Отель у обо­чи­ны

Novosti Helsinki with FINNBAY - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей Та­ба­ков

Го­сти­ни­цы обыч­но ас­со­ци­и­ру­ет­ся с чи­сто­той, по­ряд­ком, ти­ши­ной и без­опас­но­стью. Осо­бен­но в Фин­лян­дии, где у са­мых круп­ных участ­ни­ков этой ин­ду­стрии рас­по­ло­же­ние кро­ва­тей, цвет за­на­ве­сок и да­же вы­ра­же­ние ли­ца клер­ка на ре­сепшн уже сто лет как от­мар­ке­ти­ро­ва­ны, рас­счи­та­ны, вы­чис­ле­ны и уло­же­ны в об­щую ра­дуж­ную кар­ти­ну. А вот с дру­гой сто­ро­ны рас­по­ло­жил­ся ла­герь част­ни­ков, встав­ших под зна­ме­на та­ких аг­ре­га­то­ров как airbnb или couchsurfi­ng, и за­во­е­вы­ва­ю­щих кли­ен­та не оди­на­ко­вым – хоть и вы­со­ким – стан­дар­том, а раз­но­об­ра­зи­ем и край­ней гиб­ко­стью. О том, чем там за­ни­ма­ет­ся ме­не­джер, по­че­му «се­рые» зар­пла­ты ни­ко­гда не ис­чез­нут, кто ви­но­ват и что де­лать, ес­ли по хол­лу хо­дит тол­па об­на­жен­ных жен­щин, рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей, несколь­ко ме­ся­цев про­ра­бо­тав­ший в од­ном из та­ких оте­лей.

Сбу­ду­щим ра­бо­то­да­те­лем я по­зна­ко­мил­ся в Хи­л­тоне, – вспо­ми­на­ет он, – при­шел ту­да в по­ло­вине де­ся­то­го ве­че­ра – по­тре­бо­ва­лось сроч­но рас­пе­ча­тать часть ди­пло­ма. Пе­ре­до мной – в неболь­шой оче­ре­ди к ком­пью­те­ру – ока­зал­ся ве­се­лый ту­рок, сло­мав­ший прин­тер. Ме­ха­ни­че­ски от­кры­вая и за­кры­вая двер­цу ап­па­ра­та, он од­но­вре­мен­но го­во­рил по те­ле­фо­ну, до­ка­зы­вая ко­му-то на дру­гом кон­це, что ес­ли зав­тра он при­е­дет, а кли­ен­ты бу­дут все еще недо­воль­ны, то он бук­валь­но убьет со­бе­сед­ни­ка. Пря­мо на гла­зах все еще недо­воль­ных. По­это­му чи­нить прин­тер при­шлось уже мне.

Поз­же мы раз­го­во­ри­лись уже у вы­хо­да, и ока­за­лось, что зав­тра ми­стер Эмин воз­вра­ща­ет­ся в род­ной Тур­ку, где его ждут два оте­ля, ко­то­ры­ми на­до как-то управ­лять. Де­ло это непро­стое, по­это­му лиш­ний пер­со­нал не по­ме­ша­ет, а хо­ро­шие лю­ди (ви­ди­мо та­кое зва­ние да­ва­лось всем, кто спо­со­бен по­чи­нить бы­то­вой при­бор) про­сто та­ки необ­хо­ди­мы. А раз уж я сту­дент, то на по­зи­цию ра­бот­ни­ка неболь­шо­го част­но­го оте­ля под­хо­жу иде­аль­но.

К это­му мо­мен­ту я семь ме­ся­цев ра­бо­тал по­пе­ре­мен­но по­су­до­мой­щи­ком и убор­щи­ком, так что пред­ло­же­ние при­нял неза­мед­ли­тель­но. Ведь ху­же точ­но не мо­жет быть.

– А чем мне во­об­ще при­дет­ся за­ни­мать­ся? – по­ин­те­ре­со­вал­ся на­по­сле­док.

– Всем, – при­знал­ся ми­стер Эмин, – Во­об­ще всем – кро­ме бу­маг. Ими за­ни­ма­юсь я.

Пер­вый день прак­ти­ки был на­зна­чен на чет­верг. Но в вос­кре­се­нье, бли­же к де­вя­ти ве­че­ра ту­рец­кий вла­де­лец фин­ских оте­лей ре­шил дать свое пер­вое за­да­ние.

– Зав­тра у нас кон­фе­рен­ция, а зал еще не со­всем го­тов. Мо­жешь подъ­е­хать и под­го­то­вить? Те­бе все объ­яс­нят.

На ме­сте вы­яс­ни­лось сле­ду­ю­щее: во-пер­вых, зал не был го­тов. В неболь­шом уют­ном по­ме­ще­нии сто­я­ла ка­фед­ра, ви­сел экран для про­ек­то­ра и воз­вы­ша­лась пи­ра­ми­да из ике­ев­ских ко­ро­бок. Во-вто­рых, ни­кто ни­че­го не объ­яс­нил. Тот, кто мог это сде­лать, уво­лил­ся еще две неде­ли на­зад и те­перь уби­ра­ет ка­ю­ты на Viking line.

Эти по­дроб­но­сти я узнал от де­вуш­ки на ре­сепшн, ко­то­рая, как вы­яс­ни­лось по­лу­ча­сом позд­нее, до­ра­ба­ты­ва­ет по­след­ние две неде­ли и воз­вра­ща­ет­ся в Ро­стов. На сва­дьбу. Пред­чув­ствуя недоб­рое, но все же пы­та­ясь не уда­рить в грязь ли­цом в пер­вый же ра­бо­чий день, я по­зво­нил Эми­ну по­про­сил уточ­нить, как в его пред­став­ле­нии вы­гля­дит го­то­вый кон­фе­ренц зал.

– Да ты не на­пря­гай­ся так, это мест­ные са­до­во­ды, им мно­го не на­до, – успо­ко­ил босс, – уста­но­ви про­ек­тор и со­бе­ри сту­лья, по­том мо­жешь ид­ти до­мой.

В ито­ге, пер­вый ра­бо­чий день плав­но пе­ре­шел в тру­до­вую ночь. Собрать три­на­дцать ике­ев­ских сту­льев не очень слож­но, но дол­го и на­столь­ко од­но­об­раз­но, что уже к кон­цу пер­во­го ча­са я пе­ре­стал по­ни­мать, чем за­ни­ма­юсь в этой жиз­ни. К се­ре­дине вто­ро­го – ре­шил не вкру­чи­вать тре­тью пе­ре­кла­ди­ну в спин­ку ме­бе­ли, ведь две и так пре­крас­но дер­жа­ли кон­струк­цию це­лой. Про­ек­тор же пре­крас­но лег на гру­ду из остав­ших­ся ко­ро­бок. Все шло как на­до…

Ме­стом мо­ей ра­бо­ты ста­ло трех­этаж­ное зда­ние, все­го в пя­ти­де­ся­ти мет­рах от глав­ной го­род­ской ре­ки.

На пер­вом эта­же уже шесть­де­сят лет ра­бо­та­ло ате­лье, в ко­то­ром я за год уви­дел ров­но трех по­се­ти­те­лей, и до­стра­и­вал­ся ма­га­зин во­сточ­ных де­ли­ка­те­сов. Верх­ние два – за­ни­мал отель. По сло­вам Эми­на, го­сти­ни­ца уже ме­ня­ла вла­дель­ца раз пят­на­дцать, но как толь­ко во гла­ве стал гра­мот­ный че­ло­век – то есть, сам Эмин – на­сту­пи­ло де­ся­ти­ле­тие ста­биль­но­сти.

Меж­ду про­чим, рас­по­ло­же­ние для неболь­шой го­сти­ни­цы го­раз­до важ­нее, чем для Хи­л­то­на. Прав­да, бли­зость к цен­тру го­ро­да не все­гда яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мо­стью.

В на­шем слу­чае опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром устой­чи­во­го раз­ви­тия ста­ла ав­то­бус­ная оста­нов­ка и биб­лио­те­ка. Че­рез первую про­хо­ди­ло все­го три ав­то­бу­са, но хва­ти­ло бы и од­но­го. А имен­но то­го, ко­то­рый ехал че­рез весь го­род, вы­ез­жал за его пре­де­лы, бес­по­ря­доч­но кру­тил­ся по сель­ской мест­но­сти и воз­вра­щал­ся об­рат­но. В ка­кой-то мо­мент на его пу­ти по­яв­ля­лись две фер­мы, при­бе­га­ю­щие к услу­гам сбор­щи­ко­ва­ут­сор­се­ров из Эсто­нии, Рос­сии, Вьет­на­ма, Ла­оса и Лит­вы. Те из сре­за­те­лей по­ми­до­ров, вы­ка­пы­ва­те­лей клуб­ней и сры­ва­те­лей цу­ки­ни, ко­то­рые не успе­ва­ли снять кой­ку в ша­го­вой до­ступ­но­сти от непо­сред­ствен­но­го ме­ста про­из­рас­та­ния куль­тур, оста­нав­ли­ва­лись в на­шем оте­ле.

К то­му же, бро­ни­ро­ва­ние но­ме­ра об­лег­ча­ло по­лу­че­ние ви­зы, ес­ли ее ра­бо­чую раз­но­вид­ность по­лу­чить не уда­ва­лось.

Прав­да тут бы­ли свои ню­ан­сы – огром­ное ко­ли­че­ство го­стей из Рос­сии бро­ни­ро­ва­ли но­ме­ра, по­лу­ча­ли ви­зу и немед­лен­но бе­жа­ли ре­зер­ва­цию от­ме­нять, что до­воль­но силь­но ме­ша­ло ве­сти биз­нес.

За­то дру­гие тру­дя­щи­е­ся на фер­мах по­сто­яль­цы до­став­ля­ли мень­ше все­го про­блем. Обыч­но они так вы­ма­ты­ва­лись на ра­бо­те, что про­сто до­хо­ди­ли до две­ри, от­кры­ва­ли ее и шли спать. Прав­да, му­со­ри­ли по страш­но­му. Неко­то­рые да­же умуд­ря­лись за­бить слив в ван­ной, ко­то­рый был рас­счи­тан на весь­ма впе­чат­ля­ю­щие на­груз­ки.

Впро­чем, са­мые тя­же­лые вре­ме­на на­сту­па­ли, ко­гда сбор уро­жая за­кан­чи­вал­ся сра­зу у несколь­ких но­ме­ров. То­гда во­сточ­ные ев­ро­пей­цы за­ка­ты­ва­ли гу­лян­ку, рас­пу­ги­вая всех осталь­ных го­стей.

Вто­рым по­став­щи­ком по­сто­ян­ных кли­ен­тов стал вла­де­лец биб­лио­те­ки. Опять же, част­ной. По слу­хам, он со­рок лет про­ра­бо­тал в ка­кой-то безы­мян­ной кон­то­ре, по­это­му ис­тос­ко­вал­ся по ис­кус­ству и че­ло­ве­че­ско­му об­ще­нию.

Раз в несколь­ко недель он устра­и­вал зван­ные ве­че­ра, при­гла­шал зна­ме­ни­тых (на ло­каль­ном уровне, но все же) пи­са­те­лей и по­этов, вы­би­вал из го­род­ской ад­ми­ни­стра­ции день­ги на про­ве­де­ние кон­фе­рен­ций из раз­ря­да «трид­цать лет нор­ди­че­сой фан­та­сти­ки»… Биб­лио­те­ка бы­ла че­рез до­ро­гу (по со­сед­ству с оста­нов­кой) по­это­му участ­ни­ки ме­ро­при­я­тий оста­нав­ли­ва­лись у нас.

При этом, несмот­ря на на­чи­тан­ность и ин­тел­ли­гент­ность, бес­по­кой­ства от них то­же бы­ло мно­го. Так, один раз лю­би­тель фен­те­зи о чем­то го­ря­чо по­спо­рил с тре­мя эс­тон­ски­ми стро­и­те­ля­ми, по­том вер­нул­ся в се­бе в но­мер, взял бу­ла­ву и про­ло­мил од­но­му из ра­бо­чих го­ло­ву. Прав­да, это бы­ло не в мою сме­ну.

…При­ня­то счи­тать, что в Фин­лян­дии очень се­рьез­но сле­дят за со­блю­де­ни­ем тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства. Это­му ме­ня учи­ли в уни­вер­си­те­те, я да­же сам де­лал па­роч­ку пре­зен­та­ций. (Да­ром что ли учил­ся на ме­не­дже­ра?) Од­на­ко лич­ный опыт по­ка­зал, что и неле­га­лов здесь хва­та­ет. В кли­нин­го­вой ком­па­нии у тре­ти мо­их кол­лег да­же пас­пор­та, ка­жет­ся, ни­ка­ко­го не бы­ло.

В отель­ном биз­не­се си­ту­а­ция, ко­неч­но, по­луч­ше. В круп­ных се­тях, ти­па Sokos’a так во­об­ще иде­аль­на.

Но вот в част­ных и се­мей­ных го­сти­ни­цах без се­ро­го тру­да, по-мо­е­му, во­об­ще не обой­тись. Ведь пер­со­на­ла тре­бу­ет­ся нема­ло. Од­ной гор­нич­ной на два­дцать пять но­ме­ров недо­ста­точ­но, нуж­но как ми­ни­мум три – в про­тив­ном слу­чае ци­кл при­ве­де­ния но­ме­ров в по­ря­док бу­дет за­ни­мать весь день.

За стой­кой ре­сепшн то­же все­гда кто-то дол­жен сто­ять. Да и еще один «лиш­ний» че­ло­век на смене не по­ме­ша­ет – ма­ло ли что.

По­это­му моя зар­пла­та де­ли­лась на несколь­ко ча­стей. Офи­ци­аль­но я ра­бо­тал 15 ча­сов в неде­лю за 10 ев­ро в час. На прак­ти­ке – вы­хо­ди­ло око­ло со­ро­ка, а на ру­ки я по­лу­чал чуть мень­ше 1700 ев­ро. Сроч­но сде­ла­ный ал­ко­голь­ный пас­порт поз­во­лял мне ино­гда ме­тать­ся за неболь­шую бар­ную стой­ку, что­бы от­крыть оче­ред­ную бу­тыл­ку пи­ва – боль­ше у нас ни­че­го не пи­ли, ви­ди­мо, ауди­то­рия не та. А ко­гда при­хо­ди­ла моя смен­щи­ца, я от­прав­лял­ся уби­рать при­ле­га­ю­щую тер­ри­то­рию или по­мо­гать гор­нич­ным.

Гор­нич­ные, ко­то­рые не за­дер­жи­ва­лись боль­ше чем на два ме­ся­ца, по­лу­ча­ли толь­ко по­ча­со­вую зар­пла­ту, по­это­му все­ми си­ла­ми за­тя­ги­ва­ли про­цесс, вы­нуж­дая ме­ня вы­хо­дить в ко­ри­дор и сту­чать шваброй по пу­сто­му вед­ру, да­вая по­нять, что со мной та­кие ве­щи не прой­дут. До ме­ня эти обя­зан­но­сти (ме­не­дже­ра, не сту­чаль­щи­ка по вед­ру) вы­пол­ня­ла фин­ская де­вуш­ка, слиш­ком мяг­кая, что­бы то­ро­пить до­воль­но круп­ных эс­тон­ских жен­щин лет за пять­де­сят. По­это­му мой ту­рец­кий босс про­дле­вать кон­тракт с ней не стал.

Впро­чем, гор­нич­ных я осуж­дать не мо­гу. Па­шут они за смеш­ные день­ги, при этом ра­бо­та – ад­ская. Ван­ную на­до по­мыть хи­ми­ей, по­стель за­пра­вить, что не так уж лег­ко. А за­ча­стую при­хо­дит­ся пе­ре­тас­ки­вать ее ту­да, где она долж­на бы­ла сто­ять, вер­нуть всю про­чую ме­бель на преж­ние ме­ста, про­пы­ле­со­сить, по­мыть пол…

По­это­му те­перь я во вре­мя пу­те­ше­ствий все­гда ве­шаю таб­лич­ку – «не бес­по­ко­ить». Кста­ти, в том чис­ле и ра­ди без­опас­но­сти. Да­же в слож- ной эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции мы ни­ко­гда не на­ни­ма­ли гор­нич­ных из непро­вет­рен­ных ис­точ­ни­ков, а за­клю­ча­ли до­го­вор с фин­ской ре­кру­тин­го­вый ком­па­ни­ей. До­го­вор офи­ци­аль­ный, а вот ра­бот­ни­ки – не осо­бо, да­же и не по­ве­ришь, что все это в Фин­лян­дии.

Кон­ку­рен­ты ра­бо­та­ли с вьет­нам­ца­ми, до по­ры до вре­ме­ни очень успеш­но – пла­ти­ли про­цен­тов на де­сять мень­ше, хо­тя но­ме­ров бы­ло чуть ли не в два ра­за боль­ше. По­том, прав­да, ра­бот­ни­ки не вы­шли на сме­ну, а ру­ко­вод­ство пе­ре­ста­ло от­ве­чать на звон­ки и пись­ма.

…То­ро­пить при­хо­ди­лось и жиль­цов. Ведь по­ки­нуть но­мер нуж­но в один­на­дцать утра, но для лю­дей, всю ночь от­ме­чав­ших ре­корд­ный сбор кар­то­фе­ля или спо­рив­ших о пре­вос­ход­стве ма­гии над тех­но­ло­ги­ей, это бы­ло рав­но­силь­но чу­ду.

Для го­сти­ни­цы на сто но­ме­ров это не кри­тич­но – мож­но про­сто пе­ре­ме­стить за­се­ля­ю­щих­ся на дру­гой этаж.

В на­шей же си­ту­а­ции да­же один не осво­бо­див­ший­ся во- вре­мя но­мер – про­бле­ма. Вни­зу уже си­дят сле­ду­ю­щие по­сто­яль­цы (осо­бен­но, в вы­со­кий се­зон), а че­ло­век с ре­сепшн не мо­жет оста­вить пост и пой­ти вы­во­ла­ки­вать на­ру­жу го­стей в тру­сах.

По­это­му сту­чать­ся и бу­дить я на­чи­нал уже по­сле вось­ми утра, ес­ли был хоть ма­лей­ший шанс, что по­сто­яль­цы под­ве­дут. Неко­то­рые из них на­ча­ли пи­сать жа­ло­бы, но вла­де­лец го­сти­ни­цы, ви­дя, что ко­ли­че­ство «про­сро­чен­ных» но­ме­ров рез­ко пошло на убыль, осо­бо на­ка­зы­вать ме­ня не стал.

Тем бо­лее, что его си­лы ухо­ди­ли на по­сто­ян­ную борь­бу с управ­ля­ю­щей ком­па­ни­ей.

За важ­ное обо­ру­до­ва­ние – вен­ти­ля­цию, хо­ло­диль­ни­ки и IT от­ве­ча­ла част­ная фир­ма, и с ней про­блем ни­ко­гда не бы­ло. А вот мел­кий, бы­то­вой ре­монт ло­жил­ся на пле­чи ком­па­нии, за ко­то­рой бы­ла за­креп­ле­на ули­ца це­ли­ком. Со­труд­ни­ков у нее бы­ло немно­го и по­чти все­гда они бы­ли на вы­ез­дах. По­это­му спе­шить к нам, что­бы разо­брать­ся по­че­му ба­та­рея ши­пит или вен­ти­ля­тор в но­ме­ре из­да­ет звук «кр-кр-кр,» обыч­но ни­кто не со­би­рал­ся.

За­то жа­ло­бы от по­сто­яль­цев по­яв­ля­лись уже на сле­ду­ю­щий день по­сле отъ­ез­да, что для ре­пу­та­ции го­сти­ни­цы весь­ма гу­би­тель­но. При этом, мне – в со­от­вет­ствии с фин­ски­ми за­ко­на­ми: то есть, из­за от­сут­ствия со­от­вет­ству­ю­ще­го сер­ти­фи­ка­та – прий­ти и по­чи­нить тер­мо­стат на ба­та­рее бы­ло нель­зя. В этом плане Эмин был крайне ще­пе­ти­лен.

Ну а боль­ше все­го про­блем бы­ло с «од­но­ра­зо­вы­ми» по­сто­яль­ца­ми. Так, од­на­жды к нам за­се­ли­лись один­на­дцать жен­щин из Ке­нии. Их му­жья от­пра­ви­лись на кон­фе­рен­цию в Хель­син­ки, а жен оста­ви­ли в пер­вой фин­ской сто­ли­це – на­сла­ждать­ся мор­ским бри­зом и куль­тур­ной про­грам­мой. Узнав, что мы пред­ла­га­ем услу­ги СПА, ке­ний­ки по­че­му-то ре­ши­ли, что его зо­ной яв­ля­ет­ся вся го­сти­ни­ца без ис­клю­че­ния и на­ча­ли хо­дить по ко­ри­до­рам в пол­но­стью об­на­жен­ном ви­де. По­сле пер­вых жа­лоб мне при­шлось от­пра­вить­ся про­во­дить вос­пи­та­тель­ную бе­се­ду, ко­то­рая, впро­чем, не при­нес­ла ни­ка­ких ре­зуль­та­тов.

В ито­ге жен­щи­ны сбе­жа­ли, не за­пла­тив, да еще на­ка­тав огром­ную жа­ло­бу, об­ви­няя пер­со­нал оте­ля в ра­сиз­ме, сек­сиз­ме и об­щей про­фес­си­о­наль­ной непри­год­но­сти.

К сча­стью, их му­жья во­шли в по­ло­же­ние, при­нес­ли из­ви­не­ния за спут­ниц и опла­ти­ли все сче­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Finland

© PressReader. All rights reserved.