­ще­пи­та очень про­сит их все­та­ки не кор­мить.)

Ну и, на­ко­нец, вы­брать лю­бой марш­рут – в за­ви­си­мо­сти от на­ли­чия сво­бод­но­го вре­ме­ни и фи­зи­че­ских воз­мож­но­стей – и спу­стить­ся, на­при­мер, об­рат­но в го­ро­док. Или дол­го бре­сти вдоль об­ры- ва, на дне ко­то­ро­го те­чет бур­ная ре­ка, а в ка­че­стве «на­гра­ды» опять-та­ки дой­ти до неболь­шо­го ре­сто­ран­чи­ка с тра­ди­ци­он­ны­ми со­сис­ка­ми. Вре­мя в пу­ти на всех ука­за­те­лях то­же на­пи­са­но – при­мер­но 3 ча­са.

На­вер­ное, по­это­му са­мые ле­ни­вые пред­по­чи­та­ют вер­нуть­ся на­зад по ка­нат­ной до­ро­ге.

В Garmisch-Partenkirchen, ко­то­рый яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых из­вест­ных гор­но­лыж­ных ку­рор­тов, го­ры по­вы­ше. На­при­мер, на фу­ни­ку­ле­ре Alpspitzbahn мы под­ня­лись вер­ши­ну вы­со­той уже 2050 мет­ров. Ка­бин­ки бы­ли по­мень­ше, на­ро­ду то­же, осо­бен­но во вто­рой по­ло­вине дня, так что в пол­ной ме­ре ощу­ща­ешь и быст­рый подъ­ем, и пу­га­ю­ще­за­во­ра­жи­ва­ю­щий вид на глу­бо­кие уще­лья. При­е­хав, мож­но, опять же, остать­ся на вер­шине, про­гу­лять­ся, за­гля­нуть со

смот­ро­вой пло­щад­ки в 1000 мет­ро­вую про­пасть, как все­гда, по­си­деть в ре­сто­ране...

Но го­раз­до ин­те­рес­нее спу­стить­ся по оче­ред­ной не­боль­шой ка­нат­ной до­ро­ге на вер­ши­ну по­ни­же – 1700 мет­ров – а за­тем прой­тись трид­цать ми­нут пеш­ком до по­след­не­го в этом марш­ру­те фу­ни­ку­ле­ра. Идя по гор­ным тро­пин­кам в пол­ной ти­шине, окру­жен­ный го­ра­ми с од­ной сто­ро­ны и глу­бо­ки­ми уще­лья­ми с дру­гой, лю­бой че­ло­век в ка­кой-то мо­мент ощу­ща­ет се­бя лишь ма­лю­сень­кой ча­стью при­ро­ды, от ко­то­рой он за­ви­сит го­раз­до боль­ше, чем по­рой ему ка­жет­ся.

...На­вер­ное, вы­со­та в две ты­ся­чи мет­ров (или чуть боль­ше) и есть тот пре­дел, до ко­то­ро­го от­но­си­тель­но здо­ро­вый ор­га­низм ни­как не ре­а­ги­ру­ет на высоту. Че­го не ска­жешь о «вос­хож­де­нии» на Zugspitze, ко­то­рая яв­ля­ет­ся са­мой вы­со­кой вер­ши­ной Гер- ма­нии – 2962 мет­ра над уров­нем мо­ря.

Во-пер­вых, до­би­рать­ся сю­да го­раз­до слож­нее. Сна­ча­ла нуж­но сесть на спе­ци­аль­ный «гор­ный» по­езд, где с пе­ре­сад­ка­ми до­брать­ся до оче­ред­ной стан­ции. И толь­ко уже от­ту­да есть два пу­ти: под­нять­ся сра­зу на вер­ши­ну по до­воль­но ско­рост­ной ка­нат­ной до­ро­ге или про­дол­жать ехать на по­ез­де. Мы вы­бра­ли вто­рой, о чем вско­ро­сти и по­жа­ле­ли. По­езд тут же ныр­нул в тун­нель, свет в кон­це ко­то­ро­го по­явил­ся лишь ми­нут че­рез трид­цать.

Во-вто­рых, на та­кой вы­со­те ца­рят веч­ные льды, по­это­му до­воль­но хо­лод­но. И скольз­ко. Так что обувь и про­чую эки­пи­ров­ку нуж­но вы­би­рать со­от­вет­ству­ю­щую.

На вы­хо­де из по­ез­да на­хо­дит­ся лед­ник, где есть бес­плат­ные сан­ки, лыж­ные пал­ки (оче­вид­но, для об­лег­че­ния хож­де­ния по сколь­зя­щим по­верх­но­стям,) сно­ва шез­лон­ги, смот­ро­вая пло­щад­ка, са­мая вы­со­ко­гор­ная ча­сов­ня, ну, и как обыч­но, все­воз­мож­ные за­ве­де­ния, где мож­но вы­пить или по­есть.

Впро­чем, это еще не вер­ши­на. Что­бы до­брать­ся до нее, нуж­но опять сесть в на­ви­са­ю­щую на этот раз над дей­стви- тель­но кош­мар­ной на вид про­па­стью, и за несколь­ко ми­нут под­нять­ся непо­сред­ствен­но на Zugspitze.

И вот тут, ка­жет­ся, на­чи­на­ет­ся вы­со­ко­гор­ная бо­лезнь. Тем, кто ее ни­ко­гда не ис­пы­ты­вал, на­вер­ное, труд­но опи­сать эти ощу­ще­ния. Го­ло­ва не то, что­бы кру­жит­ся или бо­лит, но ка­кая-то «лег­кость в мыс­лях необык­но­вен­ная». Что по­че­му­то до­бав­ля­ет яр­ко­сти вос­при­я­тия то­го, что ви­дишь: за­ле­де­нев­шие ограж­де­ния смот­ро­вых пло­ща­док и пе­ре­хо­дов, без­жиз­нен­ные пи­ки гор, се­реб­ри­стый самолет, по­чти ка­са­ю­щий­ся в полете со­сед­ней вер­ши­ны, плы­ву­щие где-то вни­зу об­ла­ка... Сло­вом, без­жа­лост­ную и рав­но­душ­ную веч­ность.

Впро­чем, пол­но­стью от­дать­ся это­му воз­вы­шен­но­му – в пря­мом смыс­ле сло­ва – чув­ству несколь­ко ме­ша­ют опять же мно­го­чис­лен­ные туристы, гром­ко пе­ре­го­ва­ри­ва­ю­щи­е­ся на са­мых раз­ных язы­ках, сту­ча­щие круж­ка­ми с пи­вом, по­еда­ю­щие го­ря­чие сар­дель­ки и рас­хва­ты­ва­ю­щие па­мят­ные су­ве­ни­ры.

Кста­ти, вниз с Zugspitze то­же есть два пу­ти. Один об­рат­но по ско­рост­ной ка­нат­ной до­ро­ге в GarmischPartenkirchen. Дру­гой – че­рез за­сне­жен­ный по­гра­нич­ный пункт – в Ти­роль.

КРЫ­ША НАД ГО­ЛО­ВОЙ

Ва­ри­ан­тов для раз­ме­ще­ния в Баварии неве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство. На­чи­ная от рос­кош­ных го­сти­ниц и за­кан­чи­вая мо­ло­деж­ным хо­сте­лом на вер­шине оче­ред­ной го­ры, сто­и­мо­стью 15 ев­ро в сут­ки. Есть и апар­та­мен­ты, и го­сте­вые до­ма, и част­ные пан­си­о­ны. Эко­но­мич­ные ва­ри­ан­ты луч­ше бро­ни­ро­вать за­ра­нее, а ино­гда рас­счи­ты­вать как ми­ни­мум на недель­ное там пре­бы­ва­ние: в вы­со­кий се­зон на мень­ший срок хо­зя­е­ва не сда­ют.

Нас боль­ше все­го, ко­неч­но, впе­чат­лил пя­ти­звез­доч­ный Intercontinental Berchtesgaden Resort ( www.berchtesgaden.intercontinental.com), рас­по­ло­жен­ный, как по­нят­но из назва­ния, не­по­да­ле­ку от го­род­ка Berchtesgaden. На­хо­дит­ся отель в Аль­пах, на вы­со­те 1000 мет­ров и до­брать­ся сю­да мож­но толь­ко на ма­шине или так­си. Что в дан­ном слу­чае яв­ля­ет­ся плю­сом, так как го­сти­ни­ца яв­ля­ет­ся до­сто­при­ме­ча­тель­но­стью са­ма по се­бе. Но­ме­ра с огром­ны­ми тер­ра­са­ми и с ви­дом на го­ры, бас­сейн, в том чис­ле от­кры­тый, в ко­то­ром ве­че­ром пла­ва­ешь и смот­ришь на звез­ды, са­мые раз­но­об­раз­ные SPA про­це­ду­ры, кур­сы ска­ло­ла­за­нья, кур­сы вер­хо­вой ез­ды, раф­тинг по гор­ной реч­ке... А при же­ла­нии (и фи­нан­со­вой воз­мож­но­сти!) за­ка­зы­ва­е­те вер­то­лет и ле­ти­те пить ко­фе, на­при­мер, в Ве­не­цию. Или обе­дать в Ве­ну.

Из-за на­сы­щен­ной про­грам­мы нам, к со­жа­ле­нию, уда­лось урвать толь­ко ку­со­чек та­ко­го счастья. При­е­хав и успев чуть­чуть по­лю­бо­вать­ся ши­кар­ным ви­дом с тер­ра­сы и не ме­нее ши­кар­ны­ми ко­стю­ма­ми груп­пы де­ло­вых муж­чин, мы по­бе­жа­ли на мас­ля­но-со­ля­ной пи­линг. (Ко­жа по­сле него, кста­ти, дей­стви­тель­но, как шелк.) По­том пря­мо в но­мер ба­вар­ская кра­са­ви­ца при­нес­ла по­дар­ки в ви­де сде­лан­ных вруч­ную шо­ко­лад­ных кон­фет, пе­че­ний, пи­рож­ных и бу­тыл­ки изыс­кан­но­го крас­но­го ви­на.

А в 9 утра так­си уже уво­зи­ло нас в дру­гой го­род.

В Bad Reichenhall мы успе­ли по­жить в че­ты­рех­звез­доч­ном Hotel Amber Residenz Bavaria ( www.amber-hotels.de). Здесь то­же пред­ла­га­ет­ся це­лый ком­плекс про­це­дур, в том чис­ле и со­ля­ные ин­га­ля­ции. Бы­ва­ют они двух ви­дов – хо­лод­ные и го­ря­чие. В пер­вом слу­чае вас за­во­дят в спе­ци­аль­ную ком­нат­ку, плот­но за­кры­ва­ют дверь и пус­ка­ют со­ля­ные па­ры. В слу­чае вто­ром са­жа­ют к ап­па­ра­ту, где те же па­ры, но уже го­ря­чие, по­па­да­ют в ор­га­низм че­рез нос и рот. Се­анс длит­ся око­ло по­лу­ча­са, для до­сти­же­ния эф­фек­та сде­лать их нуж­но не ме­нее 7-10, а по­ка­за­ния те же, что и в со­ля­ных пе­ще­рах.

Hotel Garni

www.brunnthaler.de)

Brunnthaler ( в Garmisch-Partenkirchen, а точ­нее, в Garmisch, пред­став­ля­ет из се­бя ти­пич­ный аль­пий­ский двух­этаж­ный до­мик с бал­ко­на­ми, уви­ты­ми цве­та­ми. Впро­чем, бал­ко­ны есть не во всех но­ме

рах: как аль-

тер­на­ти­ва пред­ла­га­ет­ся ок­но в по­тол­ке с ви­дом на звез­ды. Ре­сепшн ра­бо­та­ет до 9 ча­сов ве­че­ра. Вы­ра­жа­ет­ся это в том, что ко­ло­коль­чик, ко­то­рым сле­ду­ет вы­зы­вать хо­зя­и­на, со стой­ки уби­ра­ет­ся. (Впро­чем, вход­ную дверь все­гда мож­но от­крыть клю­чом от но­ме­ра). Не­со­мнен­ный плюс оте­ля – весь­ма удоб­ное рас­по­ло­же­ние: ми­нут 7 пеш­ком до же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла, и столь­ко же до цен­тра го­род­ка с ма­га­зи­на­ми, ба­ра­ми, ре­сто­ра­на­ми и про­чи­ми раз­вле­че­ни­я­ми.

Hotel Central Regensburg CityCentre ( www.hotel-centralregensburg.de) в Ре­генс­бур­ге в точ­но­сти по­вто­ря­ет все пре­иму­ще­ства оте­ля преды­ду­ще­го. С тем лишь от­ли­чи­ем, что рас­по­ло­жен во вполне со­вре­мен­ном зда­нии, что де­ла­ет его весь­ма при­вле­ка­тель­ным для про­ве­де­ния все­воз­мож­ных се­ми­на­ров и кон­фе­рен­ций, в том чис­ле, меж­ду­на­род­ных.

В Баварии в це­лом ом очень чув­ству­ет­ся ита­льян­ское вли­я­ние – мно­го ма­га­зи­нов, ре­сто­ра­нов, ко­фе­ен и про­че­го, так что мест­ные жи­те­ли ино­гда на­зы­ва­ют се­бя «са­мы­ми се­вер­ны­ми ита­льян­ца­ми». На­при­мер, в мюн­хен­ском оте­ле K+K

Hotel am Harras ( www.kkhotels. com/en/hotel s/munich/k-k

hotel-am-harras/welcome) к зав­тра­ку по­да­ва­лось Prosecco, а несколь­ко но­ме­ров бы­ли с ро­ман­тич­ны­ми, усы­пан­ны­ми галь­кой бал­ко­на­ми, си­дя на ко­то­рых мож­но бы­ло смот­реть на кры­ши со­сед­них до­мов и оче­ред­ной ка­то­ли­че­ский храм.

К то­му же, отель рас­по­ло­жен в двух ми­ну­тах от стан­ции мет­ро, от ко­то­рой, в свою оче­редь, все­го несколь­ко остановок до цен­траль­ной пло­ща­ди Мюн­хе­на.

КУ­ШАТЬ ПО­ДА­НО

Что ка­са­ет­ся ба­вар­ской кух­ни, то она, как и вез­де, за- ви­сит от то­го, по­ве­зет ли най­ти ре­сто­ран с дей­стви­тель­но хо­ро­шим по­ва­ром. На­при­мер, в Мюн­хене в ста­рин­ной пи­во­варне Hofbrauhaus в ме­ню есть ба­вар­ская бы­чья го­вя­ди­на с аль­пий­ско­го лу­га, ли­вер­ный паш­тет пря­мо из печи и, есте­ствен­но, до­маш­ние жа­ре­ные сви­ные кол­бас­ки с кис­лой ка­пу­стой. За­пи­вать все это, ко­неч­но же, при­дет­ся пи­вом, ко­то­рое ва­рят в Hofbrauhaus по од­но­му и то­му же ре­цеп­ту уже че­ты­ре­ста лет. И, ес­ли се­год­ня это про­сто лю­би­мый на­пи­ток, то в сред­ние ве­ка пи­во в пря­мом смыс­ле за­ме­ня­ло лю­дям хлеб.

Кста­ти, счи­та­ет­ся, что изоб­ре­ли его мо­на­хи: что­бы не бы­ло так го­лод­но и груст­но во вре­мя мно­го­чис­лен­ных по­стов. Но так как то­гда за со­ста­вом ни­кто осо­бо не сле­дил, то ме­ша­ли в пи­во все под­ряд, по­это­му бы­ло не- ма­ло смер­тель­ных слу­ча­ев. И толь­ко в 1516 го­ду ба­вар­ский гер­цог Виль­гельм при­нял за­кон об ос­нов­ных пра­ви­лах из­го­тов­ле­ния пи­ва, ко­то­рый дей­ству­ет и се­год­ня.

На озе­ре Konigssee в ры­бац­ком до­ми­ке про­да­ют­ся очень вкус­ные сэнд­ви­чи с фо­ре­лью и про­чей мест­ной ры­бой. В Ре­генс­бур­ге в Furstlichees Brauhaus – необык­но­вен­ной неж­но­сти сви­ная нож­ка, в ста­рин­ной со­си­соч­ной на бе­ре­гу Ду­ная – со­вер­шен­но изу­ми­тель­ный са­лат из хру­стя­щей ква­шен­ной ка­пу­сты, а во вре­мя «ча­са пик» жа­рит со­сис­ки и по­да­ет их са­ма хо­зяй­ка. В Гар­миш – Пар­тен­кир­кен в ре­сто­ране

Zum Wildschutz очень хо­ро­ши «луч­шие кус­ки оле­нье­го мя­са» с брус­нич­ным со­усом и под­лив­кой из брен­ди. Впро­чем, в со­сед­ней пиц­це­рии то­же ока­за­лась весь­ма непло­хая го­вя­жья от­бив­ная.

В мест­ных су­пер­мар­ке­тах обя­за­тель­но по­про­буй­те мест­ные же сы­ры, йо­гур­ты и про­чие мо­лоч­ные про­дук­ты. Они необык­но­вен­но­го ка­че­ства: ведь ко­ро­вы и ов­цы па- сут­ся на аль­пий­ских лу­гах и вы­гля­дят весь­ма до­воль­ны­ми жиз­нью. Так же вкус­ны ры­ба, кол­ба­сы и все­воз­мож­ные кон­ди­тер­ские из­де­лия ти­па то­го же яб­лоч­но­го штру­де­ля.

За­то «ту­ри­сти­че­ский на­бор» – шни­цель, за­пе­чен­ная сви­ни­на, кар­то­фель­ный са­лат с неиз­мен­ной кис­лой ка­пу­стой – с боль­шим ко­ли­че­ством пи­ва, мо­жет, пой­дет. Но сам по се­бе весь­ма так се­бе: слиш­ком мно­го ук­су­са, да и сде­лан яв­но без ду­ши. Осо­бен­но в ка­фе зо­ны от­ле­та Мюн­хен­ско­го аэро­пор­та: це­ны за­пре­дель­ные, вы­бо­ра по­чти ни­ка­ко­го. По­это­му, что­бы не пор­тить по­след­нее впе­чат­ле­ние, луч­ше, на­вер­ное, за­ра­нее по­обе­дать где-ни­будь в го­ро­де.

Впро­чем, все раз­но­об­ра­зие ба­вар­ской кух­ни ни­как не от­но­сит­ся к Ок­то­бер­фе­сту. Еда, а точ­нее, за­кус­ки со­сто­ят лишь из жа­ре­ных на гри­ле кур, со­си­сек, сар­де­лек, со­ле­ных крен­де­лей и огром­ных пря­ни­ков. По­то­му что еда на этом празд­ни­ке жиз­ни лишь до­пол­не­ние к пи­ву, ко­то­рое го­то­вит­ся спе­ци­аль­но и по­яв­ля­ет­ся в про­да­же лишь в весь­ма огра­ни­чен­ный срок.

Кон­курс на луч­шую стрижку овец

Ран­нее утро на озе­ре Konigssee

1 1. Го­во­рят, что стро­ить этот пер­вый ка­мен­ный мост по­мо­гал сам дья­вол. 2. Свер­ка­ю­щий кру­из по Ду­наю. 3. За­му­ро­вать мо­гиль­ную пли­ту на чет­вер­том эта­же жи­ло­го до­ма по­мог­ла, на­вер­ное, толь­ко си­ла на­ци­о­на­лиз­ма: в XV ве­ке подъ­ем­ные кра­ны еще не изоб­ре­ли

ИГОРЬ ТА­БА­КОВ

Октоберфест в раз­га­ре

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.