То взлет, то по­сад­ка

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - БУХГАЛТЕРСКИЕ УСЛУ­ГИ НА РУС­СКОМ ЯЗЫ­КЕ ЗА­ЛОГ УСПЕ­ХА ВА­ШЕ­ГО БИЗ­НЕ­СА БЫСТ­РО.НА­ДЕЖ­НО. ПРО­ФЕС­СИ­О­НАЛЬ­НО. +358(0)407224728, +358(0)468181414 [email protected]

Вре­ме­на, ко­гда от­пуск на­чи­нал­ся еще у тра­па са­мо­ле­та, к со­жа­ле­нию, про­шли. При усло­вии, ко­неч­но, что вы не ле­ти­те част­ным рей­сом. Ну в край­нем слу­чае, биз­нес-клас­сом. Для всех про­чих – «эко­но­ми­че­ских» пас­са­жи­ров – де­жур­ная фра­за пи­ло­та «enjoy your flight» ста­ла чи­стой фор­маль­но­стью. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся дли­тель­ных пе­ре­ле­тов. Как, в са­мом де­ле, мож­но «на­сла­ждать­ся по­ле­том», ес­ли рас­сто­я­ние меж­ду крес­ла­ми по­сто­ян­но умень­ша­ет­ся, пот­ные пу­те­ше­ствен­ни­ки си­дят впри­тык друг к дру­гу, впе­ре­ди всю ночь хны­чет мла­де­нец, сза­ди кто-то пе­ре­клю­ча­ет вмон­ти­ро­ван­ный в спин­ку крес­ла экран, бес­пре­стан­но тол­кая в спи­ну, сбо­ку гром­ко хра­пит со­лид­ный араб, а го­ря­чий зав­трак при­но­сят в два ча­са но­чи?

Кро­ме то­го, авиа­ком­па­нии ста­ли про­во­дить ре­жим жест­кой эко­но­мии. При том, что це­ны на би­ле­ты зна­чи­тель­но вы­рос­ли, пас­са­жи­ру, на­при­мер, Finnair те­перь нуж­но пла­тить за каж­дый сдан­ный в ба­гаж че­мо­дан. Ес­ли че­рез Ин­тер­нет – 15 ев­ро, в аэро­пор­ту уже 30. И это толь­ко в один ко­нец и толь­ко на «близ­ких» рей­сах. В Airberlin – да­же при по­лу­пу­стом са­мо­ле­те – те­перь нель­зя пе­ре­сесть на сво­бод­ное ме­сто. При­дет­ся до­пла­тить за него 30 ев­ро при по­ле­те в Ев­ро­пу, и 85 – ес­ли ле­тишь ку­да по­даль­ше. На­при­мер, в бит­ком на­би­том рей­се из Абу Да­би в Бер­лин че­ты­ре сво­бод­ных крес­ла «с боль­шим про­стран­ством для ног» весь по­лет так и оста­лись сво­бод­ны­ми – ни­кто из пас­са­жи­ров рас­ко­ше­лить­ся на них не ре­шил­ся. Наи­бо­лее чест­но по­сту­па­ет, на­вер­ное, Norwegian. Вы­би­рая де­ше­вый би­лет (а он бы­ва­ет дей­стви­тель­но очень де­ше­вый – на­при- мер, Хель­син­ки-Зальц­бург – 30 ев­ро) – за все осталь­ное хо­чешь пла­ти, хо­чешь нет. Но то­гда ле­ти с руч­ной кла­дью, го­лод­ный и на том ме­сте, что вы­даст ав­то­мат при check-in. Кста­ти, этот рейс был един­ствен­ным, на ко­то­ром бы­ли сво­бод­ные ме­ста и мож­но бы­ло пе­ре­сесть на лю­бое по­нра­вив­ше­е­ся. Все осталь­ные са­мо­ле­ты (по край­ней ме­ре, во вре­мя на­ших пе­ре­ле­тов) бы­ли за­би­ты под за­вяз­ку. Объ­яс­ня­ет­ся это не все­гда толь­ко уве­ли­че­ни­ем чис­ла ту­ри­стов, но, опять же, эко­но­ми­ей. На­при­мер, из Хель­син­ки во Франк­фурт еже­днев­но ле­та­ет несколь­ко са­мо­ле­тов са­мых раз­ных ком­па­ний. Но по­сколь­ку не все­гда их уда­ет­ся за­пол­нить це­ли­ков, ком­па­нии объ­яв­ля­ют так на­зы­ва­е­мые «сов­мест­ные рей­сы», за­пи­хи­вая всех пас­са­жи­ров на ка­кой-ни­будь из них.

В част­но­сти, при на­шем воз­вра­ще­нии из Биль­бао, это ока­зал­ся рейс Luftganza – с воз­вра­ще­ни­ем в по­ло­вине вто­ро­го но­чи. Кста­ти, Luftganza от­ли­ча- ет­ся от Airberlin лишь чуть бо­лее кра­си­вой фор­мой у стю­ар­десс. Что до ком­фор­та, то он прак­ти­че­ски на том же уровне.

Плюс вве­де­ны огра­ни­че­ния на promotion tickets, на­при­мер, для жур­на­ли­стов. Ка­кие-то авиа­ком­па­нии, на­вер­ное, ни­ко­гда их и не вы­да­ва­ли. Дру­гие – тот же Airberlin – чест­но при­зна­лись, сей­час с этим ста­ло труд­но. В Finnair на на­ши пись­ма так и не от­ве­ти­ли, хо­тя ав­то­от­вет­чик у пресс-сек­ре­та­ря как раз и пред­ла­гал по­сы­лать за­про­сы по это­му по­во­ду.

Кста­ти, пер­вый раз я по­па­ла в Хель­син­ки как по та­ко­му promotion ticket для прес­сы, при­чем в пер­вом клас­се. Впе­чат­ле­ния до сих пор неза­бы­ва­е­мые. Во-пер­вых, стю­ар­дес­са встре­ча­ла воз­ле тра­па с под­но­сом, на ко­то­ром бы­ли ро­за и бо­кал шам­пан­ско­го. Во-вто­рых, обед был не ху­же, чем в са­мых из­вест­ных ре­сто­ра­нах – с го­ря­чи­ми сал­фет­ка­ми для рук, ас­сор­ти­мен­том блюд на вы­бор и неогра­ни­чен­ным ко­ли­че­ством спирт­ных на­пит­ков. Чем во­всю поль­зо­вал­ся си­дя­щий впе­ре­ди пас­са­жир. Стю­ар­дес­са на­ча­ла но­сить ему маленькие бу­ты­лоч­ки, ко­гда са­мо­лет толь­ко вы­ру­ли­вал на взлет­ную по­ло­су. И за­кон­чи­ла лишь при по­да­че тра­па по­сле по­сад­ки. Ни­че­го страш­но­го, кста­ти, не про­изо­шло. Пас­са­жир не бу­я­нил, не ки­дал­ся на эки­паж... На­вер­ное, он про­сто хо­тел по­лу­чить аб­со­лют­но весь сер­вис – со­глас­но куп­лен­но­му би­ле­ту.

Да, то­гда еще в са­мо­ле­тах мож­но бы­ло ку­рить – на зад­них си­де­ньях или в по­след­нем са­лоне. И то­же ни­че­го осо­бен­но­го не про­ис­хо­ди­ло. Про­чие пас­са­жи­ры не за­ды­ха­лись от ды­ма – вен­ти­ля­ция-то хо­ро­шая, ина­че ни­кто бы во­об­ще не смог ле­тать из-за все­воз­мож­ных за­па­хов. Кста­ти, кон­струк­ция си­сте­мы «про­вет­ри­ва­ния» са­ло­на ос­но­ва­на на по­да­че вен­ти­ля­ци­он­но­го воз­ду­ха в каж­дый ряд кре­сел и на по­сле­ду­ю­щем сбо­ре и уда- ле­нии от­ра­бо­тан­но­го воз­ду­ха из про­стран­ства то­го же ря­да. Та­кой под­ход сни­жа­ет риск рас­про­стра­не­ния по все­му са­ло­ну са­мо­ле­та ин­фек­ций... и си­га­рет­но­го ды­ма. По­это­му еще с де­ся­ток лет на­зад ку­ря­щий ту­рист за­ра­нее вы­би­рал се­бе под­хо­дя­щее ме­сто в сре­де «еди­но­мыш­лен­ни­ков» – что­бы не му­чить­ся «от лом­ки» на про­тя­же­нии 10 ча­сов пе­ре­ле­та и не ис­кать ли­хо­ра­доч­но по­сле по­сад­ки smoking room.

Так что, ско­рее все­го, «неку­ря­щие рей­сы» про­сто еще один из вы­иг­ры­шей ан­ти­та­бач­но­го лоб­би и, преж­де все­го, фар­ма­цев­ти­че­ских фирм. На­при­мер,

тот же Pfizer про­из­во­дит – и очень ак­тив­но про­дви­га­ет на ры­нок – пре­па­рат для из­бав­ле­ния от ни­ко­ти­но­вой за­ви­си­мо­сти «Чам­пикс», со­здан­ный в 2006 го­ду. Бла­го­да­ря гра­мот­но­му мар­ке­тин­гу уже в 2007 его бы­ло про­да­но на 883 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Есте­ствен­но, му­че­ния ку­риль­щи­ков в са­мо­ле­тах иг­ра­ют в та­кой си­ту­а­ции толь­ко на ру­ку, так как идея ком­па­ний – на­силь­но пе­ре­са­дить ку­риль­щи­ков на пси­хо­тро­пы или ни­ко­ти­но­за­ме­ще­ние. В свя­зи с чем еще в 1993 го­ду был сде­лан до­клад о вре­де «пас­сив­но­го ку­ре­ния » для окру­жа­ю­щих, хо­тя да­же то­гдаш­няя наука го­во­ри­ла о том, что вре­да та­ко­го нет, а се­го­дняш­няя го­во­рит об этом еще бо­лее уве­рен­но.

Да и во­об­ще, тот факт, что за­ды­хать­ся вдруг на­ча­ли все по­го­лов­но, вы­зы­ва­ет опре­де­лен­ные по­до­зре­ния. Меж­ду про­чим, от еды, пред­ла­га­е­мой неко­то­ры­ми авиа­ком­па­ни­я­ми, вре­да го­раз­до боль­ше, чем от па­ры си­га­рет за рейс: чип­сы, кар­тош­ка-фри, со­ле­ные крен­дель­ки, ну и так да­лее.

Кста­ти, о пи­та­нии. Ев­ро­пей­ские авиа­ком­па­нии пе­ре­ста­ли кор­мить пас­са­жи­ров во­об­ще – по край­ней ме­ре, на ев­ро­пей­ских же рей­сах. В Finnair при­но­сят лишь чай-ко­фе и чер­нич­ный на­пи­ток, в Airberlin – на вы­бор па­чеч­ку пе­че­нья или чип­сы. Лишь KLM вы­да­ет пас­са­жи­рам на ближ­них рей­сах что-то ти­па сэнд­ви­ча.

На даль­них по­ле­тах то­же не то, что­бы изоби­лие. На­при­мер, по­сле взле­та из Абу Да­би пас­са­жи­рам ки­ну­ли по бу­тер­бро­ду, а бли­же к утру, ко­гда уже ни­кто не мог не толь­ко есть, но и ды­шать, принесли «го­ря­чий зав­трак» в ви­де ом­ле­та.

Чуть по­луч­ше об­сто­ят де­ла в Etichad. Во-пер­вых, там вы­да­ют ме­ню – го­ря­чие блю­да в трех ва­ри­ан­тах на вы­бор. Пор­ции не осо­бо боль­шие, но еда, дей­стви­тель­но, вкус­ная. Плюс несколь­ко ви­дов со­ков, чай, ко­фе и де­сер­ты. И очень непло­хое ви­но крас­ное и бе­лое, а так­же джин­то­ник, ром-ко­ла, вод­ка и что-то еще. Что для нас бы­ло несколь­ко уди­ви­тель­но – ком­па­ния-то му­суль­ман­ская, спирт­ное вро­де за­пре­ще­но. Как вы­яс­ни­лось, оно про­сто огра­ни­че­но. При­чем по на­ци­о­наль­ным при­зна­кам. Стю­ард без­ро­пот­но при­нес нам по две пор­ции бе­ло­го ви­на. На са­мом де­ле, ко­неч­но, это бы­ло чуть боль­ше тре­ти пла­сти­ко­во­го ста­кан­чи­ка, по­это­му мы по­про­си­ли еще по пор­ции. Он несколь­ко за­ду­мал­ся, а по­том спро­сил:

– А вы от­ку­да? Из Фин­лян­дии? Ну то­гда лад­но, там мно­го пьют.

Да, весь эки­паж ис­клю­чи­тель­но меж­ду­на­род­ный, в том чис­ле, и пи­ло­ты: Укра­и­на, Рос­сия, Ки­тай, Эсто­ния... И, ес­ли же­ла­ю­щих по­ра­бо­тать в Etihad вдруг по ка­кой-то при­чине не хва­та­ет, пред­ста­ви­те­ли «от­де­ла кад­ров» са­ми вы­ез­жа­ют – в ев­ро­пей­ские го­ро­да, на­при­мер, и на­би­ра­ют там бу­ду­щих ра­бот­ни­ков.

…Что ка­са­ет­ся аэро­пор­тов (это лич­ное мне­ние – как пас­са­жи­ра), то са­мый ком­форт­ный и удоб­ный по­ка еще в Хель­син­ки. Во мно­гом бла­го­да­ря сво­ей ком­пакт­но­сти и на­ли­чию жиз­нен­но важ­ных то­чек в пре­де­лах «ша­го­вой до­ступ­но­сти». Здесь есть, где пе­ре­ку­сить, вы­пить ко­фе из ав­то­ма­та все­го за два ев­ро, про­бе­жать­ся по то­же ком­пакт­но­му дью­ти-фри, по­ку­рить пе­ред даль­ним по­ле­том...

И при этом до­брать­ся до вы­хо­да на по­сад­ку не в ви­де за­гнан­ной ло­ша­ди. Един­ствен­ное, что силь­но ис­пор­ти­ло впе­чат­ле­ние – это вве­де­ние по­ез­да, и, глав­ное, от­ме­на в свя­зи с этим ми­лых, по­чти до­маш­них ав­то­бу­сов, ез­дя­щих до «но­во­вве­де­ния» по­чти из каж­до­го рай­о­на го­ро­да пря­мо до тер­ми­на­ла. Что, в об­щем-то, и ли­ши­ло аэро­вок­зал од­ной из его ос­нов­ных «фи­шек» – ком­форт­но­сти. И силь­но уда­ри­ло по кар­ма­нам. При­чем не толь­ко из-за то­го, что те­перь при­хо­дит­ся ез­дить на так­си. Пла­та за «ин­но­ва­цию», как обыч­но, лег­ла на обыч­ных граж­дан, так как «от­бить» вло­жен­ные в по­езд мил­ли­ар­ды вла­сти ре­ши­ли по­вы­ше­ни­ем сто­и­мо­сти все­го об­ще­ствен­но­го транс­пор­та.

По срав­не­нию с Хель­син­ки, аэро­порт Ам­стер­да­ма вы­гля­дит несколь­ко бес­тол­ко­вым. С од­ной сто­ро­ны, здесь есть гро­мад­ные двух­этаж­ные ка­фе и «ви­ся­чие са­ды». С дру­гой – по­чти вся «ци­ви­ли­за­ция» за­кан­чи­ва­ет­ся за­дол­го до вы­хо­да на по­сад­ку. Но за­то хо­тя бы за шен­ген­скую зо­ну мож­но вый­ти че­рез при­выч­ный ряд по­гра­нич­ных бу­док.

В от­ли­чие от аэро­пор­та Бер­ли­на. Здесь по­сле дли­тель­но­го пе­ре­ле­та при­дет­ся очень дол­го ид­ти по уз­кой тру­бе в тол­пе та­ких же из­му­чен­ных пас­са­жи­ров, поз­во­лить об­ню­хать ба­гаж сим­па­тич­ной та­мо­жен­ной со­ба­ке... и по­пасть в оче­редь на пас­порт­ный кон­троль. Его по ка­ким-то при­чи­нам уста­но­ви­ли сра­зу у вы­хо­да из тру­бы, со­сто­ит он все­го из двух бу­док, где по­гра­нич­ни­ки очень тща­тель­но про­ве­ря­ют пас­са­жи­ров. Осо- бен­но, из тре­тьих стран – визы, пас­пор­та, об­рат­ные би­ле­ты, еще ка­кие-то до­ку­мен­ты. В ито­ге мы про­сто­я­ли за од­ной толь­ко па­рой ин­дий­цев око­ло два­дца­ти ми­нут, успев про­чув­ство­вать, как силь­но ослож­нит­ся жизнь ев­ро­пей­цев в слу­чае за­кры­тия шен­ген­ской зо­ны.

Да и в це­лом, аэро­порт Бер­ли­на хоть и сто­лич­ный, но ка­кой-то аб­со­лют­но без­ли­кий. Здесь да­же нет воз­душ­но­го по­ез­да (как во Франк­фур­те) и пас­са­жи­рам при­хо­дит­ся до­би­рать­ся из од­но­го тер­ми­на­ла в дру­гой пеш­ком – по ули­це.

Аэро­порт Абу Да­би, ка­жет­ся вполне да­же ни­че­го – ес­ли сра­зу вый­ти в го­род. В слу­чае же, ко­гда при­хо­дит­ся про­ве­сти там око­ло 6 ча­сов меж­ду сты­ко­воч­ны­ми рей­са­ми – что боль­шин­ству пас­са­жи­ров и при­хо­дит­ся де­лать – то ощу­ще­ние од­но: тя­же­лая уста­лость.

Во-пер­вых, непо­сред­ствен­но к тру­бам под­ру­ли­ва­ют лишь не­ко­то­рые са­мо­ле­ты. Ко всем осталь­ным подъ­ез­жа­ют ав­то­бу­сы, ко­то­рые дол­го-дол­го едут по аэро­дро­му, де­ла­ют ка­кие-то за­га­доч­ные кру­ги... И так ми­нут 20, по­ка, на­ко­нец, не оста­но­вят­ся у две­рей. А ес­ли ваш сле­ду­ю­щий са­мо­лет

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.