Свя­то ме­сто

О том, чем рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь в Фин­лян­дии от­ли­ча­ет­ся от фин­ской пра­во­слав­ной церк­ви, кто ее при­хо­жане, и от­ку­да она во­об­ще по­яви­лась здесь по­яви­лась, рас­ска­зы­ва­ет на­сто­я­тель Свя­то-Ни­коль­ско­го при­хо­да в Хель­син­ки, про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Воско­бой­ни­ков

Novosti Helsinki with FINNBAY - - РЕЛИГИЯ - ИГОРЬ ТА­БА­КОВ С от­цом Ни­ко­ла­ем бе­се­до­ва­ла На­деж­да Бережная.

Отец Ни­ко­лай, мож­но ко­рот­кую ис­то­ри­че­скую справ­ку для тех, кто в пер­вый раз слы­шит, что в Фин­лян­дии есть две пра­во­слав­ные церк­ви – Фин­ская и Рус­ская?

– Свя­то-Ни­коль­ский при­ход яв­ля­ет­ся про­дол­жа­те­лем той пра­во­слав­ной тра­ди­ции, ко­то­рая су­ще­ство­ва­ла здесь со вре­мен Пет­ра Пер­во­го. Ко­неч­но, корни пра­во­сла­вия для фин­нов го­раз­до глуб­же – с эпо­хи нов­го­род­ско­го кня­же­ства. Православие в Фин­лян­дию при­шло из Ка­ре­лии. По­сле то­го, как в эпо­ху Пет­ра часть Фин­лян­дии ока­за­лась в со­ста­ве Рос­сий­ской Им­пе­рии, пра­во­слав­ную часть на­се­ле­ния со­ста­ви­ли здесь куп­цы и во­ен­ные. В XIX ве­ке в Гель­синг­фор­се пра­во­слав­ная об­щи­на бы­ла уже до­ста­точ­но ве­ли­ка, в это вре­мя был по- стро­ен Тро­иц­кий храм, за­тем Успен­ский со­бор… XX век был эпо­хой боль­ших по­тря­се­ний для все­го русского на­ро­да, в том чис­ле – для пра­во­слав­ной церк­ви. Про­изо­шло от­де­ле­ние фин­лянд­ской епар­хии от Рус­ской Церк­ви, и Фин­ская Цер­ковь пе­ре­шла в под­чи­не­ние Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Но в то же вре­мя бы­ла и дру­гая часть пра­во­слав­ных, ко­то­рые хо­те­ли со­хра­нить тра­ди­цию, по­то­му что на­ря­ду с из­ме­не­ни­ем цен­тра цер­ков­но­го управ­ле­ния про­изо­шла и лом­ка тра­ди­ций. На тот мо­мент са­мым ак­ту­аль­ным был во­прос о цер­ков­ном ка­лен­да­ре. Мень­ше все­го хо­тел ме­нять устои Ва­ла­ам. В 20-х го­дах об­ра­зо­ва­лась груп­па лю­дей, ко­то­рые, не без вли­я­ния Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря, сна­ча­ла за­ре­ги­стри­ро­ва­ли об­щи­ну в Вы­бор­ге (он то­гда был фин­лянд­ским), за­тем об­щи­ну в Гель­синг­фор­се в 1927 го­ду. С это­го мо­мен­та и на­чи­на­ет­ся юри­ди­че­ская ис­то­рия Свя­то-Ни­коль­ско­го при­хо­да, ко­то­рый за­ре­ги­стри­ро­ван как част­ная об­щи­на и жи­вет на иной за­ко­но­да­тель­ной ба­зе, неже­ли фин­лянд­ские Пра­во­слав­ная и Лю­те­ран­ская Церк­ви. Учре­ди­те­ля­ми при­хо­да бы­ли рус­ские лю­ди, в ос­нов­ном – во­ен­ные. Да­же пер­вый на­сто­я­тель про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Щукин был во­ен­ным ин­же­не­ром. Им уда­лось прак­ти­че­ски с ну­ля со­здать наш при­ход. У об­щи­ны по­на­ча­лу бы­ла толь­ко од­на ико­на свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца. Со вре­ме­нем храм раз­ме­стил­ся в арен­до­ван­ном по­ме­ще­нии на Тре­тьей ли­нии. В 30-х го­дах XX ве­ка об­щине уда­лось по­лу­чить неболь­шой уча­сток зем­ли на тер­ри­то­рии быв­ше­го во­ен­но­го клад­би­ща. Стро­и­тель­ство хра­ма бы­ло вы­пол­не­но бла­го­да­ря част­ным по­жерт­во­ва­ни­ям. Об­щи­на до­воль­но быст­ро раз­ви­ва­лась. Это­му спо­соб­ство­вал ряд фак­то­ров: боль­шая под­держ­ка пра­во­слав­ных ми­рян, лич­ность насто­я­те­ля и, ко­неч­но, по­явив­ша­я­ся в Фин­лян­дии сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

– А но­вые при­хо­жане – это вновь при­быв­шие жи­те­ли Фин­лян­дии или пе­ре­шед­шие из дру­гих цер­ков­ных ор­га­ни­за­ций?

– В ос­нов­ном – да, это пе­ре­ехав­шие жить сю­да рус­ско­языч­ные вы­ход­цы из раз­ных стран – Рос­сии, Укра­и­ны, При­бал­ти­ки. И ко­неч­но же в об­щине есть фин­ны и шве­ды, эстон­цы, ла­ты­ши, ру­мы­ны и да­же вы­ход­цы из Ла­тин­ской Аме­ри­ки. Бо­го­слу­же­ния у нас со­вер­ша­ют­ся на цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке, ча­стич­но по-фин­ски, про­по­ве­ди – по­рус­ски, част­ные же бо­го­слу­же­ния мо­гут со­вер­шать­ся по­сла­вян­ски и по-фин­ски.

– Для при­хо­жан, про­стых лю­дей, ко­то­рые, воз­мож­но, толь­ко при­е­ха­ли, не опре­де­ли­лись, или про­сто пе­ре­жи­ва­ют духовные ис­ка­ния – ка­кие глав­ные от­ли­чия ва­ше­го при­хо­да от го­су­дар­ствен­ной пра­во­слав­ной церк­ви?

– Мне все-та­ки про­ще го­во­рить не об от­ли­чи­ях, а о том, в чем мы еди­ны: у нас еди­ное Еван­ге­лие, еди­ная ве­ра, еди­ное Кре­ще­ние, един­ство в та­ин­ствах. А от­ли­чия? Ко­неч­но, го­су­дар­ствен­ная цер­ковь поль­зу­ет­ся мощ­ной го­су­дар­ствен­ной под­держ­кой: это и на­ло­го­вые

от­чис­ле­ния, и фи­нан­си­ро­ва­ние раз­лич­ных про­грамм. Осталь­ные ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции та­ким объ­е­мом го­су­дар­ствен­ной по­мо­щи не поль­зу­ют­ся. Ес­ли рас­смат­ри­вать раз­ли­чия с точ­ки зре­ния про­сто­го че­ло­ве­ка, то это при­мер­но то же са­мое, как и раз­ли­чия меж­ду раз­ны­ми хра­ма­ми в дру­гих го­ро­дах в Рос­сии и ми­ре. Раз­ные об­щи­ны, раз­ные лю­ди… Несколь­ко дру­гой цер­ков­ный уклад. С Фин­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью у нас раз­ный цер­ков­ный ка­лен­дарь. Мы слу­жим по ста­ро­му сти­лю, как и в Рос­сии. И ес­ли прак­ти­ку­ю­щий хри­сти­а­нин не­дав­но пе­ре­ехал, на­при­мер, из Рос­сии, то у нас он се­бя по­чув­ству­ет уют­нее, при­выч­нее. Еще мо­гу ска­зать, что у нас ин­ди­ви­ду­аль­ный под­ход к при­хо­жа­нам, на­ше­му свя­щен­ни­ку мож­но зво­нить ве­че­ром, да­же ино­гда позд­но ве­че­ром, ес­ли что-то слу­чи­лось. У нас как-то все по-до­маш­не­му.

– Оста­ют­ся ли уклад, тра­ди­ции на­столь­ко неиз­мен­ны­ми, как мно­гие считают?

В фин­ской пра­во­слав­ной церк­ви мно­гое вы­гля­дит непри­выч­ным для при­хо­жа­ни­на из Рос­сии. На­при­мер, там мож­но си­деть на служ­бе, жен­щи­ны при­хо­дят в брюках, да­же в джин­сах…

– Зна­е­те, в на­шем хра­ме то­же по пе­ри­мет­ру сто­ят ска­мей­ки. При­хо­дят лю­ди ста­рые, боль­ные, по­сле ра­бо­чей сме­ны – во вре­мя дли­тель­ных бо­го­слу­же­ний уставшим при­хо­жа­нам не воз­бра­ня­ет­ся по­си­деть. К нам при­ез­жа­ют лю­ди на бо­го­слу­же­ния из­да­ле­ка, за 200-400 ки­ло­мет­ров, и к ним, уставшим, раз­би­тым, про­сто греш­но при­ме­нять фор­маль­ный под­ход. Че­ло­век уже сво­им усер­ди­ем, этой даль­ней до­ро­гой, заслу­жи­ва­ет снис­хож­де­ния, он уже по­слу­жил Бо­гу. Дрес­скод – то­же вещь такая, обыч­но на бо­го­слу­же­ни­ях, осо­бен­но вос­крес­ных, при­вет­ству­ет­ся празд­нич­ная одеж­да. Но лю­ди у нас со­вер­шен­но раз­ные по ма­те­ри­аль­но­му со­сто­я­нию. А бы­ва­ет, что че­ло­век не пла­ни­ро­вал за­хо­дить в храм, но ду­ша по­зва­ла, раз­ве мож­но здесь при­ме­нять толь­ко фор­маль­ный под­ход? Ко­неч­но, ес­ли че­ло­век одет вы­зы­ва­ю­ще, на­при­мер, ино­гда к нам за­хо­дят по до­ро­ге с пля­жа в пляж­ной одеж­де, то мо­гут сде­лать за­ме­ча­ние. Но в це­лом от­но­ше­ние очень тер­пи­мое.

Мы бо­рем­ся с тем, что мож­но на­звать «ком­со­моль­ским рве­ни­ем», что­бы не бы­ло та­ко­го, что рев­ност­ные при­хо­жане в хра­ме по­пре­ка­ли дру­гих, не со­блю­да­ю­щих стро­го все фор­маль­но­сти. Мы не хо­тим та­ких кон­фликт­ных си­ту­а­ций в на­шей церк­ви, по­это­му ста­ра­ем­ся, что­бы че­ло­век при­шел и по­чув­ство­вал се­бя в до­ме От­ца. И священник в хра­ме – он не хозяин, не гос­по­дин. Лю­ди при­хо­дят в храм не ко мне, а к Бо­гу. Как я мо­гу от­не­стись пло­хо к Его го­стям?

– Вы го­во­ри­те, что при­ход рас­тет. За счет по­жи­лых или мо­ло­дых лю­дей? Ко­го боль­ше?

– В 2014 го­ду при­ход по сво­ей чис­лен­но­сти уве­ли­чил­ся на 201 че­ло­ве­ка и до­стиг 2835 за­ре­ги­стри­ро­ван­ных чле­нов. Око­ло 70 про­цен­тов но­вых чле­нов при­хо­да – это лю­ди мо­ло­же 35 лет. Ко­гда я толь­ко на­чи­нал слу­же­ние 25 лет на­зад, при­ход вы­гля­дел со­всем ина­че. Мо­ло­дых лю­дей не бы­ло. На вос­крес­ном бо­го­слу­же­нии сто­я­ло пол­то­ра де­сят­ка лю­дей. Это бы­ли со­всем не та­кие ста­руш­ки, как мы при­вык­ли ви­деть в рос­сий­ских церк­вях. Это был со­всем дру­гой мир, ста­рые ари­сто­кра­ты. Ни­ка­кой агрес­сии у них не бы­ло, они бы­ли очень при­вет­ли­вы. И ко­гда они ушли есте­ствен­ным об­ра­зом, на их ме­сто при­шли мо­ло­дые. У нас оста­лось несколь­ко че­ло­век, ста­рые лю­ди, ко­то­рые хо­ди­ли в этот храм с дет­ства. Они при­хо­дят и сей­час, поль­зу­ют­ся боль­шим ува­же­ни­ем, об­ща­ют­ся с мо­ло­де­жью. Ес­ли при­де­те к нам в вос­кре­се­нье, вы уви­ди­те мно­го де­тей, ко­то­рых при­во­дят ро­ди­те­ли. Осо­бое вни­ма­ние к подросткам. В воз­расте 14-17 лет че­ло­век ищет выс­ший смысл, и мо­жет най­ти его в ве­ре. Осо­знан­ный вы­бор все­гда ин­ди­ви­дуа­лен и лишь ча­стич­но он обу­слов­лен до­маш­ним вос­пи­та­ни­ем.

– А бы­ва­ют ли «пе­ре­хо­дя­щие» при­хо­жане, лю­ди, по­се­ща­ю­щие и ваш при­ход и фин­ский православный храм?

– Ко­неч­но, есть ряд та­ких лю­дей. Око­ло 10 про­цен­тов, на­хо­дя­щих­ся в хра­ме – это лю­ди, ко­то­рые по слу­чаю при­шли к нам. Ни­ка­ких огра­ни­че­ний на уча­стие в та­ин­ствах, ес­ли че­ло­век ис­по­ве­ду­ет пра­во­слав­ную ве­ру, мы не де­ла­ем. Для уча­стия в та­ин­ствах до­ста­точ­но уст­ной де­кла­ра­ции, что при­шед­ший – православный хри­сти­а­нин. Хо­тя неко­то­рые, на­при­мер, аме­ри­кан­цы, при­во­зят с со­бой под­твер­жда­ю­щие до­ку­мен­ты.

– О фин­ской шко­ле хо­те­ла спро­сить. В про­грам­му по изу­че­нию ре­ли­гии вхо­дит по­се­ще­ние хра­мов. И де­ти ва­ших при­хо­жан хо­дят в фин­ский православный храм в рам­ках за­ня­тий.

– Мы при­вет­ству­ем то, что пра­во­слав­ное обу­че­ние да­ет­ся в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ных шко­лах. Но бы­ва­ют непри­ят­ные слу­чаи, ко­гда учи­те­лем яв­ля­ет­ся че­ло­век, ко­то­рый сам не ис­по­ве­ду­ет пра­во­слав­ную ве­ру. Ча­сто бы­ва­ет, что ро­ди­те­ли об­ра­ща­ют­ся к нам и рас­ска­зы­ва­ют о та­ком.

– То есть это не свя­щен­ни­ки?

– Нет, свя­щен­ни­ки бы­ва­ют, но обыч­но эти уро­ки ве­дут на­ня­тые шко­лой спе­ци­а­ли­сты, ра­бо­та­ю­щие в си­сте­ме об­ра­зо­ва­ния, не от са­мой церк­ви. По за­ко­ну, с 2003 го­да та­ким учи­те­лем мо­жет быть че­ло­век лю­бых ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ний. Был слу­чай, на­при­мер, не в Хель­син­ки, ко­гда учи­тель­ни­ца бы­ла лю­те­ран­кой, а пе­ре­вод­чи­ком для рус­ско­языч­ных де­тей – сви­де­тель Ие­го­вы.

– Да, на ме­сте ро­ди­те­лей, для ко­то­рых важ­но ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние, я бы ис­пы­ты­ва­ла… недо­воль­ство, на­вер­ное.

– На мой взгляд, это изъ­ян дей­ству­ю­ще­го за­ко­на. Все­та­ки до 2003 го­да про­цесс имен­но ре­ли­ги­оз­но­го об­ра­зо­ва­ния в шко­ле кон­тро­ли­ро­вал­ся той ре­ли­ги­оз­ной ор­га­ни­за­ци­ей, ко­то­рая сто­ит за этим об­ра­зо­ва­ни­ем, в част­но­сти – фин­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью. Сей­час это­го нет. Ко­неч- но, ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние в шко­ле очень во мно­гом за­ви­сит от лич­но­сти учи­те­ля, он мо­жет хо­ро­шо знать и пре­по­да­вать ос­но­вы пра­во­слав­ной ве­ры, да­же не яв­ля­ясь свя­щен­ни­ком. Но все-та­ки ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние в шко­ле – это со­всем не то, что мо­жет дать се­мья и воскрес­ная шко­ла. В от­ли­чие от чле­нов фин­лянд­ской пра­во­слав­ной ар­хи­епи­ско­пии, на де­тях на­ших при­хо­жан не ле­жит обу­слов­лен­ная за­ко­ном обя­зан­ность изу­чать пра­во­слав­ную ве­ру в шко­ле. Ре­ше­ние о уча­стии де­тей чле­нов при­хо­да в школь­ных за­ня­ти­ях ре­ли­гии при­ни­ма­ют ро­ди­те­ли.

– То есть ре­бе­нок чле­нов рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви мо­жет, на­при­мер, в шко­ле хо­дить на эти­ку, а ес­ли ро­ди­те­ли хо­тят – в оскрес­ную шко­лу к вам?

– Да. Кро­ме то­го, су­ще­ству­ет опре­де­лен­ная за­ко­ном воз­мож­ность – по­лу­чать за­чет по ре­ли­гии в сво­ей ре­ли­ги­оз­ной ор­га­ни­за­ции. У нас есть при­хо­жане, ко­то­рые про­сят предо­ста­вить их де­тям та­кие за­ня­тия и за­чет. Мно­гие ро­ди­те­ли ждут от ре­ли­ги­оз­но­го об­ра­зо­ва­ния в шко­ле ре­ли­ги­оз­но­го же вос­пи­та­ния. Но здесь нуж­но чет­ко ска­зать, что шко­ла это­го дать не мо­жет, и не на­це­ле­на на то, что­бы это да­вать. Ка­кие-то зна­ния о ре­ли­гии мож­но по­лу­чить, но нет га­ран­тии, что шко­ла бу­дет при­ви­вать ос­но­вы ве­ры.

– Отец Ни­ко­лай, в за­вер­ша­ю­щей ча­сти ин­тер­вью при­ня­то спра­ши­вать о пер­спек­ти­вах. Вы упо­ми­на­ли, что храм неболь­шой, и что ко­ли­че­ство чле­нов при­хо­да уве­ли­чи­ва­ет­ся.

– При­ход дав­но чув­ство­вал по­треб­ность в рас­ши­ре- нии. И вот впер­вые за мно­гие го­ды об­щи­на по­лу­чи­ла уни­каль­ную воз­мож­ность – в от­вет на мно­го­лет­ние и на­стой­чи­вые прось­бы цер­ков­но­го со­ве­та му­ни­ци­паль­ные вла­сти го­ро­да Хель­син­ки со­гла­си­лись в вы­де­лить уча­сток зем­ли в Итя­кес­кус под стро­и­тель­ство хра­ма и ду­хов­но-ад­ми­ни­стра­тив­но­го цен­тра при­хо­да. Ар­хи­тек­тур­ный ан­самбль вклю­ча­ет в се­бя зда­ние хра­ма, зда­ние при­ход­ско­го цен­тра и жи­лой кор­пус. Стро­и­тель­ство уже ве­дет­ся, про­во­дят­ся ра­бо­ты по со­ору­же­нию кры­ши жи­ло­го до­ма. Па­рал­лель­но воз­во­дит­ся вто­рой этаж при­ход­ско­го цен­тра. При­ход бу­дет бла­го­да­рен всем, кто по­мо­жет рас­про­стра­нять ин­фор­ма­цию об этом уни­каль­ном про­ек­те и при­вле­кать сво­их зна­ко­мых к его осу­ществ­ле­нию. При­гла­ша­ем всех за­ин­те­ре­со­ван­ных в уча­стии в этом бла­гом де­ле.

– Отец Ни­ко­лай, что Вы мо­же­те по­же­лать на­шим чи­та­те­лям?

– Хо­чет­ся, что­бы мир Хри­стов со­хра­нял­ся в на­ших серд­цах, на­ших се­мьях. Же­лаю, что­бы жизнь на­ша бы­ла оза­ре­на Све­том. Так­же хо­чет­ся, что­бы уста­но­вил­ся проч­ный мир меж­ду на­ро­да­ми. В кон­тек­сте ны­неш­них со­бы­тий, мо­жет быть, это наи­бо­лее важ­но. При­гла­шаю, чи­та­те­лей, ко­то­рые ин­те­ре­су­ют­ся пра­во­слав­ной тра­ди­ци­ей, по­се­тить наш храм. На сай­те при­хо­да вы най­де­те кон­такт­ную ин­фор­ма­цию и но­ме­ра те­ле­фо­нов свя­щен­ни­ков, к ко­то­рым мож­но об­ра­щать­ся по всем во­про­сам ду­хов­ной и цер­ков­ной жиз­ни.

http://www.svt-nikolai.org/ru

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.