За­ез­жий му­зы­кант

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

«Вы смо­же­те сыг­рать на сво­их бу­тыл­ках что-ни­будь сва­деб­ное? Ров­но че­рез пят­на­дцать ми­нут?» Про­шло чуть мень­ше, ко­гда па­рень при­шел со сво­ей де­вуш­кой, под марш Мен­дель­со­на до­стал из кар­ма­на ко­роб­ку с коль­цом и на­дел ей на па­лец. Об­ру­че­ние со­сто­я­лось на од­ной из цен­траль­ных улиц Хель­син­ки, а «сви­де­те­лем» – и ис­пол­ни­те­лем ме­ло­дии – стал Фе­дор, улич­ный му­зы­кант из Пи­те­ра. Мо­царт, фокс­трот, Рио-ри­та, пес­ни из «Аме­ли»… Ре­пер­ту­ар ме­ня­ет­ся – ведь пять ча­сов под­ряд скуч­но иг­рать од­но и то же – лю­ди оста­нав­ли­ва­ют­ся и слу­ша­ют.

Яболь­ше все­го люб­лю иг­рать имен­но на ули­це, – рас­ска­зы­ва­ет му­зы­кант, – Кто-то бро­сил мо­нет­ку, зна­чит по­нра­ви­лось. Не бро­сил, а про­сто по­слу­шал – то­же ни­че­го. А ко­гда под «за­каз» при­гла­ша­ют, то все­гда спра­ши­ва­ют: «сколь­ко те­бе при­дет­ся за­пла­тить». И как се­бя оце­нить? Де­ше­во? Как-то обид­но. До­ро­го? Мо­гут от­ка­зать и ска­зать «нет». То­же обид­но.

Впро­чем, есть некий пре­дел, ни­же ко­то­ро­го нет смыс­ла во­об­ще вы­хо­дить на ули­цу. По­это­му ле­том, ко­гда в Хель­син­ки сле­та­ют­ся за­ез­жие му­зы­кан­ты из са­мых раз­ных стран, Фе­дор уез­жа­ет в Но­р­ве­гию – там на­род при­вет­ли­вый, и боль­ше де­нег ки­да­ют: вме­сто фин­ских двух ев­ро при­мер­но пять.

Кста­ти, рас­хо­ды у улич­ных му­зы­кан­тов то­же нема­лые.

Во-пер­вых, это день­ги на жизнь. И пусть они до­ста­ют­ся весь­ма при­ят­ным вре­мя­про­вож­де­ни­ем, все рав­но нелег­ко – ма­ши­на, съем­ная квар­ти­ра, одеж­да (зи­мой на мо­ро­зе в од­ном паль­то дол­го не про­си­дишь), ин­стру­мен­ты, кси­ло­фон, бу­тыл­ки…

По­след­ние сто­ят недо­ро­го, но их очень труд­но най­ти.

Ведь глав­ное, что­бы они «иг­ра­ли». Что­бы про­ве­рить, как имен­но, му­зы­кант хо­дит по ма­га­зи­нам, про­сту­ки­ва­ет еще пол­ные и, ес­ли звук под­хо­дит – по­ку­па­ет.

К при­ме­ру, для «ниж­них» то­нов луч­ше все­го ока­за­лись бу­тыл­ки из-под гра­на­то­во­го со­ка про­из­вод­ства, ка­жет­ся, Азер­бай­джа­на. Но толь­ко из од­ной кон­крет­ной пар­тии. В сле­ду­ю­щей – той же фир­мы – уже бы­ло не то.

Для то­нов «верх­них» Фе­дор ищет то­же со­ки, но дру­гие, пи­во или ли­мо­над. И очень ред­ко на­хо­дит «иде­аль­ное зву­ча­ние». Са­мое луч­шее ока­за­лось в бу­тыл­ке из Ру­мы­нии.

Ак­ком­па­не­мент му­зы­кант пи­шет то­же сам. Глав­ное – при­ду­мать, а там уж лю­бая ме­ло­дия скла­ды­ва­ет­ся за два ча­са. Ес­ли нет, ищет что-то го­то­вое, под­хо­дя­щее.

– Для ме­ня бу­тыл­ки – они ведь стек­ло – ас­со­ци­и­ру­ет­ся с чем-то хо­лод­ным и ле­дя­ным. Мо­жет быть, с со­суль­ка­ми. Те­ми, ко­то­рые та­ют на солн­це, зве­нят, и вес­на на­сту­па­ет.

Пуб­ли­ка очень сер­деч­но встре­ча­ет необыч­ный кон­церт. Хо­зя­е­ва од­но­го из ка­фе на Суо- мен­лин­на как-то да­же пред­ло­жи­ли квар­ти­ру для всей се­мьи, толь­ко что­бы Фе­дор в ча­сы ра­бо­ты ка­фе иг­рал.

По­ли­ция то­же от­но­сит­ся доб­ро­душ­но. Толь­ко один раз, ко­гда му­зы­кант устро­ил­ся на ры­ноч­ной пло­ща­ди, оста­но­вил­ся пат­руль. По­ли­цей­ские по­ко­си­лись в сто­ро­ну пре­зи­дент­ско­го двор­ца, по­слу­ша­ли кон­церт, за­ду­ма­лись, а по­том спро­си­ли:

– По­ка­жи­те, по­жа­луй­ста, ва­ше раз­ре­ше­ние на зву­ко­уси­ли­те­ли? Нет его? К со­жа­ле­нию, без это­го раз­ре­ше­ния иг­рать нель­зя. Где по­лу­чать? Ой, по­смот­ри­те в ин­тер­не­те. Там най­де­те. Все ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые ми­тин­ги и ше­ствия устра­и­ва­ют, по­лу­ча­ют та­кие раз­ре­ше­ния. На ме­га­фо­ны.

И уеха­ли.

ИГОРЬ ТА­БА­КОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.