Му­суль­ман­ский мир

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Несмот­ря на то, что про­да­жа неф­ти яв­ля­ет­ся ос­нов­ным ис­точ­ни­ком на­пол­не­ния бюд­же­та, роль ту­риз­ма за по­след­ние де­сять лет вы­рос­ла в ра­зы. Од­на­ко сто­ит по­вто­рить – за­ко­ны ша­ри­а­та име­ют аб­со­лют­ный при­о­ри­тет пе­ред фе­де­раль­ны­ми, по­это­му ев­ро­пей­цу мно­гие ве­щи по­ка­жут­ся стран­ны­ми.

В част­но­сти, при вхо­де в тор­го­вый центр сра­зу же на­ты­ка­ешь­ся на вы­вес­ку, со­об­ща­ю­щую, что дер­жать­ся за ру­ки, а уже тем бо­лее об­ни­мать­ся или про­яв­лять дру­гие на­ме­ки на бли­зость крайне не ре­ко­мен­ду­ет­ся.

При­крыть ко­ле­ни и пле­чи же­ла­тель­но да­же муж­чи­нам.

Что бу­дет с на­ру­ши­те­лем? Оскорб­лен­ный в луч­ших чув­ствах об­на­жен­ны­ми ча­стя­ми те­ла пра­во­вер­ный мо­жет про­сто прой­ти ми­мо, при­няв к све­де­нию, что со­рок гра­ду­сов вы­ше ну­ля и брю­ки для непод­го­тов­лен­но­го че­ло­ве­ка ве­щи не со­че­та­е­мые.

А мо­жет и по­звать охра­ну. Или на­чать до­воль­но гром­ко вы­ра­жать свое недо­воль­ство.

Ре­ак­ция за­ви­сит от эми­ра­та, в ко­то­ром вы оста­но­ви­лись. В Ду­бае, ско­рее все­го, про­игно­ри­ру­ют незна­чи­тель­ное на­ру­ше­ние дресс-ко­да или по­ве­де­ния. А вот в Шар­же мож­но ожи­дать про­блем. Де­ло в том, что нефть здесь на­шли позд­но и эми­ру при­шлось об­ра­щать­ся за фи­нан­со­вой по­мо­щью к ко­ро­лю Са­у­дов­ской Ара­вии. По­мощь бы­ла ока­за­на, а в об­мен пра­ви­тель га­ран­ти­ро­вал неукос­ни­тель­ное сле­до­ва­ние ша­ри­а­ту. По­это­му мест­ным жи­те­лям при­хо­дит­ся от­ка­зы­вать­ся да­же от та­ких удо­воль­ствий, как ка­льян.

Узнать их – мест­ных жи­те­лей – про­сто: жен­щи­ны но­сят чер­ные абайи, муж­чи­ны – в том чис­ле и гос­слу­жа­щие (по­гра­нич­ни­ки, на­при­мер) – бе­лые. По­че­му кон­крет­но вы­бра­ны эти цвета, нам точ­но ни­кто так и не объ­яс­нил. Бе­лый еще по­нят­но, на солн­це не так жар­ко. А вот по­че­му да­мы вы­би­ра­ют чер­ный?

Од­ни счи­та­ют, что это по­то­му, что в чер­ном жен­щине ко­гда-то лег­че бы­ло убе­жать, по­ка муж­чи­ны ве­ли сра­же­ние: как пра­ви­ло, по но­чам.

Дру­гие – что чер­ный цвет яв­ля­ет­ся по­ка­за­те­лем скром­но­сти. И, хо­тя в ма­га­зи­нах мож­но най­ти абайи всех цве­тов ра­ду­ги и из аб­со­лют­но лю­бых ма­те­ри­а­лов, боль­шин­ство жи­тель­ниц Абу Да­би пред­по­чи­та­ют «клас­си­ку».

Нуж­но ска­зать, что вы­гля­дит это очень кра­си­во. И прак­тич­но. Во-пер­вых, абайя уме­ло скры­ва­ет все недо­стат­ки фи­гу­ры – не очень зна­чи­тель­ные, ко­неч­но. Во-вто­рых, мо­жет слу­жить де­ло­вым ко­стю­мом: мы ви­де­ли нема­ло мест­ных дам, си­дя­щих в биз­нес-цен­трах на пе­ре­го­во­рах. А, в-тре­тьих, здесь эта одеж­да ни­чуть не на­по­ми­на­ет те жут­ко- го ви­да тряп­ки, в ко­то­рых хо­дят му­суль­ман­ки в той же Фин­лян­дии, на­при­мер. В ком­плек­те со стоп­тан­ны­ми крос­сов­ка­ми и дра­ным рюк­за­ком. Или – как ва­ри­ант – с хо­зяй­ствен­ной сум­кой на ко­ле­си­ках.

Нет, мест­ные да­мы до та­ко­го не опус­ка­ют­ся. Из-под абайи обыч­но вы­гля­ды­ва­ет нечто эле­гант­ное на каб­лу­ках. Че­рез пле­чо пе­ре­ки­ну­ты ис­клю­чи­тель­но очень фир­мен­ные су­моч­ки. В ру­ках – мак­си­мум па­ке­тик с ло­го­ти­пом до­ро­гой кос­ме­ти­ки или ак­сес­су­а­ров.

По уве­ре­ни­ям же на­ше­го ги­да, абайя и, глав­ное, оде­тый к ней хи­джаб, озна­ча­ют то, что жен­щи­на за­щи­ще­на. Ведь хи­джа­бом ко­гда-то на­зы­ва­ли за­бор, воз­во­ди­мый во­круг жи­лья.

Да и це­лом, это сло­во име­ет бо­лее ши­ро­кое зна­че­ние, чем часть одеж­ды. На­при­мер, но­мер оте­ля для ту­ри­ста – то­же сво­е­го ро­да хи­джаб. Там он мо­жет де­лать все, что за­хо­чет: рас­пи­вать при­ве­зен­ные с со­бой спирт­ные на­пит­ки (4 лит­ра на че­ло­ве­ка – ес­ли он не му­суль­ма­нин), ку­рить (ес­ли но­мер для ку­ря­щих), да и во­об­ще рас­слаб­лять­ся все­ми до­ступ­ны­ми спо­со­ба­ми.

Не­ра­вен­ство по­лов в Абу Да­би по срав­не­нию с со­сед­ни­ми го­су­дар­ства­ми мо­жет по­ка­зать­ся незна­чи­тель­ным, м, но оно есть. В прин­ци­пе жен­щи­на мо­жет все – но толь­ко с раз­ре­ше­ния му­жа (на­вер­ное о та­ком м же по­ряд­ке втайне меч­та­ют нема­лое чис­ло ев­ро­пей­ских муж­чин)у

Ес­ли она еще не за­му­жем, то «от­маш­ку» да­ет отец. Или стар­ший брат.

При­чем в слу­чае, до­пу­стим, во­ди­тель­ских прав речь идет да­же не о са­мой кар­точ­ке, а о про­цес­се обу­че­ния – без юри­ди­че­ски под­вер­жен­но­го раз­ре­ше­ния ин­струк­тор к ра­бо­те не при­сту­пит. Это пра­ви­ло дей­ству­ет и на ино­стра­нок. Толь­ко вме­сто гла­вы се­мьи бу­ма­гу, что та­кая-то «мо­жет ид­ти учить­ся во­дить ма­ши­ну, я не про­тив» под­пи­сы­ва­ет гла­ва ком­па­нии, где жен­щи­на ра­бо­та­ет. Ли­цен­зию на пред­при­ни­ма­тель­ство мест­ная жи­тель­ни­ца так­же по­лу­ча­ет толь­ко по­сле одоб­ре­ния род­ни.

А вот вый­ти за­муж за ино­стран­ца ей за­пре­ще­но. Счи­та­ет­ся, что все са­мое глав­ное идет от муж­чи­ны, по­это­му от­цом де­тей дол­жен быть толь­ко ко­рен­ной жи­тель – что­бы «не пор­тить кровь».

При этом же­нить­ся на ино­стран­ках вполне воз­мож­но. Офи­ци­аль­ных жен мо­жет быть че­ты­ре, но от­нюдь не все этим пра­вом поль­зу­ют­ся. В Абу Да­би брак – это до­го­вор, в ко­то­ром муж обя­зу­ет­ся обес­пе­чи­вать се­мью, а же­на – быть по­кор­ной и по­слуш­ной. Ну и, ко­неч­но, ро­жать де­тей – чем боль­ше, тем луч­ше.

Это по от­но­ше­нию к си­дя­щим до­ма мест­ным жи­тель­ни­цам. Что ка­са­ет­ся ино­стра­нок, устро­ив­ших­ся на ра­бо­ту и успев­ших до об­за­ве­де­ния се­мьей до­стичь опре­де­лен­но­го слу­жеб­но­го ро­ста, то в слу­чае по­яв­ле­ния потом­ства им при­дет­ся на­чи­нать ка­рье­ру опять с са­мой на­чаль­ной сту­пе­ни – что и бы­ло за­пи­са­но в кон­трак­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.