«Там, где вьет­ся Ала­зань»...

По сло­вам управ­ля­ю­ще­го тби­лис­ско­го ре­сто­ра­на, рас­по­ло­жен­но­го пря­мо в быв­шей го­род­ской стене, «ви­но, ко­то­рое пы­лит­ся в по­гре­бе по две­сти лет, а по­том про­да­ет­ся за де­сят­ки ты­сяч ев­ро, нель­зя счи­тать бла­го­род­ным на­пит­ком. Ведь ви­но про­сто не мо­жет жить дольш

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

При этом, как и че­ло­век, ви­но бо­ле­ет, но под­да­ет­ся ле­че­нию – ес­ли на­ча­то во­вре­мя и «ди­а­гноз» по­став­лен пра­виль­но.

Кста­ти, «об­щать­ся» (то есть, пить) мож­но ис­клю­чи­тель­но со зре­лым – как ми­ни­мум, от­ме­тив­шим один день рож­де­ния – на­пит­ком. И не за­бы­вать, что при­го­тов­лен­ные по гру­зин­ской технологии ви­на в те­че­ние че­ты­рех­сот дней мо­гут пол­но­стью из­ме­нить аро­мат. К при­ме­ру, то, что в мае име­ет гру­ше­вый аро­мат, к ав­гу­сту бу­дет пах­нуть ай­вой, и хо­ро­ше­му про­дав­цу на­до обя­за­тель­но дер­жать это в го­ло­ве.

Хо­тя по­след­ние семь ты­сяч лет Гру­зия нераз­рыв­но свя­за­на с ви­ном, к его по­куп­ке да­же здесь не сто­ит под­хо­дить небреж­но. Ведь с од­ной сто­ро­ны, го­су­дар­ство на­столь­ко ли­бе­ра­ли­зи­ро­ва­ло тор­гов­лю этим то­ва­ром, что те­перь лю­бой, кто смог из­го­то­вить в под­ва­ле (или во дво­ре) па­ру де­сят­ков лит­ров до­машне- го ви­на, мо­жет вый­ти к до­ро­ге и про­дать его. С дру­гой – бы­ва­ет, что в ту­ри­сти­че­ских рай­о­нах про­дав­цы ино­гда ухо­дят от тра­ди­ци­он­но­го гру­зин­ско­го за ка­че­ство от­ве­чаю со­ве­стью в поль­зу сию­ми­нут­ной при­бы­ли. Так у од­ной из на­ших го­сти­ниц сто­я­ли сра­зу несколь­ко тор­гов­цев со все­воз­мож­ны­ми пла­сти­ко­вы­ми ем­ко­стя­ми, но со­всем бли­же к ве­че­ру на по­сту остал­ся один. Рас­по­ло­жил­ся он на по­ро­ге соб­ствен­но­го ге­ст­ха­у­за, по сов­ме­сти­тель­ству же ре­сто­ра­на до­маш­ней кух­ни и ма­стер­ской по ре­мон­ту ча­сов. Боль­шая часть товара бы­ла под­пи­са­на мар­ке­ра­ми ти­па сух.красн или «слд.бел.» и на­зва­ни­ем ви­на. Ре­шив по­про­бо­вать зна­ме­ни­тую Хванч­ка­ру, мы по­про­си­ли в ви­де ис­клю­че­ния про­дать нам не це­лый литр (15 ла­ри), а по­ло­ви­ну – на про­бу. В оте­ле мы раз­ли­ли ви­но по ста­ка­нам, от­пи­ли пер­вый глоток… И ка­жет­ся по­ня­ли, по­че­му Сталин устро­ил 37 год – по­сле та­ко­го на­пит­ка со­вер­шен­но точ­но осо­зна­ешь, что все кру­гом «вра­ги на­ро­да,» и един­ствен­ное, что мож­но с ни­ми сде­лать – рас­стре­лять. А ес­ли пить его еже­днев­но лит­ра­ми (как, говорят, ге­не­ра­лис­си­мус и де­лал) то мас­со­вые ре­прес­сии ста­но­вят­ся неиз­беж­ны­ми.

Впро­чем, мы ре­ши­ли про­явить ми­ло­сер­дие, и про­сто пред­ло­жи­ли про­дав­цу са­мо­му это по­про­бо­вать. Он по­ню­хал и со­об­щил, что крас­ное ему пить нель­зя. И, вос­польз о в а в шись на­шим шо­ком от ви­да н е п ь юще­го ви­но гру­зи­на, до­стал из де­ре­вян­но­го сун­ду­ка оче­ред­ную пла­сти­ко­вую бу­тыль – в по­да­рок. Ко­то­рую, впро­чем, то­же при- шлось оста­вить под бли­жай­шим де­ре­вом.

Кста­ти, ни один вин­ный за­вод в стране не де­ла­ет ни ви­на, ни ча­чи, ни про­чих на­пит­ков с изоб­ра­же­ни­ем во­ждя. Так что на сто про­цен­тов – это все­гда подделка.

…Ес­ли Гру­зию мож­но на­звать ро­ди­ной ви­на, то Ка­хе­тия – серд­це этой ро­ди­ны. Имен­но здесь рас­по­ло­же­но боль­ше ше- сти­де­ся­ти про­цен­тов всех ви­но­град­ни­ков, а про­из­вод­ство ви­на в на­ци­о­наль­ных мас­шта­бах и во­все пре­вы­ша­ет во­семь­де­сят.

Впро­чем, пер­вое, что встре­ти­ло нас на въез­де в ре­ги­он – это

ИГОРЬ ТАБАКОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.