По сле­дам ле­ги­о­не­ров

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ - Алексей Табаков

На­шей сле­ду­ю­щей оста­нов­кой ста­ла уже гра­ни­ца Гер­ма­нии. Имен­но здесь рас­по­ло­жил­ся са­мый ста­рый го­род стра­ны – Три­ер. Еще до на­шей эры сю­да при­шла Римская Им­пе­рия, по­ра­бо­ти­ла несколь­ко мест­ных кельт­ских пле­мен, воз­ве­ла несколь­ко ка­ме­но­лом­ней, и с это­го мо­мен­та все пошло не луч­шим об­ра­зом. За бо­лее чем две ты­ся­чи лет Три­ер по­се­ти­ло та­кое ко­ли­че­ство вра­же­ских ар­мий, что уди­ви­тель­но, как здесь до сих пор кто-то жи­вет. Сна­ча­ла сю­да при­шли ле­ги­о­не­ры по­дав­лять мя­теж до­ве­ден­ных до от­ча­я­нья вы­со­ки­ми на­ло­га­ми го­ро­жан, за­тем в во­ро­та по­сту­ча­ли фран­ки, раз­ди­ра­ю­щие им­пе­рию на ча­сти, а за­тем к ним при­со­еди­ни­лись гер­ман­цы. До то­го, как На­по­ле­он при­ка­зал раз­ру­шить все церк­ви, го­род успел па­ру раз сгореть и прий­ти в упа­док соб­ствен­ны­ми си­ла­ми, а по­сле по­ра­же­ния под Ва­тер­лоо сю­да при­шли прус­ские вой­ска и для раз­но­об­ра­зия до­ло­ма­ли остат­ки, а так­же за­пре­ти­ли уни­вер­си­тет. Пер­вая ми­ро­вая вой­на при­нес­ла Три­е­ру бом­бы фран­цу­зов, а Вто­рая – со­юз­ни­ков-аме­ри­кан­цев. А так как боль­шая часть жи­те­лей бы­ла за­ра­нее эва­ку­и­ро­ва­на, то ту­шить по­жа­ры ока­за­лось неко­му.

Од­на­ко каж­дый раз го­ро­ду уда­ва­лось най­ти в себе си­лы, от­стро­ить до­ма за­но­во и по­пы­тать­ся со­хра­нить остат­ки древ­но­сти. Хо­тя бы в ви­де ру­ин. В Три­е­ре пря­мо в цен­тре ста­ро­го го­ро­да на­хо­дят­ся во­ро­та Пор­та Ни­г­ро, то есть «чер­ные во­ро­та». Чер­ны­ми они на­зы­ва­лись по­то­му, что че­рез них в го­род вхо­ди­ла ар­мия, по­тер­пев­шая по­ра­же­ние. Сто­ят они тут уже две ты­ся­чи лет. За это вре­мя пес­ча­ник, из ко­то­ро­го они по­стро­е­ны, успел пол­но­стью по­чер­неть, но в осталь­ном ни­че­го не ме­ша­ет вам под­нять­ся на смот­ро­вую баш­ню или спу­стит­ся по сту­пе­ням, по ко­то­рым спе­шил ка­ра­уль­ный, что­бы пре­ду­пре­дить ле­га­та о при­бли­же­нии оче­ред­ных орд гер­ман­цев.

Лю­би­те­лям ис­то­рии древ­не­го Ри­ма сто­ит про­гу­лять­ся до им­пе­ра­тор­ских терм, в то вре­мя быв­ших гре­му­чей сме­сью фит­нес-к лу ба , сау­ны, бор­де­ля и од­но­вре­мен­но кон­фе­ренц за­ла, прой­тись по раз­ва­ли­нам ам­фи­те­ат­ра (драм здесь не да­ва­ли, за­то сра­жа­лись неволь­ни­ки-гладиаторы со всех близ­ле­жа­щих, «ди­ких» зе­мель) и да­же прой­тись по трон­но­му за­лу им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, каж­дое из трид­ца­ти ше­сти окон ко­то­ро­го вы­со­той с двух этаж­ный дом.

Со­вре­мен­ный Три­ер хоть и опра­вил­ся от по­след­них раз­ру­ше­ний, все рав­но оста­ет­ся неболь­шим го­род­ком, ко­то­рый ря­до­во­му ту­ри­сту из­ве­стен ско­рее сво­ей бли­зо­стью к кня­же­ству Люк­сем­бург. До­брать­ся до него за час мож­но как на ав­то­бу­се, так и по­ез­де, чем поль­зу­ют­ся мно­гие ту­ри­сты. Де­ло в том, что оте­лей в Три­е­ре не мно­го, да и но­ме­ров в них не боль­ше. (На­при­мер, в на­шей, смот­ря­щей ок­на­ми как раз на «чер­ные во­ро­та», бы­ло все­го один­на­дцать ком­нат.) По­это­му боль­шие груп­пы пред­по­чи­та­ют оста­нав­ли­вать­ся в Люк­сем­бур­ге, а день про­во­дить в Три­е­ре.

Мест­ные же жи­те­ли дви­га­ют­ся в об­рат­ном на­прав­ле­нии. Ра­бо­чих мест в го­ро­де не хва­та­ет, по­это­му в лю­бом люк­сем­бург­ском бан­ке мож­но най­ти клер­ка-нем­ца, ко­то­рый каж­дый ве­чер пе­ре­се­ка­ет гра­ни­цу, воз­вра­ща­ясь до­мой. А из Люксембурга, на­обо­рот, каж­дые выходные при­ез­жа­ют сю­да на шоп­пинг: так как де- шев­ле. Ну и за раз­вле­че­ни­я­ми, хо­тя нем­цев несколь­ко недо­люб­ли­ва­ют, счи­тая, что те за­би­ра­ют у них луч­шие ра­бо­чие ме­ста.

Кста­ти, при­ез­жать сю­да луч­ше вес­ной или осе­нью. Так как го­род на­хо­дит­ся в ни­зине, окру­жен­ной хол­ма­ми, ле­том здесь очень душ­но, да и все ис­па­ре­ния и вы­хлоп­ные га­зы оста­ют­ся на ули­цах.

ИГОРЬ ТА­БА­КОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.