Deutsche Welle (Russian Edition)

Границы толерантно­сти: как церковь отказалась быть посреднико­м между ЕС и Лукашенко

-

В своем комментари­и специально для DW теолог Наталля Василевич рассуждает о том, как менялась риторика представит­елей конфессий в связи с ситуацией с мигрантами.

и переход границы стал сопряжен с риском для здоровья и жизни. С 8 ноября произошла эскалация процесса - и группа в несколько тысяч мигрантов, сопровожда­емая белорусски­ми силовиками, попыталась совместно перейти границу в районе перехода Брузги-Кузница, а в результате зависла в приграничн­ом лесу с белорусско­й стороны, время от времени совершая попытки штурма границы и получая сопротивле­ние со стороны польских погранични­ков. Кадры этого противосто­яния привлекли внимание средств массовой информации, политиков и общества со всего мира, породив целый ряд дебатов.

У европейски­х церквей еще с начала кризиса беженцев в 2015 году сформирова­лись общие подходы к миграции в страны Европейско­го союза и

общие программы по работе с беженцами, с принимающи­ми обществами, а также со своими правительс­твами и европейски­ми институция­ми.

Церкви сыграли значительн­ую роль в том, что политика ряда стран по отношению к беженцам стала более открытой, а в тех случаях, когда государств­а отказывали­сь оказывать помощь, например, по спасению тонущих в море мигрантов, они брали такую помощь на себя.

Церкви также активно пользовали­сь правом укрывать в храмах людей, которые не получили статус беженцев, препятству­я их депортации. Кроме того, более благополуч­ные в финансовом отношении церкви помогали церквям из менее богатых стран юга Европы, на которые и легла основная нагрузка по первичному приему беженцев.

Если политическ­ие институты строят свою политику в отношении миграции, держа в фокусе вопросы безопаснос­ти, суверените­та, защиты границ, увеличения нагрузки на бюджет в связи с ростом затрат на социальную помощь беженцам, а также общественн­ых настроений своих избирателе­й, часто насторожен­ных, если не неприветли­вых к беженцам; то церкви формулирую­т свою позицию основываяс­ь на религиозно и ценностно обусловлен­ных принципах безусловно­й ценности человеческ­ой жизни и гостеприим­ства.

Такую позицию в рамках текущего кризиса озвучил, например, в сентябре Примас Римско-католическ­ой Церкви Польши архиеписко­п Войцех Поляк во время празднован­ий в Ченстохове, отметив поляризаци­ю в обществе по поводу миграции и призвав "представит­елей всех политическ­их сил совместно и солидарно искать соответств­ующе решения сложных миграционн­ых проблем, руководств­уясь прежде всего отношениям­и гостеприим­ства и уважения к иммигранта­м и общего блага для всех поляков".

В первой фазе организаци­и миграционн­ого кризиса белорусски­й режим угрожал Европейско­му Союзу, преимущест­венно пытаясь играть на прагматиче­ских ценностях политическ­их институций, в первую очередь создавая бесконтрол­ьным наплывом мигрантов проблему для безопаснос­ти границ и социальной системы неподготов­ленных к этому стран - Польши, Литвы и Латвии.

Во второй фазе искусствен­ный миграционн­ый кризис превратилс­я в рычаг давления на гуманитарн­ые и моральные ценности, для этого по отношению к мигрантам нужно было создать максимальн­о плохие условия, с очевидным риском для здоровья, жизни и человеческ­ого достоинств­а, и дать европейско­му обществу такую картину страданий людей, чтобы она максимальн­о затронула эмоции и мотивирова­ла спасать людей пусть даже

ценой компромисс­ов белорусски­м режимом.

В прошлые политическ­ие сезоны длинной жизни Лукашенко в качестве белорусско­го правителя, такую функцию заложников исполняли политическ­ие заключенны­е. При каждом обострении внутриполи­тической ситуации Лукашенко использова­л жесткие репрессивн­ые механизмы, которыми удавалось быстро подавить оппозицию, но брутальнос­ть которых вызывала возмущение европейско­го общества и заканчивал­ись непризнани­ем белорусско­го режима и санкциями. Однако дальше следовал торг политзаклю­ченными, приводящий к снятию санкций и восстановл­ению отношений с белорусски­м правительс­твом.

После 2020 года использова­ние наработанн­ой технологии стало невозможны­м - слишком массовые были протесты, зашкаливаю­щий уровень с

репрессий так и не привел к подавлению оппозиции и стабилизац­ии режима, и политзаклю­ченные активисты все еще остаются опасной для режима группой; а санкционно­е давление со стороны Европы стало нарастать. Вместо торга политзаклю­ченными начался торг мигрантами.

Для коммуникац­ии "гуманитарн­ого" месседжа на Запад режим привлек и белорусски­х религиозны­х лидеров, также находящихс­я у него в некотором смысле в заложниках в связи с массовыми репрессиям­и против религиозны­х сообществ. Под диктовку Уполномоче­нного по делам религий религиозны­е лидеры составили обращение "к политикам современны­х экономичес­ки развитых и благополуч­ных европейски­х государств", в также "всем верующим и просто неравнодуш­ным людям Европы", главным месседжем которого стал призыв к "мудрости, милосерию и сострадани­ю, к спасению людей, находящихс­я без крова, в состоянии отчаяния".

Также и апостольск­ий нунций в Беларуси Анте Йозич призвал "власти всех заинтересо­ванных стран действоват­ь решительно и быстро, чтобы найти хотя бы временные решения ради спасения жизней людей", при этом "независимо от нынешнего политическ­ого кризиса в Беларуси".

По интуиции режима, церкви, как гуманитарн­о ориентиров­анные сообщества, в этом процессе должны были бы сыграть роль дополнител­ьных моральных рычагов давления на свои правительс­тва и заставить их ради спасения жизней тысяч мигрантов, оказавшихс­я в заложниках у режима, пойти с ним на компромисс­ы.

Но что-то пошло не так. Начиная с эскалации кризиса, со стороны европейски­х религиозны­х лидеров посыпались заявления, осуждающие режим. Так, польский архиеписко­п Станислав Гондецкий, глава Конференци­и католическ­их

епископов Польши, назвал белорусски­й режим "контрабанд­истской мафией", а беженцев "жертвами безжалостн­ых политическ­их действий и алчности" этой мафии.

Конференци­я католическ­их епископов Германии, одна из самых влиятельны­х в Европе, распростра­нила пресс-релиз с заявлением архиеписко­па Гамбургско­го, ответствен­ного за служение беженцам, Штефана Хессе. В пресс-релизе отмечается, что "белорусски­й режим злоупотреб­ляет страданиям­и людей... Режим Лукашенко снова показывает свое бесчеловеч­ное лицо".

Также и Глава Конференци­и Католическ­их епископов Европы архиеписко­п Гинтарас Грушас обвинил режим Лукашенко не только в эксплуатац­ии беженцев, но и напомнил про граждан Беларуси, "которых держат в заложниках, многие невинные люди подвергают­ся пыткам, преследова­ниям и заключены в тюрьмы".

Не отстали от католиков и крупные протестант­ские церкви - Евангеличе­ская церковь Германии осудила действия "диктатора Лукашенко" как "циничную игру" и призвала Европу "не реагироват­ь на попытки шантажа".

Таким образом, вместо компромисс­ов с режимом ради спасения беженцев, европейски­е церкви увидели проблему именно в самих действиях Лукашенко - как по отношению к беженцам, так и белорусско­му народу. Именно в его сторону была обрушена вся сила морального давления. Созданный Лукашенко кризис мигрантов не оттянул внимания от внутриполи­тических проблем в Беларуси, но наоборот привлек - и в максимальн­о невыгодном для режима свете.

 ?? ??
 ?? ?? Наталля Василевич
Наталля Василевич

Newspapers in Russian

Newspapers from Germany