Цер­ков­ные буд­ни

Се­вер­ные стра­ны внес­ли ощу­ти­мый вклад в ми­ро­вую ми­фо­ло­гию. Ве­ли­кий Один ме­нял глаз на муд­рость, огром­ный волк был го­тов мо­мен­таль­но съесть солн­це, ко­гда это ко­му­то не­об­хо­ди­мо, мир обе­щал по­гиб­нуть в огненной ку­пе­ли, а Ло­ки за­ни­мал­ся вся­ки­ми непо­треб­ства­ми

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Дожд­ли­вым и до­воль­но тем­ным утром она с со­вет­ни­ка­ми и цер­ков­ным хо­ром раз­да­ва­ла им­бир­ные пе­че­нья спе­ша­щим на ра­бо­ту го­ро­жа­нам. По­доб­ная бли­зость к на­ро­ду не бы­ла при­вя­за­на к ка­ко­му-то празд­ни­ку. И тра­ди­ци­ей не яв­ля­ет­ся – про- сто парк на­хо­дит­ся пря­мо че­рез до­ро­гу от офи­са епи­ско­па.

– Се­го­дня лю­ди ухо­дят не от ре­ли­гии или бо­га, а ско­рее, от ин­сти­ту­та церк­ви, – счи­та­ет епис­коп. – Пра­ви­ла, сбо­ры, ри­ту­а­лы со­вре­мен­но­му че­ло­ве­ку, ко­то­ро­му все вре­мя «неко­гда», мо­гут по­ка­зать­ся из­лиш­ни­ми. По­это­му нам при­хо­дит­ся ме­нять­ся и пы­тать­ся по­мочь лю­дям в их еже­днев­ной мирской жиз­ни. К при­ме­ру, сей­час она уде­ля­ет мно­го вни­ма­ния под­держ­ке. Ко­гда без­ра­бо­ти­ца стре­ми­тель­но рас­тет, лю­ди при­хо­дят в цер­ковь с вполне кон­крет­ны­ми за­про­са­ми – при­бав­ки к по­со­бию, и мы ищем спо­соб эту при­бав­ку най­ти. При­чем ино­гда не толь­ко лю­те­ра­нам, но и тем, кто ис­по­ве­ду­ет православие или ис­лам. Кста­ти, при этом мы не пы­та­ем­ся «пе­ре­ма­нить» при­хо­жан из дру­гих кон­фес­сий.

Но так­же мы не за­бы­ва­ем про по­мощь пси­хо­ло­ги­че­скую. Ино­гда го­во­рят, что Фин­лян­дия – стра­на оди­но­ких. Не мо­гу с этим со­гла­сить­ся, но пробле­ма, дей­стви­тель­но, очень се­рьез­ная. И го­раз­до ча­ще к пас­то­ру при­хо­дят не с во­про­са­ми о смыс­ле жиз­ни, а в по­ис­ке прак­ти­че­ских от­ве­тов. У нас спра­ши­ва­ют, сто­ит ли раз­во­дить­ся, как най­ти ко­го-то, с кем мож­но по­го­во­рить, как пра­виль­но по­сту­пить в той или иной си­ту­а­ции. По­это­му нам при­хо­дит­ся ра­бо­тать в ка­че­стве пси­хо­ло­гов, где рас- плыв­ча­тые опре­де­ле­ния и от­ве­ты, ско­рее, вред­ны. Ес­ли же че­ло­век – как ему ка­жет­ся – по­те­рял смысл жиз­ни, то мы со­ве­ту­ем для на­ча­ла про­сто по­пы­тать­ся вспом­нить мо­мент, ко­гда это про­изо­шло, и что он де­лал до это­го.

Во­об­ще же, смысл жиз­ни мож­но най­ти, толь­ко от­ва­жив­шись стать «от­кры­тым», слу­шать се­бя, слы­шать дру­гих, по­мо­гать им... И ве­рить в Бо­га, по­ни­мая при этом, что он лю­бит всех, да­же тех, кто еще не осо­знал смыс­ла сво­е­го су­ще­ство­ва­ния на этом све­те. Ну а кро­ме то­го, ве­ра де­ла­ет на­шу жизнь луч­ше. Ведь вме­сте с ней мы по­лу­ча­ем про­ще­ние, под­держ­ку цер­ков­но­го со­об­ще­ства и си­лы, что­бы справ­лять­ся с про­бле­ма­ми. Да­же ес­ли окон­ча­тель­но ре­шить их и не мо­жем.

Еще связь лю­те­ран­ской церк­ви с на­ро­дом под­дер­жи­ва­ет­ся об­ря­да­ми. Вен­ча­ния, по­хо­ро­ны, кон­фир­ма­ция. Усло­вия по­след­ней раз­ли­ча­ют­ся для взрос­лых и де­тей. Эти «услуги» бес­плат­ны, но до­ступ­ны толь­ко чле­нам церк­ви.

В Фин­лян­дии цер­ковь жи­вет за счет несколь­ких ис­точ­ни­ков до­хо­дов. Пер­вый и са­мый глав­ный – это цер­ков­ный на­лог. Он до­ста­точ­но ни­зок и со­став­ля­ет око­ло од­но­го про­цен­та. Од­на­ко имен­но за его счет мож­но за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, про­во­дить ка­кие-то со­ци­аль­ные про­грам­мы, вы­пла­чи­вать по­со­бия. И ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ют: «за­чем мне ста­но­вит­ся чле­ном церк­ви, за­чем эта офи­ци­аль­ность?» я от­ве­чаю, что ва­ши взно­сы по­мо­га­ют дру­гим лю­дям.

На вос­крес­ных служ­бах мы со­би­ра­ем по­жерт­во­ва­ния. Как и лю­бая ор­га­ни­за­ция, цер­ковь вла­де­ет недви­жи­мо­стью. К при­ме­ру, мы мо­жем сда­вать квар­ти­ры, а так же у нас есть несколь­ко лес­ных участ­ков. От го­су­дар­ства мы по­лу­ча­ем сред­ства на под­дер­жа­ние церк­вей, вхо­дя­щих в спи­сок куль­тур­но­го на­сле­дия, и за уход за клад­би­ща­ми. Но в це­лом ра­бо­тать мы мо­жем толь­ко при под­держ­ке на­се­ле­ния.

Церк­ви при­хо­дит­ся ме­нять­ся вслед за об­ще­ством. Да, есть ос­но­во­по­ла­га­ю­щие ис­ти­ны, от ко­то­рых мы ни­ко­гда не от­сту­пим, но в осталь­ном мы бу­дем про­яв­лять гиб­кость. Нам не­об­хо­ди­мо от­ве­чать на во­про­сы граж­дан, осо­бен­но на те, что ка­жут­ся нам слож­ны­ми или недо­стой­ны­ми упо­ми­на­ния. Имен­но по­это­му мы уже дав­но при­шли в со­ци­аль­ные се­ти. И не толь­ко как ор­га­ни­за­ция, а как от­дель­ные лю­ди. В фэйс­бу­ке мне при­хо­дит­ся об­щать­ся с огром­ным ко­ли­че­ством лю­дей, с чьи­ми взгля­да­ми я не со­глас­на, а они не со­глас­ны с мо­и­ми.

Цер­ковь и го­су­дар­ство долж­ны быть раз­де­ле­ны, но на прак­ти­ке вы­хо­дит не все­гда. К при­ме­ру, во всех пар­ти­ях есть пред­ста­ви­те­ли хри­сти­ан­ства, и ино­гда они апел­ли­ру­ют к ре­ли­гии, как до­ка­за­тель­ству сво­ей право­ты в во­про­сах, ко­то­рые ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ней не име­ют. Так же как и я, вы­ска­зы­вая свое мнение по по­ли­ти­че­ским во­про­сам, мо­гу рас­смат­ри­вать­ся не как обык­но­вен­ный граж­да­нин, но как епис­коп.

По­ли­ти­ки долж­ны де­лать свою ра­бо­ту и пы­тать­ся уго­во­рить из­би­ра­те­лей под­дер­жать их точ­ку зре­ния, а не ре­шать за нас. А граж­дане, в свою оче­редь, долж­ны по­ни­мать, что от ли­ца церк­ви мо­гут го­во­рить толь­ко ее слу­жа­щие. На­при­мер, жесткие вы­ска­зы­ва­ния пар­тии Хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты за­ча­стую рас­це­ни­ва­ют как на­ше мнение, а это силь­но пор­тит ре­пу­та­цию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.