Жизнь под ку­по­лом

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ОБЩЕСТВО - Алек­сей Ко­лес­ник

Хо­тя так ли это на са­мом де­ле? О внут­рен­ней кухне ми­ро­во­го цир­ка, но­вых тен­ден­ци­ях и ста­рых про­бле­мах рас­ска­зы­ва­ет Аскольд За­паш­ный.

– Да, мож­но ска­зать, что об­щая фор­му­ла оста­лась бо­лее-ме­нее неиз­мен­ной. Толь­ко вот ее на­пол­не­ние и об­щий уро­вень от­дель­ных эле­мен­тов из­ме­ня­ет­ся го­раз­до быст­рее и ча­ще, чем во мно­гих дру­гих сфе­рах ис­кус­ства.

Возь­мем бли­жай­шее про­шлое – в де­вя­но­стые го­ды цирк в Рос­сии пе­ре­жил кар­ди­наль­ные пе­ре­ме­ны. Там, где де­ся­ти­ле­ти­я­ми сто­я­ло го­су­дар­ство, об­ра­зо­вал­ся вне­зап­ный ва­ку­ум, и мно­гим кол­лек­ти­вам при­шлось на ле­ту по­лу­чать на­вы­ки, ко­то­рые рань­ше ка­за­лись им мак­си­маль­но да­ле­ки­ми от ис­кус­ства.

На­ша груп­па, фор­маль­но оста­ва­ясь при го­су­дар­ствен­ном цир­ке, бы­ла вы­нуж­де­на все по­ку­пать са­мо­сто­я­тель­но – на­чи­ная от про­дук­тов пи­та­ния и за­кан­чи­вая хищ­ны­ми жи­вот­ны­ми. На хо­ду при­хо­ди­лось стро­ить свою соб­ствен­ную ад­ми­ни­стра­тив­ную струк­ту­ру, ко­то­рая мог­ла опе­ра­тив­но ре­а­ги­ро­вать на все но­вые из­ме­не­ния. Са­мим со­став­лять рас­пи­са­ние га­стро­лей, ис­кать но­вые на­прав­ле­ния...

На­при­мер, для са­мо­сто­я­тель­ной ра­бо­ты необ­хо­ди­мо бы­ло арен­до­вать аре­ны для вы­ступ­ле­ния. И тут нам силь­но по­вез­ло, что мы на­хо­дим­ся в Рос­сии. В на­шей стране сло­жи­лась уни­каль­ная си­ту­а­ция – на ее тер­ри­то­рии уже бы­ло по­стро­е­но со­рок два цир­ка, та­ко­го до сих пор нет ни­где в ми­ре. Это изоби­лие при­ве­ло к то­му, что част­но­му ли­цу стро­ить аре­ну под нуж­ды сво­е­го цир­ка по­про­сту не ра­ци­о­наль­но – оку­пить ее не удаст­ся да­же с са­мой за­ме­ча­тель­ной груп­пой. Так что те, кто не хо­чет (или не мо­жет) арен­до­вать уже име­ю­щи­е­ся аре­ны, про­сто во­зят свои ша­пи­то.

Но при этом мно­гие из го­су­дар­ствен­ных по­стро­ек не ме­ня­ли обо­ру­до­ва­ние уже мно­гие де­ся­ти­ле­тия, а в на­шей ин­ду­стрии это се­рьез­ный срок. По­это­му мы ста­ра­ем­ся до­не­сти до го­су­дар­ства всю важ­ность по­сто­ян­ной мо­дер­ни­за­ции.

Темп жиз­ни «под ку­по­лом» мож­но оце­нить и по ча­сто­те об­нов­ле­ния на­шей про­грам­мы. До­пу­стим, спек­такль по клас- си­че­ско­му про­из­ве­де­нию мо­жет со­би­рать пуб­ли­ку несколь­ко лет, филь­мы по­сле боль­шо­го экра­на вы­хо­дят на дис­ках, по­пу­ляр­ные ав­то­ры мо­гут се­бе поз­во­лить год-дру­гой на на­пи­са­ние но­во­го ро­ма­на...

Мы же ме­ня­ем про­грам­му каж­дые несколь­ко ме­ся­цев: пи­шет­ся но­вый сце­на­рий, ар­ти­сты под ру­ко­вод­ством тре­не­ров осва­и­ва­ют но­вые трю­ки, за­по­ми­на­ют по­сле­до­ва­тель­но­сти их вы­пол­не­ния, про­во­дят де­сят­ки ре­пе­ти­ций. А по­том еще и еще раз.

Впро­чем, ча­сто­та об­нов­ле­ний силь­но за­ви­сит от тра­ди­ций цир­ка. К при­ме­ру, узнав что в Рос­сии и Ев­ро­пе од­на про­грам­ма «жи­вет» мак­си­мум год, моя ки­тай­ская кол­ле­га очень уди­ви­лась. В Под­не­бес­ной да­же пят­на­дцать лет за дол­гий срок не счи­та­ют­ся. Ведь в Ки­тае столь­ко про­вин­ций и пуб­ли­ки, что га­стро­ли по стране мо­гут рас­тя­нуть­ся на оче­ньо­чень дол­гий срок.

Ну а в це­лом, в ми­ре есть все­го че­ты­ре так на­зы­ва­е­мых цир­ко­вых дер­жа­вы. Это Рос­сия, Ки­тай, Ла­тин­ская Аме­ри­ка и Ев­ро­па (эта сбор­ная со­сто­ит из несколь­ких стран). Все осталь­ные, ско­рее, по­тре­би­те­ли. Это ни в ко­ем слу­чае не зна­чит, что у них нет сво­их групп. Про­сто во мно­гих стра­нах не идет раз­ра­бот­ка соб­ствен­ных но­ме­ров. В США, на­при­мер, по­ку­па­ют уже го­то­вые про­грам­мы и из­ме­ня­ют их под свою пуб­ли­ку. Ко­то­рая очень силь­но раз­ли­ча­ет­ся. В Ев­ро­пе зри­те­ли бо­лее бла­го­склон­ны к ар­ти­стам и ап­ло­ди­ру­ют каж­до­му но­ме­ру, при­чем вне за­ви­си­мо­сти от его слож­но­сти. На во­сто­ке, на­обо­рот, в за­ле мо­гут мол­чать. Но не из-за то­го, что пред­став­ле­ние не уда­лось. Про­сто вы­ра­жать свое впе­чат­ле­ние при­ня­то по­дру­го­му. Од­на­ж­ды наш цирк при­е­хал на га­стро­ли в Япо­нию. Ау­ди­то­рия со­бра­лась из са­мых выс­ших кру­гов, все в ки­мо­но. И по­сле каж­до­го но­ме­ра зал при­ни­мал­ся осуж­да­ю­ще цо­кать. Для ар­ти­ста это кош­мар, непо­нят­но что де­лать – про­дол­жать вы­сту­пать или с по­зо­ром ухо­дить за ку­ли­сы. И толь­ко уже по­сле пред­став­ле­ния вы­яс­ни­лось, что это «тц-тц-тц» – ана­лог бур­ных ап­ло­дис­мен­тов.

А в Ки­тае зри­те­ли не при­вык­ли к жи­вот­ным. На­вер­ное, там лю­бое чет­ве­ро­но­гое или кры­ла­тое су­ще­ство рас­це­ни­ва­ет­ся как по­тен­ци­аль­ная еда. По­это­му да­же пе­ре­прыг­нув­шая с тум­бы на тум­бу обе­зья­на вы­зы­ва­ет мо­ре вос­тор­га. Что же до США, то стра­на сла­вит­ся сво­и­ми ил­лю­зи­о­ни­ста­ми. Вот все это и при­хо­дит­ся учи­ты­вать при со­став­ле­ние рас­пи­са­ния га­стро­лей, пы­та­ясь най­ти ба­ланс меж­ду тем, что­бы уди­вить мест­ную пуб­ли­ку «но­вин­ка­ми» и при этом не на­толк­нуть­ся на непо­ни­ма­ние.

В Рос­сии же тра­ди­ци­он­но силь­ная шко­ла дрес­си­ров­щи­ков. При этом – уди­ви­тель­ное де­ло – нет ка­кой-то спе­ци­аль­ной ака­де­мии, го­то­вя­щей тех, кто спо­со­бен ра­бо­тать с жи­вот­ны­ми. Так что обыч­но эта про­фес­сия ста­но­вит­ся ди­на­сти­че­ской – как в на­шем слу­чае.

Впро­чем, нуж­но иметь в ви­ду, что ди­рек­тор цир­ка про­сто не мо­жет по­ста­вить несколь­ко но­ме­ров с хищ­ни­ка­ми под­ряд – пуб­ли­ке быст­ро на­ску­чит.

Да и транс­пор­ти­ров­ка жи­вот­ных про­цесс непро­стой. Де­ло в том, что цирк – вещь в се­бе. В от­ли­чие от ка­кой-ни­будь фаб­ри­ки, мы не мо­жем на­нять по­сто­рон­нюю ло­ги­сти­че­скую ком­па­нию, что­бы нам под­вез­ли львов к на­ча­лу вы­ступ­ле­ния. Нам са­мим при­хо­дит­ся за­ка­зы­вать спе­ци­аль­ные фур­го­ны, ко­то­рые за­тем пе­ре­де­лы­ва­ют­ся под каж­до­го жи­вот­но­го. А во вре­мя транс­пор­ти­ров­ки нуж­но сле­дить за по­го­дой, что­бы во­вре­мя вклю­чить по­до­грев или, на­обо­рот, уси­лить вен­ти­ля­цию.

Ну и, ко­неч­но, раз­би­рать­ся с вне­штат­ны­ми си­ту­а­ци­я­ми. У нас есть да­же спе­ци­аль­ный про­то­кол на слу­чай, ес­ли хищ­ник сбе­жит во вре­мя пе­ре­ез­да. А ко­гда по зем­ле до­брать­ся до ме­ста га­стро­лей невоз­мож­но, мы фрах­ту­ем гру­зо­вые са­мо­ле­ты.

С од­ной сто­ро­ны, все это силь­но по­вы­ша­ет тре­бо­ва­ния к пер­со­на­лу и ко­ли­че­ству штат­ных ра­бот­ни­ков, с дру­гой – ка­че­ство долж­но оста­вать­ся на од­ном и том же вы­со­ком уровне. По­это­му ни­ка­ко­го нор­ми­ро­ван­но­го ра­бо­че­го дня в цир­ке не бы­ва­ет. Да­же у ад­ми­ни­стра­то­ров.

Кро­ме то­го, в ев­ро­пей­ских стра­нах по­чти все­гда есть про­бле­мы с «зе­ле­ны­ми». А ко­гда од­на из сто­рон кон­флик­та на­це­ле­на на про­во­ка­цию, ра­бо­тать нелег­ко.

На­при­мер на недав­нем кон­цер­те в Ри­ге нас вы­зва­ли на сло­вес­ную ду­эль. Че­рез га­зе­ту, где по идее пред­ста­ви­те­ли зе­ле­ных долж­ны бы­ли за­да­вать ка­верз­ные во­про­сы, пред­ста­ви­те­ли цир­ка от­ве­чать, а жур­на­ли­сты вы­пол­нять роль мо­де­ра­то­ра. На прак­ти­ке вы­яс­ни­лось, что во­про­сы за­да­ва­лись че­ло­ве­ком бес­ко­неч­но да­ле­ким от ка­ких-ли­бо зна­ний о жи­вот­ном ми­ре. Од­ним из них бы­ло утвер­жде­ние, что мы, мол, зна­ем, что зве­ри не хо­тят ра­бо­тать, а хо­тят иг­рать на при­ро­де и за­ни­мать­ся сво­и­ми есте­ствен­ны­ми де­ла­ми. (О лю­дях ведь мож­но ска­зать то же са­мое.) Пред­ло­же­ние же по­об­щать­ся с льва­ми по­бли­же, по­ка те иг­ра­ют, по­че­му-то бы­ло вос­при­ня­то как угро­за...

И это при том, что по­чти с каж­дой тре­ни­ров­ки я ви­ду транс­ля­ции че­рез при­ло­же­ние Periscope где лю­бой же­ла­ю­щий мо­жет по­смот­реть: как чув­ству­ют се­бя на­ши ар­ти­сты, и двух и че­ты­рех­но­гие.

Да и во­об­ще цирк наи­бо­лее пол­но со­от­вет­ству­ет при­ро­де че­ло­ве­ка. При­чем не толь­ко же­ла­ни­ем по­ка­зать зри­те­лям на что спо­соб­но че­ло­ве­че­ское те­ло и ра­зум, но и по­нять свои при­де­лы са­мо­му. А по­том пре­одо­леть их еще раз.

ТОРЖЕСТВО ЦВЕТА

Что до пред­став­ле­ния – «Эмо­ции и...» – то она со­от­вет­ству­ет всем ка­но­нам клас­си­че­ско­го цир­ка – не свя­зан­ные сю­же­том но­ме­ра, раз­де­ля­е­мые ре­при­за­ми кло­унов. Глав­ное же от­ли­чие от дру­гих про­грамм – цвета. Мак­си­маль­но да­ле­кие друг от дру­га бе­лый и чер­ный ста­но­вят­ся здесь не раз­лич­ны­ми по­лю­са­ми, а па­рой, где успех и жизнь од­но­го за­ви­сит от дру­го­го. Впро­чем, с воз­душ­ны­ми по­лот­на­ми по дру­го­му и нель­зя.

Яр­кий сол­неч­ный жел­тый цвет пре­вра­ща­ет са­мые про­стые ска­кал­ки в слож­ней­ший ме­ха­низм, за­во­ра­жи­ва­ю­щий сво­ей точ­но­стью и, ка­за­лось бы, невоз­мож­но­стью. На­сы­щен­ный зе­ле­ный, цвет са­мых глу­бо­ких джун­глей, при­но­сит с со­бой кры­ла­тых оби­та­те­лей да­ле­ких ле­сов. Ме­тал­ли­че­ски­си­ний поз­во­ля­ет не толь­ко за­быть о том, что че­ло­век мо­жет дви­гать­ся в двух плос­ко­стях, но и в пря­мом смыс­ле за­крыть гла­за на за­ко­ны при­тя­же­ния. Яр­ко оран­же­вые ко­стю­мы и чер­ные шля­пы бра­тьев иде­аль­но со­че­та­ют­ся с окра­сом вы­хо­дя­щих сле­дом за ни­ми тиг­ров.

И так две­на­дцать раз. Каж­дый но­мер – но­вый цвет, но­вая эмо­ция, от сме­ха до стра­ха, от вос­тор­га до недо­ве­рия. «Ну это уже точ­но невоз­мож­но» про­мельк­нет в го­ло­ве как ми­ни­мум де­сять раз. Для под­дер­жа­ния всей цве­то­вой кру­го­вер­ти вме­сто ду­э­та бе­ло­го и ры­же­го кло­унов вы­сту­па­ет трио «Груп­па А», об­ла­да­ю­щее вы­да­ю­щим­ся во­каль­ны­ми дан­ны­ми и по хо­ду дей­ствия обу­ча­ю­щее зри­те­лей ос­но­вам гим­на­сти­ки, ак­ро­ба­ти­ки, тан­цам и до­стой­но­му за­вер­ше­нию фут­боль­ных мат­чей.

При­чем во вре­мя по­чти трех­ча­со­во­го пред­став­ле­ния ме­ня­ют­ся не толь­ко цвета, но и эпо­хи. Клас­си­че­ские ко­стю­мы из ше­сти­де­ся­тых, ко­жа и ши­пы из вось­ми­де­ся­тых...

Или же до­спе­хи, в ко­то­рых еще ге­рои древ­но­сти за­во­е­вы­ва­ли се­бе имя в ве­ках.

А ат­трак­ци­он «Эл­ла­да» поз­во­ля­ет взгля­нуть на тот цирк, что со­би­рал ты­ся­чи го­ро­жан во вре­ме­на рас­цве­та рим­ской им­пе­рии. Ко­лес­ни­цы, ло­ша­ди, щелч­ки би­ча и огром­ное ко­ли­че­ство быст­ро ле­тя­щих тя­же­лых пред­ме­тов. Имен­но здесь на сцене впер­вые за пред­став­ле­ние по­яв­ля­ют­ся бра­тья За­паш­ные. И до­ка­зы­ва­ют пуб­ли­ке, что по­ми­мо та­лан­та к укро­ще­нию боль­ших ко­шек име­ют вы­да­ю­щи­е­ся на­вы­ки жон­гли­ро­ва­ния, воль­ти­жи­ров­ки и вер­хо­вой ез­ды .

«Сре­ди хищ­ни­ков» мак­си­маль­но точ­но от­ра­жа­ет суть по­след­не­го но­ме­ра про­грам­мы. На двух бра­тьев при­хо­дит­ся с де­ся­ток тиг­ров и львов. И тут вы­яс­ня­ет­ся, что за­пи­хи­ва­ние го­ло­вы в пасть трех­сот ки­ло­грам­мо­во­му зве­рю это еще не пре­дел. Пры­жок на льве уже вне­сен в кни­гу ре­кор­дов Гин­нес­са и вы­пол­ня­ет­ся без стра­хов­ки.

Цирк, раз­вле­ка­ю­щий са­мую раз­ную пуб­ли­ку вот уже тре­тье ты­ся­че­ле­тие, в от­ли­чие от дру­гих жан­ров су­мел вро­де бы из­бе­жать се­рьез­ных из­ме­не­ний: все те же эк­зо­ти­че­ские и не очень жи­вот­ные, ак­ро­ба­ты, кло­у­ны... Про­яв­лять эмо­ции взрос­ло­му че­ло­ве­ку не по­ла­га­ет­ся. Ес­ли улыб­ка, то толь­ко про­фес­си­о­наль­ная, ес­ли недо­воль­ная гри­ма­са – ис­клю­чи­тель­но на­едине, ну а уж сме­ять­ся про­сто по­то­му, что смеш­но, уж со­всем несо­лид­но. Про­грам­ма цир­ка бра­тьев За­паш­ных, ко­то­рую они этим ле­том при­ве­зут в Хель­син­ки, все­ми си­ла­ми пы­та­ет­ся бо­роть­ся с этим сте­рео­ти­пом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.