Се­мей­ный кон­фликт

Novosti Helsinki with FINNBAY - - «АКТУАЛЬНАЯ ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ» -

На во­про­сы «Но­во­сти Хель­син­ки» о ра­бо­те со­ци­аль­ных служб от­ве­ча­ет ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор мно­го­куль­тур­ной ор­га­ни­за­ции по за­щи­те прав де­тей, ко­то­рая так и на­зы­ва­ет­ся – «На­ши об­щие де­ти» – Ту­у­ла Кум­пу­мя­ки.

Ту­у­ла, чем за­ни­ма­ет­ся ва­ша ор­га­ни­за­ция? Что зна­чит «за­щи­та прав де­тей?» – Мы защищаем бла­го­по­лу­чие де­тей са­мых раз­ных на­ци­о­наль­но­стей. Ведь каж­дый ре­бе­нок, неваж­но, от­ку­да он при­е­хал, име­ет пра­во на счастливую жизнь. Ино­гда куль­ту­ра, мен­та­ли­тет при­е­хав­ших в Фин­лян­дию се­мей мо­жет зна­чи­тель­но от­ли­чать­ся от мест­ных пра­вил. Бы­ва­ет и так, что ре­бе­нок ро­дил­ся здесь, но в сме­шан­ной се­мье, или ре­бе­нок усы­нов­лен из-за гра­ни­цы. Од­но из на­прав­ле­ний на­шей де­я­тель­но­сти – под­го­тов­ка учи­те­лей, воспитателей к то­му, что в их клас­се могут ока­зать­ся та­кие де­ти, по­это­му необ­хо­ди­мо по­ни­мать и учи­ты­вать их куль­тур­ные осо­бен­но­сти. Так­же мы предо­став­ля­ем раз­лич­ные услу­ги для мно­го­куль­тур­ных се­мей с детьми. Это что ка­са­ет­ся на­шей ор­га­ни­за­ции. А в це­лом, за­щи­та прав де­тей – это стрем­ле­ние обес­пе­чить ре­бен­ку его по­треб­но­сти и бла­го­по­лу­чие, то, на что он име­ет пра­во: хо­ро­шую се­мью, ком­форт­ные усло­вия жиз­ни, по­лу­че­ние об­ра­зо­ва­ния. Ес­ли ре­бен­ку не обес­пе­чи­ва­ет­ся это, ес­ли ему пло­хо – вме­ши­ва­ют­ся офи­ци­аль­ные ор­га­ны.

– А кто су­дит о том, что ре­бен­ку пло­хо? В чем это вы­ра­жа­ет­ся?

– На­при­мер, вос­пи­та­тель, учи­тель или врач обя­за­ны об­ра­тить­ся в служ­бу за­щи­ты, ес­ли ви­дят, что с ре­бен­ком что-то не так. Но не­дав­но за­кон был из­ме­нен, и те­перь ту­да же мо­жет по­дать за­яв­ле­ние лю­бой че­ло­век, за­ме­тив­ший пло­хое об­ра­ще­ние с ре­бен­ком. По за­ко­ну в те­че­нии 7 дней со­ци­аль­ный ра­бот­ник дол­жен про­ве­рить это за­яв­ле­ние.

– По­лу­ча­ет­ся, что ес­ли, на­при­мер, у ме­ня пло­хие от­но­ше­ния с со­се­дом и он хо­чет мне до­ста­вить неприятности, то мо­жет по­дать за­яв­ле­ние «из вред­но­сти?»

– К со­жа­ле­нию, та­кое не ис­клю­че­но, по­сле из­ме­не­ния за­ко­на ко­ли­че­ство за­яв­ле­ний «со сто­ро­ны» уве­ли­чи­лось. Но не на­до ду­мать, что се­мья ав­то­ма­ти­че­ски ста­но­вит­ся кли­ен­том служ­бы, или, тем бо­лее, что ре­бен­ка сра­зу за­би­ра­ют. Про­вер­ка за­яв­ле­ния – это дей­стви­тель­но толь­ко про­вер­ка, со­ци­аль­ный ра­бот­ник обя­зан свя­зать­ся с се­мьей и вы­яс­нить, что про­ис­хо­дит. Ес­ли на са­мом де­ле все в по­ряд­ке, си­ту­а­ция разъ­яс­ня­ет­ся – де­ло не от­кры­ва­ет­ся. И не нуж­но бо­ять­ся, что те­перь се­мья где-то «на уче­те».

– А со­ци­аль­ный ра­бот­ник при про­вер­ке зна­ет, от ко­го по­сту­пи­ло за­яв­ле­ние? То есть мож­но на­де­ять­ся, что он учи­ты­ва­ет, что это мо­жет быть на­ме­рен­ная непри­ят­ность от «недру­га»?

– Ко­неч­но, со­ци­аль­ный ра­бот­ник – че­ло­век, и ес­ли вы­зов ано­ним­ный, он име­ет вви­ду, что ко­му- то про­сто мог­ло по­ка­зать­ся. Но вы же по­ни­ма­е­те, что луч­ше убе­дить­ся, что вы­зов лож­ный, чем про­пу­стить ре­аль­ную угро­зу ре­бен­ку.

– А ес­ли за­яв­ле­ние ока­за­лось се­рьез­ным, на­при­мер, от учи­те­ля? Что про­ис­хо­дит даль­ше?

– По­вто­рю, со­ци­аль­ный ра­бот­ник обя­зан в те­че­ние се­ми дней от­ре­а­ги­ро­вать. Про­ве­рить, что про­ис­хо­дит в се­мье. Обыч­но про­ис­хо­дит бе­се­да с ро­ди­те­ля­ми. Опять же, по­сле этой бе­се­ды ре­ша­ет­ся, нуж­на даль­ней­шая работа с се­мьей или нет. Ино­гда до­ста­точ­но од­ной встре­чи.

– Ес­ли даль­ней­шая работа нуж­на?

– Се­мья ста­но­вит­ся кли­ен­том со­ци­аль­ной служ­бы.

– То, че­го все бо­ят­ся – изъ­я­тие ре­бен­ка из се­мьи. В ка­ких слу­ча­ях и как это про­ис­хо­дит? А глав­ное: что по­том?

– По за­ко­ну, изъ­я­тие из се­мьи про­ис­хо­дит, ес­ли су­ще­ству­ет се­рьез­ная опас­ность для ре­бен­ка, ис­хо­дя­щая от лю­дей, с ко­то­ры­ми он жи­вет. Или от него са­мо­го. И, что важ­но, на си­ту­а­цию невоз­мож­но по­вли­ять ины­ми ме­ра­ми.

– Опас­ность от него са­мо­го?

– Да, су­ще­ству­ет очень боль­шая про­бле­ма с под­рост­ка­ми, ко­гда его не могут кон­тро­ли­ро­вать ро­ди­те­ли, не толь­ко что­бы он не упо­треб­лял ал­ко­голь или не во­ро­вал, на­при­мер, но да­же что­бы он хо­тя бы хо­дил в шко­лу.

– То есть опас­ность ис­хо­дит не от ро­ди­те­лей, но ре­бен­ка могут за­брать? – Да, ес­ли у под­рост­ка боль­шие про­бле­мы с по­ве­де- ни­ем, ро­ди­те­ли да­же могут не знать, что он уже дав­но не по­яв­ля­ет­ся в шко­ле. И за­ста­вить его ту­да хо­дить они не могут. Ес­ли по­сле под­клю­че­ния со­ци­аль­ных ра­бот­ни­ков си­ту­а­ция не ме­ня­ет­ся, то­гда под­рост­ка могут по­ме­стить в шко­лу-ин­тер­нат или так на­зы­ва­е­мый дет­ский дом се­мей­но­го ти­па, где на­хо­дит­ся од­но­вре­мен­но несколь­ко де­тей…

– Не огром­ное учре­жде­ние, как мы при­вык­ли?

– Да, и там кон­троль силь­нее, чем до­ма, про­ще сле­дить за по­ве­де­ни­ем под­рост­ка.

– В си­ту­а­ции, ко­гда со сто­ро­ны ро­ди­те­лей опас­но­сти нет – кон­так­ты с ни­ми под­дер­жи­ва­ют­ся?

– Обя­за­тель­но! За­ча­стую ре­бе­нок не про­сто ви­дит­ся с ро­ди­те­ля­ми, а бы­ва­ет у них по вы­ход­ным, или да­же про­во­дит до­ма ка­ни­ку­лы. Бы­ва­ют си­ту­а­ции, ко­гда по­сле ви­зи­та к ро­ди­те­лям по­ве­де­ние или со­сто­я­ние ре­бен­ка ме­ня­ет­ся в худ­шую сто­ро­ну. Но и то­гда встре­чи не отменяются, а про­сто пе­ре­но­сят­ся на тер­ри­то­рию при­ю­та.

– Ко­гда ре­бе­нок уже не жи­вет до­ма, как со­ци­аль­ные служ­бы про­дол­жа­ют ра­бо­ту с се­мьей?

– Необ­хо­ди­мо пом­нить, что все­гда, ес­ли ре­бен­ка по­ме­ща­ют в за­ме­ща­ю­щую се­мью или в дет­ский дом, пер­вый пункт на­прав­ле­ния ра­бо­ты – воз­вра­ще­ние его до­мой и связь с ро­ди­те­ля­ми. Ко­неч­но, в слу­чае очень се­рьез­ной си­ту­а­ции, или ко­гда работа толь­ко на­чи­на­ет­ся и не все де­та­ли из­вест­ны, могут быть ка­ки­е­то огра­ни­че­ния. Но глав­ное стрем­ле­ние со­ци­аль­ной служ­бы – вос­ста­но­вить нор­маль­ную об­ста­нов­ку в се­мье и вер­нуть ту­да ре­бен­ка. Мож­но ска­зать так: с мо­мен­та изъ­я­тия ре­бен­ка из се­мьи на­чи­на­ет­ся работа для его воз­вра­ще­ния. – Зву­чит необыч­но. – Воз­мож­но, но это так. За­да­ча служ­бы – по­нять си­ту­а­цию и най­ти спо­со­бы по­мочь се­мье. Ес­ли про­бле­мы у ро­ди­те­лей – по­мо­га­ют ре­шить их, пред­ла­га­ют те­ра­пию, кон­суль­та­ции. Ино­гда да­же про­сто от­дых. Или ста­ра­ют­ся, на­при­мер, ор­га­ни­зо­вать ре­бен­ку ка­кое-то хоб­би, что­бы ему бы­ло чем за­нять­ся…

– И все же, воз­вра­ща­ясь к стра­хам ро­ди­те­лей, экс­трен­ное изъ­я­тие, ко­гда про­сто при­ез­жа­ют и за­би­ра­ют...

– Я знаю эти рас­ска­зы, но в ре­аль­но­сти очень ред­ко воз- мож­на та­кая си­ту­а­ция. На­при­мер, ра­бот­ник при­хо­дит по за­яв­ле­нию про­ве­рить, а в квар­ти­ре несколь­ко пья­ных лю­дей и ре­бе­нок си­дит по­сре­ди все­го это­го, го­лый… То­гда оче­вид­но, что ему тут не ме­сто. Но и то­гда ра­бот­ник не про­сто бе­рет и уво­дит ре­бен­ка – вы­зы­ва­ет­ся по­ли­ция, оформ­ля­ют­ся до­ку­мен­ты.

– Ко­гда рас­ска­зы­ва­ют страш­ные ис­то­рии, что ре­бен­ка за­бра­ли и ма­ма не зна­ет, ку­да бе­жать, где он на­хо­дит­ся…

– Зна­е­те, я не пред­став­ляю си­ту­а­цию, что­бы ре­бен­ка про­сто увез­ли неиз­вест­но ку­да. Во­пер­вых, работа по про­яс­не­нию си­ту­а­ции на­чи­на­ет­ся сра­зу. Во­вто­рых, обыч­но се­мья зна­ет сво­е­го со­ци­аль­но­го ра­бот­ни­ка, ес­ли уже яв­ля­ет­ся кли­ен­том служ­бы. В лю­бом слу­чае, ра­бот­ни­ки остав­ля­ют свои ко­ор­ди­на­ты, ро­ди­те­ли зна­ют, ку­да по­зво­нить. – А ес­ли это оши­боч­но?.. – А кто из ро­ди­те­лей го­тов при­знать­ся, что по­сту­пал пло­хо? К со­жа­ле­нию, во всех этих рас­ска­зах мы все­гда слы­шим толь­ко од­ну сто­ро­ну, со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки не могут ни­че­го го­во­рить о том, что слу­чи­лось на са­мом де­ле, они за­щи­ща­ют кли­ен­тов. А сам че­ло­век о сво­ей се­мье мо­жет рас­ска­зать что угод­но.

– Тем не ме­нее, ро­ди­те­ли, на­пу­ган­ные слу­ха­ми, хо­те­ли бы быть уве­рен­ны­ми, что да­же в слу­чае ошиб­ки си­ту­а­ция не фа­таль­на.

– Мож­но ска­зать так: по­сле экс­трен­но­го изъ­я­тия ре­бен­ка из се­мьи у со­ци­аль­ной служ­бы и ро­ди­те­лей есть 30 дней на вы­яс­не­ние при­чин та­кой си­ту­а­ции и их устра­не­ния. Но ес­ли при­чи­ны для на­хож­де­ния ре­бен­ка вне се­мьи бы­ли пол­но­стью устра­не­ны быст­рее это­го сро­ка, и со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки уве­ре­ны, что си­ту­а­ция раз­ре­ши­лась окон­ча­тель­но – ре­бе­нок мо­жет вер­нуть­ся до­мой и че­рез несколь­ко дней.

– Во­прос о по­ме­ще­нии ре­бен­ка в за­ме­ща­ю­щую се­мью или при­ют. Как это про­ис­хо­дит и есть ли ка­кие-то сро­ки?

– Ко­гда мы го­во­рим о по­сто­ян­ном пре­бы­ва­нии ре­бен­ка в за­ме­ща­ю­щей се­мье или при­юте, нуж­но по­ни­мать, что это все­гда про­ис­хо­дит толь­ко по­сле тща­тель­ной и мно­го­сто­рон­ней ра­бо­ты со­ци­аль­ной служ­бы. В си­ту­а­ции, ко­гда ро­ди­те­ли не со­глас­ны на пе­ре­ме­ще­ние ре­бен­ка – тре­бу­ет­ся ре­ше­ние су­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.